Тематический форум ВМЕСТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Потеряшки

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

http://sa.uploads.ru/t/defIi.jpg

Никакого покоя.
День не задался с самого начала и, когда появились эти потеряшки , доблестный милиционер с редкой фамилией Иванов уже ничему не удивлялся. Собственно, а почему не инопланетяне, а только две старушки без памяти , из которых одна уже и без чувств.
Он вызвал скорую, которая подъехала почти к самому  поезду на вокзале в Вильнюсе, и бабушку вынесли на носилках. 
  Вторую старушку все не удавалось отцепить. Она мертвой хваткой вцепилась в руку своей сестры и говорила на польском. На  русском было понятно только "Домой" и "вместе".
Милиционер совсем не вызвал у бабушки никакого доверия. Она героически пыталась защищать  сестру и себя неопрятной старой авоськой,  привлекая внимание прохожих.
"Товарищи разойдитесь!" - деловито скомандовал милиционер. 
Но сердобольные советские  товарищи не спешили расходиться, а напротив  изо всех сил пытались помочь найти того, кто потерял этих крошечных бабушек похожих на сморщенные сушеные грибы.
Кто-то сунул воинственной старушке в руку бублик , а то она такая худенькая.
В общем происходило все то , что теперь не случается в мире победившего индивидуализма. 
Бабулька воинственно отбивалась авоськой и бубликом, который держала в руке.
Добродушная полная полька , которая обнаружила потерявшихся старушек  в поезде, сказала, что на польском бабушка тоже несла бред .  Она не могла вспомнить ни их собственные имена, ни куда они ехали, только повторяла и на  русском и на польском - "Домой..."
   Милиционер со вздохом облегчения сдал бабулек врачам скорой помощи, оформил показания свидетельницы и покинул сцену действия как можно скорее. Ему и так предстояло еще возиться с этим делом. Перспектива совсем не радовала. Потеряшки - одна головная боль.
В машине скорой помощи  вторая старушка как-будто стала приходить в сознание.  Обрадовавшись врач решил, что это  был просто голодный обморок, но, вдруг, старушка страшно захрипела и крепко схватила сестру за обе руки, как будто именно сестра могла ее спасти.
Она ушла очень быстро, так ,что врач не успел даже сделать укол . 
И потеряшка осталась одна в этом мире , повторяя по польски " мы пойдем домой вместе"

Отредактировано Шоколад (10.07.17 21:24:29)

+5

2

http://s9.uploads.ru/t/Wcv2F.jpg

Двойняшки/Потеряшка

  Они были двойняшками, но совершенно не похожими друг на друга.  Зося была даже выше сестры, а Поля - гораздо слабее и тоньше. Она и болела гораздо больше. "Воробушек - наша панна"- говорили соседи и знакомые.
Сделать себе хорошую партию,несмотря на красоту и прочие  замечательные качества, Зосе и Поле было не легко по вполне понятным причинам. И право же, только рассудите, как трудно семье, где восемь детей  и две старшие девицы одновременно на выданье.
     Их отец, инженер-путеец Ян Раковский, трудился, как пчелка, и  везде, где только можно было, стремился отыскать нужные контакты и возможности представить своих красавиц в полезном для них обществе. Он не мог успокоиться поскольку было то, чего при всех своих стараниях он не в состоянии был предоставить для их счастья - это достойное приданое.
     И вот сейчас ему как раз подвернулся  очень хороший случай вывезти девочек в свет.
Брат, известный тайный советник Петр Иванович Раковский, любезно похлопотал о приглашении  на праздничный  прием в хорошем доме, где будут самые подходящие шляхтичи.
Это была большая удача для не самого знатного гербового рода.
     Панны готовились и прихорашивались.  Хотя набожная матушка и говорила, что наилучшее украшение достойной панны есть ее добродетель, им все же очень хотелось еще каких-нибудь украшений кроме этого.
    Впрочем, что могло быть лучше, чем сияющая молодость и свежесть барышень выросших на свежем воздухе в польской Вырице ?  Что могло привлекать больше, чем большие задумчивые серые глаза , которыми наделила природа Зосю и карие выразительные глаза чайного цвета  унаследованные Полиной от отца. Обе барышни, к тому же, были достаточно грациозны.  " Чудо, как хороши"- сказал бы всякий , хотя никто, пожалуй, не назвал бы барышень Раковских  красавицами.
     Вечер уже был в самом разгаре и Зося прекрасно понимала, что это был не их день. Вокруг было много молодых людей и немало барышень красивее и наряднее и, что совершенно очевидно, гораздо богаче их с сестрою. Заскучав она спускалась по лестнице, желая выйти в сад.  Находиться в зале и обращать на себя внимание тем, что ее совершенно не приглашают, было совсем не удобно . Полину же в это время пригласил какой-то невзрачный  молодой человек в дурно отглаженном сюртуке и она танцевала с ним , пожалуй просто потому, что всякая барышня желает танцевать, если уж приехала на прием.
    В прихожую залу только что вошел молодой высокий офицер. Он задержался на миг, поднял голову, осмотрелся и  стал подниматься в залу с хозяином. Зося как раз спускалась вниз. Ситуация стала неловкой.
" Вы верно не встречались  с прекрасной панной Раковской , господин Радзевич"- учтиво представил хозяин вечера девушку. Было просто неудобно пройти мимо не представив гостя. Но все вокруг сразу же показалось Зосе  гораздо более занимательным .
   Такой красивый молодой человек! Просто не верилось, что он живой и настоящий. Но он точно и двигался, и говорил. Еще менее можно было поверить в то , что далее последовало. Буквально после первых приветственных слов пан Радзевич пригласил Зосю на танец.
   Это было уже гораздо больше , чем просто формальность.  Это был  вальс. И голова закружилась. Вацлав Радзевич был и любезен,  и весел. Впрочем все это исключительно в рамках приличий так , что Зося не могла бы приписать себе его особое отношение, Любезность и комплименты - просто ничего не значащие формы вежливости для шляхтича, хотя непосвященным со стороны это может показаться и чем-то большим. Никаких признаков увлеченности  со стороны любезного офицера на самом деле не было. По правде сказать, ему вообще было все равно, чем занять себя на этом приеме в тот приличный час, который он собирался провести там прежде чем покинуть зал. Но разве нужен особый повод для восемнадцатилетней барышни, чтобы влюбиться в такого красивого офицера.
    И все же для Вацлава  Родзевича этот званый вечер действительно  был очень скучной необходимостью, его тетушка в жизни не простила бы ему отсутствия на именинах. Он для приличия потанцевал с несколькими барышнями, делая необходимые  по польским правилам этикета, ничего не значащие комплименты. Он после побеседовал с парой скучнейших  папаш девиц на выданье и уже собирался уезжать, когда внимание его привлекла маленькая симпатичная барышня похожая на воробушка, ей видимо было весело  и она разгорелась после танца . Она излучала радость сама по себе  и это никак не было связано с вечером и, очевидно также, что это не было связано с  грузным кавалером, который только что вернул ее на место возле папеньки. Немного взъерошенная она не напоминала томных красавиц из фильмы и не привлекла бы искателя модных образов, но его усталый взор нашел то, что искал, нечто забавное и он решил задержаться еще не надолго, и подошел к пану Раковскому , попросив его о разрешении танцевать с его дочерью. Он хотел рассмотреть эту птичку поближе.Полина с удовольствием закружилась с молодым офицером и оказалось что ему вполне приятно ее общество. Беседа ее показалось ему необычайно приятной, а искренность очень милой. И он задержался на вечере.
Так иногда случается, что провидение разделяет блага на первый взгляд не поровну, и то , что драгоценно для одного достается совершенно другому, тому, кто не так уж к этому и стремился.
    Вскоре Вацлав Радзевич нанес первый официальный визит Раковским и после этого стал там бывать очень часто. Любопытные соседи гадали, какой же из барышень - бесприданниц так повезло, ведь ему,очевидно, приданое было не важно. Он был достаточно богат, умен и уже слишком утомлен неискренними золотоискательницами. Он просто находил в своем воробушке ту радость и свет, которых так жаждала его душа. Именно так и представлял он себе семейное счастье, радость и покой.
   Для  Зоси же  с каждым  визитом пана Радзевича в их дом становилось все очевиднее , что провидением ей в жизни ничего не уготовано. Она полюбила его всем сердцем. Но она любила и  сестру так, как только двойняшки любят и чувствуют друг друга душой. Надежда ее угасала с каждой минутой. В го глазах отражалась только ее сестра, а Зосе доставались лишь дежурные польские комплименты. Воспитанная панна должна всегда улыбаться . Но это становилось все больнее. С каждым днем Зося все более молилась и все менее думала об устройстве собственного счастья и через некоторое время объявила родителям о том , что хотела бы посвятить жизнь свою  Господу и не видит для себя счастья в браке.
  В набожной католической семье такое решение не встретило сопротивления, тем более , что  так всем стало легче и со свадьбой Полины. А к свадьбе уже очевидно шло дело. Можно было дать Полине более достойное приданное . Это было крайне важно для гордых поляков, пусть даже жених и вовсе не интересовался приданым.
  К тому же Господь обязательно  будет милостив к Раковским, ведь как положено у достойной шляхты,  они готовили для Господа своего второго сына  маленького Франциска, который станет ксендзом и примет целебат. Но Франц был еще совсем малышом, и до семинарии ему было весьма далеко. Вот Зося и совершит сей подвиг по собственному желанию и всем на благо. В польских семьях решение уйти в монастырь не считалось трагедией и набожные родители гордились Зосей.
   Итак, в  серый  пасмурный день она покинула дом и приняла постриг в одном из монастырей Литвы.
Ничего было не изменить. Она точно знала, что так было лучше, и что она никогда более не хочет танцевать вальс. Бесчестно было бы обещаться другому жениху, раз сердце ее уже никогда не будет свободно.
   Лишь одна сестра не хотела для нее такой судьбы. Полина и упрашивала ее, и даже плакала и ругалась , и говорила что сестре так не годится, что Зося  совершенно дурно поступает оставляя ее перед самой свадьбой. Но ничего этим уже невозможно было изменить.  Все было правильно.  Так рассудило провидение.
Любой мог понять сразу же, что между Вацлавом и Полиной были те самые чувства, и как все влюбленные, они эгоистично не понимали, что их счастье может причинять боль окружающим.
Зося отдала сестре все свои мечты молча, не высказав ни одного сомнения, не показав ни тени ревности и боли.
Она просто ушла из мира.

Отредактировано Шоколад (12.07.17 21:27:34)

+5

3

Очень пронзительно.
Мне всегдо безумно жаль одиноких беспомощных стариков.

+1

4

Ada, эта история основана на настоящих событиях. изменены только имена. авторство не мое. я просто ставлю рассказы по просьбе автора)
надеюсь, Вам понравится продолжение)

0

5

http://sg.uploads.ru/t/8lKi1.jpg

Постриг/Потеряшка

Она была значительно красивее сестры и никто не понимал, отчего именно  Зося так поступила.  И все же, никто, кроме сестры и не задерживал ее.
К тому времени Полина уже была помолвлена,  и подготовка к свадьбе началась. Все  ожидали праздника и были очень заняты приятными хлопотами, когда поступили первые известия о войне. Это казалось нереальным, несвоевременным и совершенно непонятным.  Война никак не могла быть связана с ними.
Но вскоре началось неизбежное.
Вацлав был отозван, как офицер обязанный участвовать в военных действиях . И он действительно уехал нежно попрощавшись с невестой.  Его маленькая веселая птичка сразу поникла, как будто исчезла. Никогда еще за все свои неполные 19 лет Полина не испытывала такого ужаса и невыносимой душевной боли. Когда он уехал, когда скрылся за поворотом, она еще долго не могла понять, что такое случилось с нею, и это происходило на самом деле... Его шаги более не были слышны...
Ее мир был настолько заполнен любовью и предвкушением счастья, что войне и разлуке там просто не было места. Возникало слишком много непривычных мыслей. Она же всегда хорошо и от души молилась, и была почтительной дочерью, и сестер и братьев своих любила искренне .
Как же могло такое происходить с нею?
Запутавшись в сетях собственного несчастья мы редко чувствуем боль окружающих, также  как и тогда, когда слишком счастливы.  До других нам нет дела.  Так было и с сестрами Раковскими.
Самым важным был ежечасный страх его потерять.
 Все несчастья,все горести обрушившиеся на другие семьи воспринимались как в тумане. Все и везде становилось хуже , но для них не это было важно.  Полина еще более худела и не могла спокойно спать . Она ждала каждую весточку , каждое слово.
  Зося узнала о случившемся и,с благословения настоятельницы, она уже спешила домой к сестре так скоро, как только мог паровоз тянуть вагоны по пути в Санкт - Петербург.
Она желала дорогой сестре и любимому только счастья, и каждый день много молила об этом , она искренне верила, что с самыми близкими людьми ничего не может случиться.
Так бывает со всеми  до самых тех пор, пока не случается.
Война становилась все ужаснее , но письма от Вацлава были несерьезными и шутливыми, как будто там было не смерти и страха и ужасов. Как будто то была лишь поездка, которая долго и не затянется. И они не верили никому. С упертостью верной католической жены Полина верила только ему. Он вернется совсем скоро, это все неверно излагают в газетах. Она читала письма его сестре, и Зося тоже верила только ему и богу.  Все больше времени сестры проводили вместе в молитве, ведь казалось, только богу и было дело до их беды.
Все это тяжелое время впоследствии  казалось им еще вполне счастливым, ведь у них была такая твердая надежда и уверенность. Никакие немцы не могут отнять у них самое дорогое.
Настоящая беда пришла чуть позже.
Штабс Капитан Вацлав Родзевич героически погиб защищая отечество ..... Отечество? Какое Отечество ? Матка Бозка, чье отечество? Почему? Как случилось, что он погиб опутанный колючей проволокой с этим ужасным электричеством.... Как вообще люди могут такое делать?
Я же так молила тебя Господи!
Ей нельзя так убиваться, как сестре. Она даже не соломенная невеста. Это неприлично.
Хрупкая фигурка монахини распростерлась на траве. Здесь ее крик никто не услышит. Здесь ей можно и кричать и плакать о своем любимом , но чужом женихе.
Полина не приходила в себя долго. Боялись, что она помешается, но сестра ее выходила. В Литву они уезжали вдвоем, теперь навсегда вместе, в один монастырь.  
Там они будут проводить всю свою оставшуюся жизнь в молитвах о спасении его безгрешной души,  и никто не посмеет сказать, что он не был ангелом. Там они посвятят себя воспитанию чужих деток , так как своих у них уже не будет. Это собственное желание Полины так и остаться соломенной невестой навсегда. Она своего драгоценного  Вацлава  никогда не разлюбит.
В те годы немало девушек, готовившихся к свадьбе, потеряв всякий смысл в жизни становились невестами Богу.
Две сестры уезжали из Петербурга, как будто из мира вообще...
Ты можешь хотеть уйти от мира но мир тебе не позволит,
Мир шел за ними по пятам

Отредактировано Шоколад (12.07.17 21:29:31)

+3

6

Ada|0011/7a/32/3766-1499504080.jpg написал(а):

Очень пронзительно.

Действительно, какое-то щемящее ощущение от прочитанного.

Шоколад
Это всё? Или будет продолжение?

+1

7

ZaKaT, да, еще будет продолжение. Благодарю за Ваш отзыв)

0

8

Шоколад
Буду ждать.

+1

9

http://s5.uploads.ru/t/2NTyW.jpg

За рамками фотографии/Потеряшка

Казалось, что они все же смогут найти себя в заботе о сиротах проживавших при монастыре. Зосе даже хватило сил признаться сестре, и рассказать,отчего она так скоро решилась стать монахиней.  Сестра этого уже давно ждала  и догадывалась обо всем. Зося зря полагала, что никто не слышал ее рыданий тогда, в поле, когда их жизни разорвало то самое письмо. Это все сделало их еще ближе , Они могли разделить хотя бы память о нем . Как ни странно, Полина даже обрадовалась признанию сестры. Они могли вместе вспоминать о том,  как он улыбался , как  встряхивал густыми волнистыми волосами и безобидно шутил над папенькой. Какой теплый взгляд был у него, когда он смотрел на своего воробушка.  Зося  вспоминала, как красиво были очерчены его широкие плечи.  Никто из мужчин не выглядел так удивительно, даже когда стоял повернувшись спиной или уходил. Каждое движение его было таким мужественным и волновало до глубины души.
Это было так хорошо знакомо, ведь ей в основном доводилось видеть именно спину любимого человека. Они помнили драгоценного  Вацлава по разному, но любили одинаково.
Какая обычная история для двойняшек выбирать одну любовь на двоих.
Со временем воспоминания становились еще прекраснее, к ним добавлялись бесконечные выдумки ибо, право же, он теперь  совершенно напоминал ангела, которым не смог быть пан Родзевич при жизни. 
Так  в постоянных трудах, молитвах и воспоминаниях сестры встретили 1917 год и уже вскоре мир снова ворвался в их жизнь разорвав ее привычный уклад.
Поначалу они увидели, как все больше прибавлялось сирот в приюте, они искренне привязались к двум голодным плачущим девчушкам, и заботились о них как о своих,  но хорошо учили и прочих воспитанниц. Эти малышки тоже были двойняшками. Их подобрали рядом с погибшей матерью и сестры-монахини очень прикипели к ним душой. Детки - ангелы божии.
По части веры в ангелов становилось все сложнее. Когда  победившие всех и все большевики закрывали монастырь и предлагали гражданкам монахиням отказаться от "поповских сказок", сестрам пришлось вернуться в мир босиком и налегке.
Удалось только унести своих любимиц. Они просто выдали малышек за своих детей, чем очень порадовали и рассмешили товарищей.  Вот тебе и развеселые монашки. Позора сестры не испугались, бог знал правду. Господь простит ради благого дела и в детский приют их ангелочков не отправили.
Сохранять бога приходилось все больше в только душе.  За такое и расстреливали иногда.
Но им все же повезло. Их не заставляли публично богохульствовать или жечь церковные книги.
Им дважды повезло. Их не убили, как монахинь, а позже, в 30-е годы, их не расстреляли, как полек.
В то время, когда переполнялись польскими фамилиями  списки расстрелянных, им несказанно повезло, может быть потому, что у них просто ничего не было кроме веры и любимых малышек, или потому, что их общий ангел действительно занимал высокое положение  и оказывал им мощную протекцию. 
Жить было тяжело, как и всем. Концы с концами никак не сходились. Они работали в самых тяжелых условиях, там откуда их уже не выгнали бы. Брались за любую работу и не печалились о покидавшей их молодости.  Заботиться о дорогих своих детках им очень нравилось, но нищета была постоянным спутником не отказавшихся  от веры и они ее вкусили в полной мере. Свой дом и хозяйство сестрички -католички вели так, как учила когда-то строгая маменька. Каждую тряпочку кипятили и складывали самым аккуратным образом. Каждая, даже никчемная тряпочка, была обшита по краям вручную. Одежда девочек аккуратно заштопана. Летом сестры ходили в лес и собирали все , что можно было заготавливать чтобы как-то прокормить детей.  Особенным фирменным блюдом были соленые грибочки, которые собирали только маленькими, и солили только шляпки. Бочки и бочки таких шляпок, за каждой из которых они нагнулись. О девочках заботились очень старательно и особенно об их душах.
Сначала малышки молились охотно, но мир вокруг них имел совсем другое мнение. Девочки все больше и больше стеснялись своих приемных мам. Ведь все атеисты, а им приходилось учить дурацкую латынь. Над ними смеялись. Их на принимали в пионеры.  А эта вечная  бедность, и штопанные старые чулки, и постоянные разговоры о каком то смешном человеке на затертой фотографии. Может он вообще белогвардеец.
Такой позор для будущих продвинутых комсомолок.
А еще эти тетки все запрещают,  хотя сами они вообще не настоящие мамы.

+4

10

http://s7.uploads.ru/t/qksYJ.jpg

Страна сбывшейся мечты/Потеряшка

И их  мечта сбылась, несмотря на то , что мамаши - прогнившие поповские подпевалы. Вика и Нина наконец смогли вступить в комсомол . Они радовались этому как началу совершенно другой жизни, теперь они в рядах сознательной молодежи. Это случилось не задолго до войны.
На фронт они ушли уже комсомолками. Вика, не смотря на свое довоенное увлечение хореографией , по причине оригинального чувства юмора кого-то решавшего куда ее призовут попала в стройбат. Ей выпало пройти всю войну, выполняя тяжелую работу и закончилось для нее все только в Японии. Все уже вернулись с фронта а она еще копала , возводила и месила грязь сапогами.  Мечты о танцах и хореографии, которой она занималась до войны рассеялись как дым. Ее плечам теперь могли бы позавидовать молотобойцы. Огромная как здоровый мужик. За глаза  знакомые называли ее "Тетя-лошадь". И она страдала и злилась от этого и многого другого. Замуж никто не брал и она вышла за первого попавшегося пропойцу.  Нине повезло гораздо больше, война ее почти не коснулась, она смогла очень быстро выйти замуж за ответственного советского руководителя подвинув его прежнюю жену. Она была не первой и не последней походно - полевой женой разбившей семью. Муж был значительно старше ее и в другой семье у него остался ребенок , но такие мелочи ее не смущали.
Им всем все-таки повезло. Они все были живы. Выжили в такой страшной войне, как - будто самый сильный ангел был именно у них . И уже постаревшие двойняшки каждый день благодарили Господа, и втайне верили, что знают имя своего ангела. Они молили за своих дорогих девочек и за сестер и братьев.
Они постарели и стали даже похожи друг на друга за это время , но Полина, как и прежде была самой слабенькой из них и чаще болела. Зося все больше заботилась о сестре. Дочки не часто их навещали. Но когда в их семьях появлялись малыши, стареющие монахини  приезжали помогать им по хозяйству и ухаживали за своими внучатами.
Впрочем это только они сами  считали себя родными для своих девочек.
С тех пор как Вика и Нина осознали, что живут с неродными мамами, их трудно было переубедить. Они считали, что мир им сильно задолжал. Сколько бы любви и заботы не отдавали им монахини, все казалось мало, они все время казались себе обиженными жизнью. Хотелось того, что есть у других , а жизнь все время подсовывала что-то не то .И во всем этом виноваты, конечно  Зося и Поля, пережитки прошлого.
Чем дальше, тем больше упреков. Ведь жизнь у девочек  не очень складывалась. У Вики  муж все пил  и, если под руку попадались богомольные бабки, попадало и им, ведь на здоровенную жену он руку поднимать боялся. У Нины муж вообще не желал знаться с такими пережитками прошлого, хотя готов был позволить им обслуживать свою семью, и сделав работу по дому и для малыша, Зося и Поля старались никогда не сталкиваться с ответственным работником.
Они превращались в невидимок и не видели в этом ничего плохого. Практически везде они старались не утруждать никого , помогали, а сами никогда не просили помощи. Многочисленные сестры и братья охотнее принимали постаревших сестричек, но и сами были не очень молоды.  Когда у их дорогого малыша Франциска, самого младшего брата родилась первая дочь,  тетушки  радостно приехали, одев все лучшее, и торжественно окрестили ребенка. Они, правда, совершенно забыли спросить разрешения у матери девочки, которая не мало удивилась, но приняла случившееся спокойно. Чудят сестрички.
Они помогали то одному, то другому. Им так нравилось быть полезными. Они так привыкли любить.
Со временем лица покрылись морщинками, как печеное яблоко, но удивительные глаза почему-то смотрели на мир с теплом и доверием даже после всего, что пришлось пережить. В них была эта радость, причиной которой уж точно не могла быть их суровая жизнь и окружавшая их чужая реальность. В них жила та любовь, встретив которую, человек уже более не будет несчастлив, даже если ему и не ответили взаимностью. Он не обидится на мир , который дал ему самое лучшее чувство и самые прекрасные воспоминания.
Я запомнила их, как каких-то добрых стареньких волшебниц из сказки. У них все-все было интересно, и все необычно. Я залезала к ним на колени, рассматривала какие-то старинные  чудесные картинки и добралась до фотографии в рамке. Ее мне не позволили трогать. Человек на фотографии показался мне очень красивым и я сказала, что это "дядя-принц". Глаза у бабы - Зоси засветились и она сказала
"Скорее дядя-ангел",  Потом она рассказала мне об ангелах безумно поразив мое детское воображение. Ведь в Советском  Союзе не было не только секса, но и ангелов.
Так и связался в моем воображении образ ангела с этим по старомодному красивым узким лицом с большими усталыми глазами.

+4

11

http://s4.uploads.ru/t/MBqzN.jpg

Домой/Потеряшка

Здоровье все чаще подводило, они больше не могли жить одни, дочкам пришлось их забирать к себе.
Они были обузой. Разделить их было невозможно и их перебрасывали туда-сюда как футбольный мяч. Когда старухи окончательно ослепли и стали плохо узнавать окружающих,, когда они потеряли память, муж Вики потерял терпение и, купив два билета на поезд до Вильнюса, он посадил туда старух в полной уверенности , что те не вспомнят ничего и не смогут вернуться.
"Не беда - рассудил он - у нас Советская страна и о них позаботятся". Можно было поступить и иначе, дома престарелых были, но, знаете, эти  слухи...
Что скажут люди?
Партбилет тоже...
А муж у Нины ну очень ответственный работник, а Вика вообще заведует магазином. Нельзя иметь такое пятно на биографии.
      Пятна на биографиях стремительно перемещались на поезде в Вильнюс, и некоторое время они сидели тихо. Окружающие не заметили  подвоха, потом разобрались, что бабушки неадекватны и едут одни. К тому же они  почти не говорили по русски. Начался переполох.
Они явно понимали по русски, но в ответ лопотали на польском. Видимо уже не различали языки. Изредка удавалось добиться пары слов на русском, но смысла в этих словах не было.
Сообщили проводнице. В вагоне нашлась очень полная добрая полька, которая изо всех сил старалась узнать у бабушек как их зовут, и куда они едут, и кто их встречает. Старушки всего боялись  и ничего не понимали. Женщине удалось их хотя бы успокоить. Поезд подошел к Вильнюсу и к нему уже спешила милиция. Вызванная скорая помощь оказалась очень кстати, так как Полина  потеряла сознание.
Меньше, чем через час  Зося осталась в мире одна. Такая дорогая сестра ушла домой не дождавшись ее. Ей было к кому спешить.
  Зося этого уже не понимала. Она смотрела на суетившихся вокруг людей большими лучистыми глазами, по детски доверчивыми, и морщинки ее тоже напоминали лучики нарисованные неровно детскою рукою.
Она зачем-то сжимала высохший бублик, который у нее не смогли забрать.
"Разве это люди"- возмутилась молоденькая медсестра забирая бабушкины вещи. - "Это же ужас"
Зося посмотрела вокруг, вокруг действительно был ужас . И он уже заканчивался.
Он был где-то вне ее. В душе у нее всегда было светло и прекрасно, пусть ей доставалась видеть только спину любимого человека. И даже если весь мир почему-то  требовал от нее заботы и самоотречения,  это было очень хорошо любить... Это не кончается...
Она тоже пойдет домой, вместе с дорогой сестрой
Зося тихо ушла через несколько дней, так и не осознав свою потерю.
О случившемся все равно узнали.  В семье,на регулярные общие праздники столь важные в достойных польских семьях, перестали приглашать Вику и Нину. С ними перестали общаться , Впрочем им не было обидно, ведь они уже давно не считали себя семьей бабушек - монахинь.  Вполне достаточным оправданием им казалось , что настоящих родителей они не знали. Трудно понять как в их странном сознании это связалось с тем, что старушки были им бесконечно должны,по их мнению. Впрочем, совершая мерзости, всякий ищет себе подходящее оправдание . И ,к тому же, муж у Нины ну очень ответственный работник. Он же не может позволить себе какие-то пережитки прошлого...
Со временем  ко мне перешла часть семейных фотографий Раковских.  Среди них оказалась и та самая фотография "дяди-ангела".
Каким же ты был Вацлав Родзевич?
Каким же  был тот мужчина, которого две поразительные  барышни боготворили и при жизни и после смерти?
Красивый человек на фотографии смотрит усталыми красивыми глазами не на меня . Он теперь - семейная тайна
С теплом и лаской он смотрит на кого-то за рамками фотографии

                                                                                                           Не успела поносить бриллианты
                                                                                                           Подиум в Париже покорить
                                                                                                           Поразить поклонников талантом
                                                                                                           Главное успела - полюбить

Отредактировано Шоколад (12.07.17 22:13:03)

+7

12

Шоколад, спасибо.
Я в кругу читательниц)

+1

13

Белла, спасибо Вам) этот рассказ закончился) но вполне возможно, я выложу еще)
Спасибо дорогим читателям) для автора очень ценно Ваше мнение)

http://s2.uploads.ru/1EjvD.gif

0

14

Шоколад
Благодарю! Потрясло до глубины души.
Такая страшная своей обыденностью история. Написана вроде просто, без каких-то закрученных сюжетных линий, но в этой простоте такой жизненный смысл.

0

15

От автора
ZaKaT, Спасибо за вашу высокую оценку моей истории, я надеюсь, что все же она оставила светлое впечатление, так как и прототипы героинь этой новеллы были светлыми и добрыми созданиями

0

16

Шоколад
Безусловно очень светлое впечатление от образов самих героинь, а вот от жизненных ситуаций....
Об отношениях к героиням их близких......

0

17

пусть в лучшем мире они обретут покой и счастье...

0

18

ZaKaT, от автора
это люди своего времени, и они все были разные и по-разному воспринимали трудности

0

19

Koveshnikov, от автора
большое спасибо за внимание к моей истории, я уверена, что такие светлые люди конечно в самом лучшем мире

0

20

Шоколад, а когда мы увидим Вашу прозу???

+1