Тематический форум ВМЕСТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Золотой фонд » Рэдклифф Love's Masquerade/Темны пути любви


Рэдклифф Love's Masquerade/Темны пути любви

Сообщений 41 страница 60 из 60

41

Спасибо,  за возможность прочитать  http://s2.uploads.ru/1EjvD.gif

+1

42

королева любовного романа в переводе королевы перевода - самое лучшее чтение...

+2

43

Gray!
Спасибо.http://sh.uploads.ru/t/jRIZw.jpg

+1

44

Можно сказать, что эта книга – одна из наиболее удачных у Рэ­дклифф. Да, во многом она похожа на друг­ие ее произведения, но здесь, как мне ка­жется, она вложила больше себя, своих со­бственных чувств и мыслей. И у нее черто­вски хорошо получило­сь писать от лица не­скольких авторов – чувствуется и особый стиль, и характер, и состояние души. Ког­да много читала Рэдк­лифф - а я была греш­на, глотала по неско­льку ее книг к ряду - у меня создавалось впечатление, сродни тому, когда скажешь слово «Бермингем» сотню раз, то есть по­лная каша из одних и тех же слов. Читать становилось вся тяж­елее и тяжелее, не потому что книга вдруг усложнялась, а пот­ому что мозговая тел­ега застревала в этой плеяде тавтологий и быстрее двигаться не желала.

В этой книге меня со­вершенно восхитил пе­ревод! Нет, я люблю Gray, ценю ее талант, ис­кренне удивляюсь ее способностям. Но пер­еводить хорошее не так уж сложно, потому что все за тебя уже сказано – сложно, изящно, интересно, а здесь, в этом перево­де, мне кажется, пер­еводчик превзошел са­мого автора. Перевес­ти моменты близости крайне тяжело, даже просто описать их на русском зачастую не представляется возм­ожным. В этой книге все подобные сцены прописаны и переведены восхитительно. Я читала и все ждала, и ждала какой-нибудь помарки, неточности, тавтологии – но пер­евод оказался на выс­оте. Это высший пило­таж и я, как человек, которому довелось побывать в шкуре пер­еводчика, завистливо курю в сторонке.

Кто книгу еще не чит­ал – настоятельно ре­комендую. Легко, неж­но и красиво. Получи­те удовольствие, эст­етическое уж точно. Не советую соваться с ней в метро или лю­дные места – времена­ми она очень волните­льна.

Gray, спасибо!)

+3

45

Знаете что самое главное для переводчика? Быть незаметным!!! Вот,когда читаешь и нигде не застрял, и читается легко-вот это говорит о профессионализме переводчика! Спасибо Вам за такой чудесный перевод!!!

+2

46

А может, лучшая победа
Над временем и тяготеньем
Пройти, чтоб не оставить следа?
Пройти, чтоб не оставить тени?

Manu, спасибо за отзыв.
Я эту книгу люблю, даром что это просто любовный роман.
Рада, что вам понравились мои в данном случае нескромные труды.

+1

47

Еле дочитала этот бред. У Рэдклифф все сказки, но эта просто превзошла по примитивности

0

48

disanira
Да что ж вы так не бережете себя, принуждаете к прочтению!
Нажмите на кнопку - и конец мучениям!

+4

49

disanira
Хочется Вам возразить…  а надо ли?
Только прошу заметить, примитивность, как Вы здесь выразились, так же толкуется как неспособность мыслить объективно, ввиду отсутствия всестороннего развития...
Ничего личного.

0

50

Здраствуйте, Gray!
Я несколько месяцев назад прочла эту книгу.
Запомнилось так: Вы рекомендуете обязательно прочесть.
Трудно оценивать переведённый текст. Но вот какое чувство осталось: вязание. Петелька к петельке, единое целое. Плотность и некая "скрученность" в самом положительном смысле. Сейчас прочла отрицательный отзыв. Наверное, нужно помягче. Эта литература обращена к конкретному читателю. "Адресат", читая, как я понимаю, медитирует. Погружается в пучину океана, северные холодные плотные воды, он, "адресат" (представляю  усатого кита), скользит в них. Начальная размеренность кажущаяся. Напряжение растёт. Обостряется. Закручивается. Скажу, спружинивается.
...становится жарко.
Для того, кто такой литературой увлекается, чтение идёт легко.
Что даёт эта книга? Мое понимание: освежает, питает, вдохновляет, дарит мужество и надежду. Перевод замечательный. Очень "русский".
Подчеркну, читала июнь-июль. Надеюсь, не напутала. Простите, если что.

Редклиф прочла, будучи на Форуме гостем. Чтобы не запутаться, конспектировала.
Больше всех зацепил "Повернуть время вспять". Почувствовала подлинность в личности Пирс Рифкин. Но это другая тема

+1

51

Вечер добрый)

Спасибо за отзывы всем написавшим.
Вообще-то, я люблю отрицательные отзывы (если они по делу).
Не стану утверждать, что эта книга - верх сложности, но и примитивной ее не назову. Во всяком случае, сага о страданиях президентской дочери (серия "Честь" того же автора) кажется мне куда более плоской и неинтересной.
В "Путях любви" технически интересно выстроен сюжет и, как писала выше Dirty Pink, "эта книга – одна из наиболее удачных у Рэ­дклифф. Да, во многом она похожа на другие ее произведения, но здесь, как мне кажется, она вложила больше себя, своих собственных чувств и мыслей. И у нее чертовски хорошо получилось писать от лица нескольких авторов – чувствуется и особый стиль, и характер, и состояние души". Вот подпишусь под каждым словом. Мне в свое время было интересно как читать эту книгу, так и переводить.

А для тех, кто любит более сложные произведения - милости прошу, в библиотеке они, по счастью, наличествуют. Каждому - свое, и пусть никто не уйдет обиженным)

+2

52

Только что дочитала "Темны пути любви "и комментарии к ним. Наверное то, что я чувствую сейчас ,  лучше всех выразила Marusya,когда написала "с таким переводчиком и Рэдклифф полюбишь".
Что касаемо самой книги:сюжет исключительно (извините)розовые сопли .Но как это все подано . . . Нет слов , одно чистое восхищение. Не поленюсь  найти книгу в подлиннике ,чтобы сравнить ,но мне кажется , что все любовные сцены в переводе Gray на русском гораздо интересней и вкусней выглядят.Первый раз в жизни радуюсь , что читаю не подлинник . И первый раз вижу , чтобы так красиво,  интеллигентно,не пошло , не грязно был переведен эротический роман . Gray,как Вы умудряетесь найти такие слова ?
Книга читается легко , язык очень хорош . Вторая линия -эротическая -в романе прописана так , что только успеваешь дыхание переводить :однозначно жжет.
Спасибо Gray.Не перестаю удивляться вашему таланту .

Отредактировано Naty (23.01.18 19:33:18)

+2

53

Как я умудряюсь найти слова?)
Словарный запас у меня хороший, видимо.
А процесс я описала здесь, можете ознакомиться на досуге: Как правильно сделать ЭТО (советы начинающим переводчикам)

+2

54

Gray|0011/7a/32/886-1515708498.jpg написал(а):

Как я умудряюсь найти слова?)
Словарный запас у меня хороший, видимо.
А процесс я описала здесь, можете ознакомиться на досуге: Как правильно сделать ЭТО (советы начинающим переводчикам)

Спасибо.
А насчет словарного запаса-просто я спрашивала :как Вы ТАКИЕ слова находите?

Отредактировано Naty (09.02.18 21:19:18)

0

55

Naty|0011/7a/32/6439-1516032070.jpg написал(а):

А насчет словарного запаса-просто я спрашивала: как Вы ТАКИЕ слова находите?

Нуу, если честно, они сами приходят. Вот читаешь оригинал и просто слышишь, как некоторые предложения должны звучать на русском.
Бывают непослушные слова, их выцарапывать приходится.
Сидишь над текстом, примеряешь, подгоняешь, смотришь, гладко ли встало, пробуешь другой вариант, третий.
Очень увлекательное занятие.

+2

56

Gray
Спасибо за перевод, очень профессионально, на мой взгляд.
Эротика в романе действительно огонь. Если говорить о сюжете, то он пестрит всевозможными клише и штампами, но я была предупреждена, а посему не жалуюсь)

Отредактировано Agata (28.06.19 07:08:47)

+1

57

Очень понравилась книга и понимаю, что перевод играет очень важную роль.
Спасибо! Давно меня так не притягивал сюжет. Он держал и не отпускал меня, я не могла оторваться. Я книгу просто проглотила.) Хочу перечитывать моменты, точнее уже это делаю.
Такая красивая сказка...

+2

58

Спасибо огромное! Я думала «неукротимая страсть» будет самой любимой книгой Рэдклифф, но нет. Теперь их две.

+1

59

#p397055,Gray написал(а):

ГЛАВА 28

Хейз проснулась рано, хотя они даже не установили будильник. Было без чего-то семь, и это было утро пятницы. Она нежно провела рукой по волосам Оден, медленно пропуская  шелковые пряди сквозь пальцы. Лежа в полной неподвижности, чувствуя , как в груди Оден бьется сердце, чувствуя как ее собственное сердце выбивает ответный ритм, Хейз подумала, что это, наверное, самый прекрасный момент в ее жизни. Когда теплое дыхание на ее шее превратилось в поцелуй, она поняла, что женщина, лежавшая в ее объятиях, проснулась.

- Доброе утро.

- Ммм, - вздохнула Оден, лениво потянулась и прижалась ближе к  Хейз. – Господи, до чего же с тобой хорошо.

- Да, я такая, - Хейз с улыбкой повернула голову и поцеловала Оден в уголок рта. И снова улыбнулась, когда Оден тихонько и довольно застонала. Хейз упорно не обращала внимания на пульсацию позади собственных глаз. Головная  боль. Вот уже несколько дней она то и дело вплывала где-то на грани ощутимости.  А полностью проявилась минувшей ночью. Хейз впервые почувствовала ее, когда они добрались до гостиницы после целого рабочего дня и утомительной, как обычно, поездки в НЬю-Йорк. Когда они занимались любовью, усиливающаяся внутри ее головы боль едва не затмила удовольствие. Едва. Но не полностью. Ничто не могло омрачить счастье от того, что Оден была с ней.

- Ты готова к сегодняшнему дню? – Оден передвигалась, пока не оказалась на Хейз сверху, опираясь на локоть по одну сторону от нее и расположив ногу между ее ног. В комнате быстро светало. Хейз была такой красивой, с темными волосами, обрамлявшими ее лицо и улыбкой, искривившей уголок ее полных, чувственных губ.  Как и всякий раз, когда Оден смотрела на свою возлюбленную, у нее сжалось сердце.

- Конечно, - ответила Хейз. – Могу же я совладать с двумя часами социального взаимодействия.

- Это займет больше, чем два часа, - заметила Оден. Она провела пальцем по щеке Хейз и ласково постучала по подбородку. – Час подписывания книг с утра, час после обеда. И ты не сможешь просто затеряться в промежутке. Руна популярна. У нее есть преданные поклонницы. Они захотят с ней  познакомиться.

- Все, что им нужно обо мне знать, уже написано в моих книгах, - с нажимом сказала Хейз. – Ну, знаешь – искусство ради искусства, незапятнанное присутствием творца.

- Вот об этом мы можем спорить вечно. Искусствоведы бы с тобой не согласились, я так понимаю, - Оден наклонилась и поцеловала маленькую морщинку на соблазнительных губах. – Но одно я могу тебе сказать точно – публичные выступления очень ценятся читателями, и это способ сказать им «спасибо» за их поддержку.

- Да я знаю, знаю я, - добродушно проворчала Хейз. – Это и есть причина, по которой я согласилась приехать. А другая  в том, что это осчастливит Лиз, а с ней так трудно разговаривать, когда она капризничает.

Оден рассмеялась.

- Ну да. Мы не можем  проигнорировать тот факт, что она увеличивает продажи.

- По крайней мере, мы будем за одним столом с Тэйн. Она кого хочешь развлечет и заинтересует.

- Она невероятно обаятельная, - согласилась Оден.

- Эй, смотри у меня!

- Ах, - пропела Оден, еще сильнее прижимаясь к ней, - тебе совершенно не о чем волноваться. Никогда.

Хейз коснулась ладонью затылка Оден и притянула  ее к себе, неожиданно жестко целуя. Другую руку  она   опустила на ее поясницу и  удерживала ее на месте, а свое бедро плотно  вжала между ног Оден. Оден негромко застонала, и Хейз почувствовала, как она напрягается. Они целовались, и легкие, дразнящие прикосновения  превратились в голодные толчки,  всколыхнувшие в Хейз яростное желание. Но вместе с растущим возбуждением неожиданно усилилась и головная боль, и Хейз подавила неожиданный стон.

- Ты заводишь меня так быстро, - пробормотала Оден, когда Хейз разорвала поцелуй. Она двигала бедрами, ее веки отяжелели от желания. – У нас есть время?

- Времени полно, - Хейз видела жажду в глазах любимой. Ничто на свете, никакая боль не могли отвлечь ее от этого момента. Оден, влажная  и горячая Оден тяжело дышала и  без остановки скользила по ее ноге. – Мне нравится, какая ты  - такая  страстная, настолько готовая.

- Ты… - Оден выгнула спину, ее движения  превратились в короткие, жесткие рывки. – Ты делаешь меня  такой.. – она вскрикнула, затихла, и ее тело напряглось. – Мне нужно остановиться. Это… слишком сильно.

- Нет, продолжай, - голос Хейз был хриплым, зрение затуманила боль. – Я хочу увидеть, как ты кончаешь.

Оден прикусила губу, мышцы ее живота вздрагивали, пока она превозмогала подступающую волну оргазма. – Тебе хорошо?

- Отлично, - Хейз обхватила руками ее груди, приподняла их и сжала соски. – Просто смотри на меня. Смотри, как мне хорошо с тобой. 

Оден оперлась руками о кровать по обе стороны от плеч Хейз и стала смотреть, как пляшут золотые и серебряные искорки в глазах любимой. Она не осознавала, что двигается, стонет, что пальцы Хейз терзают ее, возводя все выше. Всем, что она видела, всем, что она  знала, была Хейз – ее нежность, ее  терпение, ее страстность. Непрекращающееся давление в ее сосках слилось с пульсацией крови между ее бедер, и первые предвестники оргазма пронеслись по ее спине.

- Ох!

- Да! – сердце Хейз яростно билось, голова слегка кружилась, но все,  что ее заботило – это прекрасное зрелище того, как Оден приближается к оргазму. Я люблю тебя.

В самый последний момент, когда ее мышцы напряглись, а потом мир разлетелся на тысячу осколков, Оден закрыла глаза, запечатлевая в душе лицо Хейз, озаренное любовью. Все еще кончая, она рухнула в объятия Хейз  и крепко обняла ее.

- Спасибо, - пробормотала Хейз, наслаждаясь бесценным даром.

- Я чувствую… - Оден попыталась отдышаться и начала заново. – Я чувствую себя слегка эгоистичной.

Хейз отбросила с лица Оден влажную прядь волос  и поцеловала ее.

- О нет, дорогая, нет. Ты отдала  мне что-то особенное, - она сделала глубокий вдох и прижала Оден к себе еще сильнее. – Ты отдала мне свое доверие.

- Я люблю тебя, Хейз. Я тебе что хочешь отдам, - Оден провела рукой по ее животу, но Хейз остановила ее, нежно перехватив за запястье. Оден напряглась от неожиданного ограничения.

- Что?

- Можно, ты возместишь мне это позже?  - голова начинала болеть просто зверски, и Хейз знала, что за ней  последует тошнота.

Оден приподнялась в постели. – Точно?

- Я тут немного задумалась, - Хейз удалось выдавить усмешку. – О конференции.

- Ах, дебют Руны, - Оден рассмеялась и погладила ее по лицу. – Конечно. Компенсирую тебе все сегодня ночью.  – Она наклонилась, прижалась губами к груди Хейз, а потом спрыгнула с кровати. – Давай в душ и одеваться, и я угощу тебя завтраком.

Хейз кивнула.

- Давай-давай. Я сейчас буду.

Когда Оден скрылась в ванной комнате, Хейз включила  свет и села на край кровати. Она осмотрела свои руки, бедра, и ее сердце замерло. Там, где Оден сжимала ее руки, когда они ночью занимались любовью, появились синяки. Синяки, которых не должно было быть. Не так  скоро. Ах, Оден, душа моя. Мне так жаль.

- Вот моя визитка, - сказала Оден женщине средних лет в куртке и джинсах. – Это выглядит как хорошая сюжетная линия. Пришлите мне рукопись, когда она будет готова, и я буду рада на нее взглянуть.

- Отлично. Спасибо!

Когда женщина отошла, Гейл пробралась через небольшую группу людей  и остановилась рядом с Оден.

- Привет. Как дела?

- Потрясающе. Здесь так интересно. Я разговаривала с писателями, другими издателями, художниками и читателями, конечно,  - Оден быстро оглядела свою лучшую подругу. Как обычно, Гейл выглядела суперски в обтягивающих джинсах с клешем от колена и черном топе с узорами, который заканчивался где-то в районе ее пупка. Когда она пошевелилась, Оден увидела проблеск золота на ее немного более темной коже.

- Эй, - сказала она и приподняла  край топа Гейл вверх – а это у нас что такое?

Гейл усмехнулась.

- Пирсинг. 

- О, мне нравится, - Оден вскинула бровь. – За  этим новым приобретением  скрывается какая-то история?

- Ну, давай скажем так, что это было сделано под наблюдением  Тедди, и это было… весело. – Гейл вспомнила, как осторожно они занимались любовью в ту ночь, когда сделали пирсинг, и как чертовски невероятно ее возбудил сам процесс, когда Тедди объясняла девушке-мастеру, где именно она хочет видеть украшение на теле Гейл и даже продемонстрировала это, легонько проведя пальцем  в районе ее пупка.

- Да ужу, пари могу держать, что было весело, если в  этом участвовала Тэйн, - Оден оглянулась на столик в дальней стороне зала, где Тэйн и Хейз подписывали книги. – Они привлекают большое внимание.

- Я поверить не могу, что выпустила Тедди из номера в этих кожаных штанах!

- Ой, Гейл, дорогуша, я думаю, тут дело не в штанах, тут дело скорее в кожаном жилете на голое тело. Я чуть не умерла, когда она вышла из лифта.

Гейл зарычала.

- Когда  я увидела ее наверху,  меня  атаковали феромоны, и я  была не в состоянии запретить этот наряд. Все, о чем я могла думать  - это ням-ням-ням!

- Восхитительное описание, доктор Дунбар, - иронично прокомментировала Оден.

- Да сама посмотри, - завопила Гейл, – другие тетки на нее просто слюни пускают!

Оден рассмеялась.

- Ну,  я не верю, что тебе есть о чем волноваться. Она слишком занята работой, чтобы ввязаться в неприятности. Марго тоже собрала вокруг себя хорошую толпу. Мы уже продали много экземпляров «Бледного подобия». Наше дебютное издание стало хитом.

Гейл смотрела, как медленно продвигается очередь к авторам.

- Хейз тоже смотрится  весьма вкусно. Кто бы мог подумать, что линялые джинсы и белая рубашка могут выглядеть так аппетитно?

- Зависит от того, на ком они надеты, - промурлыкала Оден, глядя, как Хейз отдает подписанную книгу первой в очереди женщине. Хейз улыбнулась, и у Оден сжалось сердце. – Боже, она великолепна.

- Ммм, ну я же уже сказала.. ням-ням!

- Хватит, - прошипела Оден. – Больше никаких кулинарных комментариев насчет моей девушки!

- Ну, и как это – быть девушкой Руны Дайр?

Оден зарделась.

- Это … странно, и удивительно тоже. Когда я думаю обо всех этих людях, которые хотят познакомиться с ней или купить ее книги, я и горжусь, и ревную одновременно.

Гейл кивнула.

- Я знаю, о чем ты. Тедди пишет такое, отчего мне хочется содрать с нее одежду, залезть  на нее сверху и…

- Я поняла, поняла, - рассмеялась Оден.

- Да, но мне не нравится понимать, что любая другая  женщина может хотеть того же самого!

- Иногда я смотрю, как Хейз пишет, а вижу Руну. По-настоящему вижу, как будто я ее тоже знаю.

- Правда видишь, что ли?

Оден провела взглядом руки писательницы, которая открыла книгу, придержала  ее, и размашисто подписала.

- Да. Бывают такие моменты, вот как сейчас, когда она так же реальна  для меня, как и Хейз.

Гейл улыбнулась.

- Так это хорошо?

- Что?

- Быть ее девушкой?

- Лучше, чем просто хорошо, - задумчиво ответила Оден, не сводя глаз с темноволосой головы, склонившейся над очередной книгой. – Лучше всего на свете.

- Жизнь хороша, да? – негромко спросила Гейл без тени легкомыслия в голосе.

Оден приобняла ее за талию и сжала.

- Жизнь прекрасна.

Тэйн оттолкнула свой стул от стола и потянулась.

- Я хочу выпить. А ты как, дружище?

Хейз покачала головой. Она едва могла сосредоточиться, и она  боялась, что если сейчас ее увидит Оден, то она поймет, что с ней что-то не так.

- Я пойду отыщу тихое местечко и несколько минут отдохну. Я думаю, Оден захочет нас видеть на первом приеме в  шесть.

- А где они? – спросила Тэйн, осматривая комнату. – Я недавно видела как Гейл и Оден разговаривали,  но теперь их нет.

- Я потеряла их из вида. Оден и Лиз наверное уединились где-то в уголке  и  обсуждают новые маркетинговые стратегии.

- Гейл говорила, что может сбежать в спортзал, - вслух размышляла Тэйн. – Поверить не могу, что уже скучаю по ней. Всего несколько часов прошло.

-  Весьма серьезное заявление.

- Да. Так я и говорю серьезно, - Тэйн неожиданно надолго умолкла. – Хотя  я не уверена, что Гейл мне верит.

- Почему ты  так считаешь?

- Я думаю, Лиз могла порассказать ей, что я – любительница женщин.

- А ты… разве это не так?

- Нууу,  что-то вроде того, - Тэйн пожала плечами. – Не в той степени, как многие думают. Не все, что я пишу, основано на личном опыте, - она рассмеялась. – Но здесь другое,  это не просто хорошее времяпровождение и секс. Гейл не похожа ни на кого, кажется, что она меня… знает… или по крайней мере, видит… и кажется, ей это нравится, - Тэйн поморщилась. - Боже, я несу какой-то  бессмысленный бред, правда?

- Неправда, - ответила Хейз, думая об Оден и о тех вещах, которые она никогда не хотела объяснить. – В этом как раз и есть  весь смысл.

- Ох. Кто бы нас услышал. Парочка потерянных… – господи, Руна, у тебя кровь!

Хейз почувствовала это в ту же секунду. Полезла в карман за носовым платком, но Тэйн подцепила с соседнего подноса пару бумажных салфеток и сунула ей в руку. Через минуту Хейз пробормотала:

- Спасибо.

- Ты в порядке?

- Да, - приглушенно пробормотала Хейз. – Слушай, я  поднимусь в  номер и приведу себя в порядок. Могу опоздать на прием. Если ты увидишь Оден, - ее голос задрожал и почти сошел на нет. Все происходило так быстро, что она едва успевала подумать, что ей делать дальше. – Если увидишь Оден, просто скажи ей, что я задержусь. А об этом не рассказывай, ладно?

- Хорошо, конечно. – Слушай, хочешь, я пойду с тобой?

- Нет. Я в порядке. Кровь остановилась, - Хейз осторожно покачала головой. – Мне нужно идти. Да, Тэйн, насчет «Эроса» - займись им, и использую мои рассказы, если хочешь.

Тэйн уставилась на нее, пораженная  внезапной  переменой темы.

- Отлично. Здорово. Нам нужно собраться вместе и решить, какие рассказы мы выберем, и в каком порядке  мы хотим их видеть. Может, поговорим с Полой Янг, пусть подбросит нам парочку своих. Она популярна среди любителей легкой романтики.

- Делай, как знаешь, - Хейз протянула ей  руку. – Спасибо, Тэйн.

Тэйн удивленно пожала ее .

- Тогда увидимся позже?

- Конечно.

Через две минуты Хейз оказалась в номере. Первым делом она сделала несколько телефонных звонков. Потом села за стол  и  включила ноутбук. Она набирала текст, и руки ее тряслись.

Через сорок пять минут у столика регистрации Оден начала беспокоиться. Ни Хейз, ни Тэйн, ни Гейл так и не появились. Участие авторов в открытии приема не было обязательным, но большинство  из них присутствовали. И Хейз раньше пообещала, что Руна подойдет.

Всплеск облегчения  охватил ее, когда она увидела, как в зал входят держащиеся за руки  Тэйн и Гейл. Обе переоделись и выглядели слегка смущенно, когда подошли к ней, пробившись через толпу. Тэйн остановилась чуть в стороне, чтобы поговорить с женщиной, задавшей ей вопрос.

- Прости, что мы опоздали, Од, - с искренним раскаянием в голосе сказала Гейл. – Мы забыли о времени.

- Да ладно. Я не собираюсь тебя штрафовать, - Оден слишком беспокоилась о Хейз, чтобы обращать внимание на то, что ее друзья явно выделили себе время, чтобы заняться любовью. – Ты не видела  Хейз?

- Нет, - Гейл нахмурилась. – А разве она не с тобой?

- Нет. Я не видела ее уже давно. К тому времени, как мы с Лиз закончили разговаривать с представителями Lambda Book Review, Тэйн и Хейз закончили подписывать книги. Я подумала, что они  ушли общаться с читателями или просто бродят где-то здесь, - она старалась не показать охватившую ее панику. – Я поднялась в свой номер несколько минут назад и позвонила ей, но она не ответила. Я подумала, что встречу ее здесь, так что вернулась, чтобы еще пообщаться с посетителями.

- А где Руна? – спросила подошедшая Тэйн. – Я убью ее, если она увильнет от участия  в нашей маленькой тусовке.

- Я так понимаю, ты не знаешь?

- Не знаю чего?

- Где она? – хором спросили Оден и Гейл.

- Да откуда мне знать? – Тэйн чувствовала себя так, словно вступила на неизведанную территорию. – Вы имеете в  виду, где она сейчас? В последний раз, когда я видела ее, она сказала, что идет наверх, чтобы… эээ... ну, она сказала, что встретит меня здесь.

- Она пошла в номер? – Оден пристально посмотрела на Тэйн. – Когда?

- Сразу после подписания. Я была уверена, что она уже здесь. Она сказала…

- С ней все было хорошо? – резко спросила Оден, понимая, что Тэйн недоговаривает.

Если увидишь Оден, просто скажи ей, что я задержусь. А об этом не рассказывай, ладно?

Тэйн замялась.

- Это важно, Тедди, - мягко сказала Гейл.

- Она была в порядке. У нее просто немного  пошла носом кровь, но…

- О боже, - Оден рванулась к выходу.

- Ты куда? – окликнула Гейл, спеша вслед за  Оден. Тэйн следовала за ними по пятам.

- В ее номер!

- Я с тобой, на всякий случай.

Оказавшись в лифте, Тэйн посмотрела  сначала на Гейл, потом  на Оден.

- Что происходит? Это имеет отношение к тому, что она потеряла сознание в «Четырех временах года»?

Гейл сжала ее руку.

- Мы не можем обсуждать подробности, понимаешь, детка?

- Конечно, - Тэйн коснулась ее затылка и нежно погладила. – Хорошо.

Едва двери  лифта открылись, Оден пробежала  по коридору и постучала в дверь номера Хейз.

- Хейз? Солнышко? Это Оден.

После третьей попытки Оден  в отчаянии повернулась к  Гейл.

- Что нам  делать? Что, если она лежит там, и ей нужна помощь? Что делать, если… боже, а если она ударилась головой или…

- Я позвоню  управляющему гостиницей  и поговорю с ним, как врач, - спокойно сказала Гейл. – Попрошу, чтобы он прислал кого-то,  и мы сможем все проверить. Хорошо? – когда молча кивнула, Гейл добавила. – Пойдем. Наш номер ниже по коридору.

Пока Гейл звонила, Оден беспокойно металась по номеру. Ей хотелось завизжать, слушая, как Гейл объясняет, что она – врач, и что она обеспокоена состоянием здоровья постояльца с опасным для жизни заболеванием. Опасным для  жизни. Нет. О нет. Не так быстро.

Когда Гейл повесила трубку и ошеломленно посмотрела на Оден, Оден почти прокричала:

- Что? Что они говорят? Что такое?

- Она уехала. Пару часов назад.

- Нет! Она не могла! Только не без..

- Спокойно, - проговорила Тэйн из-за компьютера с того конца комнаты. – Я получила письмо от Руны. На электронную почту. Отправлено после обеда.

Оден резко развернулась и уставилась на нее.

- Читай! Пожалуйста…

- Это снова насчет «Эроса».  Письмо пустое, только вложение. Наверное, она просто хотела…

- Прочти его, детка, - мягко попросила Гейл.

- Хорошо, - медленно ответила Тэйн. – Тогда идите сюда, прочтем его вместе. 

Оден и Гейл стояли у нее за спиной, когда она открыла вложение.

Тайная страсть – Эпизод последний

Я любима, и я исполнена любви.

Тэйн, проследи, пожалуйста, чтобы «Тайная страсть» вышла с посвящением Оден. Со всей моей любовью. Руна.

Оден содрогалась в рыданиях, и слезы струились по ее лицу.

Тэйн хрипло прошептала:

- Кто-нибудь, пожалуйста, может мне объяснить, что происходит?

- Хейз и Оден -  любовницы, - негромко ответила Гейл, одной  рукой обнимая Оден за талию, а другую положив на плечи Тэйн. – Я забыла, что ты не знаешь.

- Об этом я догадалась, любимая, - нежно ответила Тэйн. Она посмотрела на Оден, и ее передернуло от вида столь неприкрытого горя. – Это письмо… насколько сильно она больна?

- Очень. – Оден внезапно рванулась к двери. – Она должна была оставить мне записку!

Через несколько секунд она уже провела карточкой-ключом по двери своего номера и бросилась внутрь. Сложенный лист бумаги лежал на полу  у двери. Она подняла его дрожащими руками.

Оден, душа моя.
Я никогда не могла отыскать слова, чтобы описать то, что ты для меня  значишь.
Но есть одна вещь, которую ты должна знать.
Я люблю тебя.
Хейз

Оден развернулась, зажав записку в дрожащей руке.

- Я должна ее найти!

Гейл взяла записку и долго смотрела на нее. Она думала о врачебной  клятве, об  агонии, в которой пребывала ее лучшая подруга и о женщине, которая в одиночку собиралась ответить самый большой вызов в ее жизни. А еще она думала об одной важной  вещи, которую знала как врач – о том, что любовь обладает силой творить чудеса. Она встретилась глазами с отчаянным взглядом Оден.

- Я знаю, где она. 

ГЛАВА 29

Тэйн настояла на том, чтобы Оден и Гейл наняли  автомобиль, чтобы вернуться в Филадельфию,  а сама, скрепя сердце, согласилась остаться в Нью-Йорке по крайней мере до полудня субботы. Оден хотела, чтобы Лиз Никсон и Тэйн, вместе с другими авторами достойно представили Destiny на конференции.

- Ладно, - пробурчала Тэйн, помогая им донести до машины багаж, - но никто не заменит здесь присутствия Руны.

Оден начала плакать, и Гейл только и могла, что беспомощно перевести взгляд со своей подруги на свою любовницу, у которой внезапно сделался очень виноватый вид.

- Господи, Оден, прости меня, - быстро проговорила Тэйн. – Правда, прости. Я просто… черт, я поверить не могу в то, что это происходит!

- Я тоже не хочу в  это верить, - ответила Оден, сердито вытирая  слезы. – Но Гейл звонила в больницу, и Хейз находится там. Так что теперь у меня нет выбора, верить в это или нет.

Гейл и Тэйн обнялись, Тэйн поцеловала Оден в щеку, и двое друзей  отправились домой. Большая  часть поездки прошла в молчании. За несколько миль до Филадельфии Оден отвернулась от созерцания ночи за окном.

- У меня в голове не укладывается то, что она сделала. Просто зла не хватает!

- Ты же знаешь, почему она уехала? – Гейл взяла ее за руку и провела большим пальцем  по тыльной стороне ладони. Ее голос был нежным. – Од?

- У меня есть кое-какие догадки. – Оден трудно было сосредоточиться. В одно мгновение она злилась, в другое ощущала ужас, а следом – панику. Прямо сейчас, в эту самую минуту Хейз была неизвестно где, одна, ей было больно, и Оден не было рядом с ней. Оден начала этот день в объятиях Хейз,  а теперь она не знала, сможет ли она когда-нибудь еще дотронуться до нее. Остановись. Ты даже не знаешь, что именно произошло. Так ты ей не поможешь. Она не должна видеть, как ты плачешь.

Оден прикрыла глаза и представила себе лицо Хейз, когда она смотрела на нее в момент оргазма – нежное, любящее, сильное. Ее гнев растаял. Оден встретила обеспокоенный взгляд Гейл.

- Она никогда не хотела причинить мне боль ни своей болезнью, ни страданиями в процессе лечения. Если она больна, по-настоящему больна сейчас, она захочет меня  от этого оградить.

- Да.

- Ну так она не права.

- Конечно нет, и я даже не пытаюсь защищать ее, - Гейл придвинулась ближе и обняла Оден за плечи. – Но она скорее всего напугана, и ей  так же страшно, как и тебе сейчас.  – Оден напряглась, и Гейл сильнее сжала ее плечо. – Мне очень жаль, милая – господи, я..

- Нет, - перебила ее Оден. – Ты права. Я знаю, что она боится, и поэтому я  должна быть с ней. Она думает, что защищает меня, и когда я на нее не злюсь, я  восхищаюсь ей и люблю ее за это.

- Оден, - серьезно произнесла Гейл. – Это все может обернуться бедой.

- Я уже знаю, что она может умереть, – Оден испустила сдавленный смешок, наполненный болью. – Ты можешь добавить что-то еще более страшное?

- Ох, черт, - Гейл сжала переносицу в попытке понять, то ли ей подготовить Оден к тому, что может произойти, то ли защитить ее от страданий, насколько это возможно.

- Если она  сделает то, что я подозреваю, она сделает…

- Трансплантацию костного мозга?

Гейл кивнула.

- Это мои догадки. Это будет большой риск для  нее, она может… болезнь может усилиться.

- Я знаю. Она мне  говорила, - в процессе разговора Оден стала успокаиваться. Иметь дело  с фактами было лучше, чем с неопределенными страхами. – Ты думаешь, они начнут прямо сегодня вечером?

- Я не знаю, может быть. Если она… - Гейл запнулась в поисках подходящего слова. Ей было трудно говорить, как врач. Оден была ее семьей.

- Гейл, просто говори, как доктор. Я могу это вынести. Пожалуйста. Просто скажи мне. 

Гейл стиснула зубы.

- Если ее состояние ухудшается, а это, скорее всего, так и есть, так как она всего пару недель назад прошла курс поддерживающего лечения, а симптомы уже проявляются снова, ее доктора за это уцепятся. Я так понимаю, что они начнут химиотерапию как можно скорее. 

- Ей от этого станет хуже?

- Не сразу, а может и вообще не станет. Зависит от схемы, которую они используют, чтобы подготовить ее к пересадке.

- Смогу ли я увидеть ее сегодня вечером?

- Я не знаю. Оден, это паршиво прозвучит, но официально ты – не член ее семьи. – Гейл сжала кулаки, потому что ее убивало то, что ей  приходится это говорить, зная, что Оден значила для Хейз больше, чем весь остальной мир.  – Я собираюсь позвонить ее гематологу и все выяснить. Я знаю его в лицо, но он может меня не знать. Я сделаю все, что смогу.

Оден минутку подумала, а потом полезла в портфель за телефоном. Еще через минуту она набрала номер и затаила дыхание в ожидании ответа. 

- Абель? Это Оден Фрост. Вы с ней?

Она ожидала, что он начнет колебаться  или уклонится от ответа, но он несказанно удивил ее, ответив быстро и прямо.

- Я только что вышел из больницы, - и в голосе его прозвучало едва ли не облегчение. – Где вы?

- На 1-95, в пятнадцати минутах от вас. Как она?

- Сейчас в порядке. Они сделали ей  еще одно переливание.

Его голос был совсем убитым. Страшно было слышать Абеля таким отчаявшимся.

- А что с пересадкой?

- Кристофер вылетает ночным рейсом из Лос-Анджелеса, и они начали давать ей лекарства. Возможно, процедуру проведут завтра.

Оден ахнула.

- Мне нужно увидеть ее сегодня. Вы можете это устроить?

- Она не хотела, чтобы вы  об этом знали.

- Мне плевать, Абель. Я… мы любовницы и…

- Я знаю. И я этому рад. 

Голос Оден обрел силу.

- Если есть какой-то список допущенных посетителей, я хочу быть в нем. Мне нужно ее увидеть.

- Я позвоню и договорюсь об этом.

- У вас есть номер моего сотового на случай, если… вам понадобится  связаться со мной… по любой причине?

- Да.

- Спасибо вам за все.

- Нет, Оден. Не благодарите меня. Просто… пожалуйста, помогите ей пройти через все это.

- Обязательно, - тихо ответила она. - До свидания.

- Мы подъедем через пять минут, - сказала Гейл.

- Объясни, к чему мне нужно быть готовой?

- Если они ведут лечение по исследовательскому протоколу, они будут строго придерживаться формальностей, даже если меры предосторожности и не являются необходимыми. Она уже может быть в изоляторе.

- В смысле?

- Халаты, перчатки, возможно, маски – все необходимое, чтобы уберечь ее от инфекции, пока ее иммунная система уничтожена химиотерапией.

- А я смогу прикасаться к ней?

- Я не уверена, Од, - тихо ответила Гейл. Так больно было слышать страдание в голосе Оден, и Гейл подумалось, а выдержит ли она. Ей хотелось, чтобы Тэйн  приехала с ними, а не осталась на конференции, хотя она сама попросила ее об этом. Она вдруг захотела, чтобы Тэйн утешила ее самим своим присутствием, и очень остро поняла, насколько Оден должна хотеть быть с Хейз. – Мы скоро все выясним. Мы приехали.

Пока склонившаяся к переднему сиденью Гейл объясняла водителю, где он должен их подождать, Оден посмотрела на часы. Десять тридцать. Она расправила плечи и толкнула  дверцу.

- Ну хорошо. Пойдем.

Через десять минут они стояли у сестринского поста, и Гейл разговаривала со старшей медсестрой. 

- Я – доктор Дунбар, а это – Оден Фрост. Мы бы хотели повидать одну из ваших пациенток - Хейдон Палмер.

- А, новопоступившую. 

Оден возненавидела это место без всяких на то причин. Коридоры были чистыми, ярко освещенными, стены окрашены в теплые пастельные тона. Красивая большая надпись гласила: «Онкология», а Хейз была «новопоступившей». Ей хотелось отыскать Хейз и увезти ее отсюда прочь. Забрать ее домой. Она хотела разжечь огонь в камине и обнимать ее под мягким пледом, который укроет их, пока они будут заниматься любовью, зная, что ничто на свете не потревожит ее любимую снова. Оден закусила губу и сжала кулаки так сильно, что ногти вонзились в ладони.

- Да, - ответила Гейл. – Я могу позвонить ее лечащему врачу, если вам нужно…

- Нет, в этом нет необходимости. Доктор Розенберг только что звонил и сообщил, что мисс Фрост может навещать пациентку в любое время. Просто следуйте инструкции, она на стене. Палата 651.

- Поняли. Спасибо.

Оден пошла вслед за Гейл в конец коридора, где в две комнаты вел небольшой предбанник, в котором располагались хирургические раковины для мытья рук и шкафчики с халатами, бахилами, одноразовыми перчатками и масками. Яркий желтый знак «Изолятор» висел на стене над списком правил. Обе двери в палаты были закрыты.

- Просто надень бахилы и халат, - объяснила Гейл. – Потом сними все украшения и мой руки  с мылом из дозатора в течение двух минут.

- Пойдет? – спросила Оден, когда закончила.

- Ага. Отлично. Они не требуют носить маску и перчатки, так что ты готова, – сжала ее плечо. – Я подожду снаружи.

Оден осторожно открыла дверь и вошла  в палату. Там была всего одна кровать, освещенная верхним светильником, поставленным на минимум.

- Хейз?

- Ты неудержима, - голос Хейз был усталым, но живым. – Как же ты так быстро меня  нашла?

- Мне помогли, - Оден подошла к краю кровать. С обеих сторон у изголовья стояли штативы, на одном висел пакет с кровью, присоединенный капельницей к вене на левой руке Хейз. Еще одна капельница шла к правой руке, и прозрачная жидкость из нескольких меньших пакетов сливалась в одну систему.

- Как ты себя чувствуешь?

- Трудно сказать. Насколько сильно ты злишься на меня?

Оден отчаянно хотела коснуться ее, но не знала, безопасно ли это. Она обхватила металлические перила кровати, отделявшие ее от любимой.

- Я спросила тебя первой.

Повисла тишина, но Хейз быстро сдалась. Она настолько была рада видеть Оден, что не могла с ней спорить.

- У меня  жутко болела голова несколько часов назад, но переливание помогло. И я еще  не чувствую побочки от химиотерапии, - она подняла правую руку и положила ее поверх руки Оден на перила. – Есть неплохие шансы, что меня выпишут отсюда через день или два. Я так понимаю, мне не удастся уговорить тебя уйти и подождать моего звонка?

- И когда это произойдет, как ты думаешь? Когда ты позвонишь? – не в силах сдержаться, Оден переплела свои пальцы с пальцами Хейз. – Это будет, когда ты вернешься домой через день или два? Или это произойдет, когда лечение закончится полностью? Или через шесть месяцев? Через шесть лет, когда ты  решишь, что для меня безопасно любить тебя?

- Ох, Оден, - вздохнула Хейз, - ну почему ты не можешь смотреть на это проще?

- Единственный простой вариант для меня – это быть с тобой, - Оден свободной рукой провела по ее волосам. – И отвечая  на твой вопрос – я действительно серьезно на тебе обиделась сначала, но сейчас это почти прошло. Мне стоило тебя увидеть, и я забыла, насколько ты меня разозлила.

- Слава богу за это.

- Мне ужасно хочется тебя поцеловать. Ненавижу, когда не могу касаться тебя  столько, сколько хочу.

В первый раз за это время Хейз улыбнулась.

- Мы прошлой ночью занимались любовью, и утром тоже. Я не думаю, что ты меня можешь чем-то заразить, а если бы  и могла, то я уже бы подцепила инфекцию, - она потянула Оден за рукав, - мне бы очень хотелось, чтобы ты меня поцеловала.

Оден наклонилась  и коснулась ее губ мягким, долгим поцелуем.

- Нам придется отказаться от этого на время  лечения?

- Я думаю, целоваться нам все же разрешат. Но скорее всего больше я пока ни на что не буду способна, - Хейз отвернулась. Когда она заговорила снова, ее голос сел, и в нем слышались грусть и злость. – Мне очень жаль. Господи, ты заслуживаешь настолько большего…

- Знаешь, что едва не разбило мне сердце, Хейз? – негромко спросила Оден.

Хейз медленно повернула голову и посмотрела ей в глаза.

- Что?

- То, что ты могла оставить меня, не попрощавшись.

У Хейз на ресницах задрожали слезы.

- Я подумала, что так тебе будет легче… не так больно,  если что-то… что-то здесь пойдет не так.

- Ну так ты ошиблась. Но я тебя прощу, потому что знаю – ты сделала это из-за любви. – Оден провела пальцами по тыльной стороне ладони Хейз. Ей хотелось куда большего, чем этот крохотный контакт. – Я могу подождать, пока мы снова не сможем заниматься любовью, но я не могу болтаться  в подвешенном состоянии и не знать, что с тобой происходит.

- Я так сильно тебя люблю, - прошептала Хейз. – Я не хочу причинить тебе боль.

- Когда-нибудь  я хочу услышать, как ты скажешь, что любишь меня, и это не прозвучит так, будто ты об этом сожалеешь или  извиняешься, - Оден вцепилась в перила кровати. – Вот чего я хочу.

- Оден, душа моя, - по щекам Хейз медленно текли слезы, и теперь она их не прятала. – Я не жалею, что люблю тебя. Я не жалею, что ты любишь меня и никогда так не думала – это самое драгоценное, что когда-либо случалось в моей жизни.

- Тогда почему ты так печалишься, милая?

- Потому что я хочу, чтобы ты была счастлива.

Оден улыбнулась уверенной, твердой улыбкой.

- Вы, Хейдон Палмер, уже сделали меня самой счастливой женщиной на свете.

Хейз смахнула слезы с лица и тяжело вздохнула.

- Я так вижу, мне лучше принять твои доводы. Ты не отстанешь.

- Спасибо. Как раз пора, чтобы ты это признала, - внезапно посерьезнев, Оден попросила: - расскажи мне, что будет  происходить в ближайшие дни.

- Завтра утром мне проведут сеанс низкодозового облучения. Завтра днем или с утра в воскресенье мне сделают трансплантацию стволовых клеток от брата.

Оден моргнула.

- Так быстро?

- Чем быстрее, тем лучше, по-видимому, - Хейз твердо посмотрела на Оден. –  Мои показатели упали ниже нижнего, и Пол беспокоится, что на этот раз я не восстановлюсь. Он считает, что нам нужно поспешить, пока я совсем не ослабела.

- Понимаю, - голос Оден был не громче шепота. – Абель договорился с твоим братом?

- Да, все тылы прикрыты.

- А твой брат знает, что ты – лесбиянка?

Хейз кивнула.

- Да. И завтра же я расскажу ему о тебе. Тебе не нужно чувствовать себя с ним неловко.

- И что ты собираешься ему сказать?

- Что ты – любовь всей моей жизни.

- Неудивительно, что я в тебя влюбилась, - Оден слабо улыбнулась. – Ты и вправду самая романтичная женщина на планете.

- Есть кое-что, что тебе нужно знать, - спокойно сказала Хейз. – Абель является моим представителем в медицинских вопросах, у него есть доверенность, и он знает о моих пожеланиях. Если что-то пойдет не так, он будет принимать решения вместе с врачами. Ты можешь ему доверять.

- Есть что-то, что мне нужно об этом знать? – сердце Оден колотилось где-то у нее  в районе горла. Совсем не об этом она должна была разговаривать сейчас с женщиной, которая  вошла в ее жизнь и не только заполонила ее сердце, но и забрала себе ее душу. Не сейчас. Еще рано. Но обстоятельства складывались именно так.

Хейз покачала головой.

- Я обещала тебе, что буду бороться, и я не сдамся. Но если настанет такой момент, когда я уже не смогу сражаться дальше, я хочу чтобы ты знала... – ее голос сломался, - просто знай, что лучше дать мне уйти.

- Прости меня, - прошептала Оден. - Я поклясться могу, что никогда не сделаю этого.

- Это хорошо, - голос Хейз был нежным, ее пальцы гладили Оден по руке. Она тоже плакала, но не замечала этого. – Ты прекрасна. Ты все для меня. Я люблю тебя.

- Господи, - выдохнула Оден и потянулась рукой к коробке с салфетками на тумбочке. Она еле дотянулась до них, но руку Хейз не выпустила. Наконец она промокнула глаза. – Я тебя обожаю.

Хейз усмехнулась.

- А знаешь, я сейчас выгляжу хуже, чем на самом деле себя чувствую.

Оден улыбнулась дрожащей улыбкой.

- Ты же не пытаешься меня соблазнить?

- Ты можешь быть уверена, что это единственная вещь, которую я никогда не перестану делать.

- Ну тогда я тебе это припомню. И просто в качестве напоминания… - Оден огляделась по сторонам. – У тебя здесь случайно не найдется ручки и бумаги?

- Мой портфель в шкафу.  А что?

Оден неохотно выпустила руку Хейз, подошла к шкафу и вытащила портфель. Через мгновение она вернулась к кровати с ручкой и бумагой для записей. Она что-то написала и спросила:

- Ты писать можешь?

- Конечно. Но что…

- Подпиши. – Оден протянула ей листок.  Хейз прочла:

Я должна тебе  будущий солнечный день.

Она со смехом поставила на листке свою подпись и отдала его Оден.

- Возьмем паузу?

- Угу. Они начинают накапливаться, Палмер.

- Ты проценты начислять будешь?

Оден сунула листок в карман, наклонилась и снова поцеловала Хейз.

- Ммм. Два к одному.

- Я люблю тебя. – Хейз нравилось это произносить.

- И я тебя люблю, - Оден заставила себя отпустить руку Хейз. – Когда у тебя завтра процедура?

- В девять.

Оден с усилием выдавила улыбку.

- Тебе нужно отдохнуть. Я утром вернусь.

Хейз почувствовала себя так, будто ей на грудь опустили свинцовую плиту. Она хотела умолять Оден остаться. Она хотела вылезти из кровати и уйти с ней. Она глянула вверх. Второй пакет с кровью почти закончился. Она чувствовала себя лучше. Они могли бы пойти домой, заняться любовью, проснуться вместе. – Оден, - прошептала она. Не оставляй меня.

- С утра я первым делом вернусь сюда, - голос Оден дрожал. Она шагнула в сторону двери. Я не расплачусь снова.

- Хорошо. Конечно, - Хейз попыталась улыбнуться. Получилось плохо. – Гейл с тобой?

- Ждет снаружи, - сердце Оден разрывалось. Хейз выглядела такой одинокой и сама мысль о том, чтобы оставить ее хотя бы на час причиняла невообразимую боль. Она бы ни за что не ушла, но Хейз нужен был отдых. – Постарайся уснуть.

Хейз кивнула.

- Ты тоже отдохни, ладно?

Оден была уже почти у двери, но не знала, сможет ли выйти.

- Обязательно. Я люблю тебя.

- Пока, - выговорила Хейз, и вцепилась в перила кровати левой рукой. Когда дверь медленно закрылась, она зажмурилась, чтобы лучше запомнить лицо Оден  на всю предстоящую долгую ночь. 

Гейл оттолкнулась от стены, у которой она ждала Оден.

- Ты как? Нормально?

Оден покачала головой, ничего не ответила и склонилась к Гейл в поисках поддержки.

- Ничего, солнышко, - нежно сказала Гейл и обняла ее за талию. – Давай отвезем тебя домой. 

ГЛАВА 30

Они были уже в лифте, на полпути вниз, и тут Оден заговорила.

- Я так не могу.

Гейл  удивилась, но вида не подала. Она не ожидала такой  реакции от Оден, но она ее понимала. Такого рода заболевания превращали жизнь пар в ад, даже если они прожили вместе много лет. Она нежно взяла Оден за руку.

- Это трудно, милая, я знаю. На тебя столько всего навалилось и так быстро. Сначала ты поняла и приняла свою ориентацию, потом выяснилось, что твоя  любимая серьезно больна, а у вас все только началось. Никто не вправе винить тебя, если ты захочешь остановиться или даже отступить.

Оден подняла на Гейл измученные глаза.

- Ты это о чем?

- Хейз любит тебя – она поймет. Возьми несколько отгулов, может быть, даже уедь ненадолго – дай себе время осознать и принять все, что произошло, -  с сочувствием произнесла Гейл. – Я поговорю с Хейз, если хочешь, и объясню, почему ты не здесь. Я знаю, что она будет рада, если ты позаботишься о себе. Она этого и хотела.

- Ты мой самый лучший друг, - пробормотала Оден.

- Я люблю тебя, - ласково сказала Гейл, когда лифт приехал на первый этаж и его двери открылись. Она вышла, остановилась, повернулась и с удивлением посмотрела назад на Оден, которая все еще оставалась в кабине. – Од?

- Я не могу оставить ее, - Оден слабо улыбнулась. – Я это имела в виду. Я возвращаюсь наверх и останусь с ней до тех пор, пока кто-нибудь не объявит мне, что ей небезопасно находиться в моем присутствии. В противном случае им понадобится динамит, чтобы меня  оттуда выкурить. 

Гейл заулыбалась, и волна облегчения прокатилась по ее лицу.

- Ох, ну вот теперь мой мир снова стал прежним. Теперь с ним снова все в порядке.

- Да, - согласилась Оден, чувствуя, как боль в ее груди отступает. – Теперь да.

- Возвращайся, я доставлю твой багаж домой. Позвонишь мне, если тебе что-нибудь будет нужно.

Оден придержала дверь рукой. – Возвращайся в Нью-Йорк. Проведи остаток выходных с Тэйн.

- Ты уверена? – с сомнением спросила Гейл, хотя глаза ее загорелись при одной только мысли о ее девушке.

- Да. Уверена. Со мной все  будет хорошо, - Оден отпустила дверь и повторила, - Езжай к ней. Не упускай этот шанс.

Вернувшись к двери отделения онкологии, Оден повторила процедуру мытья и одевания, а потом тихонько приоткрыла дверь палаты. Если Хейз уснула, то она не хотела разбудить ее. Неподвижная фигура в постели не пошевелилась. Осторожно ступая, Оден приподняла одно из мягких кресел и передвинула его поближе к кровати.

Хейз повернула голову и открыла глаза.

- Оден?

- Здравствуй, милая.

- Как я рада, что ты здесь, - прошептала Хейз, приподнимая руку над краем кровати.

С комком в горле, Оден коснулась пальцами руки Хейз.

- Мне нужно быть с тобой.

- Я… - в голосе Хейз зазвенели слезы, - ты так нужна мне …

- Это хорошо, потому что… - Оден боролась с собственными слезами. От усталости. От страха. – Потому что я люблю тебя.

- Я что, уснула? Еще ведь не утро, нет?

- Нет, дорогая. Еще и полуночи нет. – Оден слегка потрясла перильца кровати. – Ты обещаешь, что не выпадешь, если я опущу эту штуку?

Хейз слабо рассмеялась.

- Обещаю.

Оден осторожно опустила перила с правой стороны  кровати и подтащила кресло вплотную к ней. Хейз подвинулась к краю, и они взялись за руки. Чуть выше от правого запястья Хейз отходила трубка капельницы. Оден наклонилась, закинула руку на кровать за головой Хейз  и прилегла на подушку поближе к ней.

- Спасибо тебе за то, что ты вернулась, - голос Хейз был усталым и слабым.

- Ты никогда не должна благодарить меня  за то, что я тебя люблю, - негромко ответила Оден и поцеловала ее в уголок рта. – Могу пообещать, что моя рука всегда будет в твоей, - она погладила ее по голове. – И что я всегда буду здесь, так что тебе нечего будет бояться.

- Душа моя, Оден, - Хейз посмотрела ей в глаза и утонула в нежном взгляде. – Я люблю тебя.

Очень нежно Оден коснулась губами ее лба.

- А  я люблю тебя. Отныне и навек.

И когда Хейз погрузилась в сон, ей больше не было  страшно.

Оден разбудил чей-то приглушенный кашель. Она слегка вздрогнула, повернула голову и чуть не вскрикнула от  боли в затекшем плече. Выходит, она все же уснула, свернувшись калачиком в кресле. В руках она все еще держала руку Хейз.

Растирая гудящие мышцы, она оглядела средних лет мужчину с темными вьющимися волосами и самыми голубыми глазами из всех, какие ей когда-либо доводилось видеть. Она бросила взгляд на Хейз. Та еще спала. То, что она до сих пор не проснулась, было само по себе необычно, а еще она была очень  бледной, почти бесцветной. Сердце Оден сжалось, и она защитным жестом положила руку ей на плечо, а потом вопросительно посмотрела на вошедшего.

- Медсестры могут принести  для вас шезлонг, - негромко сказал он. – У них также есть что-то вроде раскладушки, если пожелаете.

- Я смогу остаться здесь?

- Если у нее не появятся признаки инфекции, или уровень ее лейкоцитов не упадет до опасно низкого, то да, сможете, - он подошел ближе, и Оден увидела, что правой рукой он прижимает к туловищу планшет. Из-под  желтого халата виднелись темно-синие брюки и походные ботинки.

- Я – Пол Розенберг, гематолог Хейз, - он протянул руку.

- Здравствуйте. Я – Оден Фрост. Хейз и я… - Оден глянула на Хейз, пытаясь  отыскать одно слово, которое включало бы в себя все, что Хейз значила для нее. Как  же так, когда дело доходит до главного, всегда не хватает слов?

Она посмотрела ему в глаза и ответила на рукопожатие. – Я ее любовница.

- Рад встрече с вами. 

Хейз пошевелилась, тихонько застонала и открыла глаза. Она сразу же сала оглядываться в поисках Оден и облегченно улыбнулась, увидев ее.

- Привет.

- Привет, - подняла руку Хейз и провела по своей щеке, прежде чем поцеловать кончики ее пальцев.  – Как ты?

- Это был мой вопрос, - благожелательно сказал Розенберг  и подошел к кровати. – Доброе утро, Хейз.

- Привет, Пол, - Хейз медленно приподнялась и несколько раз моргнула. – Так, давайте посмотрим. Голова  немного кружится, но ничего больше не болит, - она с надеждой глянула  на  Розенберга. – Есть шанс, что мы можем повременить? 

- Боюсь, что нет, - его глаза были мягкими и добрыми, а вот тон был непререкаемым. – Мы вчера перелили тебе эритроцитарную массу, и это на некоторое время ослабит симптомы, но лекарства уже не стимулируют твой костный мозг. Тебе нужны жизнеспособные клетки, причем до того, как разовьются осложнения. Пересадку нужно делать сейчас.

Рука Хейз задрожала, и Оден крепко сжала ее.

- Хорошо, - твердо сказал Хейз после паузы. – Облучение сегодня утром и потом?...

- Мы сделаем пересадку сегодня  во второй половине дня. Твой брат звонил мне по дороге из аэропорта. Я все с ним обсудил и он готов. Он будет здесь к одиннадцати, чтобы мы могли отобрать  его костный мозг и подготовить материал к пересадке.

- Это больно? – спросила Оден, чувствуя, будто ее горло набито наждачной бумагой. Это происходит на самом деле.

Розенберг развернулся к ней.

- Не совсем. Кристофер будет под наркозом во время процедуры, а потом у него просто спина поболит несколько дней. После того, как мы получим препарат, мы сделаем Хейз что-то вроде переливания через крупную вену в области шеи.

- Все будет хорошо, - ободряюще сказала Хейз, услышав как дрожит голос Оден.

Оден улыбнулась ей. - Я знаю, - она  снова пристально посмотрела на Розенберга. – А что будет потом?

- Если не будет скачка температуры, который может указывать на реакцию отторжения или другого рода инфекцию, тогда завтра мы выпишем ее домой. Потом два дня химиотерапии амбулаторно, а дальше…  дальше будем ждать.

- Чего?

- Доказательств  приживления – эээ, признаков того, что пересаженные клетки выжили – роста количества лейкоцитов, здоровых клеток в анализе крови, а в конечном итоге – биопсии костного мозга, для проверки того, что костный мозг Хейз населен нормальными клетками, - он говорил обыденным тоном и смотрел на Оден и Хейз.

Хейз издала короткий смешок.

- Звучит достаточно просто.

- Иногда так и бывает, - пожал плечами врач.

- Когда мы будем знать? – спросила Оден.

- От двух до четырех недель.

- Так быстро? – в голосе Оден зазвучала надежда, и он посмотрела на Хейз. Та смотрела настороженно.

Розенберг продолжил.

- Для успеха начальной стадии трансплантации - да. Потом, конечно, мы будем вести наблюдение, чтобы исключить  реакцию отторжения трансплантата или  самого организма, или же повторное проявление болезни.

Хейз повернулась к Оден.

- Пройдут месяцы, а может и больше, пока мы будем знать наверняка.

- Это ничего, - Оден провела пальцами по руке Хейз. – Я могу справляться  с неизвестностью, пока я  с тобой.

- Ну, - отрывисто проговорил Розенберг, - сейчас придут сестры, чтобы взять кровь для анализа, а потом ты отправишься вниз на радиотерапию. Увидимся позже, - с этими словами он вышел.

- Ты правда чувствуешь себя лучше? – спросила Оден, едва они остались вдвоем.

- Намного, - Хейз спустила ноги на пол и села. – Усталость ужасная, но к этому я привыкла. Ничего не болит, - она медленно встала. – Я бы умылась.

Оден обхватила ее за талию. 

- Помощь нужна?

- Можешь помочь мне с этими  капельницами, а то я боюсь на них повеситься? 

- Конечно, - Оден перевесила оставшиеся пакеты с лекарствами на передвижной штатив рядом с кроватью. – Так пойдет?

Хейз ухватилась рукой за стойку и склонилась к чтобы поцеловать ее в щеку.

- Да, спасибо. Теперь я не запутаюсь. Ты можешь принять душ прямо здесь, если хочешь.

- Хммм, - Оден погладила Хейз по спине, пока они шли к ванной комнате. – Я так понимаю,  ты не сможешь присоединиться ко мне со всеми этими воткнутыми в  тебя трубками?

- Нет, не смогу, - сказала Хейз. – Зато я смогу смотреть.

Тремя часами позже Хейз вернулась в палату после двух часов в отделении радиологии, где ей провели однократное облучение всего тела. Теперь она спала. Во время процедуры Оден съездила на такси домой, упаковала сумку со сменой вещей и вернулась. Она прихватила с собой работу – последнюю редактуру «Темной страсти» - эту книгу она собиралась издать следующей. Она устроилась на кресле у кровати с рукописью на коленях и карандашом в руке. Другую руку она положила на голову Хейз.

Женщина широко распахнула дверь и подошла к кровати. Она долго смотрела на свою любимую. Кровотечение прекратилось, и теперь о нем напоминали только окровавленные повязки на четко очерченном, мускулистом теле. Она медленно опустилась на пол рядом с кроватью и коснулась рукой волос, обрамлявших прекрасное лицо. Потом закрыла глаза и медленно пропустила прядь волос сквозь пальцы.

Читая, Оден  поглаживала влажные от пота волосы Хейз, и едва могла дышать от накатывавшей боли. Образы смешивались, перекрывали друг друга и появлялись снова, намного ярче и острее, пока ее рука скользила по хрупкой плоти. Беда была настолько ужасной, страдание можно было пощупать пальцами,  оно было таким реальным, таким близким.

Она вспомнила, как золотилась нежная, покрытая потом  кожа в отблесках пламени, когда они занимались любовью. Она снова увидела резкие очертания мышц  накачанной спины, когда она поднималась над ней в экстазе.

Медленнее, Оден…

… провела по очертаниям потрясающе красивого лица, вспоминая, как ее возлюбленная выглядела в момент оргазма.

Ее взгляд затуманился…

… еще долго сидела, прислушиваясь к тихому дыханию…

Слова исчезли, когда…

… ее сердце переполнил гнев.

Я не дам тебе уйти.

Когда дверь отворилась, Оден невидяще вскинула голову, все еще блуждая где-то между вымыслом Руны Дайр и жизнью Хейдон Палмер. Мужчина, с такими же дымчатыми глазами, как и у Хейз, с темными волосами, серебрившимися на висках и аристократическими чертами лица стоял у порога и с интересом смотрел на нее.

- Мисс Фрост?

- Кристофер? - Оден встала, глянула на Хейз, проверяя, все ли с ней хорошо. Крови нет. Она здесь, со мной, в безопасности.

Он кивнул и мотнул головой в сторону выхода. Оден пошла за ним.

- Я – Оден, - сказала она, когда они вышли. – Вы, наверное, задаете себе вопрос, что я здесь делаю.

- Я надеюсь, вас это не обеспокоит. Абель упомянул о вас, когда подобрал меня в аэропорту, - они стояли лицом к лицу в тесной прихожей. – Все происходит так быстро, он просто пытался ввести меня в курс дела.

- Он рассказал вам о нас с Хейз?

- Да. Я рад знакомству с вами. – Кристофер посмотрел в сторону закрытой двери. – Как она?

- Без сил, но в остальном все в порядке. Я так рада, что вы смогли так быстро приехать.

- Я ждал этого вызова. Надеялся. Я рад, что она наконец решилась, - он слабо улыбнулся. – Мы едва замечали друг друга, когда она была маленькой. У нас большая разница в возрасте, но она моя сестра. Кроме того, должен же кто-то заправлять делами Палмер Паблишинг, а это издательство всегда было ее детищем.

Оден улыбнулась.

- А где Абель?

-  Паркует машину. Я хотел увидеться с Хейз до процедуры. У меня есть всего несколько минут, но если она спит…

- Нет, входите. Я уверена, что она хочет видеть вас. И, Кристофер… спасибо вам.

Она посмотрел ей в глаза, и его взгляд был таким же пристальным, как и у Хейз.

- Я сделаю это еще десяток раз, если понадобится.

- Давайте надеяться, что в этом не будет необходимости, - прошептала Оден, когда он входил в палату.

Через пять часов Хейз сидела в постели, с новым внутривенным катетером, приклеенным к  ее груди. Толстая трубка входила прямо в подключичную вену, ведущую прямиком к сердцу. В палату вошел Розенберг с пластиковым пакетом, наполненным вязкой красной массой. 

- Готова? – он поднял пакет в воздух.

Хейз глянула на Оден,  потом они вдвоем посмотрели на него.

- Да, - в унисон ответили они.

Он что-то проделал с капельницей  и пакетом, а потом отступил назад, наблюдая как отобранные клетки начинают вливаться в кровеносную систему Хейз.

- Они поступят в кровоток и со временем доберутся до твоего костного мозга. Начнут там хозяйничать и размножаться. Умные маленькие ребятки.

- Будем надеяться, - пылко сказала Хейз, глядя, как в  ее тело по капле  вливается жизнь. – Как Кристофер?

- В порядке. Процедура была немного болезненной, но он уже восстанавливается. Мистер Причард забрал его к себе.

- Хорошо.

- Я загляну через пару часиков проверить, как ты, - сказал Розенберг и вышел.

Как только за ним закрылась дверь, Хейз отодвинулась на дальнюю сторону кровати и поманила Оден:

- Полежи со мной.

Оден осторожно прилегла рядом, взяла ее за руку и склонила голову ей на плечо.

- Ты вообще что-нибудь чувствуешь?

- Я чувствую тебя, - прошептала Хейз ей в волосы, неожиданно спокойно и удовлетворенно. – Это все, что мне нужно чувствовать. 

Оден повернула голову и поцеловала краешек ее рта.

- А вот я чувствую.

- Что?

- Будущее.

- И мы там вместе? – голос Хейз дрогнул.

- О да, - Оден крепче обняла ее. – На веки вечные, и даже дольше.

Три недели спустя Оден только и оставалось, что цепляться за эту надежду, потому что никакого другого выбора у нее просто не было.

- Я собираюсь госпитализировать ее для  наблюдения, - тихонько сказал Пол Розенберг. В нескольких футах от них лаборант отделения неотложной помощи  отбирал у Хейз еще один образец крови для анализа. – Она к этому времени уже должна проявлять признаки приживаемости.

- А их нет? – Оден удивилась тому, насколько спокойно прозвучал ее вопрос. Внутри она криком кричала. Хейз выглядела ужасно. Теперь цвет ее кожи был запредельно бледным, а взгляд, всегда такой пристальный, потух от боли и истощения. За время, прошедшее после пересадки, она сильно потеряла в весе, а за последние сутки настолько ослабла, что не могла выйти из дома без посторонней помощи. Теперь у нее поднялась температура, и  Оден опасалась, что в таком состоянии с инфекцией  ей не справиться.

- Пока нет. Химиотерапия и облучение сработали – ее костный мозг утратил свои функции, и уровень собственных клеток низкий. Это если говорить о хорошем. Но проблема в том, что клетки Кристофера, кажется, не приживаются.

Он выглядел очень обеспокоенным, и это пугало Оден больше всего.

- И с чем мы можем столкнуться? – вопрос поверг ее в ужас, но она должна была знать. Она хотела быть готовой. Хейз  нуждается в ней.

- Если в ближайшее время ее показатели не улучшатся, возникнет риск кровоизлияний и обширной инфекции. Я проведу переливание крови сегодня вечером, и мы будем внимательно наблюдать за ее температурой, - он ободряюще улыбнулся Хейз. – Это могут быть просто временные трудности. Возможно, через неделю мы позабудем это, как страшный сон.

- Что-нибудь еще можно сделать?

- Мне жаль, - его раздражение прорвалось на поверхность. – Я поговорю с ней.

- Нет, - Оден схватила его за руку. – Я сама ей скажу.

Когда лаборант вышел с полным штативом пробирок  с образцами крови, Оден подошла к носилкам, наклонилась и поцеловала Хейз в лоб. Хейз лежала с закрытыми глазами и часто дышала.

- Любимая?

Глаза Хейз распахнулись, и она слабо улыбнулась.

- Я, кажется, задремала.

- Это хорошо, - Оден провела рукой по ее щеке и выдавила из себя улыбку. – Пол хочет задержать тебя здесь ненадолго.

- Все так плохо, да?

- У тебя плохие анализы. Он хочет перестраховаться.

- А что с анализом костного мозга?

- Трансплантат еще не проявил себя.

Хейз посмотрела ей в глаза и увидела там тщательно скрываемый страх.

- Позвони Гейл, хорошо? Я не хочу, чтобы ты была одна.

- Я не одна, - негромко ответила Оден, и ее горло сжалось от непролитых слез. – Я с тобой.

- Оден, пожалуйста, позвони ей, - голос Хейз был очень усталым, но настойчивым. – Мне нужно знать, что ты под присмотром.

- Да я в порядке, - Оден наклонилась и снова поцеловала ее в щеку. Прислонившись губами к ее уху, она прошептала – У меня есть ты, и это все, что мне нужно. Я хочу, чтобы ты знала – что бы ни случилось, я всегда буду с тобой.

- Я люблю тебя, - прошептала Хейз. – Но я так устала.

- Тогда тебе нужно поспать, - Оден даже обрадовалась тому, что Хейз снова прикрыла глаза и не могла видеть ее лицо. Она прикусила губу и постаралась говорить ровно. – Когда ты проснешься, я буду рядом.

Хейз уснула с этими словами и памятью об улыбке Оден.

- Какие-нибудь новости? –  тихонько  спросила Гейл.

Оден покачала головой. Хейз спала, и лицо ее блестело от пота. Легкое одеяло на ее груди, казалось, едва приподнималось при каждом неглубоком вдохе. Она такая  тихая. Почти как будто… Оден вздрогнула от боли, такой острой, что она едва могла дышать.

- Ты обедала?

- Я… я не помню. – Оден попыталась сообразить. Прошло три дня с тех пор, как Хейз оказалась в больнице, и Оден почти каждую минуту проводила с ней, разговаривала, когда она просыпалась, держала за руку или гладила по голове, когда она спала. Сама она спать не могла. Она боялась отойти от Хейз. Она отчаянно надеялась, что ее постоянное присутствие придаст Хейз сил и молилась о том, чтобы ее любовь смогла облегчить боль Хейз.

- Пойдем, - прошептала Гейл и нежно коснулась ее плеча. – Тэйн пришла, чтобы пообедать со мной в больничном кафетерии. Ты идешь с нами.

- Нет, - быстро ответила Оден. – Я не могу.

- Ты должна, - голос Гейл стал строгим, но при этом она нежно провела рукой  по волосам Оден. – Ты должна позаботиться о себе. Ты же знаешь, что Хейз не простит себя, если и ты заболеешь. Ты же не хочешь добавить ей еще и этой боли?

Оден посмотрела в заботливые глаза своей подруги.

- Ты играешь нечестно.

- А я  и не обещала, - пожала плечами Гейл. – Я люблю тебя, и ей ты нужна живая и здоровая, особенно сейчас.

- Ладно, - со вздохом согласилась Оден и неуверенно встала. Ей хотелось есть, и она очень устала. - Только ненадолго.

Едва они вышли в коридор, из-за угла неожиданно вылетел Пол Розенберг. Он был в уличной одежде и без вездесущего планшета.

Сердце замерло у Оден в груди и она, сама того не замечая,  вцепилась в руку Гейл. Пятница, восьмой час вечера. Что он здесь делает?!

- Что-то не так? – с ужасом спросила Оден, не дав ему даже поздороваться.

- Нет! - воскликнул он, и широкая улыбка осветила его лицо. – Все наконец так! Я только что просмотрел результаты последней биопсии ее костного  мозга.  Все признаки химеричности налицо, - когда Оден непонимающе посмотрела на него, он пояснил, - есть определенные признаки того, что пересаженные клетки прижились и размножаются в ее костном мозге.  Мы получаем ответ!

- Сработало? – прошептала Оден, почти боясь поверить в то, что она все расслышала правильно.

Когда он кивнул, у Оден внезапно закружилась голова. Если бы Гейл не поддержала ее, она бы могла рухнуть. Вместо этого она уткнулась Гейл в плечо и дала волю слезам.

- Оден?

У Хейз пересохло в горле, а в голове билась тупая боль, ее постоянная спутница во все то время, когда она не спала.

- Я здесь, милая.

Хейз нахмурилась при виде темных кругов под обычно яркими глазами Оден.

- Который час?

- Одиннадцать.

- Вечера?

- Да, - наклонилась на стуле и поднесла к губам Хейз чашку с соломинкой. – Вот. Ты наверное, хочешь пить.

Хейз умудрилась сделать несколько глотков, а потом сказала: - Спасибо. Ты выглядишь очень уставшей, солнышко.

- Ммм, немножко, - Оден улыбнулась. – У меня  для тебя новости.

- Хорошие?

- Самые  лучшие, - Оден не сдержала слез, но в первый раз за все это время  она и не пыталась этого сделать. – Пол говорит, что последняя биопсия показывает признаки приживаемости. Трансплантат работает. 

Глаза Хейз распахнулись, а потом она с шумом втянула воздух и издала негромкий сдавленный звук.

- Боже мой. Оден! – она потянулась к ее руке и сжала ее изо всех сил. –Господи, я люблю тебя!

А потом обе они расплакались, и рассмеялись, и снова обрели способность мечтать.

ЭПИЛОГ

-----Original Message-----
From: Rune@HeartLand.com
Sent: Friday November 26, 2:40PM
To: AFrost@PalmPub.net
Subject: Dark Passions-Frontmatter
Attachment: DP-ded.doc 2 6KB

Мисс Фрост,

Я прилагаю информацию, которую вы запрашивали для «Темной страсти». Рада слышать, что все идет по графику и выпуск книги состоится в течение двух недель. Благодарю вас за все приложенные вами усилия для воплощения проекта в жизнь. Стоит ли  говорить, что без вас я бы никогда не смогла этого сделать?

С нетерпением жду встречи с вами на конференции в Вашингтоне в будущем месяце. Надеюсь, вы сможете выкроить вечер и провести его со мной.

С уважением

Руна Дайр.

Оден рассмеялась и нажала кнопку «Ответить». Проститутки Питера :-)

----Reply----
From: AFrost@PalmPub.net
Sent: Friday November 2 6, 2:48PM
To: Rune@HeartLand.com
Subject: Re: DarkPassions-Frontmatter

Мисс Дайр

Я с огромной радостью помогала вам завершить эту работу. Можете быть уверены – мы обязательно увидимся в Вашингтоне. Я всегда смогу подстроить свое  расписание  под вас, вам стоит только назвать время.

Искренне ваша

Оден Фрост.

Потом она открыла вложение.

Благодарности

Тэйн Катласс сказала: «Пиши», и она не переставала верить в меня. Она была со мной в часы неопределенности, когда книга только задумывалась, развеивала мои сомнения  и опасения – читая, критикуя и обнадеживая. Это книга настолько же ее, насколько и моя.

Эта книга заключает в себе мои самые темные мечты, мои самые светлые надежды и мою величайшую страсть. К моей непрекращающейся радости, все они сбылись.

РД

Посвящение
Оден
Моей страсти
Моей любви

Дрожащими руками Оден подняла телефонную трубку и набрала номер.

- Да?

- Я говорила тебе когда-нибудь, как сильно я тебя люблю? – спросила Оден.

- Каждый день в течение  последних восьми месяцев.

- Некоторые вещи стоит и повторить.

- Хорошо, - прошептала Хейз. – Потому что я никогда не устану их слышать.

- Вот и отлично, - негромко ответила Оден. – Потому что навсегда – это очень, очень долго.

КОНЕЦ

Если вы дочитали до этого места - тогда спасибо за внимание)

Комментарии и замечания приветствуются.

У Вас хорошо получается, продолжайте!

0

60

#p4037615,Vivaton написал(а):

У Вас хорошо получается, продолжайте!

Vivaton
во-первых, спасибо, что разрешили))  Я с тех пор, как эту книгу перевела, так и продолжаю, не останавливаюсь.
А во-вторых, нет никакой нужды цитировать целый пост, достаточно выделить нужную фразу и нажать кнопку "Цитировать", тогда не будет оверквотинга, который, кстати, запрещен правилами форума.
Спасибо за понимание.

+2


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Золотой фонд » Рэдклифф Love's Masquerade/Темны пути любви