Тематический форум ВМЕСТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Переводы » Храня тебя в секрете Джули Энн Питерс/ Julie Anne Peters


Храня тебя в секрете Джули Энн Питерс/ Julie Anne Peters

Сообщений 41 страница 49 из 49

41

Глава 15

В середине урока ИЗО, когда мы выполняли задание по трехмерным изображениям, Сес слонялась по классу и уронила на мой альбом сложенную записку. Она отскочила и приземлилась на парту между мной и Уинслоу. Он потянулся было за ней, но я была быстрее. Открыла ее, держа на своих коленях.
«Моя мама обслуживает битву групп KBTO* в субботу вечером, - прочла я. – Она сказала, что, если ты согласишься помочь, заплатит тебе 15 долларов в час. Я так восполняю пропущенный рабочий день тебе. И можно будет послушать концерт бесплатно. Будем только ты и я. Согласна?»
Ее почерк был мелкий, крошечные буквы располагались кучно. Я нацарапала свой ответ внизу, потом поднялась и доставила ей его лично. Я не успела вернуться на место, как услышала взрыв ее смеха. «Только если ты будешь держать свои руки при себе», - написала я.

***

Суббота никак не наступала. Я отменила встречу с Сетом, сославшись на месячные. Его всегда воротило от этого. Я знала, что должна порвать с ним, и я планировала, но в подходящее время. Когда смогу подобрать правильные слова. К этому времени я подобрала следующие: «Знаешь что, Сет. Я встретила кое-кого, с кем предпочла бы быть. О, кстати, есть и хорошая новость. Это девушка.»
Господи, я никогда не смогу так с ним поступить.
Сеси сказала прийти к ним часам к четырем, чтобы я помогла все загрузить и расставить.
- Что за концерт? – спросила мама, когда я уже собиралась уйти. Она вошла без приглашения под предлогом смены полотенец в моей ванной.
- Рок-концерт, я думаю. Битва групп.
- Идешь с Сетом?
Я провела расческой по волосам, мечтая, чтобы были длиннее, и тогда я могла бы уложить их поинтереснее. Завить, заплести косы, хоть что-нибудь.
- Нет, с Сес.
- Где ты подобрала эту Сес?
Я вскинула голову, встретившись с глазами мамы.  Ее тон меня задел.
- Ты говоришь так, будто она болезнь какая-то.
Мама взяла каталог колледжей и листала его:
- Что ты нашла в этой девчонке?
Если бы она только знала.
-Она крутая. Мне нравится.
Мама отложила каталог и сказала:
-Я не хочу, чтобы ты общалась с людьми вроде нее. После вашего мероприятия скажи ей, чтобы она поискала себе друзей где-нибудь еще.
Я сжала челюсти.
- И будь дома к одиннадцати, - добавила она.
С каких пор у меня комендантский час? И с каких пор мама стала выбирать мне друзей? Я подождала, пока ее шаги не стихли на лестнице:
- Катись к черту, - пробормотала я и подняла ей вслед средний палец.

***

Дом Сес стоял в паре кварталов от Washington Central, он был в викторианском стиле, двухэтажным, с застекленной верандой у входа. Уютный. Я позвонила, и ребенок лет шести или семи открыл дверь.
- Привет, - улыбнулась я приветливо. У него был носик как у Сеси. – А Сеси здесь? Я помощник по кейтерингу.
-Ма-ам! – Заорал он через плечо в открытую дверь. И исчез внутри.
Я поймала наружную дверь прежде, чем она захлопнулась, и вошла. Сразу почувствовала аромат мексиканской кухни. У меня желудок заурчал. Я провела в панике весь день и ничего не ела. Нервничала и психовала. Сеси выбежала откуда-то сзади, с перекинутыми на предплечьях салфетками и скатертями.
- Холланд, - она остановилась замертво. – Привет.
Она уставилась на брата, который уже сидел перед ТВ.
- Эрик, ты придурок, - она повернулась ко мне. – У него никаких манер. Заходи. Мама на кухне.
Я последовала за ней через сводчатый проем. На кухне вкусный запах был намного сильнее, и у меня рот слюной наполнился.
- Мам, это Холланд.
Мама Сес выпрямилась, стоя перед духовкой и вытирая пот со лба рукавицей для горячего.
- Привет, Холланд, - улыбнулась она мне, - спасибо, что согласилась помочь.
- Спасибо Вам за столь щедрую оплату, - ответила я. – Это правда великодушно с Вашей стороны.
Мама Сес сощурилась, глядя на нее.
- И на сколько я великодушна?
О, Боже. Сес…
- Можешь заплатить ей мою долю, - быстро сказала Сес. – Мы пойдем загрузим фургон. Возьми эту коробку, Холланд, - она указала локтем на нее.
Я прошла мимо мамы Сес, она смотрела на меня, изучая.
Я чувствовала себя как амеба под микроскопом. Что еще Сес ей говорила обо мне?
Фургон был припаркован на круглой подъездной дорожке кузовом к дверям. На боку было написано «Kate’s Katering». Сесе придерживала одним коленом ношу на руках, удерживая равновесие, пока открывала раздвижную дверь сбоку. Мы затащили пять или шесть длинных столов, затем скатерти, тарелки, приборы, стаканы, коробки. Наконец Кейт – я предположила, что маму Сес зовут Кейт – вручила нам последний металлический чан, полный блинчиков с острой мясной начинкой, и сверилась со списком.
- Иди разбуди своего брата, - сказала она Сес. – Только убедись, что он встал и в курсе, который час. Скажи, мы уезжаем.
Прежде, чем я смогла сделать хоть шаг вслед за ней, Сеси исчезла. Оставив меня наедине со своей матерью.
- Вы не обязаны мне платить, - сказала я, вытирая ладони о свою джинсовую куртку, так как я в этот момент потела как свинья. – Я вовсе не против помочь.
- Сколько она тебе пообещала? – Спросила Кейт, не отрывая взгляда от своего списка.
- Пятнадцать в час, - сглотнула я.
Она оторвалась от списка, медленно подняв голову.
- Ох уж эта девчонка, - одна сторона ее рта вздернулась, прямо как у Сес. Она нахмурилась и сказала, - Будь с ней аккуратна.
Что она имела в виду?
- Буду, - произнесла я на автомате.
Из гаража появился мужчина с наждаком в руках.
- Все загрузили? – спросил он.
- Ты вовремя, как всегда, -  Кейт саркастично улыбнулась ему. – Девочки помогли.
Она обошла меня и захлопнула дверцу фургончика.
Я протянула руку мужчине и представилась:
- Привет, я Холланд Джегер.
- Холланд? Как Голландия? – пожал он мне руку.
- Ага, Ветряные мельницы и тюльпаны.
Он усмехнулся. У него была теплая улыбка, не дежурная, а трогавшая и глаза.
- Вы, девочки, я вижу, развлекались.
- Еще бы, - ответила Кейт. Они поцеловались, и он открыл дверцу машины для нее. Сеси с шумом врезалась во входную заднюю дверь, с бейсболкой на голове и одеялом в руках и свитшотом сверху. Кейт высунулась из кабины в окно со стороны водителя:
- Тебе непременно нужно надеть именно эту футболку?
- Да, это обязательно, - Сес презрительно усмехнулась. На ней была ее футболка с надписью «OUT! AND PROUD!».*
Кейт закатила глаза и повернулась к своему мужу.
- Что ж, залезай, - сказала она со вздохом, потянувшись, чтобы открыть дверь.
Сеси ответила:
- Мы поедем сзади.
Ее мама выцепила взглядом одеяло, а затем зыркнула на Сеси тем же жестким взглядом, что и на кухне.
- Что? – cказала Сес, - Мы не собираемся ничем заниматься.
Она не дала матери и шанса возразить прежде, чем рывком открыла боковую дверь.
Сеси вскочила и повела меня внутрь фургончика. Там совсем не было места со всей этой едой и припасами для кейтеринга, но Сес переставила пару коробок и расстелила одеяло на них. Как только машина тронулась, мы вскарабкались, чтобы сесть. Оказавшись напротив друг друга и вытянув ноги.
- Твой брат не пойдет? – спросила я.
- Мой брат? А, ты имеешь в виду Грега? Нет, они позже поедут. – она, видимо, увидела непонимание на моем лице. – Он идет со своей группой. Они участники.
- Правда? Ты не говорила мне.
- Да не обольщайся. Ты не слышала, как они играют, - она слегка улыбнулась. А затем посмотрела на меня и больше не отводила взгляд.
Мой желудок начал исполнять акробатический этюд.
- Так, эм, - я приподнялась, чтобы наши ноги не были так близко друг к другу, и я смогла говорить. – Полагаю, твои родители знают о тебе?
- О, да-а, - ответила она.
- И как они восприняли эту новость?
Она пожала плечами.
- Папа вполне нормально. Мама…  - она отвела глаза. Расправила одеяло перед собой. – Ей это все не нравится, но что она может сделать? Моя сестра тоже лесбиянка, так что это как двойной удар по ней.
Надо же.
- Надо же. Уау. А когда ты, эм, сделала каминг аут?
Она снова посмотрела на меня.
- Сказала семье? Думаю, года два назад. Моя сестра не говорила, пока я не сказала. Но они уже знали про нее. Должны были знать, просто не верили. Ушли в глубокое отрицание.
- Где твоя сестра?
- В Нью Йорке. Она старше меня, ей двадцать три. – Сеси фыркнула. – Ей вообще было легко. Все, что она сделала, это отправила маме е-мейл в ответ со словами: «О, Сеси сделала каминг-аут? Что ж, угадай что? Я тоже гей.» - Сеси помахала безвольно свешенной ладошкой, заставив меня рассмеяться.
- Так ты приводишь своих девушек домой?
Она приуныла.
- Почему ты хочешь знать об этом?
Я покраснела.
- Я просто… - Почему? Потому что мне нужно было знать. – Ты приводила Брэнди познакомить с родителями?
- Брэнди? – Она немного нахмурилась. – Нет. А зачем? – она повернулась ко мне лицом. – Я должна ее познакомить?
Мой мозг раскалывался.  Голова кружилась, я была дезориентирована. Я была не в себе. Тяжело сглотнув, я выдавила:
- Ты… встречаешь с ней?
- С Брэнди? Черт, нет. Ты думала, я встречаюсь?
- Эм, да.
- Нет. Мы просто друзья. Она бы хотела большего, но… - Сес поправила бейсболку, прикрыв глаза козырьком.
- Но ты не заинтересована? – осмелилась я. Надеялась.
- Она не мой типаж, - ответила Сес.
- А какой твой типаж?
Она выглянула из-под козырька.
- Что ж, дай-ка подумать… - ее глаза скользили по мне вверх вниз. Я едва могла дышать. «Пожалуйста, - молила я. – Сделай же. Дотронься. Один раз. Это все, что мне нужно.»
Мгновение она держала мой взгляд, а потом коротко выдохнула.
- Кажется, я проголодалась. Не знаю, как ты, а я умираю с голода, - она подтянула ноги. – Не ела весь день.
Я приподнялась на ноги, чувствуя себя обескураженной, отвергнутой. Сеси вытащила пару вилок, и мы ели блинчики прямо из чана. Пространство вокруг нас заполнилось мычанием от удовольствия и причмокиванием.
Доставку ужина заказала радиостанция для ди-джеев и своих гостей. Мы расставили столы в аудитории и немедленно приступили к сервировке. Команда, занимавшаяся оборудованием требовала освободить место, поэтому мы торопились. Я следовала указаниям Сес, разнося и пополняя металлические подносы, зажигая свечи и убирая раскрошенную еду. Что за кучка нерях. Это был тяжелейший физический труд из всех, которыми я когда-либо занималась, кроме плавания. Но когда ты плаваешь, ты, по крайней мере, не потеешь.
К тому моменту, как мы собрали столы и загрузили все обратно в фургон, выступления групп уже вовсю шли.
- Слушайте, у меня разыгралась мигрень. Я бы с удовольствием осталась и послушала Грега, но не могу. Полагаю, что вы двое хотите остаться, - сказала Кейт.
Сеси кивнула и посмотрела на меня. Я кивнула в знак согласия.
- Если Грег не сможет подвезти тебя до дома, позвони своему отцу, - Кейт поцеловала Сес. Она тронула меня за руку и добавила. – Огромное тебе спасибо, Холланд. Я пришлю тебе чек, как только они мне заплатят. О, и Сес, - она ткнула указательным пальцем на нее, - ты знаешь правила дома.
Сеси высунула язык ей вслед. Как только фургон отъехал, я спросила:
- Что за правила дома?
Она опустила глаза.
- Глупости. Пойдем, послушаем музыку.
Мы проскользнули за кулисы, где одна из групп, DVOX, только начала свое выступление. В группе были два парня и две девушки, и мгновенно стало понятно, кто из них музыкант. Парни были ужасными исполнителями на гитарах, не слишком убедительными. Барабанщица же была великолепна. Словно прочитав мысли друг друга мы с Сеси пустились в пляс.
Я и забыла, как сильно я люблю танцевать. Я танцевала только дома и на выпускном. И то с подругами, потому что Сет не танцевал.
Сеси танцевала джигу вокруг меня, раскачиваясь, и моя усталость испарилась. Стены растворились, как и все вокруг нас, между нами, исчезли. Были только я и она. В нашем собственном мире, в нашем моменте, в нашем собственном пузыре. В который никто не мог проникнуть, никто не мог вторгнуться. Танцевальный сет шел минут двадцать – одну песню – и к его завершению мы обе тяжело дышали. Когда новая группа вышла на сцену, Сес простонала:
- О, нет. Они следующие?
Должно быть это был ее брат со своей группой.
- Как они называются? – спросила я, наблюдая, как они подключают инструменты и проверяют звук.
- «Pus» - ответила она.
Я посмотрела на нее.
- Ты шутишь.
Выражение ее лица не изменилось. Они представились как «PUS*» и первый аккорд, который они взяли, если это можно назвать аккордом, заставил меня вздрогнуть. Сеси указала на своего брата, Грега, Который был вокалистом.
- Он хорош, - пришлось проорать мне Сес, чтобы она услышала.
- Он отстой. Они все отстой. Они гной, - ответила она мне прямо в ухо.
Я рассмеялась. Она улыбнулась.
- Пойдем, - она уводила меня от кулис, – мне нужно на воздух.
Пожарный выход был приоткрыт, и дверь подперта стулом. Мы бродили перед зданием, где курила пара работников сцены. Они затушили окурки о землю и просочились обратно внутрь.
Сес прислонилась к стене из кирпича, опершись одной ногой о стену. Откинула голову назад и закрыла глаза. Я вытянулась рядом с ней.
И затем это произошло. Тот электрический ток возник между нами, прошел сквозь меня и опутал все мое тело. Притяжение было таким сильным, я не могла сопротивляться. Не хотела. Она была близко, так близко, ее голова рядом с моей. Я могла слышать ее дыхание, стук ее сердца. Воздух на улице был холодным, но я дрожала не из-за него.
- Сес, - мой голос перешел в шепот.
- Ммм?
Я повернулась к ней лицом, впечатывая плечо в стену.
- Я хочу, - я остановилась. Я не могла произнести. Не могла сделать шаг.
Она повернула голову и открыла глаза.
- Что, Холланд? Что ты хочешь?
Меня так трясло. Сделай же. Сделай это сейчас.
- Я хочу тебя поцеловать.
Она опустила ногу, быстро выпрямившись и развернувшись к мне.
- Я бы не стала тебя останавливать.
Она облизнула губы.
Я закрыла глаза. Открыла их, потянулась и сняла с нее бейсболку. Медленно опустила ее у нее за спиной. Другую руку я запустила в ее волосы, пропуская их сквозь пальцы. Все происходило как в замедленной съемке. Моя рука, ласкающая ее голову, притягивающая ее ко мне…
Я поцеловала ее.
О Боже. Ее губы были такие мягкие. Она была такая теплая, горячая. Я хотела ее всю. Я погружалась, погружалась в нее, не находя дна. Я сделала шаг назад.
Она стояла застыв, голова запрокинута назад, глаза закрыты. Резкий, видимый в морозном воздухе выдох сорвался с ее губ, будто она его задерживала также надолго, как и я. Будто из нее выпустили воздух.
Ей не понравилось. Я сделала что-то не так.
- Сеси? -  мой голос сел. Я запаниковала, сердце замерло. – Скажи что-нибудь.
Она открыла глаза. Медленно повернула ко мне голову и сказала:
- Господи, Холланд. Что же ты так долго?

*KBTO – Радиостанция, расположенная в Боттино, Северная Дакота , обслуживающая северо-центральную часть Северной Дакоты.
*«OUT! AND PROUD!» - Открыт! И горд!
*Pus – гной.

+5

42

Ждем следующих глав https://i4.imageban.ru/out/2021/02/21/815d76f33600c9ddd94c9b7f86c92c07.png   https://i4.imageban.ru/out/2021/02/21/815d76f33600c9ddd94c9b7f86c92c07.png   https://i4.imageban.ru/out/2021/02/21/815d76f33600c9ddd94c9b7f86c92c07.png

0

43

16 глава

Прошло три гудка. Прежде, чем телефон успел переключиться на голосовую почту, он ответил.
-Алло?
- Сет, привет. Это я. Что делаешь?
- Помогаю отцу собрать медиа центр. Ты наверняка думаешь, что двое умных парней смогут вставить разъем «А» в выход «А», да? А мы уже в третий раз собираем эту чертову штуку и пытаемся включить.
Класс, он был спокойным, счастливым.
- Мне надо тебя увидеть, - сказала я ему. – Сегодня.
- Как насчет прямо сейчас?
- Сейчас? – у меня сердце забилось. Готова ли я была сейчас?
- Хороший предлог, чтобы бросить собирать эту фигню, - сказал он. – Хочешь, я приеду?
- Нет. Я заеду за тобой. Через десять минут.
Мы разъединились. Наверху я слямзила английский маффин со стола с завтраком, запихнула его в рот и залезла в свою толстовку с капюшоном.
- Скоро вернусь, - пробубнила я.
-Что? – нахмурилась мама, оторвавшись от чтения. – О, Холланд, ты смотрела каталог Университета Мичигана? Кампус в Анн Арбор великолепен. Нам стоит туда податься. У них есть программа подготовки к юридической школе. Конечно, юридическая школа Стенфорда престижнее, и было бы здорово, если…
- Не сейчас, мам, - сказала я, вынимая маффин изо рта. – Я еду к Сету.
Она устало вздохнула.
- Спроси его про Стенфорд. И не пропадай на весь день. Я соскучилась, и мне нужно помочь нарисовать трафарет на стене у Ханны.
Нил был преисполнен воскресного настроения и подмигнул мне через плечо. Я подмигнула в ответ.
- Утро, Вера, - крикнула я в гостиную, где она растянулась на диване, глядя повтор про Баффи. Должно быть она прорычала что-то в ответ.
- Привет, Ханни, - я поцеловала детскую щечку, затем стянула еще один маффин и вышла.
Мой джип будто сам ехал все медленнее по мере приближения к дому Сета. Он сидел на ступеньках, играясь со своим котом Тоби. Двухтонным Тоби. Уличный кошак, которого он вытащил из помойки, когда был ребенком. Это так в духе Сета. Когда он увидел, что я свернула на дорожку, он запустил Тоби внутрь и помчался ко мне.
Я была полна решимости сделать это быстро.
- Куда мы едем? – спросил Сет, потянувшись ко мне через сиденье, чтобы поцеловать. Я повернулась убедиться, что никто не мешал выезду, и его губы коснулись моей щеки.
- Покатаемся, - ответила я. Куда мы ехали? На площадку, где катались прошлым летом? О, Господи, нет. Ни в одно из наших старых мест. В боковом зеркале возник Крейнд Парк позади его дома, и я свернула на парковку. Сет положил мне руку на плечо.
- Что случилось?
- Давай пройдемся, - я открыла дверь со своей стороны.
Он вытащил ноги и выбрался наружу. Идя рядом, он взял меня за руку и сжал ее. Я сжала в ответ. У площадок для барбекю я остановилась и опустилась на скамью. Сет растянулся рядом. Пара детей сидели на качелях, их мамы или бабушки читали газеты рядом. Не было варианта сделать это попроще. Я залезла в карман свитшота, почувствовала холодный кружок металла и зажала его в кулак. Достав, я раскрыла ладонь Сета и вложила в нее кольцо.
- Я думаю, нам стоит встретить других людей, - сказала я ему. Такая нелепость.
Он развел пальцы и уставился на кольцо. Просто смотрел. Его челюсти сжались, и моргая, он посмотрел на меня, сказав:
- Что привело к такому решению?
- Я… - я сглотнула. – У меня появились чувства к другому человеку. И было бы не честно так…
- Кто? – рявкнул он.
Я подпрыгнула.
- Ты не знаешь е… никто из тех, кого ты знаешь, - мой рот был сухим как пустыня. – Сет, - я повернулась посмотреть на него, - дело не в тебе. Я люблю тебя. И ты это знаешь. Я хочу остаться друзьями. Ты мой лучший друг из всех, которые у меня когда-либо были.
Это было правдой. И вместе нас держал не секс. По крайне мере, не меня.
- Друзья, - сказала он. Его голова закачалась, - Друзья.
Он резко встал. Его рука взлетела и кольцо перелетело игровую площадку.
- Иди к черту, Холланд.
Я вздрогнула, не от слов, а от их силы. От яда в его голосе. Чья-то бабушка лихорадочно собрала свои вещи и присоединилась к своей группе.
-Сет, пожалуйста…
Он опустил свои руки мне на плечи, грубо. Впечатав меня в стол, он сказал мне прямо в лицо:
- Иди. К. Черту.
Мое сердце остановилось.
Он выпрямился, его глаза были полны слез.
- Сет. Нет.
Он помчался прочь, сминая песок под ногами. Его кулак стер слезу с его щеки.
- О, Господи, - я уронила голову на ладони. Я не предполагала, что все закончится вот так.

***

Сеси все еще была в кровати, когда я приехала. Ее отец крикнул наверх «Сеси!», затем повернулся ко мне и сказал:
- Чтобы вытащить ее из кровати до полудня требуется божественное вмешательство.
Когда не появилось ни одного признака того, что она его услышала, он сложил руки и проорал:
- Сесилия!
Дверь открылась.
- Что?
- К тебе пришли.
Она посмотрела вниз через перила. Наши глаза встретились и ее лицо просияло.
- Подожди, - сказала она.
Ей не стоило волноваться, я не собиралась никуда уходить.
Пару секунд спустя, одетая в широкие джинсы и бейсбольную куртку, она спустилась с лестницы. Захватив меня в горячие объятия она выдохнула:
- О мой Бог. Я думала, это сон. Это ведь наяву, да? Скажи мне что это все по-настоящему.
- Все по-настоящему. – ответила я, улыбаясь. И чувствуя облегчение.
Она отступила, изучая мое лицо.
- Что не так? Что случилось?
Комок был все еще в моем горле, но мне удалось прокаркать:
- Я порвала с Сетом.
Она закрыла глаза. Открыла их и уставилась в мои. Вопрошающе.
- Ты жалеешь?
- Нет. Просто все прошло не очень хорошо, - в глазах помутнело.
Обернувшись через плечо на своих отца и младшего брата, которые глазели на нас из комнаты с дивана, Сес взяла меня за руку и повела меня на застекленную веранду
Мы сели на решетчатые качели, она обхватила меня рукой.
- Ты сказала ему про нас? – спросила она.
Я полезла в карман за бумажными платками, покачав головой.
- Я не смогла. Прости.
- Слава Богу, - Сес с хлопком сложила ладони на груди.
Я высморкалась и нахмурилась на нее.
- В смысле… Что же, не важно. Я просто рада что ты здесь, - она притянула меня к себе ближе и поцеловала меня. Заставив мое сердце отзываться во всем теле. Приятное осознание того, что я все сделала правильно.
Беседа была отложена на какое-то время. Было так хорошо быть рядом с Сеси. Я боролась с этим так долго и желала этого так сильно. Я хотела знать все о ней, изучить ее, залезть к ней в голову. Странно. Было ощущение, что я знаю ее вечность и вместе с тем не знаю ее совсем. И приключение с поиском ее настоящей заводило меня так, как ничто и никто до этого.
Сеси отстранилась от меня и показала язык. Не мне, а в окно за нами. Я обернулась и увидела Эрика, облизывающего стекло. Я рассмеялась. А Сеси откатилась подальше от меня на качелях.
- Что такое? – сказала я.
Она посмотрела сквозь меня, сощурив глаза.
- Мама не хочет, чтобы Эрик видел, что я извращенка. Он может подумать, что две целующиеся девушки – это нормально или что-то в этом роде.
Она вытянулась, положив голову на подлокотник, а ноги устроив у меня на бедрах. Я обхватила ее колени и прижалась к ним щекой, глядя на нее. Пропитываясь ею.
Все еще глядя в окно она добавила:
- По крайней мере, у нас нет двойных стандартов, и это очень бесит Грега.
- В каком смысле?
Она пожала плечом.
- Я сказала маме и папе, что если я не могу быть собой в этом доме со своими девушками, тогда и Грег не должен. Папа со мной согласился, - она ухмыльнулась.
Я улыбнулась.
- Ты такая невероятная, - мне стало интересно, о каком количестве девушек шла речь. – Когда ты узнала, Сес?
- Про тебя?
Это был не тот вопрос, но ответ меня заинтриговал. Я кивнула.
- Когда увидела тебя в первый раз у шкафчика, - ответила она. – Второго января, в шесть пятьдесят три утра.
- Не может быть, - я сморщила нос.
Она рассмеялась:
- Детка, у меня на тебя мой гейрадар орал как сирена.
- Не может быть, - повторила я.
Она улыбнулась.
- Может. И мой радар никогда не врет. Правда, потом я подумала, что может быть ты би.
Нет, я не была би. В этом я теперь была уверена. Глубина желания – это было невероятно. Это, и уверенность в том, что все это правильно. Быть мной. Впрочем, как она могла узнать раньше меня?
- Как ты узнала раньше меня?
Она снова рассмеялась.
- Не раньше. Ты знала.
Она была права. Я знала. Я просто до этого не встречала кого-то, кто зажжет мой светоч и поведет за собой.
- Почему ты так долго ждала? – спросила я ее, - Почему ты просто, ну, знаешь, не набросилась на меня?
Она посерьезнела.
- Я не была уверена в том, что с тобой происходит. В смысле, ты подавала такие противоречивые сигналы. А потом до меня дошло, ага. Ты еще просто сама себе не призналась в этом. И я подумала, что надо позволить тебе самой решить, как с этим быть. Тебе нужно было быть уверенной в том, кто ты есть. Тебе нужно было сделать самой первый шаг. И детка, - она закрыла глаза рукой, - ты меня убивала.
Я улыбнулась.
- А что, если бы я так и не сделала первый шаг?
Она выглянула из-под ладони.
- Я была готова к операции по смене пола.
Я шлепнула ее по лодыжкам, и мы рассмеялись. Входная дверь со свистом распахнулась, и Кейт высунула голову:
- Привет, Холланд.
- Здравствуйте, миссис Годдард, - я села ровно, вернув Сеси ее ноги.
- Сес, ты знаешь правила, - сказала она.
- Мама! – с отвращением завозмущалась Сес. – Ради всего святого, мы просто разговариваем. Мы полностью одеты. Наши руки на виду. Покажи ей, Холланд.
Сеси протянула свои руки для осмотра. А я себя обхватила.
Мама Сес пригрозила ей указательным пальцем и скрылась за дверью.
- Ты ужасна, - сказала я.
- Ну, - нахмурилась Сес, - она меня смущает.
- Дай угадаю. В доме Годдардов пижамные вечеринки под запретом?
Медленная улыбка расплылась по лицу Сеси.
- Ах, - она запрокинула голову, - то были чудесные деньки.
Я защекотала ее, заставив согнуться пополам.
Мы болтали и играли до безумия. Я чувствовала такую радость, до головокружения, будто ребенок на Рождество. С Сеси было так приятно находится рядом. Так весело. Взрыв эмоций. Было так тяжело оставлять ее, но мне пришлось. Мама могла позвонить Сету, а это спровоцировало бы в свою очередь конфронтацию, к которой я была еще не готова. Все было слишком новым, слишком опьяняющим.
- Я позвоню тебе сегодня, - сказала Сеси, водя кончиками пальцев по окну машины, пока я его опускала. Я провела пальцем по каждому кольцу на обеих ее руках. Мы целовались на прощание и не могли остановиться, не хотели, пока в конце концов я не закричала:
- Хватит!
Но мне никогда не хватит. Я подняла стекло. Пока наши руки были прижаты к окну, я завела машину. И начала свою жизнь заново.

+5

44

Оу, продолжение!) ура!) спасибо)

0

45

Ну накоцто дождались,спасибо вам ждём следующие главы  https://i5.imageban.ru/out/2021/02/21/51e7b027552c8d4d98a34e0bfd00a843.png   https://i5.imageban.ru/out/2021/02/21/51e7b027552c8d4d98a34e0bfd00a843.png   https://i5.imageban.ru/out/2021/02/21/51e7b027552c8d4d98a34e0bfd00a843.png

0

46

17 глава

На обеде я подкралась к Сес сзади и закрыла ей глаза руками.
- Давно не виделись, - прошептала я ей на ушко.
Она подпрыгнула, обернувшись. Все остальные в ряду повернулись посмотреть на нас. Брэнди выпучила глаза.
- Я искала тебя все утро, - сказала я Сес. – Мне очень не хватало тебя у шкафчика.
- Эм, извините нас, - улыбаясь друзьям, Сеси обошла меня, стараясь не прикасаться. Почему? Обернувшись, она добавила:
- Мне нужно забрать задание по алгебре у Холланд. Развлекайтесь, - она покачала им безвольно повисшей кистью. – Знаю, без меня это будет трудно.
Уводя меня из кафетерия и таща меня в нишу с питьевыми фонтанчиками она яростно процедила:
- Какого черта ты делаешь?
- Эм, притворяюсь, что люблю тебя? – я потянулась, чтобы убрать прядь волос от ее рта.
Она отшатнулась, озираясь по сторонам.
У меня внутри все оборвалось. Что это было в этом взгляде? Отвращение? Ужас?
Господи, неужели это конец? Весь уикэнд оказался просто миражом? Игрой?
Должно бы, она увидела, что я побледнела, потому что сказала:
- О, Холланд, нет. Не думай так, - она сжала меня за руку. – Мы просто, - она опять огляделась, - нам нужно вести себя здесь потише. Здесь, в школе. Понимаешь, о чем я говорю?
- Нет, я не понимаю. Я думала, что мы типа «out and proud».
- Я да. А ты нет.
- Но я хочу. Я хочу прокричать на всю округу: «Я люблю Сеси Годдард!»
- Черт, - она зажала мой рот рукой. – Поговорим об этом позже, ок? А пока, просто веди себя тихо.
Должно быть по моему лицу было видно, как мне было больно от этих слов.
- Холланд, я люблю тебя, - сказала она мягко, приподнимая мой подбородок. – Я просто не хочу, чтобы тебе было больно.
Больно? Как любовь может сделать мне больно?
Она чмокнула меня в щеку и умчалась прочь, оставив меня одну, одинокую и растерянную.

***

Она сидела с Брэнди на ИЗО, даже не попыталась передать записку или поймать мой взгляд. Один раз Брэнди окинула меня взглядом через ее плечо, изучая меня, но Сеси что-то прошептала ей на ухо, и они обе рассмеялись.
Я почувствовала себя мишенью для шуток.
Я не понимала. Я что, оказалась в целом новом мире с другими социальными нормами? С другими правилами? Если так, то я хотела, чтобы она рассказала мне о них.
Они ушли вместе, Сеси и Брэнди. Словно бездомный щенок я следовала за ними. «Если Брэнди тронет ее за руку еще хоть раз, - вскипела я, - то она у меня отсосет». У лестницы они расстались, Брэнди проследовала дальше по коридору, а Сеси вышла на лестницу. На полпути вниз Сеси обернулась, встретившись со мной глазами, и улыбнулась. Я в ответ не улыбнулась.
- Надеюсь, ты собираешься взять больше занятий по искусству в колледже.
Я аж подпрыгнула. Макэл неторопливо подошел ко мне.
- Что? – я будто перемотала пленку в своей голове. – Я… не думала об этом.
Я вообще не думала ни о чем, кроме нее.
- У тебя дар, - сказал он. – Это редкость, не растрать его впустую.
Слова эхом пронеслись в моем подсознании. Редкий дар.
- Спасибо, - сказала я на автомате.
- Хотелось бы мне видеть мир так, как ты. О, как бы мне этого хотелось иметь твое видение мира, - он вздохнул и пошел вниз по лестнице.
Мое видение? В данный момент я чувствовала себя слепой.

***

Сеси позвонила мне, когда я ехала на работу.
- Можешь уйти попозже? – спросила она.
Тон ее голоса напугал меня.
- Да, конечно, - ответила я.
- Я работаю до одиннадцати, но если ты приедешь в пончиковую, то мы могли бы встретиться потом? Пойти куда-нибудь поговорить?
- Потом, - решила я вслух. – Я заберу тебя у Hott'N Tott.
- У заднего выхода, - сказала она. - В переулке.
- ОК.
Она стеснялась находиться рядом со мной на людях? В этом дело? Похоже, что «proud» не обязательно следует за «out».
После работы я вбежала в дом и обнаружила Нила на кухне, похлопывавшего Ханну по спине, пока она хныкала.
- Твоя мама пошла за рецептом, – ему пришлось проорать, чтобы я услышала. – У Ханны зубки режутся.
Я бросила свой рюкзак и потянулась за ней.
- Вот, давай мне, я покачаю, - Нил вложил мне ребенка в протянутые руки, - Вот так, Ханни, - я бережно ее баюкала. – Все в порядке, - я засунула палец ей в рот и помассировала ей десна. Плач сменился икотой. Не спрашивайте меня, как я догадалась так сделать. Материнский инстинкт?
- Спасибо, спасибо, спасибо, - Нил сцепил руки вместе, будто в молитве, выражая благодарность.
Я перенесла Ханну вниз, где Вера слушала свой рок. Она заметила меня и потушила тлеющую палочку благовоний.
Да и что? Да пусть весь мир горит синим пламенем до тех пор, пока Сеси не выйдет из его дыма. Я устроила Ханну на кровати, затем переоделась и прикончила упаковку ДингДонга*, которую миссис Руиз положила мне в карман в Детском Коттедже. Я вывалила книги на кровать, чтобы поскорее закончить. Как раз, когда я закончила с определенными интегралами, появилась мама. Она вошла на цыпочках, приложив палец к губам.
- А? О, - я и не поняла, что Ханна уснула у меня на руке. Она так естественно на ней устроилась.
- Сет заходил, - прошептала мама, поднимая Ханну на руки.
- Чего он хотел? – Я опустила учебник.
- Я бы предположила, что хотел увидеть тебя.
Ага. Я не видела Сета весь день. Очевидно, что он избегал меня, а я его.
Вера, не могла бы ты потушить свечи тут? – услышала я маму. -  У меня целая вечность ушла сегодня на то, чтобы отскрести воск с твоего комода.
Вера звучно задула свечи. Пока мама уходила, Вера спросила:
- Раз уж ты здесь, может ты видела мою змею? Не могу найти ее.
- Твою что?!
Ох, мама. Я покачала головой. Должно быть, до нее дошло, или она просто понадеялась, что Вера пошутила, потому что она вздохнула и стала подниматься наверх.
- Счет? - крикнула я через перегородку.
Я представила, как Вера усмехнулась. А затем она сказала:
- Ты не видела мою змею? Она еще крошка, всего около метра. Зеленая.
Она же шутила, верно?
- Ага, я видела, как она скользнула под твое одеяло и оставила тебе небольшой подарочек, - ответила я.
Вера фыркнула.
Я залезла под свое одеяло. Все, чего я хотела, было закрыть глаза и вернуться в субботний вечер. К нашему поцелую.
Телефон напугал меня.
- Привет, - сказала Сеси. – Ты идешь?
О Боже мой. Я заснула. Я моргала, глядя на часы. Было одиннадцать двадцать.
- Я сейчас буду. Прости. Через полчаса.
- Я подожду, - ответила она, - поторопись.

***

Она стояла, скорчившись в дверях магазина, галогеновая лампа сигнализации резко высвечивала ее лицо.
- Прости, - сказали мы одновременно, как только она залезла в джип и захлопнула дверь. Мы обе расхохотались нервным смехом.
- За что ты просишь прощения? – спросила она.
- За опоздание. Я не забыла. Просто уснула.
Она потянулась через сиденье и поцеловала меня. Я поцеловала ее в ответ. И не хотела ее отпускать.
- Здесь вниз по улице есть круглосуточная кофейня, - сказала Сеси. – Можем поговорить там.
Я неохотно отпустила ее.
- А ты за что извиняешься? – спросила я, сдавая назад и выезжая из переулка.
- За сегодня, - ответила она. – Не могу поверить, что обошлась с тобой так, - она взяла мою руку и держала у себя на коленях. – Ты простишь меня?
- Конечно.
Разве я могла не простить?
- Нам будет тяжело в школе, - сказала она. – Поверни налево здесь.
Я следовала ее указаниям до ресторана «Голубая устрица». Когда мы приехали, я заглушила мотор и сидела, держа ее руку на своих коленях, чувствуя ее тепло, согревавшее меня. Она поднесла мою руку к губам и поцеловала костяшки пальцев.
- Пойдем, поговорим, - ее дверь со скрипом открылась.
Был занят всего один столик. Три женщины в халатах, выглядевшие будто они только что с работы, завтракали. Сеси спросила официантку, можно ли нам занять кабинку позади, и мы заняли ее, скользнув на сидения друг напротив друга. Сеси оперлась локтями на стол и протянула свои руки. Я пропустила свои пальцы сквозь ее. Я любила ее руки. Такие сильные. Мягкие. Любила все ее кольца.
- Что бы вы хотели, дамы? – спросила официантка.
- Черный кофе, - ответила Сеси, не отводя с меня глаз. – Лучше без кофеина.
- А мне горячий шоколад, - я улыбнулась официантке.
- Будет сделано.
Она ушла и Сес сказала:
- Я люблю тебя.
- Любишь? – после сегодняшнего дня я не была уверена.
- Нет, - покачала она головой. – Нет, я просто так встаю на рассвете, чтобы представить, что мы завтракаем вместе у наших шкафчиков. Знаешь, у меня даже нет уроков в семь утра. Я бросила эти занятия в первый же день.
- Что?!
- А затем мне приходиться тащить свою задницу вниз на три этажа, чтобы застать тебя в коридоре между третьим и четвертым уроком. И я слоняюсь возле туалета рядом с художественной студией, чтобы увидеть, как ты идешь по коридору. Я каждый день опаздываю на алгебру. Мне нравится, как ты двигаешься, кстати, - она оглядела меня сверху вниз. Затем ее глаза потемнели, и она добавила. – Я пыталась подкупить этого идиота Уинслоу, чтобы он поменялся местами со мной, но он слишком сильно на тебя запал.
- Ты пыталась подкупить Уинслоу? – я коротко рассмеялась. – Сколько предложила?
Она фыркнула.
- Двадцать баксов. Сказала ему, что если этого не достаточно, то я могу заняться с ним сексом. Но он не согласился.
Я разразилась смехом. Она расцепила наши руки и стала загибать свои пальцы:
- Дай-ка подумать, я езжу мимо Детского Коттеджа после школы, чтобы посмотреть, там ли ты еще, вдруг я смогу увидеть тебя мельком в окне. По дороге в школу я езжу мимо твоего дома. Иногда из библиотеки я наблюдаю, как вы, ребята, идете на обед. Пару раз я даже поехала за тобой, чтобы узнать, что ты любишь есть. Так чтобы знать, если я когда-нибудь, хоть когда-нибудь, пойду с тобой на свидание… - она замолчала и посмотрела в сторону. – И все же это было слишком тяжело – видеть тебя рядом с ним.
- Ок, хватит, - у меня ком в горле был размером с арбуз. Слава Богу официантка принесла нам наши напитки, так что у меня была пара минут собраться с мыслями. Боже мой, она чувствовала то же, что и я. Полностью, беззастенчиво влюблена. Мы подняли наши чашки одновременно, сделали по глотку и изучали друг друга. Сеси, опустила чашку первой.
- Мы не можем быть вместе в школе, Холланд. Или там, где кто-то может знать нас. Знать тебя.
Я подула на какао и нахмурено посмотрела на нее:
- Почему?
- Потому что я не хочу, чтобы ты проходила через все это дерьмо.
- Но…
Она подняла руку.
- Ты не знаешь какого это. Случай со шкафчиком был лишь мелочью. Ок, очевидно, это квалифицируется как полноценное преступление на почве ненависти, но это ничего не стоило. Не то что мои проколотые шины.
У меня отвисла челюсть.
- Кто-то проколол тебе шины? Кто? Это случилось на школьной парковке?
- Школа. Торговый центр. Назови сама. Но это можно починить, исправить. Дело в других вещах, в шепоте за спиной, в смехе в лицо, будто у тебя нет чувств. Хочешь знать сколько раз в день меня называют лесбухой? Черт, я даже не знаю, - она наклонила голову на бок, - я сбилась со счета. Это те, кто общается с тобой, впрочем… - она покачала головой. – В людях слишком много ненависти. И это меня пугает, понимаешь? Я правда боюсь физического насилия. Помнишь тот день у автомата с напитками? Господи, я правда испугалась. Это не значит, что я позволяю страху управлять мной, или что я боюсь быть собой. Я горжусь тем, что я лесбиянка. Но мне пришлось проделать большой путь. И пережить огромную кучу дерьма. И мне невыносима мысль, что тебе тоже придется проходить через это, даже малую часть из этого, - ее голос стих.
Я потянулась и погладила кольцо на ее указательном пальце. Серебряное, с зигзагообразным узором.
- Я справлюсь, Сеси.
- Что ж, а я нет, - отрезала она. – Смотри, - она перевернула свои ладони и взяла в них мои. – Тебе до выпуска осталась всего лишь пара месяцев, так?  Потом ты будешь далеко от всех, кто тебя знает. Не то, чтобы общество там будет лучше, но от совершенно незнакомых людей отмахиваться легче. Плюс, - она провела большими пальцами по моим, - я не думаю, что ты понимаешь все последствия своего решения.
- Это не решение. Просто я такая.
- Не важно. Ты еще не примирилась с тем, что значит быть лесбиянкой.
Лесбиянкой? Так вот кто я? Я не думала о себе в этом ключе. Не обозначала себя ярлыком. Все, что я знала, - это что я любила ее.
Она рассматривала мое лицо, мои глаза.
- Тебе предстоит многое пережить, Холланд. Поверь мне. И это по тебе больно ударит.
Ударит по мне. Я представила себя, пропускающей через свое нутро всю эту боль, почувствовала, как правота ее знаний и опыта проникает в меня. Я и Сеси одновременно сделали глубокий вдох и выдохнули. Она убрала руки и водила указательным пальцем по краю чашки.
- Я ненавижу говорить такое, но только подумай, что твой каминг-аут сейчас сделает с Сетом?
Сет. Насколько бесчувственной я могла быть? Люди могут быть жестоки. Его семья, друзья, Купер.
- Ты права, - кивнула я, - ты права.
Я откинулась назад, скрестив руки на груди. Он этого не заслужил. Он не имел отношения к моей любви к ней.
- Обещаешь, что никому не скажешь? – спросила Сеси. – Не сейчас, по крайней мере.
- Я посмотрела в ее глаза – беспокойные, полные паники. И я полностью осознала, что она хочет защитить меня. Я никогда, никогда не хотела снова видеть, как ей больно.
- Я обещаю.
- Хорошо, - она с облегчением выдохнула.
Подняв чашку, она отпила и улыбнулась мне:
– До тех пор, - сказала она, - пока не придет время, я буду хранить тебя в секрете.

Отредактировано Пульс (05.03.22 14:37:52)

+4

47

Пульс
Спасибо большое за перевод! С нетерпением жду новых глав!

0

48

Глава 18

Мы пытались выяснить, когда с нашими убийственными расписаниями мы могли бы побыть вместе. По выходным Сес помогала матери с обслуживанием вечеринок и периодически участвовала в представлениях. Школа Саутгленн больше не планировала участия в соревнованиях штата по плаванию – вот уж сюрприз – так что эта повинность должна была скоро исчезнуть из моего расписания. Единственное время, когда Сес была не занята – это в одиннадцать вечера после работы. Я предложила ей встречаться еще и перед школой.
- Бассейн открывается в шесть, и в нем никого как в пустыне до шести сорока пяти или даже до семи часов, - говорила я ей. – Еще есть факультатив гимнастики три раза в неделю в зале, но они обычно раньше семи не начинают.
Сес застонала.
- Эй, - я заглянула под козырек ее бейсболки, - нам всем приходится чем-то жертвовать.
Мне было так тяжело держаться от нее вдали в школе. Наверное, она продолжала вылавливать меня между уроками, потому что мы встречались в коридоре три или четыре раза за день. Где бы мы ни сталкивались, она встречалась со мной взглядом и, не меняя выражения лица, прижимала кулак к своем сердцу. Каждый раз от этого будто электрический разряд проходил сквозь меня.
Следующие две недели каждый вечер я тайком ускользала из дома, чтобы встретиться с ней - на наши тайные рандеву в Голубой Устрице. После них Сес звонила мне на сотовый пожелать спокойной ночи, и мы засыпали, прижав телефоны к нашим ушам. Это было так волнующе, все равно что иметь тайного любовника. Она была волнующей. Моя жизнь наполнилась ею.
Однажды вечером я пришла домой после работы, и мама у плиты жарила гамбургеры.
- Оу, ням, - я обняла ее за талию. – Я такая голодная.
- Сегодня кое-что прислали для тебя, - произнесла она.
- Что? – я положила голову ей на плечо.
- Это в гостиной.
Я побрела в комнату, по дороге пощекотав за животик Ханну, сидящую на коленях у Нила.
-О, Боже мой, - мои ноги замедлились сами собой, забуксовав, я остановилась. – Они мне?
Мама стояла за мной, вытирая руки о кухонное полотенце.
- На карточке твое имя.
Я никогда не видела столько роз. Должно быть, их было дюжины две в великолепной хрустальной вазе. Желтые розы, мои любимые. У меня свело живот. Только не Сет. О, нет. Он не стал бы. Мы изредка пересекались последнее время, он едва ли замечал мое существование.
Я вытащила карточку цветочного магазина из конверта, сняв его с вазы, стоящей на ТВ, и прочла про себя: «Моей любимой. Вместе навсегда. Я люблю тебя. С.»
- Дай-ка взглянуть, - мама протянула руку.
Я сложила руки на груди, прижав карточку.
- Это личное.
Мама улыбнулась.
- Кажется, между вами двумя все только разгорается. Я заметила, какая ты счастливая последнее время. Может мне стоит присмотреться к ценам на свадебные платья?
Подошел Нил.
- О-оу.
У меня лицо запылало. А сердце пронзил укол печали. Не будет никаких свадебных платьев, никогда. И никогда не будет свадьбы.
Когда я подняла вазу, мама заныла:
- Может ты оставишь их, чтобы мы все могли ими полюбоваться?
- Может быть позже, - улыбнулась я ей, а затем и Нилу. -  Мне хочется сначала насладиться ими самой.
Мама сжала мою руку, когда я проходила мимо:
- Холланд, одна вещь меня все же беспокоит, - удерживала она меня. – Все эти ночные вылазки допоздна с ним каждую ночь – ты все еще учишься в школе, ты понимаешь?
Дерьмо. Она заметила.
- Я справляюсь, - соврала я. Впервые за все время я завалила тест. И к завтрашнему дню я должна была подготовить доклад по истории на десять страниц, который я еще даже не начинала. Школа казалась теперь такой неважной. Все было неважным. – Я не провожу с ним все время. Иногда я просто хожу в Старбакс, чтобы побыть … - я не закончила, так как Нил навострил уши.
Мама бросила на меня суровый взгляд. Но она отпустила меня, и я спаслась бегством.
Вера спрыгнула с кровати, увидев меня с цветами. Казалось, она теперь обитает здесь постоянно. Конечно, мое чувство времени и пространства исказилось. Я словно существовала в другой плоскости, в другом измерении.
- Вау, - произнесла Вера у меня за спиной, - должно быть, она очень тебя любит.
У меня сердце остановилось. Я поставила вазу на комод и медленно повернулась.
- Что ты сказала?
- Я не дурочка, знаешь ли. И эта перегородка не звуконепроницаемая, - ухмыльнулась Вера.
Каждый мускул моего тела напрягся. Она подслушивала наши разговоры. Вера оскалилась, злобно, и сбежала на свою половину склепа. Словно пеленой меня окутало предчувствие беды.

***

В пятницу после занятий я захлопнула свой шкафчик и взвизгнула. Сет стоял рядом, скрестив руки.
- Привет, - сказала я, сделав шаг назад. От него исходила злость. Я видела его ранее на студенческом собрании, где он сидел теперь как можно дальше от меня. Кирстен в тот день перехватила меня после собрания спросить, что же происходит между нами двумя.
- Мы разошлись, - ответила я ей.
- Что? – я думала ее глаза вывалятся из орбит и покатятся по коридору. – О Господи, Холланд. Когда?
- Пару недель назад.
- Ты рассказала Лии? – поникла Кирстен.
- Нет.
Лия звонила мне, когда? На прошлой неделе? Но я не перезвонила ей.  Была немного в замешательстве.
- Какого черта произошло? – спросила Кирстен. – Он…
- Ага, - я не дала ей закончить. – Понимаешь, я правда не хочу говорить об этом. – я пресекла ее расспросы, наблюдая ее отвисшую челюсть. Позволяя ей самой додумать, что это он порвал со мной. Так я, по крайней мере, спасала его достоинство.
- Хочу забрать свои вещи из твоего Джипа. – прорычал Сет, вернув меня в реальность.
- Ладно. Прости. Я забыла, что они у меня.
Он повернулся и последовал к выходу. Сеси только что подошла к шкафчику и, должно быть, тоже слышала его или ощутила его ярость. Мы обменялись гримасами.
Я поспешила за Сетом. Подойдя к Джипу, он замер, глядя на меня через пустую парковку. Я открыла дверь со стороны водителя и вытащила его спальный мешок и плиту для кемпинга, хоккейную клюшку и шайбу. Я протянула их ему. Не говоря ни слова, он ушел. Он сделал всего лишь пару шагов, прежде чем обернулся ко мне и спросил:
- Что было между нами, Холланд? Скажи мне. Ты просто игралась со мной?
О, Господи. Я не хотела этой ссоры. Ни сейчас, ни когда-либо еще. Что я могла ответить ему? Наши отношения были сплошным враньем, Сет. Я врала себе. Но это никак не связано с тобой. Никак совершенно.
То, о чем он спрашивал… об обмане. Знал ли он правду? Подозревал? Сердце мое стучало молотом. Я открыла рот, чтобы сказать… сказать что? Я ничего не могла ответить.
Прежде чем удалиться, он пригвоздил меня взглядом, от которого у меня кровь застыла.
Я почувствовала ее рядом с собой.
- Я думаю, он знает, - сказала я.
- Откуда?
Я покачала головой.
- Я не… - ответ возник в голове сам собой. – Вера.
- Я бы не беспокоилась насчет Веры. – сказала Сес. – Она не рассказала бы.
Я посмотрела на Сес. Она не знала Веру так хорошо, как я.

***

Субботу мы с Сеси провели вместе. Целый великолепный день. Сначала мы пошли в блинную позавтракать, потом поехали в горы. Тропа вела в Арапахо*, и мы шли по ней, держась за руки и болтая, делясь нашими самыми сокровенными мыслями и мечтами, делясь друг другом. Мы едва заметили, как пошел снег.
Вернувшись в машину я включила печку, и мы начали целоваться. И поцелуи закончились тем же, чем и всегда.
- Сес, - прошептала я в ее ухо хрипло, пока мы жались друг другу под одеялом на заднем сиденье, вжимаясь друг в друга и замерзая до смерти, - я ненавижу это. Нам нужно найти место.
- Я знаю, - сказала она, все еще тяжело дыша. – Я работаю над этим.
- Работай быстрее, - ответила я.

***

В понедельник на полке в моем шкафчике было приклеено сердце из розовой плотной бумаги с шоколадной конфетой «ПОЦЕЛУЙ ХЕРШИ» посредине. Она оставляла мне ПОЦЕЛУИ везде весь День святого Валентина. В кармане моей крутки, в моих вещах.
На обороте, вместе со стрелой была написана записка. Я перевернула.
«Любовь моя, сегодня, - писала она, - встреть меня после работы. У НАС ЕСТЬ МЕСТО.»
Мой желудок сделал тройное сальто. Такое, что ни за что не хотелось бы испытывать его весь день.
Лия и Кирстен перехватили меня на улице перед медиа центром прямо перед обедом. Я отсиживалась там, надеясь не пересечься с Сетом. Держалась так от всех подальше.
- Мы тебя похищаем, - сообщила Кирстен, хватая меня за руку.  Лия вцепилась в другую.
- Куда мы идем? – Я переводила взгляд с Кирстен на Лию и обратно в то время, как они тащили меня по коридору.
- На остров Булимии, - ответила Кирстен, - также известный как мой дом. Мы укроемся там до конца дня и будем делать шоколадные хрустящие печенья. Затем мы все их съедим и будем засовывать себе пальцы в глотки до рвоты.
- Нет, не будем, - Лия прицыкнула языком. – Мы посвятим себя уходу за лицом и ногтями. Может быть осветлим волосы. Сделаем макияж друг другу.
Я уперлась ногами в ковровое покрытие в конце коридора, мы замедлились и остановились.
- Я не могу. У меня тест по экономике сегодня.
Они обе застонали.
- Простите, - произнесла я, возвращая себе обе руки.
- Тогда сегодня вечером, - сказала Кирстен. - Я знаю, ты никогда не забиваешь на работу, Мисс Анал и Ответственный работник, но после работы мы тебя заберем.
- Нет, - покачала я головой, - у меня много дел.
Мне надо было завершить набросок сегодня. Должна была закончить сегодня.
- Видишь? – Кирстен обратилась к Лии, уперев руки в бедра. – Я говорила, ей насрать на нас как на своих друзей.
- Вовсе нет, - запротестовала я. Почему они так подумали? Потому что я не общалась неделями? Черт.
- Кирс рассказала мне про Сета, - сказала Лия. – Ты мне даже не позвонила.
В ее голосе слышалась боль. У меня сердце ухнуло. Мне ей следовало рассказать. Придумать для нее историю или что-то, хотя я ненавидела врать. Поэтому, очевидно, я так плоха в вранье. И мой план самосовершенствования не включал прокачку этого навыка.
- Почему он порвал с тобой? – спросила она. – Что случилось, Холланд?
Что я могла ей ответить? Я стала лесбиянкой? Я всегда ею была, я просто никогда об этом не знала? Все, что я могла ответить, это… ничего.
- Она не хочет с нами разговаривать, - Кирстен опустила руки. – Я же говорила. Она в нас, как в друзьях, больше не нуждается.
- Это не правда, - они были нужны мне. Просто не сейчас.
Лия взяла меня за руку.
- Мне так жаль, Холл. Я знаю, как это больно.
Кирстен щелкнула пальцами.
- У меня идея. Давайте организуем клуб. Клуб «Я навсегда покончила с парнями».
Я рассмеялась. Звучало куда смешнее, чем они могли подумать.
- Мне нравится, - сказала Лия, - запишите меня.
- Ты с нами? – Кирстен вскинула подбородок в мою сторону, а затем начала рыться в своей сумке в поисках ручки и блокнота.
- С вами, - я улыбнулась им. Как бы мне хотелось все им рассказать. Я хотела обо все этом поговорить так сильно. Поговорить о Сес. О нас.
Лия сказала:
- Нам нужно собраться вместе, втроем. Серьезно, у меня уже ломка от нехватки дружеского общения. Давайте запланируем ночевку в субботу.
- Я в деле, - сказала Кирстен.
Зазвенел звонок и двери открылись по всему коридору. Народ повалил из классов.
- Скажем, часов в семь? – Лия подвела нас к стене. – Захватишь меня по дороге, Холланд?
- Я не могу, - ответила я, - я не смогу прийти. Думаю, я буду занята.
Они обе уставились на меня.
Что я сказала?
- В смысле, у меня планы. Уже.
Атмосфера между нами поменялась. Температура явно понизилась.
- Пойдем, Лия, - Кирстен запихнула блокнот обратно в сумку и схватила Лию за рукав ее свитера. – Мы были правы в первый раз.
Лия обернулась через плечо, пока Кирстен маневрировала сквозь толпу, ведя ее за собой, и встретилась со мной взглядом. «Позвони мне», - произнесла она одними губами, прижав к уху невидимый телефон.
Я притворилась, будто не вижу ее.

***

Сеси ожидала меня как обычно у задней двери пончиковой. Я подъехала и ждала ее , не глуша мотор, но она жестом поманила меня внутрь. Что-то новенькое. Я запарковалась в переулке рядом с ее Неоном и закрыла машину. Затем вспомнила про свой мешок и достала его с заднего сидения.
Она обняла меня в свете огней сигнализации. Потянувшись назад, она открыла дверь и затащила меня внутрь.
- У нас время до четырех тридцати, - сказала она. Затем придет утренняя смена. Не знаю, почему я раньше не подумала об этом месте.
Она постаралась. Рядом со стеллажами Сес поставила маленький столик с коллекцией свечей. На нем был портативный CD плеер, и мелодичная инструментальная музыка наполняла комнату. Пахло корицей, ореховой пастой и ванилью. Как она сама. Рядом со столиком Сес соединила два спальных мешка и добавила подушку.
Я посмотрела на нее и улыбнулась. Она взяла меня за руку и потянула вниз.
- У меня для тебя подарок, сказала она, опускаясь коленями на спальный мешок.
- Еще один? – я встала на колени перед ней. – Ты уже подарила мне цветы. Теперь моя очередь.
- Вот, - она протянула что-то прямоугольное. Приходилось сильно присматриваться в этом мерцающем свете свечей.
- Что это? – я повернула коробку. Никаких лейблов.
- Это демо-версия «Гноя». Раз уж они тебе так понравились.
Я рассмеялась.
- Я люблю, когда ты смеешься, - ее губы растянулись в улыбке. – А вот настоящий подарок.
Она потянулась к подушке позади себя и достала маленькую коробочку. Она была обтянута красной фольгой со множеством маленьких серебристых бантиков на ней.
- Сеси…
- Открой ее, - потребовала она.
Пока я разворачивала бумагу, она добавила:
- Я знаю, ты не носишь ювелирные украшения, но я подумала… - она замолчала и закусила губу. Я подняла крышечку коробки и увидела тонкую золотую цепочку. На ней висел талисман.
- Это цепочка на щиколотку, - пояснила Сес, беря ее у меня из рук. – Это символ Венеры. Две женщины соединены вместе навечно.
Я изучала его внимательно.
- Оно великолепно.
- Ты не обязана ее носить.
- Конечно я буду ее носить. Вот, надень мне ее.
Я отсела назад и протянула ей свою ногу, а она потянулась к моей лодыжке. Она сняла с меня ботинки и носки и застегнула цепочку вокруг левой щиколотки. Никогда ее не сниму. Никогда. Я села на колени.
- У меня тоже есть для тебя подарок.
Ее глаза засияли. Я потянулась за сумкой, открыла ее и вытащила рисунок.
- Делала по памяти, так как у меня нет фотографий. Точнее, пока что нет, - я протянула ей его.
Она открыла рот. Затем моргнула и произнесла:
- Это я?
- Нет, это та странная девушка, которую я все время вижу во сне, - вытаращила я на нее свои глаза.
Выражение ее лица не менялось, пока она изучала рисунок.
- Ты такой меня видишь? Я имею в виду, я красивая.
Я потянулась к ней и взяла нежно ее лицо обеими руками.
- Да, так и есть.
Она обхватила меня руками, сжимая портрет за моей спиной.
- О, Холланд. Я так тебя люблю, - произнесла она.
- Я тоже тебя люблю. Всем сердцем.

*Арапа́хо (англ. Arapaho National Forest) — национальный лес в центральной части штата Колорадо, США.

+3

49

Глава 19

Глядя на меня в зеркало можно было бы подумать, что я все та же Холланд Джаггер, что и раньше. Но это было не так. Я открыла ту часть себя, что таилась в самой сердцевине моего естества, которая и делала меня той, кем я и была. И которая все больше проясняла мое положение по отношению к другим людям. По отношению к Сеси, конечно, в первую очередь, но и по отношению к остальному миру. Я осознавала, как мир воспринимал меня, и что он мог со мной сделать.
Сеси была права – внезапно меня осенило как сильно я была уязвима. Потому что «что люди о тебе думают» имело значение.
Сидя в кабинке для индивидуальных занятий, расположенной в задней части медиацентра, я смотрела через окно как битком набитый людьми автомобиль заворачивает за угол. Должно быть, поехали в МакДональдс или ТакоБелл. Я закрыла глаза и вздохнула. Мне начинала надоедать моя добровольная самоизоляция. Я скучала по своим друзьям. По Лии, по Кирстен, даже по Сету. Я тосковала по нашей болтовне, по смеху. Мне не хватало наших вылазок на обед, вылазок на каток, куда угодно, но все вместе. Это не значит, что Сеси не было достаточно для меня. Она была всем для меня. Просто в моей жизни всегда было больше людей.
-Здесь занято?
Я обернулась.
- Лия, привет, - я просияла. – Нет. Садись.
Я спешно огляделась и придвинула ей стул из прилегающей кабинки. Она скользнула на него.
- Что с тобой происходит? – спросила она.
Кровь прихлынула к щекам.
- Что ты имеешь в виду? – я опустила голову, притворяясь, будто пытаюсь найти, где я остановилась в Кентерберийских рассказах.
- Я звонила тебе четыре раза на этой неделе, а ты так и не перезвонила. Я что-то сделала? Ты злишься на меня?
- Нет.
Она смотрела мне в глаза. В её читалась боль.
- Лия, ты ничего не сделала. И я не злюсь на тебя. Клянусь. – я перекрестила сердце дважды, как мы когда-то делали, будучи маленькими детьми.
Лия внимательно меня изучала.
- Мы тебя совсем не видим. Я тебя не вижу. Ты будто исчезла с лица земли. Ты больше не ходишь с нами на обед, никогда не заходишь ко мне и не звонишь.
- У меня просто много дел, - ответила я. Слишком много.
В доказательство я достала свой рюкзак на стол.
- В этом семестре у меня невероятный перегруз. Просто безумие.
Лия исследовала мое лицо. Я даже не могла посмотреть ей в глаза. Понизив голос она спросила:
- Хочешь поговорить об этом, Холланд? Потому что, знаешь, я твой друг независимо ни от чего. Ты можешь мне все рассказать.
Страх пронзил мою спину. Она говорила не о Сете. Она знала. Он рассказал ей? Или Вера? Или это было мое воображение? Почему меня так испугало то, что Лия может все знать?
Я хотела рассказать все Лии больше всего на свете. У меня сердце разрывалось от любви к Сеси. Но я не могла. И не стала бы.
- Мне нечего тебе рассказать, - я натянула фальшивую улыбку и пожала плечами.
- Что ж, ладно, - Лия поднялась, чтобы уйти.
- Лия…
Она накинула сумку через плечо.
- Прости, - сказала я ей вслед, снимая очки и вытирая глаза. – Дело не в тебе. Дело во мне. Я… Просто не могу.
Она обернулась.
- Мы лучшие друзья, Холланд. Ты можешь рассказать мне что угодно, вообще все, и я все равно буду тебя любить.
У меня слезы брызнули из глаз. Дело было не в этом. Я отвернулась к окну. Дело было не в том, что я не доверяла ей.
- Холл?
Я взяла себя в руки.
- Я позвоню тебе сегодня, ладно? – я обернулась и улыбнулась ей. – Я обещаю. Как только доберусь до дома.
Ее взгляд потеплел.
- Хорошо. Я буду дома. Буду ждать.
Глядя на то, как она проходит сквозь двойные двери, покидая медиацентр, я осознавала, что соврала. Я не позвоню Лии. Я не могла. Потому что я не была уверена в том, что если бы мы начали говорить, я бы смогла сдержать свое обещание Сеси.

***

Погода была не по сезону теплой для первой недели марта. В Детском Коттедже Джуди открыла игровую площадку, и когда я пришла туда все дети, занимавшиеся раскопками динозавров в песочнице, облепили меня.
- Мисс Холланд, посмотрите как я катаюсь, - проговорила Кортни, тормоша мою руку.
- Нет, - ревел Кевин, дергая меня за другую руку. - Она играет со мной в песочек.
- Вау, тише, я со всеми играю, - я свела глаза в куч, посмотрев на Джуди, и она хихикнула.
После раунда игр я взгромоздилась на песочницу, сделанную в виде черепахи, томясь на солнышке и греясь в его живительных лучах. От криков со стороны горки сворачивалась кровь и разбивались мои грезы. «Почему маленькие дети все время кричат?» - задавалась я вопросом, улыбаясь сама себе. Потому что они любят звуки своего голоса. Я любила звуки их голосов. Внезапно меня охватила волна сожаления. У меня, должно быть, никогда не будет детей.
Боль пронзила все тело. Дети. А как же дети?
«Должен же быть выход»,- подумала я. Почему нет? Усыновление. Мы могли усыновить? Я даже не знала, могли ли. Искусственная инсеминация. ввести в свое тело сперму какого –то парня, которого ты даже не знаешь? Фу-у. От этой мысли я почти что захотела быть беременной от Сета. Из него бы вышел отличный отец.
Может я могла бы попросить Сета…
Нет. О чем я вообще думала? Я бы просто его использовала. Как только я забеременела, я бы вернулась к Сес. Я бы захотела растить наших детей с ней вместе.
Что если у меня никогда не будет детей?
- Мисс Холланд, вы меня зажали.
Я вернулась в реальность, понимая, что качаю Кортни. Я даже не осознавала, что держу ее. Неохотно я ее отпустила.

***

Будучи совой, Сеси не часто меня баловала утренними свиданиями, но однажды утром она появилась в бассейне. Я как раз заканчивала круг на спине, когда почувствовала ее присутствие. Она сидела у края, уперев локти в колени, зажав стакан с кофе обеими руками.
- Что я только не делаю ради любви, - сказала она, когда я подплыла.
Я обрызгала ее. Она поставила стакан на пол и начала меня топить. Погоня продолжалась до самой раздевалки, где я поймала ее, прижав к стене. Забирая свою награду.
Я захватила полотенце и шлепнула им ее перед тем, как уйти в душ. Намылив голову, я почувствовала прохладные покалывания на коже. Я открыла глаза.
Сеси стояла передо мной, обнаженная.
У меня дыхание перехватило.
- Что ты делаешь?
- Мою тебе голову, - перехватила она инициативу. Смеясь, мы начали намыливать друг друга и не смеясь тоже, как вдруг я услышала:
- Холланд, это ты?
Я рукой закрыла рот Сеси.
- Ээ, ага, - ответила я.
- Это Бонни Лукас, - голос ответил откуда-то со стороны раковин.
- О, здрасьте, миссис Лукас, - я сгримасничала Сес. Она отлепила мои застывшие пальцы от своего лица.
- Твоя мама рассказала, что Вассарский колледж и Брауновский университет отказали тебе. Мне очень жаль.
- Не страшно, - сказала я. Вообще-то это было облегчением, мама отвалила от меня ненадолго.
- В них сложно поступить. В любом случае, это их потеря, не твоя.
- Точно. Спасибо.
«Уйди, - молилась я, - Пожалуйста, уйди».
- Знаешь, ты могла бы попробовать перевестись туда в следующем году.
- А это хорошая идея? – закрыла я глаза. Сеси продолжала творить со мной невероятное с помощью куска мыла, отчего я была не в состоянии поддерживать беседу.
- Хочешь, я заеду за тобой, заберу на ужин у губернатора в субботу? – спросила миссис Лукас.
В эту субботу? Я же решила пропустить его, сославшись на смертельную болезнь, если мама спросит почему.
- Нет, - ответила я, невозможность вдохнуть подводила меня. – Встретимся там.
У меня колени начали подгибаться.
- Так в какие колледжи ты подалась?
Боже. Я схватила Сеси за запястье.
- Не помню.
Наконец вода стала хлестать ледяной струей. Я закрутила краны, тяжело дыша, опираясь на Сес. Прошептала ей на ухо: «Стой здесь». Взяла полотенце и обернулась в него. Вышла.
Миссис Лукас смотрела на меня в зеркале, когда я проходила мимо нее. Открывая помаду, она произнесла:
- Ты же скажешь куда поступила, когда узнаешь, да?
- Обязательно, - я выдавила улыбку и прошла в раздевалку.
Миссис Лукас последовала за мной. Ее сумка стояла на скамье открытая, и она бросила в нее помаду.
- Я заезжала к вам вчера, - сказала она. – Ханна уже такая большая.
- Я знаю, - снова улыбнулась я.
Мы не разговаривали, пока миссис Лукас собирала и складывала свои вещи. Это было ошибкой, мне следовало продолжать разговор. Сеси вышла из душевой, завернутая в полотенце. Она замерла, увидев миссис Лукас. Глаза Сес метались в панике туда-сюда, пытаясь понять что ей делать. Что ей было делать? Она торопливо взяла свои лифчик, джинсы и футболку из кучи наших сложенных вместе вещей, пробормотав: «Извините». Она избегала встреч со мной взглядом, свернувшись на другом конце скамьи.
Даже без очков я уловила всю суть реакции миссис Лукас. Она не произнесла ни слова, просто подхватила вещи и ушла. Тоненький голосок Сес разнесся среди шкафчиков: «Упс».
Весь день я переживала. Набирала ли уже миссис Лукас в своем кабинете маму? Что она ей рассказала? Что сказала мама?
Следовало рассказать маме раньше. Не стоит ей узнавать про меня от Бонни Лукас. Ей вообще не стоит это знать ни от кого, кроме меня.
После школы по пути в туалет я столкнулась с Кирстен, выходящей оттуда.
- Привет, Кирс, - сказала я.
Она осмотрелась. Остановилась взглядом на мне.
- О. Ты со мной говоришь? – она указала пальцем на себя. – Мне показалось, что я услышала свое имя. Но это вряд ли ты, ты его даже не помнишь.
Меня немного задело.
- Прости, что не звонила.
- Полагаю, ты была занята. Слышала, как в старые гейские времена.
У меня сердце остановилось. Даже если бы я могла говорить, я не уверена, что я сказала могла бы что-то произнести в ответ. Я отвела взгляд с ее лица и уставилась в пол. Нет! Это выглядело как признание вины, а я не была ни в чем виновата. Я подняла голову, чтобы ответить, но Кирстен опередила меня:
- Я тебе не верю, - сказала она. – Полагаю, теперь мы знаем почему ты поднимала шумиху по поводу того клуба.
Я чувствовала, будто проваливаюсь в дыру. Почему? Я же не сделала ничего плохого.
- Хватит, Кирстен, - собралась я. – Тебя это не касается.
Она наигранно улыбалась.
- Что ж, я просто сделаю так, чтобы касалось, - она развернулась и удалилась с важным видом.
Что это значит? Это была угроза? Что она могла сделать? Она напугала меня.
Я оставалась в Детском Коттедже так долго, сколько только могла, приводя в порядок книжные полки и расставляя стулья. «Что ждет меня дома?» – задавалась я вопросом. Я воображала «нам_надо_серьезно_поговорить» голос мамы, приветствующий меня в дверях.
Меня поприветствовал пустой дом. На холодильнике была записка: «Мы у родственников Нила. Они хотят семейный портрет со всеми внуками.»
Внуки. Я в их число, конечно, не входила. Она нарисовала сердечко и написала рядом: «Мама». Под ним: «П.с. Я оставила тебе жареную курицу в духовке.»
Звучит не зловеще.
Спустя час они вернулись домой, и она зашла спросить как прошел мой день.
- Хорошо, - ответила я ей. Она поцеловала меня в макушку и ушла.
Может быть, миссис Лукас не интерпретировала то, свидетелем чему она была, так, как я боялась. Может быть, Кирстен просто сорвалась. Я переживала об этом еще пару дней, и, когда ничего не произошло, я обнаружила, что это была передышка.
Вскоре в школе узнали все. Вообще-то никто мне ничего не предъявлял, и не говорил. Но когда я шла по коридору, я чувствовала себя так, будто люди видят ее на мне – отметку. Лейбл или просто сияющую красную «Л» на груди. Их взгляды задерживались на мне немного дольше, и я кожей чувствовала, что они осуждают меня. Изгоняют меня. Хуже всего было то, что я не могла себя защитить. Мне хотелось кричать: «Хватит! Прекратите на меня смотреть. Я все тот же человек. Которого вы знали. Вы голосовали за меня. Это я, Холланд. Я не изменилась».
В этом чувствовалась рука Кирстен. Она хороша, когда речь идет об исполнении ее угроз. Черт бы ее побрал. За что она так со мной?
Если бы я только могла открыться и быть открытой. Я любила Сеси. Я не стыдилась этого. Я хотела, чтобы все в школе об этом знали. Хотела, чтобы весь мир знал. И чтобы об этом знал один человек мне хотелось особенно. Мама.
Меня убивало то, что мне приходилось скрывать от нее правду. Я чувствовала себя предателем каждый раз, когда она спрашивала про Сета, и совесть терзало чувство вины. Я хотела, чтобы она знала правду. Она была моей мамой, я должна была ей сказать.
Но сама мысль рассказать все маме пугала меня больше, чем все остальное. Почему? Мы же всегда умели договариваться. В сравнении с большинством людей у нас с ней были отличные отношения. Я просто не знала как затронуть этот вопрос, особенно после того, как она велела мне перестать общаться с Сеси как с другом. По сути мы с мамой никогда не обсуждали гомосексуальность. В смысле, никогда к слову не приходилось.
До сих пор мое обещание, данное Сеси, защищало меня. Когда придет нужное время, я сообщу маме. Сообщу всему миру. Я любила Сес. Мама поймет. Как она говорила, она знала все о любви. После того, как она узнает Сеси поближе, она полюбит и ее.

***

Бессонные ночи брали свое. Мне казалось, что моя жизнь стекла в один длинный, непрекращающийся поток, и мне совсем не хотелось грести к берегу. Впрочем, только на адреналине человек может жить так долго. Я едва успевала отслеживать дни. Как-то во вторник или среду, когда я пришла домой после работы, умирая от усталости, но зная, что у меня впереди часы учебы до встречи с Сес, я нашла маму на кухне, покрывавшую глазурью шоколадный слоеный пирог.
Я пропустила День рождения? Не свой же, верно? Нет, я еще не на столько плоха. Мамы или Ханны? Нет. Веры? Нила?
- Что за повод? – спросила я, окуная палец в чашу с глазурью.
Мама воткнула нож в луковицу и крутанулась, повернувшись ко мне. Оттесняя меня назад, почти что сбив с ног, она сказала:
- Это правда? Ты встречаешься с той девушкой?
Мой взгляд метнулся к Вере, которая замертво остановилась в проходе между гостиной и кухней.
Я могла соврать маме.
Нет, не могла.
- Да, - ответила я.
Ее глаза полыхнули огнем.
- Ты спишь с ней?
О, Боже. Нам обязательно это обсуждать? Сейчас?
- Что ж, вообще-то, - я хмыкнула, - мы мало спим.
Жгучее чувство вспыхнуло в моей голове прежде, чем я осознала, что мама меня ударила. Слезы брызнули из глаз, больше от шока, чем от боли.
- Мам, ты не поняла? – потянулась я к ней. – Я люблю Сеси.
Она ударила меня снова, сильнее, и я вывалилась, спотыкаясь, в столовую, ударившись бедром о комод. Нил кормил за столом Ханну, Вера скользнула на свое место. Мать набросилась на меня, колотя по спине.
- Мам, - пыталась я отбиться от нее, но не могла. Она обезумела.
Нил подскочил. Он обхватил маму сзади и произнес:
- Хватит. Нам не нужно проявлять здесь насилие.
Мать кричала мне:
- Я не растила тебя лесбиянкой!
Из ее уст это звучало как самое грязное слово в английском языке.
- Это болезнь. Извращение. Ты извращенка.
Нил держал ее мертвой хваткой.
- Все не так, - я потянулась к ней, пытаясь успокоить, объяснить. – Это прекрасно. Мы любим друг друга.
Она вырвалась из захвата Нила и набросилась на меня. Ударила меня снова, просто стала наносить удары по лицу и рукам, всюду, куда могла дотянуться руками. Нил втиснулся между нами, отражая ее удары. Пытаясь.
- Ты мне противна! – кричала она.
Я услышала, что Ханна заплакала.  Я встретилась глазами с Верой, которая сидела через стол словно окаменевшее дерево. Почти. Она улыбалась?
- Я хочу, чтобы она ушла, - сказала мать Нилу.
- Тебе лучше уйти, - Нил сказал мне.
- Уйти? Куда уйти? – спросила я.
- Ко всем чертям, - ответила мать.
- Мам…
- Иди, - визжала она. – Убирайся, убирайся. Выметайся отсюда!
- Ладно. Боже. Могу я по крайней мере собрать кое-какие вещи?
Ее лицо было багряным, будто она сейчас взорвется.
- Две минуты, - сказала она Нилу. – Я хочу, чтобы через две минуты ее не было в этом доме.
Он вытаращил на меня глаза. Ханна выла и икала.
- О, Ханни, - остановилась я, чтобы ее успокоить.
Мать оттолкнула меня и завизжала:
- Ты, не трогай моего ребенка! Никогда больше не смей трогать моего ребенка!
У меня желудок заурчал, когда я спускалась по лестнице. Боже, о Боже. Что же мне делать?
Собирать вещи? Какие вещи? Две минуты? Я расстегнула сумку и начала собирать в нее. Все, что было на комоде, смахнула в нее одним движением. Что еще? Одежда. Ящики набиты битком, я никогда не смогу упаковать все это. Шкаф тоже. Обувь. Для обуви места не было.
- У тебя одна минута, - проорала мать сверху.
Розы? Нет, их придется оставить. В любом случае, они уже мертвы. Пусть ими наслаждается теперь. И Вера тоже. Она их может даже сожрать.
Я собрала столько, сколько смогла унести. Слышала, как вещи падали на пол, пока я поднималась по лестнице. Я чувствовала себя униженной и беспомощной, и испуганной. Вера как раз спускалась вниз, и мы столкнулись. Я оттолкнула ее, прошипев:
- Надеюсь, ты счастлива. Теперь это все твое.
Она открыла было рот, но я оттолкнула ее локтем. Я не могла поверить, что она так со мной поступила. Она так сильно меня ненавидела?
Мать, поморщившись открыла дверь. А затем захлопнула ее прямо за моей спиной.
Я побрела к Джипу. Ехала. Просто ехала. Меня трясло и знобило, и руки то и дело соскальзывали с руля. У меня болела грудь. Горела щека. Бедро пульсировало там, где в него вдавился угол комода. Телефон звенел, думаю, на дне моей сумки. Все звенело. Мои уши все еще от ее крика. Я не могла дышать. Не могла видеть. Все стало размытым. Все почернело.

+3


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » Переводы » Храня тебя в секрете Джули Энн Питерс/ Julie Anne Peters