Тематический форум ВМЕСТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Секс не повод.

Сообщений 41 страница 53 из 53

1

На других ресурсах этот текст размещен под вторым моим ником RomaNova1312, я - автор. Предупреждаю, есть проблемы с пунктуацией.

Часть 1

Походу, Хмельницкая меня тупо кинула! Сначала практически заставила прийти в воскресенье в этот темный бар, несмотря на моё усиленное сопротивление, а теперь сама зависла где-то ещё. Терпеть не могу ждать, а когда тебя динамит тёлочка, которая совсем даже не твоя, а просто лучший друг, вообще, ненавижу. Иногда так и тянет расстаться с ней к чёртовой матери по смс, например, после подобных выходок, но, говорят, близких людей нужно принимать такими, какие они есть. Я огляделась в поисках того, с кем вечер мог бы превратиться в менее ужасный. Моё внимание привлекла одинокая девушка в костюме, определить её возраст было очень сложно, но явно уже за тридцать, красивая и, видно, не глупая, обычно на одну ночь я выбираю кого-то попроще, но эта чем-то меня зацепила, я никак не могла оторвать от неё взгляд, её голубые глаза завораживали, а кривая самоуверенная скептическая полуулыбка, играющая на чувственных губах, просто сводила с ума.
  – Добрый вечер, чем Вас угостить? – ослепительно сверкнула я зубами.
– Давно курсы пикаперов закончили? – нахально поинтересовалась она.
– Что? – не въехала я.
– Ну, это же там учат, чтобы вопрос был таким, чтобы на него невозможно было ответить отказом, – насмешливо ответила она, легким движением головы откинув со лба русую чёлку, чем напомнила мне грациозную породистую лошадь, и продолжила, – мне отлично знаком Ваш типаж: покупаете напиток, вешаете лапшу на уши, везёте в ближайший отель и утром сбегаете, не оглядываясь.
Тоже мне Ванга недоделанная. Но я была права, она далеко не дура. И это ещё больше меня к ней расположило.
– Я не... – промямлила я, на самом деле, ей удалось застать меня врасплох.
– Давайте я сэкономлю Вам, а главное, себе время, – предложила девушка, – я – деловой человек, поэтому предлагаю пропустить никому не нужный трёп и сразу перейти к гостинице. Если, конечно, Ваш запал не пропал.
Она удивила меня второй раз за вечер.
– Я знаю одну, здесь не далеко, – взяла я себя в руки, мне уже просто было интересно, что же дальше? Она, действительно, такая смелая или после моего согласия пойдет на попятную?
– Замечательно, – она первая направилась к выходу, даже не удосужившись удостовериться, иду ли за ней я.
Она сама заплатила за номер, наличными, даже не позволив мне достать кошелек. Чёрт, кто из нас, в итоге, кого снял?! Мы вошли в комнату и она, резко развернувшись ко мне, схватила меня за кожаный ремень и притянула к себе.
– Подожди, – попросила я, – я даже не знаю твоего имени, я – Элина.
– Можешь звать меня М. А, вообще, я здесь не для того, чтобы болтать, – её нетерпеливые горячие пальцы расстегнули молнию на моих джинсах и нырнули в мои уже влажные трусики. Да, время она терять, действительно, не любит: свой первый оргазм я получила, даже не успев снять штаны.
Я попыталась избавить её от пиджака, но она не позволила, прижав меня к стене. На вид она казалась хрупкой, но руки были невероятно сильными. Я умирала от желания увидеть её без одежды. Что это, чёрт возьми, такое? Почему она ещё ни разу не поцеловала меня? Я чувствовала себя последней шлюхой, меня, похоже, реально привели сюда, чтобы тупо поиметь, не раздеваясь. Так даже я никогда не делаю, несмотря на всю мою любовь к одноразовым связям.
Она сама скинула пиджак, но только лишь для того, чтобы он не сковывал её движения, пока она срывала с меня одежду. Её властные руки нагло ощупывали каждый миллиметр моего тела, но себя она трогать категорически не позволяла, неужели она не понимает, что мне это тоже нужно, ничуть не меньше, чем ей?
Её взор стал мутным, глаза из голубых превратились практически в чёрные, она, тяжело дыша, не переставала увлечённо гладить мою кожу, которая бурно реагировала на каждое прикосновение настойчивых, но удивительно нежных пальцев. Я не хотела, чтобы она останавливалась, но и игра в одни ворота, меня тоже не устраивала. Она вся дрожала, было такое чувство, что у неё уже очень давно ничего и ни с кем не было, и теперь она, наконец-то, дорвалась до тела, до моего уже полностью обнажённого и беззащитного тела. И это было странно, уверена, такая самоуверенная красотка могла бы заполучить любую, у неё не должно было быть никаких проблем в поисках утех. Даже меня ей удалось уломать за полминуты, наверняка, этим она побила мировой рекорд. Но теперь я чувствовала себя полной идиоткой, я будто была связана по рукам и ногам, потому что любая моя попытка прикоснуться к ней, поцеловать её, грубо пресекалась и это сводило меня с ума. Я была к ней так близко, а пахла она так божественно, что у меня срывало крышу от невозможности телесного контакта с ней. Она была похожа на красивую опасную хищницу, а я походу её тупая несопротивляющаяся добыча, она с горящими глазами бросила меня на кровать и легла сверху, я всем своим существом чувствовала, как дико она возбуждена, почему же она не разрешает мне помочь ей? Я решила немного схитрить: раз она не даёт себя раздевать, есть и другой способ. Я постаралась, чтобы моё бедро оказалось у неё между ног и принялась тереться им об её промежность прямо через брюки, она громко застонала и попыталась отстраниться, но я не позволила, я лишь ускорила темп и вскоре начала замечать, что она сама прижимается ко мне всё ближе и двигается со мной в такт. Наконец, она вскрикнула и задрожала всем телом, впиваясь губами мне в плечо. Боже, меня, наконец-то, хоть куда-то поцеловали! Я прямо облегчение почувствовала, и фиг с ним, что завтра на этом месте будет красоваться здоровенный засос. Я надеялась, что после этого ситуация изменится, и она разрешит снять с себя хоть что-то, я осторожно потянулась к пуговицам на её рубашке, но, казалось, что мои действия из самых добрых побуждений её только разозлили. Она совсем не ласково ухмыльнулась и одной рукой крепко прижала мои запястья к кровати прямо над моей головой, а второй, словно из мести, резко вошла в меня пальцами и принялась засаживать их на всю длину. Благо, я была уже дико влажная: меня безумно возбудил вид того, как офигительно она кончала, ей явно стоило бы делать это почаще. Но она единолично постановила, что настал мой черед. Сегодня, вообще, почти всё решает она, а я так, лежу себе, как тряпочка, и получаю удовольствие. Она истязала меня всю ночь, как одержимая, брала меня снова и снова, а я, уже охрипшая от собственных стонов и переставшая считать оргазмы, никак не могла понять, почему позволяю этой восхитительной незнакомке, с глазами, горящими каким-то дьявольским огнем, вытворять со мной такое?! Где моя знаменитая гордость? В какой жопе застряли все мои жёсткие принципы?! Почему я сдалась под её натиском, а не сбежала от неё в самом начале, когда ещё была такая возможность?
Проснувшись, я сразу же потянулась за телефоном. Что?! Семь утра?! Да я же уже безбожно опаздываю на работу! Сексуальная террористка слиняла без следа, словно её здесь никогда и не было, я, конечно, понимала, что завтрака в постель я от неё не дождусь, но стало как-то грустно и обидно. Времени на обдумывание произошедшего у меня уже не было, надо было срочно в душ. Я попыталась подняться и застонала, но на этот раз от боли, все интимные места горели, ноги сдвигать было невыносимо мучительно, она в прямом смысле слова меня затрахала. Чёрт, как я сегодня работать должна? Передвигаясь по клинике, как обесчещенный моржом пингвин? Спасибо, как там тебя? М? Мария? Марина? А, Маньячка, наверное. Я быстро помылась, вызвала такси и направилась в больницу. Когда я вошла в свой кабинет, Хмельницкая как ни в чём не бывало сидела на моём кожаном «троне» и спокойно попивала утренний кофе из моей еле-еле выбитой у начальства кофе-машины. Коза!

– Я тебя ненавижу! – бросила я ей, ковыляя делать и себе порцию бодрящего напитка, от этой эгоистки даже такой малости хрен дождёшься.
– Ну, Жестяночка, я не виновата, что ты не с той ноги встала, – подмигнула мне подруга, – кстати, а что это за походняк пьяной шимпанзе во время половой охоты? Что у тебя с конечностями?! Ортопед не нужен? Вчера познакомилась, пока, правда, она не успела обследовать даже мой опорно-двигательный аппарат, но, думаю, ещё всё впереди.
– Лен, лучше не беси меня! – огрызнулась я, понимая, что впервые в жизни не могу выбросить из головы загадочную особу, с которой провела ночь, я была сексуально вымотана, но не удовлетворена, желание найти её, прикоснуться к ней, узнать, наконец-то, каковы ее губы на вкус, никуда не делось. Чёртова М! Как искать человека по одной долбанной букве? Не было печали. И во всём виновата вот эта необязательная короткостриженая юмористка, которая только что, не спросив разрешения, дожевала мою последнюю вкусную сливочную вафельку, я злобно зыркнула на нее и продолжила, – подруга называется, нигде вовремя появиться не может, а лучше совсем не припрётся, чтоб наверняка!
– Вообще-то, я за час до работы уже тут тусила, единственный, кто опоздал – это ты. У всех остальных не настолько стальные яйца, чтоб пропустить утреннюю летучку и знакомство с новым завотделением, – отпарировала Хмель.
– Твою ж мать! – выругалась я, сняв с себя вчерашнюю одежду и быстро натянув чистую, пара комплектов которой всегда на всякий пожарный хранилась у меня на работе, мало ли что, а сверху белый халат. Я знала, что Ленка заметила яркое пятно на моём плече, оставленное губами моей ночной истязательницы, и даже с хитрющими глазами собиралась что-то спросить по этому поводу, но в дверь вежливо постучали.
– Элина, ты уже на месте? – в кабинет заглянул главврач Пётр Карлович, уже абсолютно седой мудрый и понимающий человек.
– Простите, пробки, – ненавижу врать, особенно ему, но приходилось, так как иногда моя правда грозила раньше времени отправить его на покой по состоянию здоровья, а он нам ещё очень нужен.
– Я не за этим. Познакомься, наш новый завотделением, – он открыл дверь нараспашку и пропустил вперед девушку в белом халате. Такими темпами первой на пенсию выйду я. Те самые голубые глаза, но уже абсолютно спокойные, как озёра, в них нет и следа вчерашнего бушующего океана. Русые волосы убраны в аккуратный хвост, чёлка закреплена невидимками, и только на губах, которых я, к моему великому сожалению, так и не смогла коснуться своими, всё та же ироническая застывшая полуулыбка. Грёбанная М оказалась Мирославой Алмазовой, одним из лучших молодых хирургов-травматологов Москвы и моим новоявленным боссом. Мдаа! Дичайшее попадалово! Отличный выбор секса на одну ночь, который может стоить мне карьеры. Что её в столице-то не устраивало? На фига было тащиться ко мне в Питер? Чтобы портить мне жизнь?! Все нормальные люди делают наоборот из-за большего количества возможностей, но то, что она не совсем обычная, до меня дошло ещё накануне. Она не только физически поимела меня в грубой форме вчера в отеле, но и только что морально в присутствии двух моих ни о чём не подозревающих коллег.
Причём если я была, мягко скажем, удивлена такому совпадению, то она ни капли не поменялась в лице, на нём лишь появилось лёгкое превосходство. Очевидно, что эта М-мегера с самого начала знала, кто я. И это ни капельки не честно, скажу я Вам! Она со всеми подчиненными так знакомится? Сразу готовит к тому, что будет в дальнейшем чпокать во всех позах за любой мельчайший проступок, а мы должны расслабиться и наслаждаться?! То есть вчера мне наглядно продемонстрировали демоверсию моей дальнейшей профессиональной судьбы?!

+10

41

#p4112061,schlauer Geist написал(а):

Часть 8

Примечание: по просьбе томившихся выкладываю пораньше, чем обычно.   

Ура!!! Спасибо)
В 9ой части такое окончание 😲

0

42

Часть 10

Я с трудом разлепила никак не желающие открываться веки и сразу же увидела улыбающуюся физиономию Хмель.
– Ну, наконец-то! – облегчённо вздохнула она, – если тебе снились радужные единороги, тырящие печеньки у диснеевских принцесс, то об этом никому ни слова, а то меня за волшебный коктейль в твоей крови и уволить могут.
– Какая же ты дурында! – у меня во рту дико пересохло, – лучше дай воды!
– Только немного! – она налила в стакан жидкости из графина и помогла мне сделать пару глотков.
– Немедленно открой мне страшную правду, или я никогда тебя не прощу! – говорить стало намного легче, я дождалась пока на её лице появится напряжённое выражение и продолжила, – надеюсь, залатал меня не Воронцов, а то мне пока все органы нужны!
– Сучка, меня чуть инфаркт не долбанул! – возмутилась Ленка, – врезать бы тебе, да лежачих не бью!
– Тебя оперировал тот, кто ни за какие деньги в мире не позволил бы Воронцову до тебя дотронуться, зная, какой будет твоя реакция, когда ты придёшь в себя, – донёсся вдруг тихий, но отчётливый и такой родной голос со стороны двери. Хорошо, что мне не проводили операцию на сердце, в противном случае, у меня бы разошлись все швы, так бешено оно забилось.
– Ты – просто «везунчик»: Слава вошла ровно в тот момент, когда тебя положили на каталку, чтобы везти в операционную, она идеально тебя зашила, останется небольшой шрам, но девочки любят лёгкую брутальность, – подмигнула мне Ленка, но я больше не могла оторвать взгляд от ангела, посетившего палату.
– Как у тебя дела? – спросила Слава, – тебе что-то нужно?
– Обними меня, потому что я безумно соскучилась! – вырвалось у меня.
– Хмель, по-моему, с препаратами ты перестаралась! – улыбнулась босс.
– Ах, она для тебя уже Хмель?! – спросила я, – долго же я была в отключке.
– Целую вечность, – Слава подошла поближе и положила свою нежную теплую руку мне на лоб, проверяя температуру.
– Оставлю тебя, пожалуй, с твоим лечащим врачом, – произнесла Ленка, у неё что ещё и такт появился?! Я и правда проспала бесконечность, – тебя явно надо обследовать, пальпация там всякая, может, искусственное дыхание понадобится рот в рот...
А, нет, показалось, не появился.
– Ты меня так напугала! – призналась Слава, когда мы остались наедине.
– Сейчас ты, вообще, в ужас придешь. Только не убегай, пожалуйста, я в таком состоянии не смогу тебя догнать, – произнесла я и выдохнула, – я люблю тебя!
– Почему ты так решила? Ты ведь даже не знаешь, как это обычно бывает, – ухмыльнулась она, но глаза оставались серьёзными.
– Зачем мне знать, если я это чувствую всем своим существом?! Это когда при виде неё, входящей к тебе в палату, сердце выпрыгивает из груди, как шизанутое, когда твои губы, пальцы, весь твой организм хочет прикоснуться к ней так сильно, что это вызывает боль, когда тебя безумно восхищает всё, что она делает, даже если её любимое времяпрепровождение – резать людей, когда ты обожаешь её великолепное тело, любую из его клеточек и каждый шрамик, хотя она в это и не верит, и когда ты хочешь быть только с ней, и в горе, и в радости, а не только в постели!
Я со страхом ждала её ответа, нужны ли ей мои глупые признания, ведь она думает, что я несерьёзный, безответственный, совершенно не подходящий для жизни человек. Господи, ну почему она так хорошо умеет скрывать эмоции?! По лицу ничего невозможно прочесть! В дверь постучали, и в помещение вошёл Пётр Карлович. Я всегда ему рада, но сейчас он так не вовремя.
– Смотрите-ка, кто проснулся! Умеешь ты эффектно со смены сваливать, Сталь! Тебя, вообще, одну оставить нельзя! – весело подмигнул он мне и повернулся к моей начальнице – Слава, у тебя осмотр? Мне попозже зайти?
Да, да, да! Скажи это! Пусть он уйдёт! Поговори со мной, пожалуйста! Я сейчас в обморок брякнусь от волнения!
– Нет! Я просто зашла узнать, как дела у моей пациентки. Я уже ухожу, – она снова смылась, бросила меня в идиотском положении, чётко прочертив границу, она теперь мой лечащий врач и не более. Сколько можно?! Это невыносимо! Та ночь, самая прекрасная ночь в моей жизни, вообще, что-то значила для неё?! Что я сделала не так? Я не понимаю! Хотя нет, всё просто: ей не интересна ни моя любовь, ни я! А я полная дура! Она изначально прямо сказала, что ей от меня нужен только секс, а я сейчас не в состоянии им её обеспечить, поэтому я для нее – абсолютно бесполезный элемент, так чего же я жду?! Пётр всё хохмил, стараясь поднять мне настроение, а я не могла перестать думать о Славе, даже любопытно, как она дальше собирается избегать меня и моих неприятных вопросов, являясь моим лечащим врачом?
Оказалось, я её недооценила: с тех пор она просто не оставалась со мной наедине, она окружила себя интернами и таскала их за собой повсюду. Она меня даже не обследовала, заставляла их это делать и сообщать ей о результатах, и только наблюдала за всем. А ещё она объявила ребятам, что они могут у меня спрашивать, о чём угодно по работе и попросила меня во всём им содействовать. Сначала меня задело, что она так нагло использует больную меня, но потом я втянулась, и мы с желторотиками здорово подружились, устраивали викторины и различные медицинские развлечения. Я даже отвлеклась от своих невесёлых дум. Иногда ко мне наведывались Хмель и Карлович, а один раз ни с того, ни с сего припёрся даже Воронцов, я думала, чтобы добить, оказалось нет, книжек принёс интересных. И, о Боги! Извинился за историю с Марго.
Я так жалела, что рассказала Славе о своих чувствах. Мне безумно её не хватало, если бы я не вывалила на неё всё это, возможно, она не вела бы себя так отстранённо. Я дико скучала по нашему общению, по подколам, но медленно начинала осознавать, что вернуть всё уже невозможно. Теперь мы лишь доктор и пациент, а между нами снова, воздвигнутая ей стена. Что ж, если она хочет и дальше игнорировать меня, как девушку, флаг ей в руки. Но она была нужна мне по работе, поэтому, как только мне разрешили вставать с кровати, я, предварительно здорово накрутив себя, злостно постучала к ней в кабинет и вошла.
– Прежде, чем ты вызовешь интернов, МЧС, сатану, только, чтобы не оставаться со мной наедине, можно я скажу, что больше всякую пургу нести я не собираюсь! Я здесь, исключительно, по делу! – нахмурившись, заявила я, ожидая возражений.
– Я слушаю, – вдруг внимательно посмотрела на меня она.
– Я хочу навестить Веру, девочку, которую я прооперировала и убедиться, что с ней всё нормально. Я знаю, что теперь ты её врач и уверена, что она в отличных руках, но тем не менее, – твёрдо заявила я.
– Надеюсь, ты понимаешь, что я должна поговорить с её родственниками и получить их разрешение?! – посмотрела на меня Слава, ну, почему она так красива?! Это же просто незаконно!
– Я подожду. Времени у меня вагон, – проговорила я и тут же сморщилась и со свистом втянула воздух сквозь сжатые зубы из-за рези в боку, чёртова рана дала о себе знать.
– Что с тобой? Сильно болит? – Слава мгновенно вылетела из-за стола и принялась расстёгивать верх моей пижамы, – дай я посмотрю!

Я понимала, что она это делает, исключительно, как врач, но, невзирая на боль, тут же проявились мои моментальные влажные реакции самых интересных мест на ее касания, к тому же я сразу провела параллель с нашей так много значащей для меня ночью, я вспомнила, как она нетерпеливо срывала с меня одежду, как вдохновенно дотрагивалась до моей кожи, как безудержно целовала мои губы, и меня кинуло в жар.
– Не надо! Уже всё нормально! – я, возможно, слишком резко и поспешно, смахнула её теплые пальцы с моих пуговиц и отступила назад. Мне показалось, что мои действия расстроили её, ну что ж, тогда мы хоть немножечко квиты: меня до сих пор грызет досада из-за её молчания в ответ на мои признания.
– Ты уверена? – спросила она, скрестив свои отвергнутые мной руки на груди.
– Всё в порядке, – сквозь зубы буркнула я, опасаясь, что из-за моего состояния, она не разрешит мне посещение девочки, – не буду тебя больше отвлекать.
– Элина! – Слава пристально смотрела на меня, и мне показалось, что она хочет сказать мне что-то очень важное, но, видно, она передумала и произнесла, – я постараюсь выполнить твою просьбу.
– Спасибо, – я не спеша направилась к выходу, чувствуя её обжигающий взгляд, направленный мне вслед.
Слава сдержала слово, и уже через пару дней в вечерние часы приёма я смогла повидать Веру, я зашла к ней и просто охренела от такой наглости: у её постели находился тот самый олигарх, из-за которого я моментально превратилась из доктора в пациента своей же больницы. У меня аж в глазах потемнело от злости.
– Что Вы здесь делаете?! Вы не имеете права здесь находиться! Как Вы, вообще, прошли?! Думаете, Ваши несметные богатства откроют перед Вами все двери без исключения?! Так вот, не надейтесь!  – воскликнула я, сжав кулаки, – мне плевать, что Вы и Ваш обдолбанный приспешник сделаете со мной ещё! Но девочку я в обиду не дам! Убирайтесь отсюда немедленно! Пока Вас не вывели с охраной!
– Элина, успокойся, пожалуйста, это её дедушка! И он дал добро на вашу встречу! – Слава очень аккуратно, чтобы нечаянно не надавить на рану, приобняла меня за талию, прижимая к себе, и не давая продвинуться вперед. Чёрт! Как мне держать себя в руках, когда я чувствую её жаркие ладони даже через ткань?!
– Спасибо Вам, доктор Сталь! – богатей схватил мою руку и принялся трясти её, – понятия не имею, как Вас благодарить, если бы не Вы!... Не знаю, что было бы с моей внучкой! И представить не могу, что стало бы со мной, если б я узнал, что с Верой что-то случилось из-за моего тщеславия! Вы не повелись на моё положение и сделали, что должны! И это похвально! Я очень это ценю!
– Я всего лишь выполняла свой долг! – ответила я, начиная себя неуютно чувствовать из-за потока благодарностей, такое ощущение, что я нарочно за ними пришла.
– И простите, ради бога, за Сергея, я не был в курсе его проблем с наркотиками, не думал, что он будет угрожать Вам и что натворит такое, – продолжал тем временем дед Веры, – он сбежал, но если он объявится, я сообщу, куда следует, он должен ответить за то, что сделал! И если Вам что-то понадобится, пока Вы на лечении или после выздоровления, обращайтесь!
Он дал мне бумажку с номером личного телефона и ещё пятьсот раз сказал «спасибо». Я убедилась, что у девочки всё хорошо, и мы со Славой вышли в коридор. Мы медленно направились к моей палате, моя начальница, и по совместительству доктор, молчала, но я словно физически ощущала, как сильно она напряжена. Вдруг она не выдержала, остановилась там, где не было никого, кроме нас двоих, и осторожно, но твёрдо развернула меня к себе.
– Да что с тобой, твою мать, такое?! Почему ты такая неугомонная, чёрт тебя возьми?! Я думала, ты его покалечишь! – наехала на меня Слава, – ножевое ранение совсем не научило тебя быть осторожнее с людьми, тем более с такими?!
– Можно подумать, Вас это заботит, доктор Алмазова, – усмехнулась я, стараясь не придавать значения тому, что мои руки плавятся в её горячих пальцах, – ах, да! Престиж больницы и всё такое. Я даже в этой дурацкой пижаме с Винни-Пухами, которая красуется на мне вместо белого халата, должна его сохранять?!
– Дождёшься от тебя! Ты за здоровьем-то своим следить не в состоянии! Всю душу мне вымотала! Сначала чуть не загнулась у меня на столе, теперь не можешь вести себя, как все нормальные пациенты! Сражаешься тут со всем миром! Жаль, я не догадалась вырезать это шило в твоей заднице, когда ты ещё в отключке была! – неожиданно взорвалась она. Что происходит?! Неужели я ей всё же не безразлична?! Так не обращаются к простому больному. Я уже видела, как она злится, в тот день, когда она дала мне пощечину, но на этот раз всё было по-другому: она смотрела на меня каким-то странным, горящим взглядом, который я никак не могла интерпретировать, в нем было столько противоречивых эмоций единовременно, что я не могла понять, какая из них профилирует. А она тем временем продолжила, – мне никакими словами, даже матерными, не передать, насколько ты выводишь меня из себя своими выходками! А тебе бы всё шуточки свои отпускать!
Слава то и дело переводила свой пламенный взор с моих удивлённых глаз на наверняка приоткрывшийся в изумлении рот, она будто бы еле сдерживала собственный порыв, то ли смачно врезать мне, то ли страстно поцеловать. Второе, конечно, было бы предпочтительнее и плевать, что мы в коридоре общественной больницы, и тут может пройти, кто угодно, потому что я почувствовала, что вся дрожу от безудержного желания снова коснуться её соблазнительных губ, по которым я дико соскучилась, своими. Мы стояли слишком близко друг к другу, мне кажется, что на миг я забыла, как дышать. Для меня больше не существовало ничего вокруг, ни людей, ни клиники, только она, та, к которой меня влекло с непреодолимой силой.
– Дальше дойдешь сама? – резко выпустив мои ладони из рук, разорвав зрительный контакт, и, отступив на шаг назад, как обычно дистанцируясь, осведомилась она.
– Могла бы и до дома проводить после первого свидания, зря что ли я ради тебя наряжалась?! – усмехнулась я, демонстративно поправив воротник своей нелепой пижамы, пытаясь разрядить накалённую обстановку и не показать своего разочарования, – а то такими темпами на второе я не соглашусь!
Слава только покачала головой, закатив глаза, громко прорычала в ответ что-то нечленораздельное, занесла руки над моей шеей, будто бы стремясь меня задушить, после чего, круто развернувшись, стремительно направилась в сторону своего кабинета. И что это только что было?! Она явно психовала из-за меня. Вряд ли можно так выбеситься из-за человека, на которого тебе ехало-болело. И я же не могла ошибиться, её тянуло ко мне? Или это лишь игра моего воображения?! Опять она взрывает мне мозг, а мы ведь даже не вместе, к сожалению.
Этой же ночью я проснулась от непонятного чувства. Я открыла глаза и вдруг увидела, сидящую на краешке моей кровати Славу, заметив, что я не сплю, она тут же вскочила с таким видом, словно я застала её за воровством лекарств в больничной аптеке. Пока я в полном шоке пялилась на неё, хлопая глазами, она успела взять себя в руки.
– Привет! Как ты? – тихо спросила она.

– Ты пришла справиться о моём здоровье, – я взглянула на экран своего смартфона, – в три часа ночи?!
– Сотворить с собой какую-нибудь фигню, ты умудришься в любое время суток, – усмехнулась она, – мы это уже проходили.
– Ты так завуалировано даёшь понять, что волновалась за меня?! – нахально поинтересовалась я, стараясь не показать насколько этот вопрос на самом деле важен для меня.
– Ты же знаешь, я обычно очень сильно беспокоюсь за тех, кто находится с тобой рядом, – она отвечает на мой стёб, неужели лёд между нами треснул?! Я уж думала, этого никогда не произойдёт. Может, ещё не всё потеряно?!
– Тогда в данный момент ты в опасности, потому что стоишь ко мне гораздо ближе, чем кто-либо другой, – выпалила я, как обычно не подумав.
– Считай, что меня уже здесь нет, – её тон поменялся, став серьёзным, – с завтрашнего дня ты под наблюдением Петра. Я уезжаю в Москву.
– Надолго? – надеюсь она не слышит, как дрожит мой голос и бешено бьётся сердце.
– Пока не ясно, – отозвалась Слава.
Ну, конечно, поматросила и бросила! Хрена с два она вернётся! Почему она не может быть честной и сказать мне жёсткое «нет»?! Нет, мне не нужна твоя любовь! Нет, я не хочу быть с тобой! Нет, я не собираюсь возвращаться! Наконец-то я осознала, до какой степени ей в действительности на меня плевать, как на человека, да уже и как на пациента! Я сама себя обманывала! Я не нужна ей, никогда не была и уже не буду. Если до этого у меня и были хоть какие-то призрачные надежды, то все они развеялись как дым. И мне вдруг стало невыносимо больно и обидно. Мной тупо воспользовались и, когда я перестала соответствовать ожиданиям и выполнять свои прямые функции, выкинули на помойку, как ненужный хлам.
– Ты спокойно могла передать эту информацию через интернов, теперь они наше связующее звено, необходимости в твоем визите, тем более в такое время, я никакой не вижу! – твёрдо сказала я.
– Элина, я…, – начала она, и я впервые увидела, как она нервно заламывает руки. Не хватало мне ещё её жалости!
– Уйди, пожалуйста! – мой голос отдавал сталью, и я демонстративно отвернулась к стене, на самом деле, я не хотела, чтобы она видела предательские слёзы, проступившие у меня на глазах. Я услышала её шаги, и как тихо захлопнулась за ней дверь, и впервые в жизни, как подросток, разревелась из-за девушки.
После выписки Пётр Карлович в добровольно-принудительном порядке отправил меня на две недели в санаторий за счёт клиники, и я была безмерно ему за это благодарна: если физически я себя ощущала довольно неплохо, то моральное состояние оставляло желать лучшего. К сожалению, методов лечения разбитого сердца пока не изобрели, но к концу этого срока я чувствовала себя, действительно, отдохнувшей. И мне не терпелось вернуться к работе, я словно заново родилась. А сегодня только вечер пятницы, целых два дня отделяют меня от дела всей моей жизни. Не успела я разобрать чемоданы, ко мне в гости нагрянула Хмель, по которой я, честно говоря, безумно соскучилась, но ей вовсе не обязательно было об этом знать. Ещё загордится. Я собиралась предложить ей что-нибудь выпить, но она отказалась. Ленка не согласилась на аперитив?! Что происходит?!
– Давай одевайся, поехали! – приказным тоном бросила она.
– Куда?! – не поняла я.
– Разбираться с твоим незакрытым гештальтом! – отозвалась она, – я хочу, чтобы в понедельник ты снова была собой! Посидим в том баре, куда я однажды не явилась, и с которого всё началось у тебя и, сама знаешь кого, сегодня ты её там не встретишь, глядишь, это тебе поможет.
– По-твоему, так это и работает? – улыбнулась я, – мне достаточно только не увидеть её там, не заняться с ней сексом, и всё будет в порядке?
– Вообще-то, я рассчитывала, что интим у тебя сегодня будет, но не с ней. Пора тебе уже вернуться в строй. Свет на ней клином не сошёлся, – Ленка натянула куртку.
Я не стала её заранее расстраивать, прекрасно понимая, что не будет у меня ничего и ни с кем, так как я к этому пока совершенно не готова, но выбраться куда-то мне не помешает.
– Хотя скажу честно, я вас даже начала шипперить! – призналась Хмель, – когда увидела, как она смотрела на тебя, истекающую кровью, это точно не было беспристрастным взглядом врача, хоть убейте меня, но я уверена, что твой бриллиант на кучу карат тоже по тебе сохнет, просто не признаётся!
– Ага, в Москве ей больше заняться нечем! – невесело усмехнулась я, – там, наверняка, есть девки намного интереснее, чем я, по крайней мере не такие бесячие!
– Жесть, кстати, о девушках, я хотела спросить… Можно я ещё кое-кого с нами захвачу? – потупив взор, тихо спросила Ленка.
Смущенная Хмель, нервно треплющая свои короткие взъерошенные лохмы?! Прячущая глаза и краснеющая, как девица на первом свидании?! Это что-то новенькое!
– У тебя кто-то появился? – поверить не могу, что спрашиваю об этом её.
– У меня теперь вроде как тоже есть дама сердца…, – замялась Хмель, топчась на одном месте, – точнее, я и Лера уже неделю живём вместе. Помнишь, ортопеда, про которого я тебе когда-то рассказывала?!
– Боже ж ты мой, что это за быстро распространяющаяся врачебная любовная лихорадка?! – расхохоталась я, – я обязана познакомиться с той, кто сумел тебя окрутить! Поедем на моей машине, мне всё равно пить пока не желательно.

Лера мне сразу понравилась: бойкая, уверенная в себе, понимающая, чего хочет в жизни и как этого добиться. Хмель такая девушка и была нужна, теперь я за неё спокойна. Я даже залюбовалась сладкой парочкой, глядя как эти пупсики смотрят друг на друга, как Хмель заботливо укутывает замерзшую зазнобу в свою кофту, прямо слёзы умиления наворачивались.
– Я схожу за напитками! – объявила я, пусть поворкуют голубки.
Получив от бармена два пшеничных и одно безалкогольное светлое пиво, я направилась было к друзьям, но мой взгляд невольно обратился к столику, с которого «всё началось», и я помотала головой, стремясь избавиться от галлюцинаций. К сожалению, это не помогло: Слава всё так же восседала за ним, оживлённо болтая с сидящей ко мне спиной блондинкой, и явно неплохо проводила досуг. Я одновременно была безмерно рада её видеть и чувствовала, как во мне просыпается дикая ревность. Да, я сама только что говорила Хмель, что Слава, скорее всего, в этом смысле не теряет времени даром, но видеть воочию, как она беззаботно флиртует с кем-то у меня на глазах, невыносимо! То есть я, все эти дни тщетно пытаюсь забыть её, отчаянно стараюсь выкинуть её из головы и из сердца, то и дело, начиная сначала, потому что у меня ни хрена не получается, а она развлекается с левыми тёлками и даже не вспоминает обо мне! Я, почувствовав адское жжение в груди, медленно поставила напитки на чужой столик, вызывая удивленные взгляды посетителей, сидевших за ним, и в шоке попятилась назад. Слава, заметив меня, привстала со стула, наши глаза встретились, и мне показалось, что я наблюдаю в её чистых голубых озерах безграничную радость, но уверена, она связана не с моим появлением, а с тем, что ей сказала или пообещала собеседница, просто она ещё не успела переключиться. Я резко развернулась, не в силах больше здесь оставаться. Бежать! Немедленно! Как можно дальше! От её безразличия и этой дикой боли! Благо, до выхода из заведения было рукой подать, и я поспешила им воспользоваться.

Быстро отъезжая от бара, в зеркале заднего вида я заметила выскочившую из дверей вслед за мной Славу, но, больше не обращая на неё внимания, умчалась прочь.

+7

43

Автор, просто супер!  https://i2.imageban.ru/out/2021/02/21/cf4f8731bde5c17670c4e9d558cd4510.png  Читаешь и все время думаешь, ну любят же друг друга, чего бегаете вокруг да около, объяснитесь наконец... Девочки эх... Можно вопрос? У вас этот рассказ закончен или вы нас будете потом интриговать с завершением?)

0

44

#p4118345,Manu написал(а):

Автор, просто супер!    Читаешь и все время думаешь, ну любят же друг друга, чего бегаете вокруг да около, объяснитесь наконец... Девочки эх... Можно вопрос? У вас этот рассказ закончен или вы нас будете потом интриговать с завершением?)

Этот рассказ закончен, он совсем небольшой.Томить никого не буду. :playful: Последняя часть будет выложена... Не поверите. Где-то примерно... Если я не ошибаюсь. Сегодня вечером. :D

+4

45

#p4118430,schlauer Geist написал(а):

Где-то примерно... Если я не ошибаюсь. Сегодня вечером.

Ура! Ура!) Ждееем!!! https://i2.imageban.ru/out/2021/02/25/d504252ef04ae4ee7c81956cc7631291.png

+1

46

schlauer Geist
Спасибо за Ваши  труды, Вы сделали мои нудные рабочие будни намного приятнее, жду с нетерпением окончания)

+1

47

Часть 11. Заключительная.

Я, выключив от греха подальше свой телефон, чтобы мне не названивала Хмель с дурацкими вопросами, типа куда я провалилась с её пивом, каталась по городу уже пару часов, домой я не хотела. Мысли роем проносились в моей голове, и я реально пожалела, что в ней не существует кнопки выключения. Естественно, мне повезло попасть на разведённый мост, но меня это нисколько не расстроило, ибо я подъехала к нему подготовленная: с самой вкусной шавермой в Питере и безалкогольным Мохито. У парадной я была только часов в пять утра, я почти поднялась на свой этаж, но вдруг остановилась, не поверив своим глазам: на подоконнике между лестничными пролётами, по-детски поджав под себя ноги, сладко спала девушка моей мечты.
– Слава, ты с ума сошла?! – обратилась я к ней, стремясь звучать сурово, но понимая, что в моем голосе любой идиот услышит бесконечную нежность, – хорошо, что тебя не заметил сосед дядя Вася, у него как раз психическое обострение, и он всех светловолосых принимает за жену, бросившую его двадцать лет назад из-за полковника ВДВ.
– Ну тогда пойдем уже к тебе, потому что я не чувствую свой зад, – пожаловалась Слава, сонно моргая ресницами.
– Что ты здесь делаешь? – спросила я, пропуская её в свою квартиру.
– Мы можем поговорить? – поинтересовалась она.
– Я, кажется, даже знаю, о чём именно, – я подошла к ней поближе. – Скажи, ты могла бы забыть, что я тебе наплела после операции? Считай, что так, по-дебильному, на меня подействовал наркоз, хорошо?!
– А это, и правда, был он? – она уставилась прямо на меня, её глаза сверлили меня насквозь.
– Нет! – врать я не собиралась, – но я была не права. Прости, что вывалила на тебя свои чувства, ты не виновата в том, что я в первый раз в жизни влюбилась, как малолетка. Это исключительно мои проблемы, тебя они никак не касаются. Я прекрасно осознаю, что ни одна девушка в здравом уме не рискнёт завести отношения с кем-то, вроде меня, тем более, ты сразу обозначила, что тебе от меня нужно, тебя интересует только трах, и, если с твоей стороны ничего не изменилось, то я на него согласна.
– Я не хочу больше секса с тобой! – сказала, как отрезала Слава.
– Пожалуйста, не лишай меня хотя бы этого, это несправедливо! – взмолилась я и, нахмурившись, горько добавила, – хотя о чём это я?! Я же видела твою новую игрушку в дорогущем костюме, наверняка, она без каких-либо претензий позволяет тебе всё, не требуя ничего взамен.
– Настя в теме, но у нас сугубо деловые отношения, я не сплю с ней, – мне показалось, что от Славы не укрылся мой вздох облегчения, – это мой питерский риэлтор. Она – занятой человек, нам было очень сложно подобрать время для встречи, пришлось состыковаться так поздно, но, боюсь, после того, как я её бросила в баре одну, ломанувшись за самой быстрой после Усэйна Болта бегуньей, поймать которую у меня не было никаких шансов, думаю, она не будет больше иметь со мной дело. Ты в курсе, что тебе ещё рановато так рысачить?!
– Тебе-то что?! Ты больше не мой врач, ты бросила меня! С каких пор тебя волнует моё самочувствие?! – недоверчиво осведомилась я.
– То, что меня не было рядом не означает, что я не следила за тем, что с тобой происходит, Пётр сообщал мне обо всех изменениях в твоём состоянии и об их отсутствии тоже, – ответила Слава, – чтоб ты знала, послать тебя в санаторий было нашим общим с ним решением.
– Подожди, зачем тебе агент по недвижимости? – голосовые связки отказывались меня слушаться.
– Я продала квартиру в Москве и подыскиваю гнёздышко здесь. Мне вроде как тут нравится, – призналась Слава, – к тому же, у меня есть ещё одна, очень веская, причина.
– И какая же? – вопросительно смотрела на неё я, с волнением ожидая ответа.
– Хочешь знать, почему я слиняла после той нашей последней ночи? – вдруг ни с того, ни сего поинтересовалась она.
– Потому что пожалела о случившемся?! – хмуро спросила я.
– Потому что осознала, что без памяти втрескалась в красивую, умную, сексуальную, потрясающую девушку, ту, что заставляет меня смеяться, кому я могу доверять, как самой себе, рассказать всё, что угодно, любую тайну, и получить поддержку, а не порицание, ту, в которую я отчаянно, но безуспешно уговаривала саму себя не влюбляться, нет, сначала я наивно полагала, что этого никогда не произойдёт: на смазливые мордашки без внутреннего содержания я не ведусь, бабница-эгоистка меня бы тоже никогда не привлекла, именно такой я тебя считала до знакомства, но начав узнавать поближе, поняла, что ты гораздо глубже и интереснее, чем моё сухое досье о тебе. Я ловила себя на том, что хожу на работу с удовольствием, предвкушаю наше общение, а ночью перед сном мне нравится прокручивать наши диалоги за день. После того, как я тебя в первый раз поцеловала, до меня дошло, что если я не остановлюсь, окончательно потеряю голову, я старалась сократить наше общение до минимума, относиться к тебе холодно, но ты не ищешь лёгких путей, поэтому, пытаясь затащить меня в постель, ты бесповоротно влюбила меня в себя. И той ночью в моих мыслях творился полный сумбур, я понятия не имела, что мне теперь делать с нахлынувшими чувствами, я думала, если расскажу тебе о них, ты только посмеёшься надо мной, – с грустью призналась она, – я считала, что не дождусь взаимности, ведь тебе всегда было абсолютно наплевать на сантименты, отношения тебе не интересны, и я, к сожалению, никогда не буду нужна тебе в таком смысле, в каком мне бы хотелось. Вряд ли ты бы согласилась изменить ради меня своим многолетним принципам и отказаться от своей драгоценной свободы, чтобы быть со мной, скорее, ты бы просто прекратила наше общение, как делала сотню раз до меня, с другими девушками, а я очень не хотела тебя терять.
– У тебя бы не получилось. Начхать мне на независимость. Я всегда была одна, потому что раньше ни к кому не испытывала таких сильных эмоций, как к тебе, не ощущала столько тепла и нежности, – одной рукой я переплела наши с ней пальцы, а второй уже ласково гладила её лицо. Я думала, что никогда её больше не увижу, но она здесь, со мной, и я снова могу до неё дотрагиваться. И, божечки-кошечки, я с трудом в это верю, но, кажется, она любит меня.
– Скажем честно, одна ты никогда не была, – невесело усмехнулась Слава, я наблюдала, как она старается скрыть, что наслаждается моими прикосновениями, но у неё это совсем не выходит.
– Во-первых, это было до нашего с тобой знакомства, а во-вторых, я была с этими женщинами лишь физически, ни одну из них я не стремилась обнимать и касаться постоянно, без причины, просто потому что она – это она, ни с кем из них мне не нравилось засыпать и просыпаться рядом, причем совершенно всё равно, где именно, проводить время вместе, не важно с интимом или без него. Господи, да, я бы всё отдала за возможность, наконец, позавтракать с тобой и больше никогда не видеть с утра твои сверкающие пятки, удаляющиеся от меня в неизвестном направлении, хотя они у тебя и красивые! Слава, мне плохо без тебя! И я готова на всё, что угодно, чтобы быть с тобой! Я с ума по тебе схожу! Неужели ты не видишь?! – в отчаянии воскликнула я, глядя прямо в её голубые глаза, – и я уже признавалась тебе в этом в больнице, но вместо ответа ты только как обычно повернулась ко мне пятой точкой и умчалась прочь. По-моему, очень смахивало, на то, что я тебе абсолютно безразлична, но ты не хотела говорить резкое «нет» человеку после операции.

– Прости, я была в такой растерянности! Я уже убедила себя, что у тебя не может быть ответных чувств, и после твоих слов я пребывала в полном шоке. Я не понимала, что происходит. Вдруг возникшие эмоции – это лишь отходняк после наркоза?! Я дико боялась, что ты путаешь любовь с благодарностью за спасение или с жалостью, после истории из моего прошлого. Что, если бы я открыла тебе, что творится у меня в душе, а ты, после того, как тебе станет лучше, поняла, что ошибалась?! И тогда мы никогда не смогли бы общаться, как раньше! А моё сердце было бы разбито! Ты даже не представляешь, каких титанических усилий мне стоило тебя покинуть, но я хотела дать тебе время, чтобы ты сначала окрепла, подумала, действительно, ли ты желаешь таких крутых изменений в твоей жизни или обманываешь саму себя, я не собиралась пользоваться твоим состоянием, чтобы привязать тебя к себе, ведь для тебя отношения – очень серьёзный шаг, это должно было быть взвешенным обдуманным решением, а не выпаленным в полусне на больничной койке,– объяснила она, – если б ты только знала, как трудно мне было контактировать с тобой и не выдать себя. Я каждую минуту боялась, что не сдержусь, и либо задушу тебя в своих объятиях, либо зацелую до смерти, а моей задачей было поставить тебя на ноги, а не покалечить ещё больше.
– Поэтому ты набрала интернов?! – поняла я.
Она одарила меня своей искренней обезоруживающей улыбкой!
– Мне так нравилось слушать их восторженные россказни о ваших играх и времяпровождении, я как будто становилась частью этого, ближе к тебе, я так тосковала по нашему общению, но я не хотела на тебя давить ни коим образом, поэтому делала всё, чтобы не оставаться с тобой наедине, но ты снова всё решила по-своему. Ты такая упрямая! – пожаловалась она.
– Наверное, ты хотела сказать невыносимая и вывожу тебя из себя?! – шутливо поправила я её.
– И в тебе просто ноль осторожности: сначала тебя чуть не убил какой-то наркоша, а потом я готова была это сделать, потому что ты так заботишься о здоровье других, но не о своём собственном! Я дико злилась и в то же время каждый раз мне невыносимо хотелось обнять тебя и никогда больше не отпускать! И когда я еле-еле смогла удержать себя от того, чтобы не начать целовать тебя прямо посреди больничного коридора, я поняла, что дальше так продолжаться не может, я больше не в состоянии была оставаться твоим лечащим врачом. Я слишком за тебя боялась, а когда страхи проходили, появлялись другие, не менее сильные, желания. Просто отдать тебя другому доктору не помогло бы ничем, я бы всё равно постоянно тёрлась рядом, и я приняла решение уехать до твоего полного выздоровления. Нам обеим было важно не видеть друг друга какое-то время: мне решить, как вести себя с тобой в дальнейшем, а тебе понять твои истинные чувства ко мне. Вообще-то, я сама поставила себе сроки, я собиралась поговорить с тобой послезавтра, я полагала, что когда я взгляну в твои глаза, то смогу решить, стоит ли открыть тебе правду или всё же оставить всё, как есть, но вчера, встретив тебя в нашем баре, у меня сорвало крышу, я поняла, что не могу больше находиться в неведении. Мне необходимо было выяснить, что ты, на самом деле ко мне испытываешь и что думаешь о нас. И вот я здесь, верно жду тебя уйму длинных нескончаемых часов, кстати, когда, наконец, соизволишь включить свой телефон, не обращай внимания на пятьсот тысяч пропущенных от меня, я психовала, и в голову постоянно лезли дурные мысли: то не случилось ли с тобой в дороге чего-то плохого, то не окучиваешь ли ты в данный момент пару симпатичных беспроблемных барышень…
– Это мне давно уже не интересно, пора бы тебе выкинуть то блядское тщательно собранное на меня досье: я нашла свою единственную, кроме которой мне больше никто не нужен, и мне не требовалось время, чтобы это осознать, мне было всё известно до кровавого инцидента, и я даже собиралась признаться тебе в этом, как только ты вернёшься с конференции, но не успела. Так что напрасно ты нас обеих мучила, – я, наверняка, глядя на неё теми самыми глазами-сердечками, про которые говорила Хмель, потянулась было к её манящим меня губам, но вдруг спохватилась, – стой, если наши чувства взаимны, то почему ты больше не желаешь секса со мной?! Мне показалось, что нам было хорошо вместе.
Я непонимающе уставилась на неё, со страхом ожидая объяснений.
– Потому что хочу заниматься с тобой любовью. Как той ночью, ведь именно поэтому она была такой особенной, а вовсе не потому что мы дефлорировали твою кровать, – вдруг с ухмылкой выдала она.
– Иди сюда, великая интриганка, пока я снова не оказалась в клинике, но уже с сердечным приступом! – я немедленно притянула её к себе.
Её руки, недолго думая, нагло нырнули под мою футболку, избавив меня от неё в одно мгновение, она вдруг замерла и хрипло произнесла, – Боже! Как же я скучала!
– По ним или по мне? – с хитрой улыбкой поинтересовалась я, увидев с каким трепетом она разглядывает мои холмики в черном бюстгальтере.
– Конечно, по тебе. Но они же часть твоей люкс-комплектации, от которой я просто голову теряю, – выкрутилась она, её пальцы медленно прошлись по моей груди, вызывая толпы мурашек, моим ладоням тоже не терпелось добраться до её обнаженной кожи, и они, расстегнув её рубашку, принялись гладить её плоский живот.
– Подожди минуточку, – попросила Слава.
– Нет, ни за что! Я и так ждала тебя всю свою жизнь и не собираюсь больше терять ни секунды! – возмутилась я, не в силах оторваться от своего занимательного занятия, – к тому же мои соски всегда реагируют на каждое твое прикосновение, как хищные зверьки, боюсь, ещё немного и они прорвут ткань лифчика в попытке выбраться наружу, к тебе поближе.
– Так полегче?! – Слава дотронулась до застёжки, помогла мне избавиться от преграды и, не удержавшись, зачарованно накрыла мой обнажённый бюст своими жаркими ладонями, – чёрт, мне самой стало только хуже.
– А меня ты просто убиваешь, – призналась я, обнимая её за талию и прижимая к себе как можно ближе, теперь я ощущала её всю, каждой своей клеточкой, и медленно сходила с ума.
– Я так тебя хочу, но я просто взорвусь, если не спрошу у тебя кое-что! – умоляюще посмотрела на меня Слава и, получив моё разрешение, продолжила, – сегодня, когда ты сбежала, я села в машину, чтобы поехать за тобой следом, и тут открылась дверца и на пассажирское сиденье плюхнулась Хмель. Она, не говоря ни слова, вытащила из кошелька какую-то мятую порванную засаленную видавшую виды банкноту, всё так же молча, демонстративно откусила от неё кусок и с дико свирепым видом начала жевать. Она не успокоилась, пока не съела её полностью, а потом так же беззвучно вышла из авто. Это что, вообще, было?! У неё какой-то срыв?! Мне надо волноваться?! Может, на психологическую экспертизу её перед следующей сменой послать, на оценку вменяемости?!
– Нет, с головой у неё всё в порядке. Она просто человек, который держит слово. Хотя зная, в каких местах побывала эта купюра, я бы на твоем месте потребовала у нее справку об отсутствии глистов, – посоветовала я, – а теперь, на такой безумно романтичной ноте, доктор Алмазова, торжественно заявляю, что не намерена больше беседовать ни о Хмель, ни о деньгах, ни о работе. Хватит с меня разговоров!

– А что насчёт стонов, доктор Сталь?! – Слава хитро смотрела на меня своими уже привычно потемневшими глазами.
– О, я сделаю всё от меня зависящее, чтобы их было как можно больше, – улыбнулась я и, крепко прижав Славу к себе, ни на миг не переставая терзать её волшебные губы своими, жадно скользя ладонями по обожаемому телу, повела её в нашу спальню.

– Хм, доктор Алмазова, значит бегать мне ещё не желательно, а устраивать многочасовые интим-марафоны запросто? – хитро посмотрела я на Славу, когда мы, уставшие от утех, обнявшись, лежали рядышком.
– Исключительно под моим строгим наблюдением, – усмехнулась она, нежно поглаживая мой рубец. – Кажется, теперь я тоже знаю, как это, любить чей-то шрам. Малыш, как считаешь, мы – извращенки?!
– Мы сначала переспали, а потом познакомились. Я ответила на твой вопрос?! – улыбнулась и я, чёрт, как же классно звучит это милое прозвище из её уст!  – Хотя ты, несомненно, хуже: тебе нравится след, который ты же на мне и оставила. А, впрочем… У меня, вообще, стокгольмский синдром: я с ума схожу по маньячке, которая меня сначала изнасиловала, а потом вскрыла и зашила.
– И тебе лучше не расслабляться, потому что, по крайней мере сексуально, я намерена истязать тебя ещё очень долго, – хитро посмотрела на меня Слава.
– А ты могла бы начать прямо сейчас? Потому что у меня буквально пару минут назад вроде как внезапно обнаружился фетиш на ласковые клички из уст моей девушки, – я непроизвольно прикусила нижнюю губу.
– Ммм, котёнок, а меня безумно заводит мой новый статус, – промурлыкала Слава, в одно мгновение оказавшись сверху, она крепко прижала меня к кровати и, страстно целуя, скользнула рукой между моих уже раздвинутых специально для неё ног.

Нет, нет, нет! Только не это! Почему она опять это сделала?! Как она могла бросить меня снова?! После всего, что случилось?! Я не хотела верить, что она ушла. Ни записки, ни хрена! Я чуть не разревелась от досады. Как можно так искренне говорить, что любишь, а потом исчезать, зная, как сильно я ненавижу, когда она так со мной поступает?! С тех пор, как я проснулась, я не могла думать ни о чём другом, я с хмурой физиономией пошла в душ и встала под прохладную струю воды, я, надеялась, что дурные мысли смоются из моей головы, но этого не произошло. Я, завернувшись в полотенце, вышла из ванной всё с таким же пасмурным выражением лица, и вдруг почувствовала тонкий аромат только что сваренного кофе и услышала самый родной голос на земле.
– Доброе утро, зайчик, я не знала, чем ты обычно завтракаешь, в твоём холодильнике нет ни малейшего намёка на то, что там хоть когда-либо была еда, ты, видимо, используешь его исключительно для выращивания пятнадцати видов плесени на одном крошечном кусочке позапрошлогоднего сыра, – улыбнулась мне Слава, протягивая горячий вкусно пахнущий напиток из ближайшей сети кофеен, и я готова была разрыдаться уже от радости, эта чёртова любовь превращает меня в истеричку. – Я подумала, что круассаны вполне подойдут. Кстати, я познакомилась с твоим соседом, выяснила, что слишком милая, чтобы быть похожей на его бывшую жену, и получила его официальное разрешение тусить у тебя почаще, а так как я теперь бомж, думаю, мне это пригодится.
– Ты поэтому вернулась, потому что тебе совсем некуда идти?! – стараясь не показывать, как безумно я рада её видеть, поинтересовалась я.
– Нет, потому что никогда и не хотела от тебя уходить, но мне срочно надо было тебя покормить, восполнить тот огромный запас энергии, что ты израсходовала ночью, – подмигнув мне одним из своих красивых глаз, она притянула меня к себе. – Прости, если я тебя расстроила, ты так сладко спала, я думала, что успею вернуться до того, как ты проснёшься и увидишь, что меня нет рядом.
– Я люблю тебя! – я, отставив стакан, обняла её за шею.
– Это значит, ты не передумала быть моей девушкой?! – спросила она.
– Ни в коем случае! И даже больше, скажи, ты бы согласилась пожить у меня, хотя бы пока не определишься с собственной квартирой?! – смущенно опустив голову предложила я, играясь с её волосами.
– Элина, я же пошутила! Я не совсем бездомная, со съёмной хаты меня пока никто не выгоняет, – Слава приподняла моё лицо за подбородок, заставив поднять на неё глаза. – Так что я не буду настаивать на таких героических жертвах. Не волнуйся, ты и твоя свобода в безопасности.
– Ты не поняла, моё приглашение не вынужденное, я, правда, этого хочу. Разделить с тобой свои немногочисленные квадратные метры, – чистосердечно заявила я. – У тебя будет своя комната, и если ты от меня устанешь, тебе будет где спрятаться.
– Ты точно уверена?! Скорее убежище понадобится тебе! Ты ведь в курсе, что я требовательная?! Я буду постоянно хотеть твоего внимания, заставлять проводить со мной время, обнимать, как только у меня возникнет такое желание, попрошу не водить сюда посторонних тёлок, и о ужас! Выкинуть заплесневелый гербарий из холодильника и забить его едой, потому что тебе после болезни нужно хорошо питаться, – с ласковой ухмылкой смотрела она на меня.
– Думаю, это я как-нибудь переживу, – со смехом проговорила я.
– Даже пункт про тёлок?! – хитро прищурившись спросила Слава.
– Особенно, его, – искренне ответила я, – но и у меня есть одно условие: пообещай мне, что первым, что я буду видеть каждое утро при пробуждении, будет твоё лицо.
– Даже всё сморщенное, как изюм и пускающее слюни на подушку?! – расхохоталась она, – я боюсь раздавать подобные гарантии, меня всё-таки заботит психическое здоровье моей любимой.
– В таком случае, немедленно говори «да» и целуй меня, а не заставляй мою хрупкую нервную систему мучиться в длительном ожидании! – шутливо приказала я, потянувшись к её чувственному рту.
– Хм, теперь я не совсем уверена, кто из нас более требовательный, – с улыбкой произнесли её восхитительные губы, с готовностью двигаясь мне навстречу и остановившись в миллиметре от моих прошептали, – да!
После чего они продолжили свой путь, и, полностью растворяясь в их сладости, я осознала, что никогда прежде не ощущала себя настолько счастливой!

Примечания:
При поедании тысячной купюры, ни одна Хмель не пострадала!))
Спасибо всем, кто дочитал! Если есть, что сказать, по сюжету, героям, рассказу в целом, даже не очень лестное для меня, я буду очень благодарна за отзыв. )

Отредактировано schlauer Geist (04.04.21 21:50:20)

+7

48

Спасибо, за сюжет)), каждый день я Вас ждала с продолжением). Теперь жду ещё Ваши работы тут на форуме. Творческих успехов Вам для нашей радости )).

+1

49

#p4120060,Топазик написал(а):

Спасибо, за сюжет)), каждый день я Вас ждала с продолжением). Теперь жду ещё Ваши работы тут на форуме. Творческих успехов Вам для нашей радости )).

спасибо Вам) я очень постараюсь вернуться. 8-)

0

50

Автор, спасибо! Было интересно ) немного скомкана концовка (но все по классике жанра). Хороший юмор.
Продолжайте писать. Буду ждать ваших новых рассказов!

+1

51

Спасибо за интересную историю со счастливым концом. Было приятно читать, ждала каждый день новую главу :jumping: Успехов Вам и жду ещё Вашего творчества   http://s7.uploads.ru/t/Hj73y.png   http://s7.uploads.ru/t/fFOph.png

+1

52

Отличное произведение!
Готовый сценарий фильма!
С удовольствием погрузилась в сюжет и переживала за героев!
Спасибо)https://i5.imageban.ru/out/2021/02/21/51e7b027552c8d4d98a34e0bfd00a843.png

+1

53

schlauer Geist
Спасибо, понравилось и сюжет и слог и главные героини и эротические сцены.
https://i1.imageban.ru/out/2021/02/21/d67af4f025f8a1b962e74b7f06de30be.png 
Мы можем надеяться ещё ваши произведения на форуме прочесть?

0