Тематический форум ВМЕСТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Творческая гостиная » Роман «Три желания»


Роман «Три желания»

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

Глава 1

— Простите, что так вышло. — Девушка виновато опустила голову. — Я тоже как-то не предполагала такого расклада.
Онии стояли в небольшом светлом зале с зеркалами с одной стороны и белой кирпичной стеной с другой. Едва набирающее обороты апрельское солнце, лежало на полу замысловатым узором.
— Насть.. — Женя старалась собрать всю силу воли, что у неё была, чтобы ответить достойно, не выставив себя эгоисткой. — Нам и правда придётся нелегко теперь. До чемпионата два с небольшим месяца, но я думаю, что мы справимся. А тебя, вероятно, надо поздравить?.. Не каждый день узнаёшь, что скоро станешь матерью...
— Мы хотели детей с Лешей, — замялась девушка, выдохнув. Самое страшное признание было позади,  — просто сейчас этот так не вовремя. И я чувствую себя предательницей. Если бы врач разрешил мне хотя бы минимальную нагрузку...
— Эй, — Женя посмотрела на неё с нежностью, — ты только выписалась из больницы! Кто же знал, что это не аппендицит, мать его. Но тем не менее, ты должна сейчас делать все, чтобы сохранить жизнь малышу, а тут ты знаешь, никакой «минимальной» нагрузки никогда не было и не будет. — Девушка оглядела команду, — у кого-нибудь есть танцоры на Настино место? Причём те, кто учит со скоростью света и чистится самостоятельно?
— Я сегодня же закину в Инстаграм пост, что мы ищем танцора. — Спешно ответила Ира, откидывая пшенично-золотистые пряди назад. — Думаю, если каждая из нас это сделает, то шанс есть и он довольно неплохой. Мы сейчас на волне популярности, так сказать, в топе. Можем даже покапризничать.
— Я тоже могу закинуть пост, хоть сейчас. — Отозвалась невысокая брюнетка с блестящими чёрными как смоль волосами. — Думаю надо будет отправлять всех к тебе записываться и потом провести кастинг.
— Ваши бы слова.. — Женя обвела взглядом девочек, и мягко улыбнулась Насте. — Ладно, сегодня прогоняемся как есть, а через три дня попробуем сделать отбор, если будет достаточно народа. Настюх, ты можешь просто посидеть с нами, если никуда не торопишься.
— Спасибо! — Девушка благодарно кивнула, — Жек, прости меня ещё раз. Я знаю в какую идиотскую ситуацию я всех поставила. И тебя, главным образом. Я помню важность этого чемпионата для команды.
— Не важнее, чем любой другой. — Махнула рукой брюнетка, перехватывая резинкой волосы, — значит время перемен наступило.

Спустя четыре часа, Женя летела по весенней Москве  на мотоцикле, пытаясь сбросить стресс. Настя была одной из тех, кого было сложно заменить. Тринадцать человек в команде – это и так не слишком много, но они подбирались с филигранной точностью, медленно. И на это ушло много лет. Она бы соврала, если бы сказала, что она никогда не думала о том, что однажды все закончится. Танцоры – это тоже люди. У них есть отношения, работа, парни, мужья и дети. На время или навсегда, кто как решит, они все выпадают из обоймы. Просто на этот чемпионат, она делала большие ставки. Шоу, для постановки которого, девушка стянула лучших хореографов, лучших диджеев, должно было быть, возможно, высшей точкой ее карьеры. Женя прекрасно понимала, что здоровье не позволит ей продолжать в том же духе вечно. Поэтому было особенно важно сделать это сейчас, пока травмы не изменили ее будущее и карьеру необратимо.

— Ты совершенно не поела. — Кристина наклонилась, чтобы поймать взгляд девушки напротив. — Давай, выкладывай, что происходит в твоей безумной жизни?
— Настюху помнишь? — Жека без энтузиазма вазюкала  вилкой в тарелке, понимая, что аппетита нет. — Она беременна. — Продолжила она, когда собеседница кивнула. — Почти два месяца. Я ничего не понимаю в бабах, но как это можно было не знать так долго? Она говорит, месячные всегда приходили, как придётся и она это не отслеживала. Пару дней назад ее, после репетиции, увезли в больницу с подозрением на аппендицит, а оказалось вот... Теперь ей запретили все на свете. Надо постоянно показываться врачу. Сильный... как же его...
— Тонус матки. — Договорила девушка.
— Вот! Он самый. Это очень опасно? — Женя посмотрела на сестру. — Мне сложно разбираться в этих вещах.
— Это нехорошо, но поправимо. — Кристина улыбнулась, — у меня с Катей был, но как видишь, все обошлось.
— Удивительно... — Женя подула на лицо, пытаясь сдуть с глаз непослушные пряди, похожие на потемневшее золото. Она оглядела сестру: длинные витые пружинки, спускавшиеся по худым загорелым плечам, серо-голубые глаза, аккуратный прямой маленький нос, точёные скулы, пухлые губы. Она была словно женской версией ее самой. Иметь сестру , это похоже на возможность смотреться в зеркало, не имея его под рукой. — Ты такая красивая и у тебя есть дочь. Это так круто! Не устаю поражаться.
— Ну, если бы кто-то, вместо того, чтобы виртуозно играть на нервах, танцевать двадцать четыре часа в сутки и гонять на мотоцикле, обзавёлся семьей...
— Не начинай, Крис... — взвыла девушка. — Ты же знаешь, мне надо было родиться парнем. И тогда все ваши вопросы отпали бы сами собой. Я не создана для семьи. Не умею сидеть дома. Дети, кроме Катюхи конечно, меня дико пугают. Да и у нашего брата, сама знаешь, с детьми туго. Либо донор, либо эко.
— Ну, многие лесби прекрасно с этим справляются. — Кристина похлопала сестру по руке. — Тем более «отец» из тебя вышел бы отменный.
— Типун тебе на язык, родная. — Смеясь, сказала Женя. — Не родилась ещё крошка, способная стать матерью моих детей.
— К вопросу о крошках, — Кристина серьезно смотрела из под пушистых темных витых ресниц, — как у тебя с ними?
— О... — Жека смутилась, — слишком много, чтобы запомнить кого-то конкретного.
— Моя сестра - бабник. — Нарочито хмурилась девушка.
— Не вижу смысла в моногамии, уж прости. — Хитро подмигнула она собеседнице. — Не всем так везёт, как вам с Игорем. Он действительно тебя любит.
— Это правда. — Заулыбалась Кристина. — Ещё бы не пропадал в своей больнице круглыми сутками... А то никакого спасу от его работы.
— Я вам ещё не сильно тут надоела? — взгляд Жени стал серьезным, — свалилась на вашу голову после этой дикой истории и так и не съехала.
— Ты же знаешь сколько Игорь бывает дома. Я его почти не вижу. А ты.. — Крис погладила сестру по волосам, — ты отвозишь Катю в школу, и очень вкусно готовишь.

Вечером, ближе к ночи, Жека запрыгнула на своего «верного коня» и помчалась в бар. Каждый раз, когда в ее сумасшедшем графике образовывался пробел, она понятия не имела что с ним делать. Все вокруг становилось таким тихим, что было слышно собственное дыхание. Это то, чего ей хотелось меньше всего. Ненужные воспоминания, мысли о будущем.. Все это изматывало, не давая ничего взамен. Однажды она приняла решение «жить одним днём» и не собиралась ничего менять.
Когда Женя зашла в бар, то обнаружила, что независимо от дня недели, тут всегда кипит жизнь. Лесби-баров в городе было не так много, поэтому здесь можно было встретить кого угодно, от девушки, с которой ты повстречался неделю десять лет назад, до звезды шоу-бизнеса.
— Привет, Жек. — Девушка за барной стойкой окинула старую знакомую жарким взглядом. — Ты сегодня одна?
— Пока да, — положив локти на полинованную гладкую поверхность, и стуча по ней пальцами в такт музыке, ответила Женя.
— Пиво? Сидр? Вино? Мартини? — темноволосая красотка, одетая в короткие чёрные шорты и  яркий салатовый топ, провела подушечками по длинным красивым пальцам старой знакомой. Их никогда ничего не связывало, хотя она и намекала, что была бы не против даже одной жаркой ночи, в объятиях Жени.
— Я сегодня за рулем. — Оглядываясь в поисках приключения на этот вечер, ответила Женя. — Так что баночку безалкогольного.
— Не вопрос. — Брюнетка поставила перед посетительницей напиток и подмигнула, — даже жаль, что я работаю сегодня, а то составила бы тебе компанию.
— В другой раз. — Женя тоже подмигнула ей и приложила телефон к считывающему  устройству, невзначай коснувшись пальцами ладони собеседницы.
На танцполе было горячо. От зеркальных стен клуба, отсвечивали лучи прожектора, преломляясь и скользя по влажным телам. Это было ровно то, чего ей не хватало. Жека продиралась в самый эпицентр событий. Она никогда не испытывала проблем от нехватки женского внимания. Не было никакой нужды даже знакомиться, чтобы получить желаемый результат. Ее график не вмещал в себя расспросы «где ты была», претензии, время на свидания или, не дай бог, совместную готовку ужина. А сексом можно было прекрасно заниматься и без этого, просто чтобы не делать это самой, в собственной постели. Для этого будет старость, если она до неё доживет. Сейчас ей было всего тридцать три и она жаждала развлечений. Даже будучи достаточно брезгливой, чтобы перебиваться кем попало, она всегда находила в баре ту, которая не вызывала сомнений. Она понятия не имела, как делает это. Может чистое везение, а может натренированный взгляд. Просто сбросить напряжение.. И никого не надо тащить домой, и извиняться за то, что завтра не можешь встретиться и послезавтра тоже. Успешная карьера требовала ежеминутного ее присутствия.
— Жека.. — сквозь толпу пробралась к ней девушка, чьё лицо показалось знакомым. — Ты и впрямь меня не помнишь? — блондинка по хозяйски приподняла чёрную футболку, вытащив ее из джинс и нагло погладила по животу, пробираясь пальцами к бёдрам. — А ведь мы с тобой встречались лет десять назад, целых полгода.
— Тори! — вдруг всплыло у Жеки в памяти. — Как ты? Выглядишь ошеломительно!
— Я прекрасно! — она обвила руками талию старой знакомой и притянула ее ближе, ощущая, как руки Жени сжимают бёдра, облачённые в кожаные лосины. — Может найдём место потише?
— Ты живешь там же? — Женя прислонилась плотнее к девушке, губами прикасаясь к мочке уха.
— Нет, я переехала, но с радостью дам тебе новый адрес. — Она смачно поцеловала Женю, требовательно скользя руками по ее телу.
— Не обязательно. — Отстранилась Женя. — Я не ищу отношений.
— Танцы.. — высказала догадку Тори. — Все ещё твоя единственная любовь.
— Пожалуй что так. — Жека пробежала пальцами по заду девушки, прижимая ее плотнее к себе. Тори ни к чему было знать, что ей знакомо чувство к человеку, а не только к карьере, и что именно оно научило девушку ни к кому не привязываться. — Но сегодня я вся твоя.

+1

2

Глава 2
Три дня спустя.
Вечер обещал быть тёплым. Закат рыжим заревом ложился за спины домов, раскрашивая пролетавшие машины в яркие оттенки, от розового до алого. Женя припарковала свой байк недалеко от зала, решив остальное расстояние пройти пешком и подготовится морально к кастингу. Как и говорили остальные участницы команды, желающих оказалось достаточно много. Так что теперь дело было за малым: дать кусочек из номера и найти ту единственную, которая станцует его достойно. А, среди почти шестидесяти человек, отыскать ее было непросто, как иголку в стоге сена. Три дня прошли так быстро, что Женя не успела принять тот факт, что Насте требуется замена на финишной прямой. Вклеить «чужого» человека в шоу, было опасной задачей. Танцоры, с определенного уровня, знают себе цену, имеют очень непростой багаж за плечами и соответственный характер.
— Привет. — Догнав хореографа, уже у самой студии, поздоровалась Ира. — Ну что, готова?
— Нет, если ты о кастинге. — Женя оглядела девушку: узкие потертые джинсы, в которые была заправлена чёрная  водолазка, обтягивающая аппетитные формы, как вторая кожа, высокие сапоги на шпильке, прямые волосы пшеничного цвета, забранные в тугой хвост.
— А если не о кастинге?.. — Подмигнула ей девушка, видя, как огонёк зажегся в глазах собеседницы. Ира была хороша и, безусловно, знала об этом. Но особенным удовольствием было, когда это оценивала именно Жека. За все время  их знакомства, она редко получала комплименты от хореографа, хотя Женя и общалась с ней, очевидно, ближе, чем с остальными. Возможно, дело было в том, что именно с неё, с Иры, началась, если так можно выразиться, команда. Женя так же очень помогла ей с продвижением по карьерной лестнице. Но дальше дружбы их отношения не заходили, хотя она видела, какие горячие взгляды Жека иногда на неё бросает. Никогда, не считая одного случайного поцелуя, но за него девушка извинилась перед ней уже тысячу раз.
— То тоже нет. — Женя напомнила себе, что не в ее порядках было заводить романы там, где она работает. Точнее с теми, с кем она работает постоянно. Как минимум потому, что голод приходит и уходит, а с этими людьми ей ещё жить бок о бок долгое время. Их один случайный поцелуй, был дикой ошибкой и она надеялась, что для Иры это так же очевидно, как и для неё.
— Да брось, Жек, я шучу. — Увидев, как лицо собеседницы стало серьезным, поспешно проговорила Ира. Она прекрасно знала позицию Жени и уважала ее. Но в тайне надеялась, что однажды ей удастся соблазнить невероятно притягательную девушку.   — Будем считать, у нас свободные отношения.
— Будем считать, что у нас дружеские отношения. — Чуть резче, чем следовало, ответила Женя, открыв дверь в танцевальную студию.
Здесь было шумно. Всюду сновали толпы людей. Кое-как пробравшись, почти вплотную к лестнице, которая вела к залам на втором этаже, в раздевалку, Женя положила шлем на скамейку, скинула ботинки и влезла в кроссовки. Затем повесила тяжелую большую косуху на вешалку и вышла.
— Я жду тебя наверху. — Крикнула она Ире, надеясь, что та услышит ее за гулом голосов. Они попали ровно в перерыв между классами. Это было ее самое нелюбимое время: в раздевалке толпилась целая уйма потных тел, громко обсуждая друг с другом последние новости. Иногда Женя задумывалась, был ли мозг у этих девушек, потому что разговоры сводились к крайне примитивным темам: как похудеть, как у кого дела с парнем и всяким сплетням.
Когда она подошла к нужному залу на втором этаже, то сделала глубокий вдох и выдох, прежде чем открыть дверь в ад. Жека ненавидела кастинги. Это мероприятие никогда не показывало танцора, как человека. Далеко не с каждым легко будет работать в плотном режиме, а времени на ошибку у неё не было. На секунду передумав заходить и решив дать себе время и сбегать за кофе, в надежде на то, что пока все разомнутся, часть их взаимоуничтожится сама, Женя резко повернулась от двери и врезалась в девушку, которая собиралась войти следом.
— Черт, простите! — громко сказала она, глядя как девушка держится за челюсть. — Я могу принести вам лёд. Очень больно? — Женя, не отдавая себе отчета, убрала руку девушки от места удара, мягко проведя пальцами и пытаясь осмотреть. — Говорить сможете?
— Главное, чтобы танцевать могла. — Ответила незнакомка. — Я боюсь у вас будет шишка..
— Поделом мне. — Виновато улыбнулась Женя и чуть тише, скорее самой себе добавила, — нехрен потому что быть ссыклом.
— Вы позволите? — к ним подошла Ира. — Жек, с тобой все в порядке?
— Потом расскажу. — Коротко ответила она, перехватив руку, которой та тянулась к ее лбу. — Пора начинать. — Она и так чувствовала себя идиоткой, стоя между девушкой, которая явно пришла на кастинг и уже пострадала, и Ирой, которая именно сегодня решила проявить нежность у всех на виду, ставя ее в дурацкое положение.
Через десять минут, Женя уже ни о чем не думала. Она полностью погрузилась в работу, которую хорошо знала и любила. Время, когда она танцевала, всегда пролетало незаметно. Она старалась не упустить ничего из того, что видела сейчас за своей спиной. Это было самое важное: наблюдать кто как учит, схватывает, ведёт себя, общается с другими. Уже на этом этапе, можно было понять на кого смотреть. Ее не интересовали те, кто обычно на классах ставит бутылки с водой на то место, где собирается потом стоять, помечая так свою территорию от других самок. Ей не нужен был человек, лишённый понимания выражения «командный дух». Ее девочки были практически ее семьей, как бы высокопарно это не звучало. Но они были единственными, не считая Крис, с кем она проводила действительно много времени. Женя никогда не хотела быть цербером, или дрессировщиком. Ей нравилось сотрудничество, дружба, которая знала дистанцию в дверях зала, но оставалась дружбой за ними. Не взгляд вновь зацепила девушка, в которую она так неудачно врезалась у входа. Это было почти унизительно, но сейчас она думала совсем о другом. Кто бы она не была, двигалась она очень уверенно, схватывала на лету, очень четко размечая точки и паузы, при этом ни разу не возмущалась и не сцепилась с окружающими. А ещё она, определенно, была красива: худые острые плечи, считывались под объёмной толстовкой, волевое лицо, с мягкой линией скул, чувственные губы, светло-карие глаза, сосредоточенный взгляд, в котором можно было заметить плясавшие огоньки. Прокаченное тело, крепкие бёдра, обтянутые светло-голубыми джинсами, русые волосы, небрежно собранные в гульку чуть выше затылка.
— Кого-то уже приглядела? — Проследив за взглядом Жени, поинтересовалась Ира.
— Она ничего.. Оч круто уделывает музыку. — Наклонившись к подруге, ответила хореограф.
— Не только музыку.. — послала девушка язвительную улыбку. — Тебя она тоже неплохо уделала. Синяк будет отменный.
— Переживу. — Не отвлекаясь от танцующих, сухо бросила Жека.
Спустя час, они продолжали отсматривать танцоров, но уже по тройкам. Народу действительно набежало так много, что времени пришлось потратить здорово больше, чем планировалось. Добрая часть девушек были отличными. При желании, из них можно было сколотить ещё одну команду. Женя старалась смотреть беспристрастно, не отвлекаясь ни на что, ещё раз проклиная идею с кастингом. Выбирая только одну, ты всегда как бы говоришь другим, что они хуже, а это было не так. Можно, конечно, взять больше людей и сделать более обширный состав, но девушка давно для себя решила, что толпа народу на сцене - это не главное. Главное – это люди, с которыми ей было легко работать и от которых ее не тошнило в жизни.
— Почему мне кажется, что ты уже определилась? — сказала Ира с оттенком ревности, ткнув локтем в бок хореографа. Она прекрасно видела, каким взглядом Жека смотрит на девушку, с которой она застала их в дверях.
— Она действительно хороша. — Стараясь не выдать себя, ответила Женя. На самом деле, она не могла смотреть на кого-то ещё в этой тройке. Девушка танцевала так, словно ей это ничего не стоит, словно она даже не напрягается. Выражение ее лица было крайне пофигистичным, что вызывало любопытство. — Интересно она сюда на огонёк забрела.. — сказала она скорее себе.
— Что? — Ира наклонилась ближе, по свойски положив руку на бедро собеседницы.
— Нет, ничего. — Женя с огорчением осознала, что они дотанцевали. Ей хотелось смотреть ещё. Редко кто вызывал у неё желание наблюдать за своим танцем. И хуже того, она обнаружила, что «желание» коснулось не только ее сознания.. Движения бёдер, рука, которой девушка придерживала джинсы в районе паха, сжатые пальцы. Все это выглядело сексуально. Причём не нарочито, а совершенно естественно. Она танцевала «вкусно» и чувствовалось, что ей нравится.   — Вот черт...
— Ты в порядке? — Ира почувствовала, как напряглись мышцы под ее рукой.
— Да. В полном. — Быстро собравшись, ответила девушка. — Я беру ее. — Женя догадывалась, что Ира вряд ли воспримет это без ерничества, но так или иначе, решение зависело только от неё.
Жека досмотрела последние три группы девушек, потом встала и сказала несколько ободряющих слов, пожелала всем удачи и прямиком направилась к незнакомке.
— Я бы хотела видеть тебя в моей команде. — Прямо сказала она, хотя внутри неожиданно сама для себя, ощутила, что волнуется. Девушка и правда выглядела настолько равнодушной к происходящему, что ей на секунду показалось, что она сейчас извинится и откажется.
— Спасибо! — Танцовщица искренне улыбнулась. На самом деле, она дико нервничала. И вообще не планировала идти на этот кастинг. Ее план был - составить компанию подруге, которая грезила этой командой и прожужжала ей все уши о том, «какая крутая Жека.» — Кэм. — Девушка протянула руку. — А ты должно быть, Женя.
— Она и есть. — Крепко пожав руку, Жека добавила, — добро пожаловать в команду. Репетиции почти каждый день. По крайней мере, оставшиеся месяцы до чемпа. С восьми вечера и до бесконечности. Точнее не скажу. Иногда мы разбредаемся в двенадцать, а иногда репим до утра.
— Хорошо. — Камилла старалась не так очевидно разглядывать девушку, о которой столько слышала от Лики, пытаясь понять действительно ли она так хороша. Хореография и впрямь была отличной, очень стильной, мощной. Ее хотелось танцевать ещё и ещё. Учитывая, что Кэм редко «заходил» стиль, это было определённым плюсом. И манера преподавания, шутки, улыбки, атмосфера, которую создавала хореограф вокруг себя, тоже, несомненно, было ее заслугой. Рукопожатие Жени оказалось крепким и твёрдым, как и ее лоб, врезавшийся в подбородок Кэм в дверях. С учётом относительно невысокого роста, девушка выглядела довольно «опасной», при видимом добродушии. Даже возможно, слегка высокомерной и точно знающей себе цену: короткие вьющиеся волосы, по плечи, разбросанные по голове в «творческом беспорядке», несколько прядей спадающих на глаза с острым пронзительным взглядом, простая чёрная футболка, надетая на голое тело, выглядела бесподобно и явно демонстрировала отсутствие смущения, ибо очертания груди просматривались даже без пристального взгляда.  Потертые чёрные джинсы красиво обтягивали крепкие ноги. Что ж, она и впрямь была великолепна. Вопрос был только в том, что стояло за этим пренебрежительно-шикарным видом.
— Если ты можешь, я готова сегодня, — Жека не хотела спешить, но времени у них и правда было немного, — сейчас, если быть точнее, поработать с тобой. Сегодня нам пришлось отменить репетицию, потому что прогонять номер надо полным составом. Так что я готова показать тебе все хореографии. Если что-то не выучим этим вечером, дополнительно встретимся завтра.
— Я... — Кэм прикидывала в уме, готова ли она была к тому, чтобы провести здесь неизвестное количество времени, но внутренний голос твердил ей, что она ровно там, где должна быть. Камилла никогда не была спонтанным человеком, скорее тем, кто имеет четкий выверенный план. Но, если сравнить это предложение, с перспективой лежать дома на кровати и жалеть себя, то первое определённо выигрывало.
— Ты работаешь где-то ещё? — Жека вдруг поняла, что с этого стоило начать. Команда отбирала много времени и она не готова была взять человека, неспособного полностью отдаться постановке. Часть девочек из команды имели нормальную работу, но заканчивали в шесть и успевали на репетиции, никогда не жалуясь, даже когда приходилось с прогона ехать сразу в офис.
— Я - переводчик. Так что у меня свободный график. — Поспешила уточнить девушка, чувствуя сомнение в голосе хореографа. — Я готова остаться на столько, на сколько будет необходимо.
— Отлично. Ир, — обратилась она к помощнице, — немного введи ее в курс дела. Я мигом, только возьму кофе.
— Не вопрос, шеф. — Подмигнула девушка. И протянула Кэм руку для знакомства.
Женя вышла из зала первый раз за почти четыре часа, чувствуя, что дико устала. Но при этом, ловя себя на воодушевлении в связи с тем, что они нашли замену Насте. «Только работа. Ничего личного!» — предостерегающе подумала она. Кэм рождала в ней странное ощущение, определение которому она находить не хотела. «Это просто радость оттого, что мы нашли более чем достойную замену!» – проговорила она про себя, подходя к барной стойке.
Кэм проводила взглядом хореографа и сосредоточилась на том, что показывала ей Ира. Девушка явно проверяла ее на прочность, почти не останавливаясь и ничего не повторяя. Камилла всегда  достаточно быстро учила, но сейчас была вымотана и голова отказывалась соображать в заданном темпе.
— Эй, потише! — Жека зашла в зал. Ей хватило пары минут наблюдения, чтобы понять, что проделывала Ира. А она старалась показать, кто тут главный. — Ты ее загнала.
— Моя очередь идти за кофе. — Фыркнув, произнесла Ира. — Едва ли мне стоит надеяться, что ты принесла и мне тоже.
— Ты не просила. — Улыбнулась Жека.
— Ты не спрашивала. — Ира одарила хореографа ослепительной улыбкой и по-свойски приобняла за талию.
— Ты жива? — тепло спросила девушка, когда Ира вышла за дверь.
— Да, все в порядке. — Ответила Кем, удивившись неожиданной заботе в голосе собеседницы. Она выглядела дерзкой, самодостаточной, знающей, чего она хочет, но только не заботливой. — Я бы просто сделала пару глотков воды, если ты не против.
— Пойдём. — Женя взяла девушку за руку и вывела из студии, стараясь не думать о том, какой тёплой и нежной была ее кожа. — Если ты не очень спешишь, здесь в соседнем здании, есть кафе. Тебе надо немного отдышаться.

+2

3

Глава 3

— О.. как тут хорошо. — Кэм подняла голову наверх, когда они вышли на улицу. Ночь была прохладной и пахла свежей листвой, медленно находящей себе дорогу из набухших почек.
— Весна.. — Жека не могла оторвать глаз от девушки, хотя понимала, что весьма откровенно пялится на неё. Тонкая изогнутая шея, на которой блестели капельки пота, заставила ее забыть на секунду о том, кто они и что тут делают. Ей нестерпимо захотелось провести кончиками пальцев по венке, в которой билась кровь, ощутить, какая на ощупь кожа... «да что за черт со мной сеголня происходит!» – подумала Женя. — Пойдём, а то простынешь.
— Пойдём. — От Кэм не укрылась хрипотца в голосе новой знакомой, но, памятуя рассказы Лики, она постаралась не обращать на неё внимания. Подруга была без ума от Жеки, это было очевидно, но говорила, что та слыла «бабником». Мысль о том, что девушка - лесби, ее ничуть не смущала, скорее, ей даже не было никакого дела до того, с кем она спала, а вот попасться в ее цепкие, и надо признать, очень красивые и сильные руки не было никакого желания. Тем более, казалось, Ира уже продемонстрировала всеми возможными способами свои права на место под солнцем. Кэм задумалась, как она вообще пришла к таким умозаключениям. Ее по природе интересовали только парни, и сейчас даже мыслить в этом направлении было абсурдом. Вероятно, это все странный день и странный вечер, которые повернули ее жизнь в неизвестном направлении. Надо отдать должное, она не была спонтанной и сейчас вряд ли понимала сама себя.
— Очень устала? — как-то даже слишком робко спросила Женя после затянувшейся паузы, когда они уже вошли в тихое кафе, где кроме них было всего пару человек. — Что будешь пить?
— Что-то холодное и безалкогольное. — Улыбнувшись такой заботе с голосе, которая совсем не вязалась с довольно дерзким внешним видом, ответила Кэм.
— Ань, дай два безалкогольных мохито пожалуйста. — Обратилась Женя к барменше, приятной молоденькой невысокой блондинке. — Картой.
— Опять ночуешь в зале, да, Жек.. — скорее констатировала факт, нежели спрашивала девушка, ставя на барную стойку напитки. — Может, потом чего покрепче? — она подмигнула.
— Может, когда все закончится. — Девушка приложила телефон к считывающему устройству.
— Я тебе переведу на карту, можно? — Кэм чувствовала себя неудобно. Мало того, что Женя зачем-то решила оплатить ее мохито, так ещё и эта барменша, очевидно, флиртовала с ней. «Интересно, что в этой женщине такого, что на неё все вешаются...» – подумала девушка, ещё раз оглядев спутницу. Да, она была красива. Более того, чертовски красива и самоуверенна. Да, от неё веяло такой силой, что не сложно было захотеть протянуть к ней руки, как к огню. Но.. «отлично, я считаю ее красивой и притягательной. Только этого мне не хватало» - мысленно отругала себя Кэм.
— Давай я просто угощу тебя, в знак того, что я рада, что ты теперь в команде. — Женя подмигнула барменше, и они отошли за столик к окну. — Можно вопрос?
— Да, конечно.
— Ты ведь не мечтала к нам попасть, да? — Женя внимательно посмотрела на девушку.
— Я.. — Кэм почувствовала взгляд, как если бы к ней прикасалась рука Жени или, точнее, ровно так, как прикасалась к ней Женя, стоя в дверях зала и осматривая ее челюсть, и ей вдруг стало жарко. — Я пришла с подругой, которая очень хотела к вам попасть. Просто за компанию.
— Черт.. — выругалась девушка. — Ненавижу кастинги.
— Почему? — серьезно спросила Кэм, видя искренне огорчение, омрачившее чистый взгляд красивых глаз собеседницы.
— Потому что, когда так много людей, условия соревнования, ты далеко не всегда способен увидеть тех, кто пришёл именно к тебе, и рискуешь сделать ошибку, которая потом будет дорого стоить.
— Я не.. — Теперь Кэм уже не знала, стоило ли произносить вслух то, что она уже сказала. Ведь выходило, что ей было плевать на команду, на идею.. — Я не говорила, что не рада тому, что попала к тебе. — И это было правдой. Может, она не сильно много знала о команде и даже о самой Жене, но она точно могла сказать, что ей было не все равно. Хотя она и не хотела сейчас объяснять себе, почему.
— Твоя подруга, наверное, сильно огорчилась. — Жека с трудом скрыла выдох облегчения, потому что на секунду ей показалось, что она ошиблась, выбрав не ту девушку.
— Думаю, достаточно. Но я не успела с ней поговорить. — Кэм смотрела на спутницу, пытаясь понять, как в ней сочетаются несочетаемые вещи. Такая завораживающая и стервозная в зале, с хищным взглядом, такая дерзкая и одновременно трогательная и неравнодушная. У хореографов такого высокого уровня зачастую быстро менялись приоритеты, но Жеку это словно не затронуло.
— Поэтому я и не люблю кастинги. — Женя сделала глоток, обдумывая все, что произошло за вечер, и переживая, как новенькую воспримут девчонки.
— А почему пришлось его делать? — аккуратно спросила Кэм. Они были знакомы всего несколько часов, и вот теперь странным образом сидели поздним вечером в кафе. Взмокшие, в тренировочных вещах. Она вспомнила, что Женя уходила из зала за кофе, и когда вернулась, не сделала ни глотка и поставила его на подоконник. А теперь она пила с ней мохито. Это, определённо, был странный вечер.
— Одна из наших девчонок в положении. — С тенью улыбки, отливающей грустью, ответила девушка. — Ей нельзя танцевать. А до чемпионата осталось два месяца. Шоу готово, с разводками и так далее. Потеряв одного человека, мы рискуем никуда не поехать.
— Жестко.. — понимающе кивнула собеседница. — Я не подведу. — Чуть тише добавила она, лишь надеясь, что правда не подведёт. В ответ на эту фразу Женя тепло улыбнулась и, на доли секунды, Кэм даже показалось, что девушка хотела дотронуться до ее руки, потому что она как будто бы вздрогнула и быстро убрала руку в карман джинс. «Эй, ты о чем, вообще!» – одернула Кэм себя, – «во-первых, ты вроде играешь в другой лиге, а во-вторых, она так общается со всеми, остынь.»
— Так вот вы где! — Ира зашла в кафе и двинулась в сторону их столика. — Детка, — обратилась она к Жене, — ты бы хоть сообщение скинула.
— Прости. — Девушка виновато посмотрела на подругу. — Мы планировали выбежать всего на минуту, чтобы купить попить.
— И что-то пошло не так. — Ира смягчилась, видя искреннюю эмоцию на лице хореографа, — я придумаю расплату. — Она зловеще улыбнулась, но при этом почти нежно погладила Женю по спине. — Так мы ещё долго треним?
— Уже поздно, — начала девушка, — думаю, тебе надо бежать домой, иначе не успеешь на последнюю электричку.
— Ну.. — Ира общалась так, будто кроме них двоих за столиком никого не было, — ты можешь приютить меня. Все равно завтра обратно.
— Хорошо. — Согласилась Женя, не найдя причины, по которой могла бы отказать настойчивой подруге. А также не нашла причины, почему это вдруг беспокоило ее, хотя раньше ей было бы плевать, кто и что подумает. Она не очень-то скрывала свои предпочтения. Все в команде были достаточно взрослые, чтобы понять и принять этот факт. Многим нравилось «сидеть в шкафу» и делать вид, что они предельно натуральны, но Женя никогда не видела в этом смысла. — Пойдём. Впереди ещё много работы. — Сказала она и тут же встала, избегая взгляда Кэм.
Следующие несколько часов они провели за работой, стараясь выучить максимум, чтобы на следующий день заниматься только рисунками и начать заново чистить шоу. Когда Жека работала, то мысли и сомнения всегда развеивались, как белый дым. Она была увлечена и полностью растворялась в том, что делала. Кэм и правда ловила на лету, с ней было очень легко работать, словно они делали это тысячу раз раньше.
— Ну, сегодня мы больше точно не осилим. Надо поспать хотя бы несколько часов. — Выдохнула Женя, посмотрев в окно, за которым занимался рассвет. — Ты далеко живёшь? — обратилась она к Кэм.
— На Белорусской. — Девушка взяла с подоконника рюкзак и направилась в раздевалку. Ее голова гудела от количества информации и просто от усталости. Сил разговаривать не было совсем.
— Хочешь, я могу подбросить тебя? Тут недалеко. А потом вернуться за Ирой? — предложила Женя.
— Нет, спасибо. — Через плечо ответила девушка, заходя в раздевалку и бросая вещи на лавочку возле зеркала. — Я сейчас позвоню и меня заберут.
— Тогда мы, по крайней мере, дождёмся этого. — Поспешно ответила Женя. — Не хочу, чтобы ты стояла тут одна.
— Я способна за себя постоять. — С намёком на резкость ответила Кэм. Ей совсем не хотелось провести ещё какое-то время в этой компании, наблюдая, как Ира вешается на Женю. Едва ли она могла разобрать сейчас, что в этом раздражало ее.. Возможно, она чувствовала себя лишней, что часто бывает, когда попадаешь в уже сложившуюся команду, а возможно считала, что личные вещи нужно решать наедине. В любом случае, она предпочла бы подождать одна.
— Я почему-то даже не сомневаюсь. — Женя прекрасно видела, насколько сильным было тело девушки. — Но я не буду спокойна, если своими глазами не увижу, что ты села в машину и оказалась в безопасности.
— Ок. — Кэм резко отвернулась, когда увидела, что Жека стащила с себя футболку и швырнула ее в пакет. Она сотни и тысячи раз переодевалась с девчонками в раздевалке, иногда даже болтая, но никогда не думала, что вид женской груди, ок, красивой, небольшой и упругой женской груди вызовет у неё смущение. Краем глаза она видела, что Ира, до сих пор молчавшая, просто прожгла в Жене дыру, явно любуясь ее прелестями. От этого взгляда почему-то стало противно. Сложив дважды два, несложно получить четыре. И с учетом того, что именно эта девушка помогала на кастинге, именно она осталась с ними учить хореографию и, кажется, планировала потом поехать к Жене домой, она, вероятно, была как минимум хорошей подругой, а как максимум.. об этом без видимых на то причин ей думать было ещё неприятнее.
По улице они шли молча, хотя в этом и не было никакого напряжения, скорее, простая усталость. Камилла все время смотрела на влажный асфальт под ногами, не в силах поднять голову.
— Вот шлем. — Тихо сказала Женя, протянув его подруге. — Я сейчас провожу Кэм к машине и вернусь.
— Я жду. — Ира надела шлем и взглядом про следила за девушками, уходящими в сторону припаркованного неподалёку белого Шевроле.
— Не стоило. Я вполне могла дойти сама. — Смущенно проговорила Камилла, когда они шли в сторону авто.
— Я не могла так просто тебя отпустить. — Спокойно ответила Женя, хотя ее слова можно было трактовать двояко, и она даже сама не знала, какая из трактовок была бы верной. — Очень устала?
— Не смертельно. — Кэм махнула рукой ожидающему в машине парню и улыбнулась. — Завтра здесь же?
— Да. — Стараясь игнорировать растущее внутри непонятно откуда взявшееся напряжение, ответила Женя. — В двенадцать сможешь?
— Вполне. — Кэм встала у машины, ожидая конца разговора, чтобы открыть дверь.
— Пока. — Отсолютовала девушке Женя и направилась в сторону мотоцикла, пытаясь справиться с целой уймой мыслей в своей голове. Ещё никогда в жизни девушка не привлекала ее так быстро и так сильно. «Охрененно...» — подумала она, — «а ты на что рассчитывала. Она выглядит, как натуралка, ведёт себя, как натуралка.. и, конечно, она не может быть одна».
Всю дорогу до дома она старалась отвлечься от мыслей и заодно от ощущения рук Иры, которые поглаживали ее живот под косухой. Она бы соврала, если бы сказала, что не чувствовала возбуждения, мучавшего ее весь вечер и добрую половину ночи. Сейчас было бы так просто отдаться рукам той, про которую она знала все, что было необходимо: Ира тоже предпочитала девушек и не раз намекала, что не против оставаться на ночь время от времени. Но стоило ей подумать о том, чтобы девушка помогла ей снять напряжение, как перед глазами возникал взгляд Кэм, который будто смотрел ей в душу. «Черт.. черт.. черт.. черт..»

— Ты какая-то тихая. — Паша посмотрел на сидящую на соседнем сидении подругу. — Хорошо, что я сегодня таксую.
— Да. Мне повезло. — Слабо ответила Кэм, глядя в окно отсутствующим взглядом. Она правда была рада, что не надо было вызывать машину, но сил не было даже на то, чтобы поднять глаза или пошевелить рукой, не говоря уже о том, чтобы вести светские беседы.
— Боюсь спросить, откуда ты так поздно и что за пацанка тебя провожала. — Парень мельком глянул на Кэм.
— Это очень долгая история. — Неохотно отозвалась девушка. — И это не пацанка, а хореограф в команде, в которой я теперь танцую.
— Она так на тебя смотрела... — продолжал Паша. — Я знаю такой взгляд. Обычно я так смотрю на девушек.
— Она так на всех смотрит. — С нескрываемым сарказмом ответила Кэм.
— Так она это.. того.. да? — Не унимался парень.
— Она – лесби. Если ты об этом, Паш. А ещё она хореограф команды, и я не хочу обсуждать, с кем она спит в свободное от работы время. — Резче, чем стоило, ответила девушка, не понимая, почему это вдруг ее раздражает. — Поэтому мне плевать на ее взгляд. Главное, чтобы мы сработались.

+1

4

Глава 4

Утро было ярким и солнечным,  даже с учетом того, что на рассвете начался сильный дождь. Часам к десяти тучи разошлись, и теперь город блестел в золотых лучах.
Камилла, закинув за спину рюкзак, спешила к кирпичному зданию с надписью «Dance loft». Времени было ещё достаточно, но ей хотелось придти заранее, чтобы спокойно переодеться и, возможно, выпить чашку кофе. Прошлая ночь отзывалась ноющей болью во всем теле. Нет, естественно, ей не впервой было учить так много за один раз, и что такое «ночные репетиции» она знала прекрасно. До недавнего времени Кэм танцевала в достаточно серьезной, именитой команде. Но после длительного перерыва это была ее первая большая нагрузка, так что этим утром сползти с кровати оказалось намного сложнее, чем она себе представляла.
Раздевалки в первой половине дня выглядели почти так же отлично, как и ночью. Практически совершенно пустые. Основной поток людей начинался после окончания рабочего и учебного дня. Она бросила рюкзак у окна и вытянула ноги, ища положение, в котором будет не так больно.
— Да, — проговорила в телефон Женя, влетая на скорости в раздевалку, — сейчас закончу с Мариной, потом репетиция с новенькой на пару часов, после я свободна и готова приехать посмотреть печать. — Конечно. Отлично! До встречи.
Камилла выглянула из-за стоявших поперёк просторного помещения вешалок, но хореограф уже исчезла за дверкой дамской комнаты. Девушка вернулась в исходное положение. Она легко узнала голос Жени и не сомневалась, что это она. Вопрос был только в том, что она здесь делала, и как давно. Спала ли она вообще...
спустя полминуты дверь в раздевалку открылась и, одновременно с ней, открылась дверь дамской комнаты.
— О, Джин, ты здесь! — воскликнула девушка. — Давно не виделись... — продолжила она мурлыкающим тоном.
— Привет, Даш. — Женя быстро обняла девушку, спеша двинуться дальше. — У меня индив, мне надо бежать, прости.
— Не так быстро... — Даша поймала Женю за край футболки и притянула к себе. — Я соскучилась.
— Не может быть.. — довольно произнесла девушка.
— Единственный способ побыть с тобой наедине — это оплатить пару индивидуальных на дому? — Произнесла Даша, кончиками пальцев водя по обнаженной коже живота знакомой.
— Ты думаешь, часа нам не хватит? — понизила голос Женя.
— Ой, Джин, с тобой я бы не вылезала из постели сутками.
— Я обдумаю это заманчивое предложение. — Женя наклонилась к уху собеседницы. — Но сейчас мне действительно надо бежать. Сегодня все меня раздирают.
— Я буду ждать... — проворковала Даша.

Камилла ждала, когда эта леди появится перед ней, просто чтобы посмотреть, как она будет себя чувствовать. Должно же у неё быть хоть какое-то смущение от того, что Кэм присутствовала при вполне определенной сцене. Но ее ожиданиям не суждено было сбыться, потому что в раздевалку одновременно зашли ещё несколько девушек, оживлённо что-то обсуждая. Учитывая, что она не видела лица некой Даши, теперь сложно было догадаться, с кем из девушек крутила шашни ее новая хореограф.
«Господи!» – одернула себя Кэм, – «да какое тебе дело до того, с кем спит Женя. Тебя это вообще не касается никаким боком.»

Через пятнадцать минут дверь в зал, около которого ожидала Кэм, открылась, и оттуда вышла хрупкая девушка с густыми русыми волосами, небрежно собранными на затылке.
— Спасибо тебе, Жек. — Она дотронулась до руки хореографа и слегка проскользила по коже пальцами.
— И тебе! — бодро отозвалась Женя! — Ты молодец! — она повернула голову и приветственно кивнула Кэм, стоявшей у стены.
«Интересно, есть девушки, не подверженные ее шарму » — подумала Камилла, мягко улыбнувшись. Она оглядела хореографа: Женя выглядела уставшей, хотя всеми силами старалась это скрыть. Под красивыми голубыми глазами виднелись тени. Хотя в остальном сложно было найти огрехи: чёрные потертые джинсы обтягивали сильные крепкие ноги, небольшая грудь слегка выделялась под бежевым топом, сверху на который была небрежно накинута чёрная рубашка. Челка спадала на глаза, делая весь образ роскошным, с ленцой и легким оттенком опасности. Она не выглядела зацикленной на внешности, скорее, умело пользовалась тем, что было дано ей природой.
— Заходи, разминайся. — Женя пропустила перед собой Кэм, невольно оглядев ее: голубые джинсы и белая толстовка на худом стройном теле выглядели отлично. Волосы, как и в предыдущий день, были собраны в подобие пучка на затылке. — Я через минуту приду, только сгоняю за кофе.
— Я захватила тебе. — Кэм протянула Жене стаканчик. — Почему-то так и думала, что тебе пригодится.
— Спасибо! — искренне поблагодарила ее девушка, одарив удивленным взглядом.
— Ты выглядишь так, будто не спала... — сказала Кэм и тут же отругала себя. Вышло несколько двусмысленно, хотя она этого и не планировала.
— У меня с десяти утра индивы здесь. — Немного смущенно ответила Жека, ругая себя за то, что эта девушка вызывает у неё непрошеные реакции. Любой другой, даже очень тонкий намёк она бы не простила. Но, во-первых, Кэм не была похожа на девушку, которая станет на что-то намекать, а во-вторых, она принесла ей кофе. Что автоматически не делало ее нападающей, от которой стоило бы защищаться.
— Ты всегда в таком чокнутом режиме? — девушка поставила рюкзак на подоконник и начала разминаться.
— Сон для слабаков. — Ухмыльнулась Жека.
— Ясно. —  Коротко хмыкнула Кэм. В любом случае, это было не ее дело. Женя не была похожа на юную девочку, а значит, сама могла о себе позаботиться.
Следующие два часа они работали, почти не делая пауз. Доучивали то, что не успели прошлым вечером, и гоняли раз за разом, исправляя мелкие недочеты.
— Нет, не так. — Жека подошла к Камилле. — Более плавно. — Она показала движение бёдрами. — Ровно, как он поёт, слышишь? Его голос — твоё тело. Ты должна очень хорошо чувствовать смену его интонаций. — Она взяла бёдра девушки руками и встала сзади, прокручивая их, давая импульс.
— Поняла. — Кэм забыла, где у неё находятся легкие, которыми она обычно дышит, а низ живота в одно мгновение стал горячим. Она хотела бы не думать о руках хореографа, крепко держащих ее бёдра, но почему-то не могла. Эта женщина была похожа на наваждение. Ее дыхание ощущалось у самой шеи, по которой тут же побежали мурашки. Камилла молилась, чтобы Жека их не заметила.
— Хорошо. — Женя на секунду задержала взгляд на открытой шее девушки. Теперь, когда она сняла толстовку, оставшись в одном топе, Кэм выглядела ещё сексуальнее. Пришлось приложить титаническое усилие, чтобы не провести пальцами там, где только что пробежали мурашки. Им, очевидно, нельзя было оставаться наедине, потому что воздух будто искрился, стоило им сблизиться. — Давай попробуем ещё раз.
Два часа промелькнули, как одно мгновение, и Кэм удивилась тому, что почти не ощущала усталости. Номер она запомнила, и дело оставалось за малым... Изучение рисунков и «чистка» синхрона. Это то, что команды и хореографы ненавидели больше всего. Длительный микроскопический процесс, истинный результат которого станет понятен лишь на чемпионате.
— Сегодня в восемь? — спросила Камилла у идущей впереди по лестнице Жени.
— Да. — Немного обернувшись, ответила она.
— Пока не знаешь, во сколько закончим? — Кэм лишь на секунду посмотрела на часы, висевшие на кирпичной стене, и, споткнувшись, полетела на Женю.
— Я думаю, в районе часа ночи. — Ехидно улыбнувшись девушке, которая фактически лежала на ней сверху, ответила Женя. — Ты не ушиблась? — На самом деле, она чувствовала, как здорово болит лопатка, которой она впечаталась в стену, пока ловила девушку. Но это было не так серьезно, как бедро Кэм, упирающееся ей между ног.
— Прости.. — Кем с трудом могла сфокусироваться, ощущая, как крепкие руки сжимают ее талию, не говоря уже о горячем дыхании Жени у самых ее губ. Она попыталась встать и почти отчётливо услышала, как резкий выдох вырвался изо рта Жени, когда она придавила ее паховую часть. — Господи, мне так стыдно...
— Ты могла бы загладить свою вину.. — Женя посмотрела на девушку, с трудом справляясь с резким желанием, скрутившим низ живота. Ей хотелось предложить Кэм самую изощрённую расплату в виде десяти минут наедине в любом месте, но она прекрасно понимала, что шутки не могут заходить так далеко.
— Как? — Камилла видела, как взгляд голубых глаз Жени стал практически серым и опасно-тёмным.
— Почистишь за меня первую минуту номера. — Взяв себя в руки и поднявшись с пола проговорила Женя. Она явственно ощутила, что им необходима дистанция. Кажется, ещё секунда, и она бы, прямо лёжа на лестничном пролёте танцевальной студии, поцеловала Камиллу. И самое страшное, что ей казалось, что девушка не была бы против.
— Не вопрос. — Кэм прекрасно почувствовала холодок, пробежавший в голосе Жени. И он был как нельзя кстати, потому что вместо того, чтобы думать о номере и команде, Камилла второй день думала об их хореографе.
— Ловлю тебя на слове. — Вновь ухмыльнулась Женя.
Кэм прекрасно знала, что у неё ещё полно дел, и ей было куда спешить, но зачем-то переодевалась достаточно медленно, чтобы дождаться Женю и пойти вместе. Последний раз так глупо она чувствовала себя в одиннадцатом классе, влюбившись в парня на пять лет старше. Тогда она готова была просто следовать за ним, куда бы он не позвал. Сейчас же ей было двадцать пять, и она прекрасно осознавала, что делает глупость, но никак не могла себя остановить.
— Тебе далеко? —  Женя надела шлем и подошла к мотоциклу.
— На Белорусскую. — Кэм совсем не хотела вести себя так, как вчера вела себя Ира. — Метро близко. Так что мне недолго.
— Боишься? — В глазах Жени блеснул нехороший огонёк.
— Нисколько. — Кэм вдруг ощутила прилив адреналина. Сложно было сказать, боялась ли она мотоциклов, потому что она никогда раньше не ездила на них.
— Держи. — Женя отстегнула второй шлем и протянула его Камилле.
Кэм почти не чувствовала скорости. Девушка ехала очень аккуратно, словно везла драгоценную вазу. По правде говоря, ей вообще не хотелось, чтобы эта поездка заканчивалась. За Жекой было спокойно и удивительно хорошо. Так, словно они уже тысячу раз ездили вместе. Она мягко обнимала девушку сзади, чувствуя ее тепло под руками.

Женя оставила Камиллу у метро и прибавила скорости. Ей хотелось отвлечься от лишних мыслей. Ещё недавно все было комфортно и устроено ровно так, как она хотела: много работы, которую она ценила, приличное количество девушек, с которыми можно было провести пару часов. Они не требовали большего, и это никак не мешало танцам. Но вчера изменилось то, что ей было неподконтрольно. Даже когда ночью Ира весьма недвусмысленно намекала на возможность обоюдно прекрасно провести время, Женя оставила ее в комнате и ушла пить чай, а потом легла на кухне. Не то чтобы ей не хотелось снять напряжение и получить удовлетворение от опытных рук Иры, просто это неожиданно показалось очень плохой идеей. Самое страшное, что ее принципы «не спать с теми, с кем работаешь» тут были совсем не при чем. И сейчас она, к своему ужасу, прекрасно понимала, что с ней происходит. От рук Кэм, обнимавших ее всю дорогу, было так хорошо, что становилось страшно. Возбуждение, мучавшее ее с прошлого вечера, даже не думало спадать. Все, что от неё требовалось — держаться от Камиллы подальше. И найти себе кого-то не из команды, с кем можно было просто поразвлечься.
Закончив все необходимые дела по заказу костюмов и печати логотипов на них, Женя заскочила домой.
— Привет! — радостно встретила ее в коридоре Кристина. — Есть будешь?
— Да, я бы перехватила что-то очень быстро и вздремнула бы пару часов. — Женя положила шлем на деревянный комод в коридоре.
— Как ты не боишься ездить на нем.. — Покачала головой девушка, глядя на сестру. — И почему никто не может на тебя повлиять...
— Он – вторая моя большая любовь после танцев. И единственный мой верный друг. — Довольно ответила Жека, ласково похлопав по шлему. — А про «повлиять», да не дай бог... тфу-тфу-тфу.. Не родилась ещё..
— Та, которая может на тебя повлиять. — Закончила знакомую до боли фразу сестры, Крис. — Иди, мой руки и за стол.
— У нас есть слон средних размеров? — Женя села на диван. — Я почти не завтракала. Опаздывала на работу.
— Я не удивлена. — Серьезно сказала Кристина, наливая суп в тарелку. — Судя по тому, во сколько ты легла, ты ещё и не спала толком.
— Я спала! — возразила Жека.
— Пару часов? — девушка поставила тарелку на стол. — Это не сон! Не полноценный! Ух, погоди, стукнет тебе тридцать семь, и ты поймёшь о чем я! Ты же пашешь, как сумасшедшая! Все эти школы, классы, мастер классы, самолеты, ночные поезда, команда... Никакой нормальной еды и никакого сна.
— Не так страшен черт, как его малюют. — Съерничала Женя. — Ты забыла вписать сюда спортзал и секс.
— Кстати, о сексе... — Крис с прищуром посмотрела на сестру. — Ира, кажется, ждала тебя до последнего и ушла только около часа назад.
— Боже.. — Жека чуть не подавилась едой. — Прости, я не знала, что она здесь столько пробудет. Ночью она не успела на электричку, и я взяла ее, чтобы она не оставалась ночевать на улице. — Девушка доскребала остатки супа, — у нас, к слову, не было никакого секса.
— Она тебе не нравится? — Крис поставила перед сестрой чай и оладушки. — Я не знаю, как у лесбиянок это происходит..
— Точно так же, как и у всех остальных. — Без тени обиды ответила Жека. — Просто.. Я не знаю.
— Не знаешь нравится ли тебе она? — Кристина дотронулась до руки Жени и заглянула ей в глаза, — нравится ли до той степени, чтобы заниматься.. ну ты сама поняла.
— Мы работаем вместе. Она — одна из самых сильных девочек у меня в команде. Я не хочу портить с ней отношения сексом на одну ночь. А большего я никогда не смогу предложить.
— Ира рассказала за завтраком, что вы взяли в команду новенькую? — улыбаясь продолжила девушка. — Как она? Ира ничего внятного не сказала, и, как я поняла, та ей не слишком симпатична.
— Мне плевать. — Резче, чем следовало, ответила Женя. — Отличная девчонка. Очень. Быстро все выучила. Я ею довольна и считаю, нам с ней здорово повезло.
— Вам.. — Крис вопросительно подняла бровь, — или тебе? Мне же не показалось, ты ее защищаешь?
— Я не.. — начала было Жека, но запнулась, раздумывая над тем, что действительно мгновенно заняла оборонительную позицию.
— Что-то кто-то темнит.. — улыбнулась Кристина. — Так она действительно настолько хороша, чтобы не нравится Ире?
— Думаю, даже больше. — Тихо ответила Женя. — Пойду посплю. Если вдруг услышишь, что мой будильник орет пятый раз, а я не подаю признаков жизни, вылей на меня чашку воды. У меня сегодня до команды ещё две группы, и мне нельзя их проспать.
— Как твоя спина? — В след уходящей сестре, спросила Крис. — После травмы ты вернула сумасшедшую нагрузку.
— Жива. — Кинула Женя через плечо и направилась в комнату.

Камилла уже привычным жестом толкнула дверь в студию. Как и всегда вечерами жизнь здесь кипела. Но в этот раз она сразу пришла одетой в вещи для репетиции, чтобы не толкаться в длинной набитой людьми раздевалке. Кроме того, сегодня девушке предстояло познакомиться с командой, и ей было порядком страшно. Нет, она прекрасно знала, кто она, и чего стоит, но всегда тяжело входить в уже сплоченный коллектив. Тем более, ей казалось, что Ире, в свете вчерашних событий, она совершенно не понравилась. Кэм чувствовала немое соперничество между ними за внимание Жени, и пусть она совершенно не претендовала на него, это, кажется, не являлось смягчающим обстоятельством.
— Привет! — Женя дотронулась до плеча девушки. — Готова?
— Да. — Ответила Камилла, надеясь, что в ее глазах нельзя прочесть правду.
— Тогда пойдём! — Жека уверенно взяла ее за руку и повела за собой по лестнице, лавируя между людьми.
Пока Кэм шла за девушкой, так твёрдо ведущей ее за собой, она вдруг ощутила  спокойствие.
— Я привела нам нового бойца. — Заговорила Женя, когда они зашли в зал, не отпуская руки Кэм. — Хореографию она всю выучила. Так что сегодня занимаемся разводками и, если останется время, начнём чистить номер. — Она тепло посмотрела на Камиллу, — прошу знакомиться и помогать, Кэм!

0

5

Глава 5

Девушка прошла в зал, отпустив руку Жени, в которой она нашла силу и уверенность. Девочки, вопреки ее ожиданиям, не смотрели косо, а, наоборот, легко приняли. Авторитет Жени, очевидно, был непререкаем.
Спустя несколько часов, за которые Кэм не успевала не то что подумать, а даже подышать, потому что работа не прекращалась ни на минуту, Женя отпустила всех на перекур.
— Ну, как ты? — Подошла она к Кэм, когда все вышли из зала.
— Я вроде все запомнила. — Оторвав бутылку с водой от губ, ответила Камилла.
— Пойдём, я тебе кое-что покажу. — Повинуясь какому-то странному порыву, Женя взяла девушку за руку и повела ее за собой направо по коридору, и потом вверх по винтовой довольно высокой металической лестнице. — Вот! — Наконец довольно сказала она, когда они оказались на открытой широкой площадке, огороженной по бокам металическими поручнями.
— Ого.. — выдохнула Кэм, подставляя лицо прохладному апрельскому ночному ветру. Она огляделась: это была достаточно большая веранда, усланная дощатым полом, с которой открывался вид на ночной город. Погода была на удивление тёплая, и на небе можно было даже увидеть звёзды. — Тут очень здорово. — Девушка подошла к краю площадки, вглядываясь в светящиеся высотки Москвы-сити.
Женя стояла, не шелохнувшись, и наблюдала, как нежно ветер играет с волосами Кэм, и как рассеянный свет окрашивает идеальные черты красивого лица, отражаясь от капелек пота.
— Я прихожу сюда, когда устаю от шума внизу, — тихо сказала Жека, — или когда не хочу ни с кем разговаривать.
— И такое бывает? — Кэм повернула голову и посмотрела на девушку. Круги под ее глазами были видны даже в темноте. Сложно было представить, сколько Женя спит в сутки и спит ли вообще, учитывая, что сегодня она вновь была здесь ещё до репетиции. Но ее глаза мерцали совершенно невероятно, даже с учётом нечеловеческой усталости.
— Иногда. — Шепотом ответила Женя, чувствуя что-то, что всегда себе запрещала. Это было слишком близко к территории, которая всегда строго ей охранялась. Тепло. Ей было тепло рядом с Кэм, а этого не должно было произойти. Слишком много «но». Жека не хотела никого подпускать ближе, чем следует, но сейчас стояла с Камиллой там, куда никого и никогда не приводила. Это было «ее место бегства». «Какого черта я делаю..» – отругала она себя. — Я думаю, нам пора. — Тон ее стал снова холодным и ничего не выражающим.
— Спасибо, что привела. — Кэм хотела коснуться руки Жени в знак благодарности, но та убрала пальцы с поручня так резко, словно метал ударил ее током. А спустя секунду девушка уже шла к выходу с площадки, не оглядываясь. — Почему Джин? — рискнула спросить Камилла, пока они ещё не спустились. — Ты исполняешь желания? — Она отлично понимала, как двусмысленно звучат ее слова, но почему-то не могла остановиться.
— Может, и так. — Жека резко остановилась перед лестницей, и Кэм врезалась от неожиданности в ее спину. Сделав вид, что ничего не произошло, она обернулась, оказавшись лицом к лицу с девушкой, которая была ее немного выше, и заглянула ей в глаза, — а тебе бы как хотелось?
— Я.. — от внезапной близости и вопроса, который мгновенно поставил ее в тупик, она замерла, не зная, что ей делать дальше. Камилла была жутко зла на себя за этот идиотский вопрос с подтекстом. Чтобы она сейчас ни ответила, это прозвучало бы неуместно. Взгляд бездонных темно-серых глаз прожигал ее насквозь, а от самодовольной ухмылки, игравшей на губах спутницы, становилось жарко. Женя знала, что «приперла» Кэм к стенке, и ей явно нравилось такое положение вещей. — Смотря у кого лампа. — Выкрутилась Камилла. Звучало все равно нелепо, но, по крайней мере, она не мямлила всякую чушь, которая появлялась в ее голове всякий раз, когда Женя на неё так смотрела.
— Меня так называют друзья. — Женя поняла, что подошла слишком близко к краю. Что она хотела сейчас услышать? Ответ Кэм был более чем достойный. — А лампа... — Девушка развернулась и начала быстро спускаться с лестницы, — она у меня в руках.
Когда они вошли в зал, то наткнулись на острый взгляд Иры, которая словно только их и ждала. Остальные девочки тоже постепенно подтягивались.
— Если все готовы, предлагаю продолжить. — Оглядев команду, твёрдым тоном, не терпящим возражений, проговорила Женя. Она видела взгляд Иры и не собиралась позволять ей продолжать это. В конце концов, между ними был лишь поцелуй. Один. Случайный. Поцелуй. Это совершенно не повод предъявлять права. — Сейчас ещё раз целиком прогоним номер под музыку, я посмотрю, какие части самые «грязные», дальше «чистим» их, пока солнце не взойдёт.
Серьезным пронзительным взглядом, таким, словно она смотрит сквозь танцующих, Женя просмотрела шоу.
— Так.. — начала она, — Ира, ты берёшь Катю, Машу, Соню и Олю. Вы идёте чистить свой кусок в правый угол. — Она указала направление, — Кира, ты со своей тройкой идёшь вправо. Остальные остаются здесь со мной. За работу. Сверяйтесь по тому, кто стоит спереди.
Через полчаса они вернулись на исходную точку.
— Что за черт! Вы можете вычистить свои куски?! — устало, но резко проговорила Жека. — Мы вообще отсюда не уйдём. Разошлись обратно. Потом доделаем общую часть, и по домам.
Женя села на пол перед девочками и медленно считала, проверяя, что все работают, как одна.
— Оля, ногу вот тут, — она поднялась и показала, — стопа на себя. Бедро вправо. Внимательнее.
Ещё с час они проходили все свои части так, мини-группами, на которые их разделила Женя.
— Джин, — позвала ее Ира, — вот тут вопрос с руками. Куда лучше? Так? — Девушка положила их на бёдра, — или так? — Ира переставила ладони на колени.
— Мне на бёдрах больше нравится. Выглядит чище. — Спокойно ответила Женя. — Разберитесь тут дальше, как голова идёт.
— Не вопрос, шеф. — Улыбнулась Ира. — Сейчас решим.
— Отлично. — Жека ободряюще провела по руке девушки. — Вперёд.
Время близилось к двум, и Женя почувствовала, что клюёт носом, даже когда на полную громкость, играет музыка. Номер выглядел немногим лучше, чем до того, как они вошли в зал, но она помнила, что у них впереди ещё почти два месяца до главных чемпионатов, поэтому хоть и была требовательна, но не загоняла их. В любом случае, Камилла все выучила и влилась в состав. Судя по девочкам, ее приняли довольно тепло, хоть и осторожно, как и любого нового человека.
— Завтра выходной. — Объявила Женя. — Передохните и наберитесь сил. Они вам понадобятся. Кто чувствует, что не устал, напоминаю, что завтра вечеринка в центре.
— Ты будешь? — Спросила темноволосая худая девушка. — Вообще кто из наших будет?
— Я планирую. — Улыбнулась Жека, — если не упаду замертво после вечерних классов.
— Зная тебя, — Ира подняла бровь и горячо посмотрела на хореографа, — ты там будешь. — Получив в ответ многозначительный взгляд, она добавила. — Я тоже планирую пойти.
До парковки они добирались все вместе, разговаривая о предстоящей вечеринке, учебе и работе. Кэм удивилась тому, как неуловимо изменилось что-то, когда они вышли из зала. За рабочей территорией, все превратились в обычных девушек, весело обсуждающих все подряд. Даже Женя, которая выглядела невероятно опасной в зале, сейчас расслабленно трепалась о шмотках с Машей. Непривычно и здорово было видеть ее такой весёлой, разговорчивой, даже задорной. Она много шутила и подкалывала собеседницу. Камилла шла недалеко от них, остро ощущая присутствие Жеки и размышляя над тем, почему все же «Джин». Так к ней обращались почти все девушки, и лишь единицы изредка называли ее по имени.
— Ты далеко живёшь? — обратилась к Кэм Катя, поравнявшись с ней.
— Недалеко от Белорусской. — Ответила девушка.
— Вот здорово! Я там же! Хочешь, я подвезу тебя? Ты в каком доме живёшь? — не умолкала собеседница.
— На второй Брестской, семьдесят шесть. — Камилла остановилась рядом со спутницей, которая искала в большом рюкзаке ключи от машины.
— Я живу в паре домов от тебя! — восхищенно произнесла она. — Так что? Едем?
— Буду благодарна! — с улыбкой ответила Кэм, лишь краем глаза зацепив скользнувший по ним острый взгляд голубых пронзительных глаз Жени. В них читалось что-то сродни боли и разочарованию, которые она мгновенно спрятала под привычной равнодушной маской.
— Подвезёшь? — Ира подошла к Джин, проведя тонкими пальцами по мотоциклу, и ее жест был многообещающим.
— Я не домой. — Резко ответила Женя, стараясь не смотреть в сторону девушки, о чём-то весело разговаривающей с Катей, усаживаясь к ней в машину. Она даже сама не понимала, что в этом так ранило ее. В целом, она должна была быть рада тому, что девочки так легко приняли новенькую, но вместо этого она... ревновала? «Твою мать, Джин..» – выругалась она про себя, – «ну, подумаешь, вы вместе постояли на балконе.. ты же не считаешь, что это вправду что-то для неё значило?! Она - натуралка! Запомни уже это, а то тебя заносит на поворотах». Она видела, что Ира хочет что-то ещё сказать, но не готова была сейчас слушать. — Давай просто в другой раз?
— Ты меня отшиваешь? — наклонилась к ней девушка, стараясь, чтобы их разговора больше никто не слышал. — Потому что выглядит это именно так.
— Детка, — Женя подняла глаза на собеседницу, — я правда чертовски устала и просто хочу побыть одна, вот и все, ладно?
— Ладно. — Ира провела подушечками пальцев вдоль скулы Джин. — Но завтра я рассчитываю на большее...
— До завтра. — Женя надела шлем и села на мотоцикл, кинув быстрый взгляд на отъезжающий автомобиль Кати. Затем завела его и рванула с места, наклоняя железного друга, и уходя в поворот быстрее, чем машина Кати. Едва ли она знала, что и кому хочет доказать, просто иногда огонь, горящий у неё внутри, выходил из под контроля. И сейчас был
как раз такой момент. Всю репетицию, она старалась сосредоточиться на номере, не находя постоянно взглядом Кэм, но, кажется, в этот раз глаза ее подводили. Лицо девушки, когда она танцевала, ее матера.. околдовывали, заставляя думать совершенно не в том направлении. Женя давно не помнила человека, чей танец трогал бы ее так сильно, и ее бесило, что она не могла делать свою работу достаточно хорошо. Обычно в таком состоянии Жека доезжала до ближайшего бара или до любой подружки, которая ещё не спит, но сегодня, на развилке, она повернула домой. Едва ли она сама хорошо понимала, почему не хочет просто расслабиться привычным для себя образом в чьих-то тёплых руках... Возможно, она и правда слишком сильно устала за последние дни, чтобы развлекаться.
Кэм ехала в машине Кати, стараясь поддержать разговор, но мысли ее были о том взгляде, который метнула в них Женя, садясь на мотоцикл. Планировала ли она ее добросить, как этим утром? Сложно было понять, что за тонкая прочная связь установилась между ними с самого первого дня. Ее невозможно было объяснить, но стоило им оказаться недалеко друг от друга, как воздух словно приобретал другую плотность. Потом она вспомнила, как Ира поглаживала руль мотоцикла Джин, и эти простые жесты, очевидно, были обещанием подобных касаний, но в более интимной обстановке. Камилла вдруг представила, как девушка ласкает крепкое сильное тело Жени, и ей стало не по себе. Но, к ее удивлению, Жека уехала одна. Кэм прекрасно помнила, как наклонился  мотоцикл Джин на повороте на главную дорогу, словно ещё немного — и девушка, седлавшая его, коснётся рукой асфальта. Это выглядело страшно. Джин всегда вела себя, как чертов ковбой, и это заставляло думать о ней больше, чем хотелось бы Камилле.
— Эй, ты здесь? — прервала ее размышления Катя. — Я говорю, ты на вечеринку завтра идёшь? Она недалеко от нашего дома будет, я могу тебя подхватить.
— Думаю, это было бы отлично. — Ответила Кэм, раздумывая, а стоит ли действительно на неё идти...
— Судя по месту, должно быть круто! — довольно продолжила спутница. — Вроде все наши собираются! Так что туса точно будет горячей.
— Тогда до завтра! — Кэм махнула рукой, когда они остановились возле ее дома, — и спасибо, что подвезла!
— Мне не было сложно! — широко улыбнулась девушка. — Добро пожаловать в команду!

0

6

Глава 6

Женя лежала в своей кровати, разглядывая потолок. Желания спать вообще не было, зато других желаний было хоть отбавляй... Стоило ей вспомнить, как они с Кэм лежали посредине лестничного пролёта, и бедро Камиллы уперлось ровно между ее ног, как низ живота налился адским жидким огнём.
— Прекрасно, просто прекрасно.. — прошептала Джин, понимая, что теперь она точно не уснёт. Ещё пара картинок танцующей Кэм, того, как выглядело ее лицо, рот, эти чувственные губы, к которым так хотелось прикоснуться... — Вот черт, да я завожусь с пол оборота! — Женя просунула руку под одеяло, слегка дотронувшись до себя, и тут же почувствовала, на какой грани находилась. — Это просто несерьезно.. — хрипло прошептала она. — Я, кажется, могу кончить от одного ее взгляда. Просто прекрасно. — Джин закрыла глаза, отдавшись картинкам, всплывавшим у неё в сознании и своим уверенным рукам, меньше чем через минуту она стиснула зубы, чувствуя, как ее прошило молнией вдоль всего позвоночника...

Весь день Кэм проблуждала по квартире, не зная, чем себя занять. Выходной.. Она и раньше не знала, что с ними делать, а теперь окончательно утомилась в поиске занятий. Кухня была вычищена до блеска, в комнате она и так только спала, в Инстаграм она уже посмотрела все, что только можно было, а до вечера все ещё было далеко. Кэм залезла на кровать и вновь взяла телефон в руки. Неизвестным образом она оказалась на странице Жени. Раньше она не обращала внимания на то, что и там она была подписана как «Джин». Забавно. Девушка не сильно жаловала свою страничку, последняя запись была сделана неделю назад. Обычно танцоры следят за своим инстаграмом, потому хотя бы, что это их визитная карточка, главная реклама. Но, кажется, Джин плевать на это хотела. Эта девушка обладала недюжинным самомнением и транслировала это всем своим видом, поэтому ей не было необходимости заниматься рекламой. Кэм вдруг подумала, сколько девушек из тех, что приходят к Жене танцевать, влюблены в неё по уши? Влюбиться не составляло труда. Джин была красивой, с острыми скулами, крепким телом, запоминающимся стилем, немного пацановатая, но ей это безумно шло. Одновременно открытая и высокомерная. Заботливая, но холодная и резкая. Спокойная, но под этим внешним самообладанием, очевидно, бушевало пламя, которое нельзя было не заметить. В ней было столько силы, что любая не отказалась бы быть припертой ею к стене. От мыслей об этом Кэм вдруг ощутила возбуждение. Ей было не пятнадцать, и она прекрасно осознавала, что происходило с ее телом от одной мысли о том, что Джин прижала ее к стене. Нужно было срочно что-то делать, сменить направление мыслей.. «так парни.. парни.. Бред Питт.. Бред Питт в молодости.. Кто-нибудь другой, господи..» – перебирала она в голове варианты. – «Душ! Мне нужен душ и прекратить думать!»
Через несколько часов Кэм стояла у зеркала в прихожей и оглядывала себя: обтягивающие джинсы, короткий нежно-мятный топ с высоким воротником, выгодно подчёркивающий тонкую талию и длинную шею, локоны, мягкими волнами спадающие по открытым плечам, достаточно яркий и стильный мейк, серёжки-кольца. Она выглядела отлично. Не так часто Кэм нравилась себе в зеркале, но сейчас это было определённо круто. Катя должна была заехать через полчаса. Камилла мерила квартиру шагами, волнуясь так, словно идёт на свидание, а не на вечеринку.

Джин вошла в огромное просторное лофт-помещение, по бокам которого находились самые разные маленькие кафе, а в центре стояла сцена с диджейским пультом. Знакомые ритмы проникали сразу в тело, заставляя неосознанно двигаться в такт. Взяв себе манго-шейк, Жека пробралась сквозь топу, ближе к танцующим людям.
— Привет, детка! — Девушка оглядела Женю, на которой были надеты потертые светло-голубые джинсы, выгодно подчеркивая прелести ее фигуры, и чёрный топ на тонких лямках, поверху которого скользила чёрная шелковая рубашка,  — ты сегодня опасная?
— Я сегодня непьющая. — Джин подняла стакан с напитком, купленным в ближайшем закутке, и чокнулась с бокалом мартини старой знакомой, с которой они когда-то танцевали в одной команде.
— Я по трезвяку тоже не против.. — Продолжила брюнетка в коротких обтягивающих шортах и топе, который скорее напоминал лиф. Но видя отстранённый взгляд собеседницы, Вика проследила его глазами, чтобы узнать, что  привлекло ее внимание. — Ты не одна? — удивленно подняла бровь девушка.
— Нет. Одна. — Сухо ответила Джин, наблюдая, как к стоящей около стены Кэм наклоняется Катя. Они выглядели довольными и увлечёнными друг другом. Ей не было ничего известно про ориентацию Кати, но эта картина все равно выбила ее из колеи. Волна непрошеной ревности накрыла Женю с головой, когда Катя, чтобы расслышать, что ей говорит собеседница, наклонилась к ней ещё ближе, а Кэм повернула голову так, что их губы почти встретились.
— Твоя новая пассия увлеклась кем-то другим? — пританцовывая в такт музыке, небрежно бросила Вика.
— Она не моя пассия. — Резко отвернувшись, спасясь от внезапной боли, пронзившей ее глубже, чем она могла себе представить, ответила Джин. — Это новая девочка из моей команды. Настя беременна и временно ушла из танцев.
— Ясно. — Не имея желания обсуждать команду Джин, ответила девушка. — Здесь сегодня весь топчик собрался. Прям только ковровой дорожки не хватает. — Вика указала взглядом на Лейлу, которая вышла в круг. — Ну или сбор твоих бывших.
— Смешно. — Язвительно ответила Женя. И посмотрела на центр. Лейла была, как и прежде, хороша, и знала об этом. Крошечная, фигуристая, с кукольным лицом, большими красивыми глазами, она напоминала Бейонсе или Джей Ло в лучшие ее годы. Идеальное чувство стиля и невероятная женская энергия... Когда-то Джин казалось, что она нашла в этой девушке свою единственную, и они провели вместе несколько лет, руководя командой, выезжая дуэтом на чемпионаты и мастер классы. Никто даже не представлял их порознь, пока Лейле не наскучило находиться в семейных отношениях, и она не нашла себе увлечение на стороне. Когда Джин впервые увидела у кого-то фотку, на которой Лейла и ее новая пассия целуются, ей казалось, что воздух прекратил заталкиваться в легкие, все тело свело и жутко тошнило. Тогда Лейле удалось навешать лапшу на уши Джин, что это ничего не значило и вышло случайно, что они даже не целовались, а просто коснулись друг друга губами для пущего эффекта на вечеринке. Женя поверила, хотя и тяжело переживала какое-то время, пытаясь выкинуть болезненную картинку из головы, а потом она узнала, что они спят уже несколько месяцев, и ее мир рухнул. Стало совершенно все равно, кто она, куда идёт и что там будет делать. Так продолжалось около двух лет. Потом она смогла взять себя в руки и отстроить все заново. Она бралась за любую работу, которую ей предлагали. Все группы, что только можно было взять. Джин работала почти двадцать часов в сутки. Без выходных. Спустя время к ней вернулась прежняя любовь к делу, которым она занималась, и она смогла разграничить танцы и чувства к девушке, навсегда пообещав себе больше ни с кем, по крайней мере из этой среды, не заводить отношений. Потому что второй раз заставить себя танцевать она уже не сможет. Мимолётные интрижки начали сменяться с удобной ей скоростью, а главным в жизни стала работа.
— Она горячая... — Вика скользила взглядом по телу Лейлы.
— Так поди и трахни ее. — Резко ответила Джин и скрылась в толпе, стремясь на выход.
Круг, в котором танцевали люди, всегда был настолько плотный, что выбраться из него было ничем не легче, чем войти. Такое чувство, что если прижаться друг к другу максимально плотно, то можно было что-то разглядеть.
— Вот черт.. — выругалась девушка, столкнувшись с кем-то, а когда подняла глаза, то увидела перед собой Кэм.
— Джин! — улыбнулась девушка, — тут так круто.
— Наверное.. — Женя растерялась. Они стояли так близко, что если бы она чуть подняла голову, то с легкостью коснулась бы губ девушки. Их тела полностью соприкасались, что вызвало в ней мгновенное неконтролируемое желание. Джин обхватила руками талию Кэм и, стараясь ее не задеть, попыталась протиснуться дальше, чтобы не задерживаться с ней больше, чем будет способна держать себя в руках. Но люди чуть сдвинулись, выпуская кого-то из круга, и только ещё сильнее толкнули ее в сторону Кэм.
— О, Боже.. — почти простонала Джин, когда ее нога оказалась между ног девушки. Сейчас она могла ощутить ее жар, а руками блуждать по мягкой коже. Это была непозволительная роскошь. Джин, не думая, провела пальцами по позвоночнику Камиллы, прекрасно ощутив, что она вздрогнула. — Прекрасно выглядишь. — Стараясь справиться с хрипотцой в голосе и почти касаясь уха собеседницы, сказала она, на секунду прижав девушку плотнее к себе, затем отпустив и вынырнув из толпы. 
Все, о чем она могла сейчас думать, это прижатое к стене тело Кэм, по которому скользят ее руки, пробираясь под тонкую ткань, гладя..
— Черт.. — выругалась она вслух, зная, что никто ее не услышит за громкой музыкой. — Твою мать, вот я влипла.
— Уже уходишь? — настойчиво схватив за плечо двигающуюся к выходу Джин, спросила Ира.
— Нет. Просто хочу немного воздуха. — Женя не сдвинулась с места, выдержав пристальный взгляд Иры.
— И судя по тому, как ты сейчас смотришь на меня, моя компания тебя не интересует. — В голосе девушки читалась обида.
— Мне просто не стоило сюда приходить. — Не желая задеть Иру, ответила девушка. — Я слишком вымоталась для тусы.
— Могу поспорить, Кэм бы ты не прогнала. — С досадой сказала Ира.
— Можешь поспорить. — Ровно ответила Джин и спокойным шагом направилась к выходу. Ей не хотелось иметь напряженные отношения с кем-либо из девочек в команде. Тем более с Ирой, с которой они были знакомы много лет. У Жени не было сил даже ругать себя за тот поцелуй, который рисковал теперь испортить их отношения. Надо было отдать должное, она не обманывалась насчёт Кэм. Но вдаваться в объяснения, почему Жека так хотела ее компании, как ничьей другой, тоже не было ни сил, ни желания. Все, чего требовало ее тело, — тишина и воздух.
Ночь была достаточно прохладная, ветер затихал, а потом вновь вырывался на волю, подбрасывая все, что попадалось ему на пути в воздух. Джин радовалась тому, что эта прохлада немного вернёт ей разум и остудит. Ее пальцы все ещё чувствовали кожу Камиллы, и это сводило ее с ума. Мысли вновь заполнили голову: почему она? Почему из всех женщин, с кем когда-либо бывала Женя, именно Кэм не выходила у неё из головы. Да, она была красива, и сотни раз да, она круто танцевала, но такими качествами обладали и другие девушки, с которыми переодически пересекались ее пути. Но о каждой из них Джин забывала, стоило ей повернуть за угол. О Камилле же она думала почти без остановки, все время. «Просто держаться на расстоянии. Вот и все. Это скоро пройдёт. Работа и расстояние.» — Повторила она про себя.
— У тебя все хорошо? — Кэм вышла на улицу, догадываясь, что найдёт Джин где-то здесь. С тех пор как она оставила ее в толпе, Камилла поняла хотя и ужасающую, но очень определенную вещь: весь день она хотела ее увидеть. Вот так, без повода, просто побыть рядом. А когда девушка ушла, то вдруг пропало всякое желание танцевать, слушать музыку, которая  теперь показалось ей давящей. Кэм не нашла ничего лучше, чем пойти ее искать.
— Да, хорошо, просто прекрасно. — Джин постаралась улыбнуться и изобразить беззаботность. — Немного устала от шума и выбралась подышать.
— И ты пойдёшь обратно? — Кэм подошла ближе и посмотрела в глаза собеседнице. Сейчас они были колючими и пронзительно-голубыми.
— Не знаю, — честно ответила Джин. — Может, позже.. А что?
— Здесь совсем недалеко есть отличная кафешка. — Улыбнулась Камилла. — Там тихая музыка, и к десяти почти нет людей. Как насчёт того, чтобы поужинать?
— Звучит действительно неплохо. — Ответила Джин, хотя все ее защитные системы верещали на разные голоса. — Тебе надо что-то забрать?
— У меня все с собой. — Кэм указала на рюкзачок за плечами.
— Моя куртка в багажнике. — Женя слегка поежилась от очередного порыва ветра. — Дойдём, я быстро накину?
— Конечно. — Кэм вдруг ощутила себя очень счастливой. Они с Джин собиралась просто взять и свалить с вечеринки, чтобы вместе поужинать! Сложно было представить что-то лучше, чем это.
Она подождала, пока Женя накинет куртку. Все время, пока девушка открывала багажник и доставала косуху, Кэм смотрела, как ее непослушную челку треплет ветер. Она определённо была очень и очень красивой. Столько энергии било в ней ключом, что сложно было держаться в стороне. Даже не энергия, нет, какая-то совсем иная сила, которая безумно привлекала. Возможно, этому стоило поискать объяснение, но все, чего ей сейчас хотелось — это побыть с ней хотя бы немного.

0

7

Глава 7

— Так ты танцевала в «Fgt»? — непринужденно спросила Женя, когда они сели за столик. — Очень серьезная заявка, знаешь?
— Пожалуй. — Лёгкая улыбка скользнула по губам Камиллы. — Хотя внутри все всегда иначе. Я думаю, ты знаешь, как это работает.
— Определённо. — Хмыкнула собеседница. — Меня хватило всего на пару лет в команде, прежде чем она утомила меня настолько, что я не смогла в ней оставаться.
— Как тебе удаётся так много лет удерживать свою? — Спросила Кэм.
— Даже не знаю.. — Джин посмотрела в окно, вспоминая, что она делала такого, чтобы сохранить постоянный состав на протяжении последних шести лет. — Может, дело в том, что я, наоборот, никого не держу?
— Интересная тактика. — Засмеялась Кэм и кивнула официанту, который принёс их напитки.
— Я за развитие, за то, чтобы они танцевали не только у меня и не только то, что могу дать я, ибо я не всесильна. Мы дружим, празднуем дни рождения, в меру сил поддерживаем друг друга. Наверное, поэтому я не хочу большую команду. В ней сложно знать и любить каждого. Рано или поздно это перерастает из «собравшихся вместе людей ради идеи» в чистый бизнес. Не думаю, что это было бы мне интересно. 
—  Ты удивительная... — Кэм хотела коснуться ладони Джин, лежащей на столе, но почему-то не решилась.
— Я — просто я. — Девушка с трудом могла сфокусироваться на еде, а не на девушке, сидящей напротив. «Да что со мной не так! Мы можем просто поужинать?!» – взмолилась она про себя, не желая портить этот удивительный вечер. Они сидели у большого окна, за которым жил ночной жизнью город. Тусклый свет нежно обрамлял контуры мебели. Посетителей в этот час, как и обещала Кэм, практически не было. Перед ними на столе горела крошечная свеча, отражавшаяся в глазах собеседницы. — Мне кажется, все на любителя. Кому-то нравятся большие мощные команды, выгрызающие себе кубки, победы, деньги. Кому-то ближе выходить соло и вообще не связывать себя обязательствами. У меня своя цель.
— Какая? — Кэм боялась надавить своим вопросом. Джин сейчас сидела перед ней,  такая открытая и искренняя, совсем не похожая на себя в первый день их встречи. — Если не хочешь, можешь не отвечать.
— Думаю, мне нравится растить танцоров. — Она взглянула в глаза девушке, — я в первый раз провела кастинг в поиске готового танцора за всю историю своей команды. Все остальные росли вместе со мной. И в них я, возможно, вижу продолжения себя. Мне нравится просто танцевать, делая это искренне. У меня нет цели победить, работать в лучших школах или ещё что-то типа того. Если мне нравится музыка — я под неё танцую. Все просто. Так мне не надо быть в тусовке, кому-то что-то доказывать, вести этот бесконечный Инстаграм. Я могу просто быть собой.
— Это очень круто, на самом деле! — Кэм смотрела Жене в глаза, и было такое чувство, что мира вокруг не существует. — Но я рада, что ты впервые сделала кастинг.
— Я тоже рада. — Искренне ответила Джин. — Нам с тобой очень повезло. — Она сказала это мягко и без тени флирта, размышляя, каков вообще шанс вот так встретить «своего» человека.
— Вы тоже сыграли уже сейчас в моей жизни очень большую роль. — Кэм сделала глоток сока, размышляя, стоит ли продолжать. Джин была так откровенна в этот момент с ней, что внутри ощущалась необходимость быть откровенной в ответ.
— Почему? — боясь спугнуть, спросила собеседница, удивляясь тому, что они были знакомы всего несколько дней, а не всю жизнь.
— Несколько месяцев назад закончились очень тяжелые для меня отношения... — начала Камилла, — я не думала, что вообще захочу ещё танцевать хоть когда-нибудь. Я почти не выходила из дома... А потом позвонила Лика и просто в приказном порядке сказала мне одеваться и ждать ее. Она толком ничего не объяснила, пока мы не приехали в студию. А потом вроде пути обратно уже не было...
— Передай своей подруге, что я в огромном долгу перед ней! — улыбнулась Джин. Она должна была ощущать что угодно, только не радость, которая билась у неё внутри от мысли, что Кэм свободна. Хотя это ничего, в сущности, не меняло. Она все ещё оставалась натуралкой, но к ее радости сейчас это не имело никакого отношения. — Потому что ты — лучшее, что случилось со мной за последние годы. — Девушка вдруг поняла, как откровенно звучит ее фраза, и поспешила сменить тему, — так ты поэтому ушла из «Fgt»?
— Во многом, да. — Ответила Кэм, но мысленно перекатывала в голове слова Джин «ты лучшее, что случилось со мной за последние годы». Сердце ёкало всякий раз, когда она, словно на перемотке, слушала ее внутри себя.
В этот момент им принесли заказ, лишив их необходимости обсуждать что-то из сказанного. Некоторое время они  были заняты едой.
— Это очень вкусно! — довольно проговорила Джин. — Но, кажется, мне придётся пробежать не один километр завтра в спортзале, чтобы как-то вернуть себе форму.
— Ты ходишь в спортзал? — округлила глаза Кэм, — видит бог, в этом нет необходимости. У тебя идеальное тело!
— И оно такое, потому что я хожу в спортзал. — Ответила Джин, и на губах у неё заиграла улыбка.
— Ну, не знаю... Есть тысячу причин, почему люди ходят в спортзал, — в ответ улыбнулась Камилла, — и разные фигуры.. Но ты не похожа на человека, которому это необходимо.
— Тем не менее, мне это необходимо. — Тон девушки вдруг стал холодным, а лицо непроницаемым.
— Черт, — выругалась Кэм, — я явно влезла на запретную территорию, но я ничего такого не хотела, прости.
— Все в порядке. — Джин сделала попытку непринужденно улыбнуться. — Просто старые травмы, которые необходимо держать в узде.
— Прости ещё раз, — Камилла уже видела раньше эту улыбку девушки, холодную, без толики тепла. — Планировался комплимент, а вышло черти что.
— Комплимент засчитан. — Глаза Джин немного потеплели, хотя в них ещё можно было разглядеть отблеск стали и желание защитить свою тайну.
— Я теперь боюсь их делать. — Смущенно взглянула на девушку Кэм. — Ты — первый человек, с которым мне кажется, что я хожу по минному полю.
— Все совсем не так, — рассмеялась Джин. — Дай, я попробую. Ты из Москвы?
— Да. Моя семья живет через пару станций от меня. Мама, отец, брат и сестра. А ты?
— У меня крутая сестра. — Ответила Женя и в голосе ее слышалась гордость. — Я временно живу с ней сейчас, на Ленинградке. Она замужем, и у неё чудесная дочка. — Когда она вспоминала их, ее глаза сияли. — Родители остались жить в Сочи, а мы перебрались сюда ещё в юности, да так и остались.
— Какой трезвомыслящий человек, променяет Сочи на Москву? — Удивилась Кэм, но теперь ее не оставляло чувство беспокойства. В этой женщине было столько тайн, которые она боялась потревожить.
— Я тоже так иногда думаю. — Искренне улыбнулась Женя, и морщинки лучиками разошлись от ее глаз. — Особенно зимой. Я ненавижу холод.
— Я тоже. — Девушка любовалась собеседницей. В моменты, когда Джин ослабляла оборону, она выглядела совершенно юной, задорной... Тёплой. Кэм поймала себя на мысли, что ей хочется забрать всю боль этой сильной девушки, чтобы видеть, как она вот так улыбается, как можно чаще. Лучше постоянно. Сутками.. 
— Может, хочешь прогуляться? — Спросила Женя, но отвлеклась на звонок телефона. — Что? Нет, ещё не уехала. Зачем я там? Чего хотят? Ок. Скоро буду. — Она недовольно повесила трубку. — Кажется, мне придётся вернуться на вечеринку. Я не сильно поняла кому и зачем я там понадобилась, но это так. Прости... Хочешь, я провожу тебя до метро?
— Я не против вернуться. — Спокойно ответила девушка. Не так что бы она горела желанием так заканчивать вечер, но если другого варианта не было...
— Хорошо. — Джин кивнула официанту, чтобы он их рассчитал.
— Эй, так мы не договаривались. — Хлопнула Кэм спутницу по руке. — Это я тебя сюда привела.
— Мы вообще никак не договаривались. — Ухмыльнулась Джин. — Поэтому я решила все сама.
— Ты всегда ведёшь себя так по-ковбойски? — накидывая куртку, спросила девушка.
— Скажем, я тот ещё ковбой. — Рассмеялась Женя и протянула спутнице руку. — Идём?
Через пять минут они вошли обратно в лофт, где громко играла музыка. Народу с того момента, как они ушли, только прибавилось.
— Я доберусь до диджейского пульта. — Джин остановилась рядом с Кэм, недалеко от входа, у стены. — Выясню, чего они от меня хотели.
— Иди! — Рассмеялась девушка, отпуская руку спутницы. — Я правда не против побыть здесь ещё какое-то время.
Джин пробиралась через толпу к сцене, выглядывая знакомые лица. Последнее, чего ей сейчас хотелось, возвращаться в это место. Пока они с Кэм ужинали, она даже не заметила, как пролетело время. Ей было хорошо. Просто, по-человечески, хорошо разговаривать, смеяться, смотреть в глаза. Она не ходила на свидания с тех пор, которые даже не помнила. Обычно в этом не было необходимости. «Это не свидание, Джин!» – тут же отдёрнула она себя мысленно. – «Просто приятельский ужин. Закатай губы, девочка! Эта крошка не твоя!»
— Ах, вот ты где! — Ира наклонилась со сцены и провела по плечу Жени. — Забирайся сюда. Это весело!
— Лучше ты спустись. — Перекрикивая музыку, предложила девушка.
Ира грациозно спустилась со сцены по боковой лестнице и подошла к Жене.
— О, ты так опасно выглядишь в этой куртке! — проговорила она шепотом Жене на ухо. — Жаль, что здесь так много людей. Иначе я не смогла бы остановиться.
— Ты не знаешь, чего от меня хотели? — поинтересовалась Джин, игнорируя страстный шёпот собеседницы и непрошеную реакцию своего тела.
— Предлагали нам станцевать небольшую часть шоу. — Проворковала девушка.
— Ты же знаешь, что мы не показываем номер до готовности?! — Джин вдруг поняла, с какой целью Ира вытащила ее сюда. Шоу было лишь предлогом. — Если это все, то я пойду. Я правда устала.
— Устала, но не уехала отсюда? — настойчиво спросила девушка.
— Слушай... — Джин сделала вдох. — Я не хотела бы говорить об этом сейчас и здесь, но раз ты настаиваешь. Между нами ничего нет. Ладно? Тот поцелуй был спровоцирован тобой, и ты это знаешь. Давай не будем портить отношения. Я очень ценю тебя как друга и танцора и не хочу терять.
— Тебя же устраивает любая, чем я не подхожу? — серьезно спросила Ира.
— Тем, что ты не любая, и я слишком уважаю тебя для того, чтобы просто весело провести время, ясно? — Джин провела большим пальцем ей по подбородку, — ты достойна большего.
— Ладно... — Улыбнулась Ира. — Я обещаю больше ничего такого не делать. Друзья?
— Друзья. — Девушка поцеловала собеседницу в щеку. — А теперь я поехала домой. Скажи им, чтобы больше сегодня не звонили. Я буду спать.
— Не вопрос. — Ира махнула рукой вслед подруге.
Джин пробиралась сквозь толпу в поисках Кэм. Там, где она ее оставила, девушки не оказалось. «Черт, я веду себя, как идиотка. Мы пришли сюда не вместе. По крайней мере, первый раз, и она совершенно не обязана была меня ждать.. тем более, я не просила ее об этом.»
Она повернула голову и увидела, что Кэм танцует с каким-то парнем и что-то шепчет ему на ухо.
— Твою мать, вот я дура... — выругалась девушка. — А какого хрена я вообще на что-то рассчитывала. Она чертова натуралка... — внутри все свело от боли и непонимания, как можно было принять хорошее отношение и тепло за что-то большее. Она была почти уверена в том, что между ними пробежала искра или, по крайней мере, ощущалось тепло.
— Моя Джин, я не могла не заметить тебя. — Лейла поймала девушку за руку и притянула к себе. — В этом месте, нет ни одной настолько же сексуальной и опасной женщины, как ты.
— Отпусти. — Почти прорычала Женя. — И я тебе не Джин.
— А кто? — Девушка медленно вела Женю за собой, чувствуя, что она не сопротивляется, хотя ее глаза и выглядят холодными. Лейла прекрасно знала этот взгляд. А также прекрасно знала, что с ним делать.
— Никто. — Девушка хорошо помнила эти повадки, наверное, как никто другой. Знакомые настойчивые прикосновения...
— Мы отлично проводили время вместе, так ведь? — Лейла завела Джин под лестницу, в единственный достаточно укромный уголок, где они не будут на виду. — И мы делали это везде... — Девушка забралась руками под рубашку и медленно провела длинными ногтями по спине спутницы. Она отлично знала, что сделать, где надавить, чтобы Джин не смогла отказать. Лейла наклонила голову и, отодвинув ворот рубашки, поцеловала нежную кожу на шее, чувствуя, как партнёрша прижимается к ней бёдрами.
— О, Боже.. — простонала Джин, — детка, не здесь.. я прошу тебя.
— Поедем ко мне? — она прикусила шею, оставив след, доказывая, что владеет ситуацией. Достаточно было одного взгляда этим вечером, чтобы понять, что Джин возбуждена. Они прожили вместе несколько лет, и она могла определить это по походке или мимолетному жесту. — Я обещаю тебе намного больше, чем это...
Кэм искала Джин по всему лофту. Камилла  помнила взгляд, которым посмотрела на неё девушка, проходя мимо быстрым шагом, когда Кэм танцевала с парнем из ее бывшей команды. В нем было столько боли и непонимания, что Кэм наскоро попрощалась с Сашей и бросилась искать Джин, стараясь не особо объяснять себе, что и зачем она делает.
— Ты все ещё гоняешь на байке? — Лейла горячим взглядом смотрела на спутницу.
— Должно быть что-то постоянное в жизни. — Джин крепко обняла хрупкую девушку за плечи, когда наткнулась на взгляд до боли знакомых глаз. — О, Кэм, привет. — Сказала она, выругавшись про себя. «Прекрасно.. просто здорово..» — Я еду домой.
— Отлично. — Кэм бросила взгляд на невысокую стройную блондинку, в телесного цвета боди, которое, надо признать, выглядело на ней очень сексуально. Ее светлые волосы, словно только что из салона, лежали аккуратными кудряшками на плечах. Пухлые губы блестели в свете прожекторов. Можно было врать себе, но стоило признать, что они были очень красивой и чувственной парой. Дерзкая и яркая Джин выглядела не менее женственно, но была куда более задиристой в их идеальной паре. — До завтра.

Всю дорогу до дома Лейлы Джин думала о том, что произошло, и пыталась как-то убедить своё чувство вины в том, что оно не право. «Господи, я ничего ей не должна, как и она мне. Мы поужинали, и все. Она натуралка, и если убрать мое помешательство на ней, то нас ровным счетом ничего не связывает такого, чтобы я отказывалась от секса. Она танцевала там с парнем, как и положено, и мое решение провести несколько часов с Лейлой продиктовано желанием, а не задетыми чувствами. Так какого хрена мне так паршиво...»

0

8

Глава 8

Кэм зашла в квартиру подруги и скинула в коридоре обувь.
— Чай, кофе? Водка? Пиво? — Лика посмотрела на Кэм. — Сдаётся мне, что не чай.
— Да нет, все хорошо, просто устала. — Девушка прошла за подругой на кухню. — И ещё чувствую себя перед тобой дико виноватой. Это ты хотела в команду, а не я.. Ты меня туда притащила, и в результате..
— Место получила ты. — Подытожила Лика, доставая два бокала, вино, и ставя их на стол.
— Да.. — Устало проговорила Камилла. — И у меня не было времени даже, чтобы сказать тебе спасибо.
— Детка, — Лика разлила вино в бокалы и протянула один подруге, — это такой мир. В нем все смешно устроено. Я не огорчена и не обижена на тебя. В этот раз повезло тебе и, бог свидетель, тебе это было в тысячу раз нужнее. Ты же просто забила на себя и гибла дома. После разрыва с Костей ты была сама не своя. Он не стоил того, чтобы ты разрушала свою жизнь.
— Определённо, нет.. — Кэм вдруг осознала, что Костя и все, что с ним было связано, кажется таким далёким, словно было не с ней, или с ней, но в прошлой жизни. — В любом случае, я хотела сказать, что благодарна тебе за то, что ты вытащила меня!
— И как оно? — Лика чокнулась бокалом об бокал подруги и сделала глоток. — Судя по тому, как ты выглядишь, ты уже выучила весь номер. Но даже сейчас твои синяки под глазами нравятся мне больше, чем те, что были ещё неделю назад. Кстати, если не говорить о них, то выглядишь ты шикарно!
— Спасибо! — Кэм тоже сделала глоток вина. — Там все неплохо. Девчонки все, кроме одной, приняли меня тепло. Я и правда выучила номер, разводки, и мы начали чистить. Репетиции почти каждый день, с восьми до победного. Я устала, но, пожалуй, это то, что мне было нужно. Когда вспоминаю, как лежала на кровати целыми днями, кажусь себе полной дурой.
— Если это так, то что я вижу сейчас у тебя в глазах? — Девушка поставила бокал и, сложив ладони под подбородком, уставилась на подругу. — И не надо мне заливать. Я слишком давно тебя знаю, чтобы поверить в то, что ты уже приготовилась мне сказать.
— Тогда ничего. — Хмуро ответила Кэм. — Там правда ничего особенного...
— Именно поэтому и спрашиваю. — Улыбнулась Лика и положила ладонь на руку собеседницы. — Мне необходимо все вытаскивать из тебя клещами?
— Я сегодня видела, как Джин уходит с вечеринки с какой-то девушкой. — Проговорила Кэм.
— О, разве это новость? — рассмеялась Лика. — Ни для кого в танцевальном мире не секрет, что Женя лесби. Меня значительно больше удивляет, что ты назвала ее Джин.
— Ну.. — Кэм не знала, как объяснить то странное, что происходило между ними эти дни. И почему она с такой легкостью назвала ее Джин. — Ее все так зовут.
— Так тебя смущает, что она спит с девушками? — испытывающе смотрела Лика. — Мне вот даже интересно, с кем она ушла.. О ней ходит целое море сплетен.
— Крошечная блондинка, с боди такого цвета, будто она голая. — Презрительно проговорила Кэм, стараясь не вспоминать, как по-собственнически лежала рука Джин на плечах этой девушки, и о том, как круто они смотрелись вместе. — Очень красивая. Просто юная Бритни в перемешку с Бейонсе.
— Лейла.. — озвучила догадку Лика. — Судя по описанию, по крайней мере. Она ниже Жени, да?
— Да.
— Тогда скорее всего Лейла. Они очень красиво смотрелись вместе и вообще были одной из самых обсуждаемых пар в танцевальном мире. Лейла — вся такая женственная, очень сексуальная, а Женя вилась над ней, будто мать-коршун. Она всегда была пацанистая, дерзкая, но не с Лейлой. Они уравновешивали друг друга. Везде ездили вместе, порознь их даже представить было нельзя. — Сказала подруга, глядя куда-то в окно. — Но потом, как гром среди ясного неба, они просто разошлись. Поговаривали, что Лейла ей изменяла с Настей. Но это только сплетни. Так если тебя не беспокоит, что она лесби, тогда что?
— Я не знаю. — Честно призналась Кэм. — Думаю, ни в чем таком. Просто.. Этим вечером я наткнулась на них. И это было вроде как очень откровенно, знаешь..
— Так тебя смущает видеть женское внимание, — пыталась понять Лика, — или ты считаешь, что подобное не следует демонстрировать? Ну, Женя довольно избалована женским вниманием, и сейчас ещё, думаю, «звездная болезнь» ее не миновала. В прошлом сезоне они выиграли один из самых крупных чемпионатов. Ею тут же все заинтересовались. Это не могло не дать в голову.
— Нет, — серьезно ответила Кэм, — она ни разу не высокомерная! Наоборот, то как она относится к команде, то ради чего делает все это, просто потрясающе! У неё уникальная позиция, и ей плевать на все регалии.
— Тааак... — протянула девушка, — а вот это уже что-то мне напоминает.. Она нравится тебе, да?
— Нет! — поспешила ответить Кэм, — то есть, да, но не в смысле «как девушка». Просто она крутой хореограф и удивительный человек. Я никогда таких не встречала...

Джин вошла в до боли знакомую квартиру, где прожила несколько лет, но, на удивление, ничего не почувствовала. Прежняя боль, которая словно жевала ее последние годы, исчерпала себя, оставив лишь обрывки памяти, картинки, которые не вызывали прежних эмоций, ровно как и женщина, стоявшая перед ней.
Сейчас вместо прежнего опустошения она думала о том взгляде, которым проводила ее Кэм, пытаясь разобраться, что в нем было. Обычно Джин легко общалась с женщинами, проводя с ними время, флиртуя, занимаясь сексом, и так же легко расходилась.
«Боже, мы даже не целовались, а я себя чувствую так, словно обязана хранить ей верность... да что со мной происходит..»
— Ты так и будешь стоять в прихожей? — промурлыкала Лейла. — Нет, я не против заняться этим прямо здесь...
— Притормози немного. — Прикосновение девушки между ее ног вырвало Женю из размышлений, заставив вздрогнуть: она осознала, как сильно она была возбуждена. — Детка.. — Она убрала руки девушки, сжав запястья.
— Я хочу тебя с того момента, как увидела твои глаза, скользившие по моему телу, когда я танцевала. — Лейла потянула спутницу за край косухи в спальню. — Никому больше не удавалось смотреть на меня так, будто это не взгляд, а касание рук. Я поняла, что хочу чувствовать их везде.
— И Настя не будет против? — ухмылка появилась на лице девушки.
— Джин, Настя давно в прошлом. — Говорила Лейла, постепенно стаскивая с партнерши куртку и протягивая руки к пуговице на джинсах. — Это было временное помутнение рассудка, чисто секс, который, к слову, — она спешно стянула с девушки рубашку, — был далеко не так горяч как с тобой.
Лейла отстранилась и стянула с себя комбинезон вместе с бельём, оставшись перед Джин абсолютно голой, наблюдая, как в глазах партнерши пляшут языки пламени.
— Брось.. — Девушка повалила Женю на кровать, снимая с неё топ, — я не предлагаю любви до гроба. Просто трахни меня.
— О... боги.. — с хрипом вырвалось изо рта Джин, когда Лейла начала тереться о ее бедро. Возбуждение лишило ее всех мыслей, заливая низ живота жидким пламенем.
— Мне нужны твои руки, — простонала девушка, взяв ладонь Джин и облизав ее пальцы, слегка посасывая. — Возьми меня, я знаю, тебе это нужно.
Женя зарычала от того, каким невыносимым было возбуждение. Шов на джинсах давил на и без того припухший клитор. Сейчас она и вовсе чувствовала себя на краю. Девушка резко сменила положение, сбросив партнершу с себя на кровать и накрывая ее своим телом.
— Джинсы оставить? — низким голосом спросила Джин.
— Мне нравится, как они жестко трутся о мой клитор. — Прижимаясь ближе, прошептала девушка. — Добавь к ним свои пальцы, и я кончу мгновенно...
— Я так хочу тебя... — в полубреду, резко входя в партнершу, прошептала Джин. — Чертовски сильно.
— Поласкай себя там. — Лейла направила руку Жени, — я хочу чувствовать все это одновременно.
Джин протиснула одну руку себе в джинсы, другой лаская партнершу. Они обе балансировали на грани оргазма. Ещё пара резких сильных движений, и мир закружился бы и рухнул. Но Женя не хотела так быстро получить разрядку, где-то глубоко внутри осознавая, что она не принесёт облегчения.
— Делай это со мной... Боже, Джин, сильнее. Поимей меня... Я хочу жестко кончить от тебя. — Девушка развела шире ноги и раскрыла себя пальцами. — О, как же это хорошо. Я обожаю, когда ты такая сильная в постели. Давай... я хочу чувствовать, как ты кончаешь на мне, вгоняя в меня пальцы, поласкай там себя сильнее.
Женя жестко вошла в партнершу, заставляя ее кричать и извиваться. Ее всегда заводили пошлые словечки, которые стонала девушка.
— Скажи мне что-нибудь.. — Лейла извивалась под Джин, чувствуя приближение оргазма. — Что ты чувствуешь.
— Что ты мокрая, как блин. — Задыхаясь, прошептала Женя. — И что тебе нравится быть ею со мной.
— Да... — Лейла дёрнула бёдрами, чтобы углубить толчки. — Я теку от тебя, как шлюшка. И не могу думать ни о чем, кроме того, как ты трахаешь меня.
— Я хочу чувствовать, как ты сжимаешь мои пальцы. — Джин предвкушала первые импульсы удовольствия, сжавшие ее позвоночник. — Я сейчас кончу на тебя...
— Да... — содрогаясь от мощного оргазма, прокричала Лейла.
Все закончилось в один миг, и крики обернулись молчаливой темнотой. Два дыхания, тихий стук сердца, за которым ничего не было. Ни чувств, ни даже привязанности. Женя лежала, разглядывая потолок, осознавая, что даже случайные связи приносили ей больше удовольствия, чем то, что сейчас произошло.
— Я думаю, мне пора. — Спустя минуту, произнесла Джин, испытывая острую необходимость прекратить это.
— Тебе совершенно не обязательно сейчас уезжать. — Лениво проговорила Лейла, положив руку на грудь партнерши. — Чистые джинсы и футболку я определённо найду для тебя утром.
— Не думаю, что это хорошая идея. — Женя поднялась с постели, высвободившись из объятий женщины, с которой только что занималась сексом.
— У тебя кто-то есть? — прямо спросила девушка.
— Нет, я просто хочу домой, в душ и в свою постель. — Джин серьезно посмотрела на свою бывшую большую любовь, но не ощутила ровным счетом ничего.
— Почти все время, что мы провели в постели, я была уверена, что твои руки ласкают не меня. — Лейла села на кровати, разглядывая красивое тело Жени.
— Это не так. — Неуверенно ответила девушка, не желая объяснять себе, почему в момент кульминации перед ее глазами возникло лицо Кэм. Это было слишком. Сейчас она и так чувствовала себя ничтожеством. — Я была здесь.
— Не была. — Мягко сказала Лейла, — но ей определённо повезло. Надеюсь, она в состоянии оценить, насколько.
Джин ничего не ответила. Молча накинув куртку, она вышла в коридор, надела ботинки, повернула замок и тихо закрыла за собой дверь в прошлое. Ее терзала жуткая необходимость помыться и выстирать одежду, хотя она не была уверена, что это хоть чем-то поможет.

Кэм вошла в зал и огляделась, девочек ещё не было, и она надеялась как следует размяться перед репетицией. В углу у окна она обнаружила Джин. Она смотрела куда-то вдаль и не шевелилась.
— Привет! — как можно более непринуждённо поздоровалась Камилла, стараясь вычеркнуть из памяти прошлую ночь и вид Джин, держащей Лейлу в своих объятиях. Едва ли она готова была размышлять над тем, почему эта картинка приносила ей ощущение потери и обиду.
— Привет. — Обернулась Джин.
— Выглядишь так, будто не сомкнула глаз. — Произнесла Кэм и тут же поняла, насколько иной смысл приобрела ее фраза. — Я хотела сказать, уставшей.
— Я с утра здесь. — Небрежно ответила Джин, игнорируя укол, прозвучавший в словах собеседницы. — Сегодня один из самых плотных дней на неделе.
— Ясно. — Их разговор не клеился. Кэм хотела было сказать что-то ещё, но увидела синяк на шее девушки. Она прекрасно знала, что это. «Ночь, вероятно, и правда была бессонной», — пронеслось у неё в голове. — Если вдруг хочешь замазать это.. — она указала взглядом на засос, — у меня есть очень плотный тональный крем. Хотя, думаю, ты не из тех, кто скрывает, что любит секс. — Она хотела бы завуалировать злость в своём голосе, но знала, что это ей неподконтрольно.
— Не скрываю. — Резко перейдя в наступление, ответила Джин. «Удивительно, что позволяла себе эта девушка». — Не вижу в этом ничего противоестественного. Но спасибо, что предложила.
— Думаю это то, что не касается твою команду. — Кэм было сложно остановиться, потому что перед глазами проносились картинки Джин в объятиях Лейлы, пожелавшей оставить свой знак, отметину на шее своей любовницы, доказательство своих прав на неё. И хуже всего было от мысли, что Женю это, кажется, не смущало, раз она позволила подобному произойти.
— А я думаю, что это не касается никого кроме меня, а тебе не помешало бы  размяться и, возможно, вспомнить номер, чтобы не задерживать команду. — Резко проговорила Джин и вышла из зала, хлопнув дверью.
Кэм осталась в зале одна. Именно сейчас последнее, что ей хотелось делать, это разминаться и что-то вспоминать. Она сама не поняла, как перешла допустимую грань... Их ужин не значил ровным счетом ничего, кроме ужина, и не давал ей никаких прав лезть в постель Джин. Господи, как они только умудрились испортить такие тёплые отношения...
Джин заглянула в кафе, чтобы немного успокоиться и выпить кофе. Эта девушка с лёгкостью вышибала у неё почву из-под ног, едва появлялась рядом, но сейчас она перешла всякие границы. Женя подошла к небольшому зеркалу, висевшему на входе, и провела пальцами по отметине на шее.
— Черт... — выругалась она. Сложно было вспомнить, в какой момент Лейле удалось сделать это. Но она опять вторглась в жизнь Джин, обозначив весьма красноречиво свои права на неё. — Неделю ходить в толстовке. Круто. Просто круто!

0

9

Глава 9

Вся репетиция прошла в жестком режиме. Джин не настроена была шутить. Ей едва удавалось держать себя в руках, чтобы не продемонстрировать всем, насколько она ощущала себя разбитой, а это было против ее личных правил. Работа всегда была ее спасением. «Держать лицо и делать то, что ты умеешь делать, Джин! Это все, что тебе надо!» — повторяла она про себя, хотя, на самом деле, ей жутко хотелось сбежать, сесть на мотоцикл и лететь в ночи, не зная ничего, кроме дороги и ветра. Ей было знакомо это состояние, и она не могла себе позволить испытывать подобное вновь.
«Надо было изначально держаться от неё подальше..» – ругала она себя, – «натуралки и танцоры — это просто худшее из зол.»
Спустя несколько часов, чувствуя себя окончательно измотанной, она отпустила команду.
— Простите, сегодня очень спешу. — На ходу бросила Женя и вышла за дверь. Ещё немного, и можно будет, наконец, остаться одной, прекратить спектакль и броситься в ночь.
Джин быстрым шагом дошла до мотоцикла, надела шлем и рванула с места. Ей давно так не хотелось вылезти из себя вон, как сегодня. Даже работа над шоу не смогла изгнать демонов из ее головы. Не тогда, когда она чувствовала на себе взгляд Кэм. Всю репетицию она старательно избегала смотреть в сторону девушки. Потому что боялась того, что увидит в ее глазах всю правду о себе. Да, Женя с некоторых пор предпочитала не допускать отношений, которые трогали ее чувства, ограничиваясь необходимой разрядкой для тела. Это было то, что она выбрала для себя, и до последнего времени Джин все вполне устраивало. Что изменилось теперь? Почему она виделась себе чудовищем... Мало того, что секс прошлой ночью не принёс ожидаемого облегчения, никакого морального удовлетворения тоже не было... Так ещё и Лейла, которая считала, что достаточно просто прижать ее к стене, чтобы получить все, что вздумается. От этого становилось тошно. Джин никогда не была бабником. Она даже не думала никогда о том, чтобы позиционировать себя пацанкой. Да, в ее гардеробе превалировали джинсы и брюки, она предпочитала удобные футболки красивым платьям и мотоцикл машине, но с той же легкостью могла танцевать женственные хореографии и чувствовала себя в них даже более комфортно, чем когда требовалось станцевать что-то мужское или с намеком на парня. Поэтому когда-то она оставила хип-хоп и подалась в женский денсхолл. Строго говоря, Джин никогда не определяла для себя «мужскую» или «женскую» роль в паре, с легкостью лавируя от одного к другому, в зависимости от настроения. С Кэм же она чувствовала себя в строго мужской роли, и то, как она выглядела со стороны, вполне объясняло это. Впервые, с тех пор, как она поняла, что предпочитает девушек, в голове была такая путаница. Чтобы отделаться от мыслей, она просто разогналась ещё быстрее. Теперь все, что ей было необходимо - это сфокусироваться на дороге и управлять мотоциклом. Идеально.

Кэм вернулась домой в совершенно растрёпанных чувствах. Ощущение было такое, будто последние дни она жила в режиме «день за неделю». Такой событийности не было даже тогда, когда она только встретила Костю. У них все происходило словно по заранее намеченному плану: несколько свиданий, цветы, мелкие подарки, кино, обеды в кафе, романтические ужины, первый секс, несколько совместных поездок, предложение жить вместе. Нет, это не казалось ей скучным, наоборот, весьма привычным ходом вещей. Только вместо предложения, которое было должно последовать за этим, состоялся нелепый скомканный разговор о том, что он поспешил, и ему нужно время, а сразу после события вновь начали разворачиваться по привычному сценарию: он задерживался на работе, все время держал телефон при себе, потом появились «сверхурочные», и когда она задала вопрос напрямую, он сказал вот это избитое: «дело не в тебе..».
Сейчас же жизнь закрутила ее в диком водовороте, в котором она прекратила понимать, что за чем должно следовать. И хуже всего было то, что Джин ни на секунду не покидала ее мысли. Так и сейчас, Кэм лежала на кровати, чувствуя, как гудит тело, но размышляя совсем не об этом. В какой момент она позволила себе вести себя так, словно имеет право во что-то вмешаться... Джин путала все ее мысли даже тогда, когда не находилась рядом. В этой женщине было столько страсти, характера... Невероятно женственная и красивая, когда танцует, сильная и властная на репетициях, такая резкая и одновременно нежная. С тонким мужским ароматом, манерами, которые не кричали: «смотрите, я чертов ковбой», но стержень внутри неё четко давал понять, кто здесь главный. Не нарочито, а между строк. Она могла танцевать что-то женственное, а потом так посмотреть, что бабочки в животе взлетали стаями, и колени подкашивались. Рядом с ней ничего не было страшно, потому что ей удавалось создать такое облако спокойной защищенности, из которого никуда не хотелось. Когда она говорила и смотрела на тебя своими серо-голубыми пронзительными глазами, было чувство, что ты одна во всей вселенной, кто имеет для неё значение. И даже тогда, когда она просто «задевала» человека взглядом, чиркая, будто спичкой, внутри него что-то загоралось». На неё хотелось быть похожей, и, вместе с тем, появлялось чувство необходимости быть рядом с ней, быть вот этим центром ее вселенной. Но сегодня Кэм испортила все, что сейчас казалось таким важным. Да, она была зла, расстроена, сбита с толку и не понимала точно, почему. Потому ли, что Лейла так поступила с Джин вновь, после всей боли, что уже принесла этой девушке. Или потому что Джин позволила ей это сделать. Что такого было в Лейле, что она могла просто взять и увести Женю с собой, как будто она ее собственность. Увести у Кэм на глазах... А ведь она планировала.. А что, собственно, она планировала? Провести время с той, кто всегда был в центре внимания и вертел земной шар на тонких красивых пальцах с завидной легкостью, словно это ничего ей не стоит... Что бы они дальше делали?
— Так, это опасная территория...— Прошептала девушка. — Надо просто закрыть глаза и уснуть. Но стоило ей сделать это, как она вновь видела острый, словно бритва, взгляд ледяных глаз. — Господи, это невыносимо.

Джин проснулась от будильника, чувствуя, как все тело дико ломит. Прошлой ночью она проехала, кажется, несколько кругов по мкад, прежде чем нашла в себе силы вернуться домой. А сегодня ей предстояло провести две утренние группы, съездить забрать костюмы с напечатанным логотипом, дать несколько индивидуальных занятий и вернуться к чистке номера. Откровенно говоря, ничего из этого ей не хотелось.
— Ты выглядишь так,будто тебя каток переехал. — Оглядев Женю, зашедшую в кухню, сказала Крис. — Ты решила покончить со сном навсегда?
— Он и переехал. — Джин нажала на кнопку кофеварки. — По крайней мере, это самое точное описание того, как я себя чувствую.
— Ты могла бы хотя бы писать мне сообщения, когда собираешься не придти ночевать или вернуться под утро. Я вообще-то волнуюсь. — Крис опёрлась бёдрами об подоконник и строго посмотрела на сестру. — Я тебе не мать, конечно, и не хочу давить, но дико волнуюсь, когда ты ездишь на своей этой штуковине.
— Это не штуковина. — Улыбнулась Джин, взяв чашку в руки и вдыхая аромат свежего кофе. — Это мотоцикл, и я много лет езжу на нем.
— И я много лет волнуюсь за тебя. — Все ещё сурово проговорила девушка, но в ее глазах было лишь тепло.
— Я провела прошлую ночь с Лейлой. — Виновато глядя из-под чёрных ресниц с мягким изгибом, сказала Женя. — А сегодняшнюю просто каталась по мкаду и думала, какое я дерьмо.
— Вот теперь я волнуюсь ещё больше! — Крис оттолкнулась от подоконника и подошла к сестре. — У вас все закрутилось по новой? Не так что бы я имела право сказать тебе, что мне она не нравится, просто не представляю, что она с тобой такого делает, что ты прощаешь ей все...
— Это было случайностью. Я была злая и потерянная. — Нисколько не защищаясь, ответила Джин. — А тут она...
— И вы... — словно подталкивая, спросила Крис.
— Провели вместе некоторое время, а потом я уехала. И я не планирую повторять это снова. — Она встретилась взглядом с сестрой. — Между нами все закончилось. Я ничего к ней не чувствую. И это вообще была плохая идея.
— Не представляю, что должно было подтолкнуть тебя к этому. — Крис провела пальцами по подбородку сестры.
Джин опустила глаза, вспоминая тот вечер и то, как близко, почти интимно, Кэм танцевала с парнем на вечеринке. От воспоминая об этом что-то внутри резануло ее так, что мышцы дёрнулись, словно от боли. Она слишком долго бежала от этого воспоминания, и сейчас оно вновь настигло ее. Бессилие и бешенство ожили внутри. Чего она ждала, в конце концов.. Она не могла, в любом случае, дать девушке то, что ей было нужно. Она не парень, хотя сейчас ее это огорчало, как никогда. Максимум, чем она могла стать для Кэм — это экспериментом, после которого она вновь вернулась бы к парням.
— Эй, ты со мной? — вырвала ее из размышлений Крис. — Земля вызывает Женю.
— Да, ничего, просто ничего, хорошо? — отозвалась Джин. — Совсем ничего того, что требовало бы внимания.
— Детка, я твоя старшая сестра, и я определённо вижу, когда что-то стоит внимания. — Крис села за стол и прохлопала рядом с собой. — Так, что происходит с моей маленькой сестренкой?
— Не называй меня так. — Нарочито опасно улыбнулась Женя и уперлась двумя руками об стол. — Мне казалось, я ещё в подростковом возрасте популярно объяснила всем, что я не маленькая девочка.
— И ты переводишь тему. — Крис подняла глаза на сестру и погладила ее ладонь. — Я знаю, когда ты устраиваешь эту браваду. Типа «я крутой мачо..».. Так что так сильно задело тебя?
— Господи, — выдохнула Джин и плюхнулась рядом с сестрой, — ты не прекратишь это, пока я не расскажу, да?
— Значит, всё-таки есть что рассказать... — Крис замолчала, выжидая, пока Женя соберётся с мыслями.
— Мне нравится натуралка, ясно? — выпалила она. — И это не входило в мои планы.
— Новенькая девочка из твоей команды? — понимающе произнесла Крис.
— Кэм... — Ответила Женя. — Я совсем не должна чувствовать то, что чувствую.
— А что ты чувствуешь? — тихо, стараясь не давить, спросила Крис.
— Я не знаю. — Выдохнула Джин и положила голову на руки. — Стоит ей оказаться рядом, как все идёт не так. Ощущение, что я не могу спрятаться, не могу быть такой, как со всеми. А ещё.. — она задумалась, стоит ли продолжать, — боже, я не могу с тобой об этом говорить!
— А она? — аккуратно продолжила расспросы Крис.
— Она что? — Девушка подняла на сестру измученные глаза, — она любит парней. Недавно рассталась с большой любовью и тяжело ее переживала. А позавчера так танцевала с парнем...
— Слушай, я, конечно, не знаю ее и не представляю, как все это устроено, — Крис с сожалением смотрела на сестру, — но не все девушки, которые встречаются с парнями, так уж натуральны.. Ты не хочешь хотя бы дать себе шанс?
— Она видела меня с Лейлой. — Серьезно ответила Джин. — И вчера вела себя так, словно я провинилась перед ней. Предложила свой тональник, чтобы замазать синяк на шее. И ещё добавила, что по ее мнению моя свободная жизнь не должна касаться команду.
— А она не промах... — едва сдерживая улыбку, сказала Крис. — Впрочем, не представляю, чтобы тебя заинтересовала тихоня.
— Так, все.. — Джин встала из-за стола, — я не могу с тобой все это вот так обсуждать. Это слишком. И мне пора на классы.
— Помнишь мою просьбу писать, если задерживаешься? — Крис не хотела удерживать Джин. Да и это никогда не было возможно. Сам факт, что она рассказала так много, удивлял. Обычно девушка все держала в себе. — И пригласи к нам команду на выходных! Малая как раз будет у бабушки с дедушкой.
— Я подумаю. — Уже из комнаты крикнула Джин.

Спустя час Женя уже подъезжала к студии, солнце беспощадно припекало, и день обещал быть почти летним.
Девушка припарковала мотоцикл на площадке рядом со студией, чтобы минимизировать трудозатраты. Ноги все ещё ломило нечеловечески, а поясница ныла так, будто по ней били тяжёлыми ботинками.
Уже почти у самого входа она увидела знакомую фигуру Кэм. «Интересно, что она делает здесь в такую рань..» — подумала Женя.
— Привет. — Зная, что незамеченной ей не пройти, поздоровалась Джин. — Не ожидала тебя увидеть.
— У меня индивидуальные занятия иногда по утрам. — Осторожно ответила девушка.
— Ты учишься, или ты преподаёшь? — поинтересовалась Женя.
— Преподаю. — Кэм, почему-то совсем не хотелось обсуждать это с хореографом, но рано или поздно это стало бы очевидно. — Хип-хоп.
— Ого.. — искренне удивилась Джин. Хотя в этом не было ничего странного. Кэм круто танцевала, и почему бы ей не преподавать.
— А ты? — Девушка заметила, что тени под глазами Джин стали ещё заметнее. Первым порывом было сказать, что Женя выглядит безумно уставшей, но, во-первых, она понятия не имела, следствием чего это является, а во-вторых, девушка ясно дала понять, что это не ее дело.
— У меня несколько утренних групп. — Спокойно ответила собеседница. — Не всем удобно заниматься вечерами.
— Ясно.. — Тихо проговорила Кэм. Они уже вошли в раздевалку. Нужно было быстро переодеться и, кроме того, она не знала, о чем им можно было бы поговорить ещё. Девушка удивилась тому, как быстро между ними встала стена, хотя ещё недавно ей казалось, что они могут разговаривать часами.
— Я в 21 зале на втором этаже. — Стараясь не объяснять себе, зачем она это делает, произнесла Джин, выходя из раздевалки. — Закончишь, можешь забежать. Через пару часов у меня будет небольшой перерыв. — На этих словах она закрыла дверь.
«Мне определённо ее никогда не понять..» — подумала Кэм. — «Удивительная женщина».

0

10

Глава 10

Кэм поднималась по лестнице, размышляя над тем, что весь час ждала, когда можно будет придти к Джин. Обычно она могла полностью погрузиться в работу, которая ей нравилась, и делала ее с полной отдачей, но эта женщина вновь перепутала все внутри. Как ей только удавалось сделать это парой незначительных фраз?.. после окончания урока она ещё полчаса гуляла, чтобы не бежать и не быть понятой неправильно. Или правильно? Она и правда выжидала, чтобы Женя не подумала, что она прилетела сразу, как только могла, или что хотела это сделать. Полчаса тянулись невыносимо долго.
— Вот так! Да, отлично! — проговорила девочкам Джин, когда увидела, что дверь в зал открылась. Она быстро кивнула Кэм в знак того, что девушка не помешает и может зайти. — Давайте ещё раз, сначала. — Она мгновенно вернулась к работе с тройным энтузиазмом, поражаясь тому, что одним своим видом Камилла могла так воодушевить ее. Ей хотелось станцевать так, чтобы Кэм увидела ее, почувствовала. Она даже точно не знала, что именно хочет доказать этим и кому, ей просто было важно, чтобы Камилла была здесь.
Кэм села с краю на подоконник, надеясь не смутить девчонок в группе. Хотя все, о чем она могла думать сейчас — то, как круто двигается Джин. Интересно, она представляет вообще, как сексуально выглядит, когда танцует?.. Эти ее скулы, улыбка, выражение лица, стиль одежды, то,  как обтягивают ее зад чёрные потертые джинсы... «о чем я, Боже..» – подумала она. – «я же просто пялюсь на неё, как мужик..»
Эта мысль будто подбросила ее в воздухе. Камилла и правда чувствовала разницу между тем, как она смотрит обычно на танцующих девушек, и тем, как смотрела сейчас на Джин. Кэм тысячу раз видела куда более обнаженных танцовщиц, двигающихся куда более вызывающие, но ни одна из них не привлекала девушку так, как сейчас Женя, ни до одной из них не хотелось дотронутся, показать свои права на неё. А именно их у Кэм не было, зато, очевидно, у Лейлы были.
«Как вообще можно было изменить Джин?» — размышляла она, — «как можно захотеть кого-то ещё, когда в ней столько огня, что можно жечь города.»
— Все! — улыбнулась Женя, — всем спасибо и до четверга!
Раздались аплодисменты, и девочки начали собираться и неспешно выходить. Кэм наблюдала, как некоторые делают это нарочито медленно, чтобы уловить минуту наедине с Джин. Кто-то подходил к ней сразу после класса, разговаривал, улыбался, обнимал.
«Что же ты делаешь такого, что от тебя невозможно уйти, Джин?..» — стараясь смотреть в окно, а не на бесконечную очередь фанаток, думала Кэм. — «А что заставляет тебя сидеть здесь и ждать, пока она закончит обниматься с ними.. а?»
Ответов у неё было множество, но слушать их не было никакого желания. Стоило ограничиться тем, что Женя сама ей предложила подняться, и Камилла просто старалась быть вежливой.
— Кофе? — Спросила Джин, когда они наконец остались наедине, но, сделав шаг навстречу, мгновенно почувствовала очень сильную боль в ноге.
— С тобой все в порядке? Что случилось? — Кэм мгновенно подлетела к девушке. — Подвернула?
— Все ок. — Стараясь справиться с резкой болью в лодыжке, ответила Джин. Последнее, чего ей хотелось, это выглядеть слабой перед Кэм. Она попробовала наступить, но боль тут же пронзила ногу второй раз. — Так иногда бывает. Сейчас пройдёт.
Камилла помогла Джин добраться до подоконника и присесть.
— Что бывает? — она не знала, как точно сейчас следует себя вести, но, судя по боли в глазах Джин, определённо нужно было что-то сделать. — Можно я посмотрю?
— Ты врач? — искривила губы Джин.
— Нет, я танцор, и у меня тоже бывали травмы. Я могу принести лёд или обезболивающее.
— Сейчас все пройдёт. Просто подожди минуту. — Джин, стараясь успокоить собеседницу, положила ладонь на ее руку. От этого простого жеста низ ее живота мгновенно напрягся, а между ног потеплело. «Черт..» – подумала она про себя, – «если так будет происходить каждый раз, то я не выдержу..»
Кэм, не отдавая себе отчета, мягко поглаживала руку Жени большим пальцем.
— У меня в сумке, там, на лавочке, лежит косметичка, в ней рыжие маленькие таблетки. Можешь принести? — Попросила Джин, надеясь, что хрипотцу в ее голосе Кэм свяжет с болью, а не с тем, что она, кажется, была возбуждена до предела. Ещё несколько секунд таких прикосновений к ее руке, и Женя окончательно прекратила бы соображать.
— Конечно, секунду. — Камилла встала, чувствуя нежелание разрывать что-то тонкое, что было в этом касании.
Джин наблюдала, как девушка идёт за ее сумкой, размышляя, понимает ли она, какие чувства будит в Жене, ощущает ли этот уплотнившийся воздух между ними, и искры, летающие в нем. — Вот, держи.
— Спасибо! Сейчас я выпью, и идём за кофе. У меня всего час перерыва, потом два индива. А ты уже все, отстрелялась?
— Да. Теперь только вечером на репетицию. — Ответила Кэм.
Они неспешно шли по лестнице. Камилла видела, что Женя ещё хромает, но та уже хотя бы могла наступить на ногу.
— Хочешь, я останусь и помогу тебе? — Спросила она, боясь вновь нарушить границы. — У тебя явно порядочно болит нога, а у меня нет сегодня срочных дел.
— На самом деле.. — Начала Джин, но ее прервал парень, который налетел на Кэм сзади и поднял ее в воздух, закружив.
— Вот это люди, да без охраны! — радостно восклицал парень.
— Дима! — смеясь, сказала Камилла, — поставь меня на землю.
— Ты уже читала, что ребята хотят устроить вечеринку для всех «fgt»? Ты же есть в диалоге?! — Дима поставил ее на асфальт. — Мне кажется, было бы здорово собраться старым составом, как в былые времена. Хорошая музыка, вино, красивые мальчики.. — он вопросительно поднял бровь. — Ты же со своим денсхоллом ещё не забыла, как качают реальные пацаны!?
— Я подумаю, обещаю. — Чувствуя напряжение в теле Джин и мгновенную смену в ее взгляде, ответила Кэм.
— Кости не будет, не волнуйся. — Продолжил он, как ни в чем не бывало. — Но там и многие другие по тебе соскучились.
— Я прошу прощения, — не выдержала Джин. — Я только посмотрела на время и поняла, что уже определённо не успеваю выпить кофе. Так что давай до вечера. — Она махнула рукой Кэм и быстро начала подниматься обратно, превозмогая боль в ноге. Весь этот диалог и эта картина в целом подняли все, что она с таким трудом укладывала. Обычно соревнования хореографов было достаточно, чтобы раззадорить ее. Они с Кэм были примерно одного уровня, но далеко не одного возраста, это и так ранило. У девушки все только начиналось, а у неё рисковало закончиться в любой момент. Кэм была молода, чертовски привлекательна, очевидно, пользовалась популярностью, и ее ждали на какой-то тусе. Парни. Ее ждали парни.
«Все. Теперь точно достаточно. Берёшь себя в руки и работаешь.» — сказала она себе.
Кэм не спеша шла к метро, размышляя над тем, как резко изменилось лицо Джин, когда подлетел Дима. Она могла видеть нотки ревности? Или дело было вовсе не в этом? Но ей показалось, что за несколько секунд до этого Джин готова была согласиться на ее помощь...

***
— Это уже выглядит вполне прилично. — Проговорила Женя. — Итак, нам удалось почистить почти весь номер за этот месяц. Должны уложиться в срок. Через пару недель обкатаем его на мелких чемпионатах и, думаю, будем готовы к «Dancehall life».
Кэм привычным жестом закинула рюкзак на спину и пошла к раздевалке. За этот месяц она привыкла к команде, постоянным репетициям, поздним возвращениям, смогла состыковать работу переводчиком с классами и репетициями. Теперь ее жизнь была расписана по минутам, но это было достаточно комфортно. Все шло своим чередом. Девочки окончательно приняли ее, даже Ира, казалось, стала относиться к ней с теплотой. Домой они возвращались либо с Катей на машине, либо битком забиваясь в такси. Все было отлично, кроме отстранённого отношения Джин. В ее взгляде никогда нельзя было прочесть ничего личного, даже когда она говорила что-то Камилле конкретно, поправляла или даже благодарила ее. В этом не было ничего, даже близко похожего на то, как начиналось их общение. Никаких ужинов, личных разговоров, кофе в перерывах и, уж подавно, приглашений зайти к ней на занятия. Когда они встречались в студии, то кивали друг другу, перекидывались парой ничего не значащих фраз и расходились в залы.
Джин оказалась действительно высоким профессионалом: то, как она держала команду, то как общалась, и их совместные вылазки на мастер классы вызывали громадное уважение. Она общалась тепло, так, что в полной мере можно было ощутить ее другом, но при этом создавала такую невидимую границу, которую никто не смел пересекать, а если кто-то и решался — то Джин осаживала их так умело, что нельзя было подкопаться. Если кому-то нужна была помощь или совет, Женя могла часами разговаривать с человеком до или после репетиций, подвозить домой или отводить в сторону и обнимать. Даже тусовка у неё дома прошла так легко и весело, что не оставляла после себя сомнений в том, что делает Джин центром вселенной. Единственное, что беспокоило Кэм, это круги под глазами Жени. Было такое чувство, что она не спит неделями, а работала она, кажется, все своё «свободное» время. Несколько раз за месяц она уезжала по городам России, оставляя Иру за старшую, и они репетировали без Жени. Фотографии на ее странице, или те, на которых ее отмечали, были невероятные! Джин всегда улыбалась и отдавала максимум себя. Но когда она возвращалась, ее глаза, если не покупаться на шуточки и маски, выглядели потухшими. Казалось, огоньки, которые всегда плясали в них, исчезли навсегда, ровно как и что-то невидимое, что связывало Кэм и Джин.
— Мы с Ирой улетаем в Краснодар давать классы на следующей неделе. — Сказала Джин, пока они переодевались. — Кэм, останешься за старшую. У всех девчонок работа в офисах, и они могут опоздать. — Джин заметила, что Камилла никак не отреагировала. — Кээээм, ты снами? Земля вызывает Кэм! — Сказала она чуть громче.
— А? — Девушка словно только что проснулась, — ты мне? Прости, я отвлеклась...
— Я говорю, что мы с Ирой уезжаем с классами, и команду, если ты не против конечно, я оставляю на тебя. — Она пристально посмотрела на Камиллу, которая выглядела уставшей и какой-то грустной. Это не должно было ее волновать, но волновало, и, надо признать, значительно чаще, чем следовало бы. Каждый день Джин старательно одергивала себя от размышлений о том, как дела у Кэм и чем она сейчас занимается, сильно ли устала..
— Да, конечно, не вопрос. — Спешно ответила она. — Я все сделаю.
— Не сомневалась в тебе ни разу. — Усмехнулась Джин. — Если у тебя будет возможность, я бы тебе оставила ещё несколько своих учеников, которые занимаются индивидуально. Они не против, я спросила.
— Да, думаю, и это тоже смогу взять на себя. — Серьезно ответила Кэм.
Джин вышла с девочками из студии, но вдруг поняла, что совершено не хочет сегодня идти с ними до парковки. Ее здорово тревожило то, какой равнодушной выглядела Кэм, и, хотя она не имела на это никаких прав, Женя беспокоилась за неё.
— Я схожу взять кофе. — Сказала она девчонкам. — Не ждите меня.
Когда она уже заходила в кафе, навстречу ей вышла Лейла, и они столкнулись в дверях.
— Это судьба, не думаешь? — промурлыкала она. — Мы тут одни, ночью..
— Не думаю. — Холодно ответила Джин, игнорируя руки девушки, мгновенно оказавшиеся у неё под футболкой и мягко царапающие кожу. — Я всего лишь хотела кофе.
— Может, я сварю его тебе? — Лейла как бы невзначай дотронулась до груди Джин. — Утром принесу.. в постель.
— Не сегодня. — Джин взяла девушку за запястья и убрала от себя ее руки.
— Я никуда не спешу. — Облизнув языком губы, улыбнулась девушка и направилась в сторону парковки.
Джин зашла внутрь и поняла, что она ничего не хочет. Даже кофе. Впрочем, она его не хотела изначально. Весь смысл был в том, чтобы одной дойти до мотоцикла. 

***
— Можно поговорить с тобой? — Крис зашла в комнату, разглядывая силуэт сестры в отсвете уличных фонарей.
— Я разбудила тебя, прости.. — Опечаленно ответила Женя. — Я старалась быть очень тихой.
— Я ждала тебя. — Крис встала рядом с собеседницей. — Джин, ты приходишь глубокой ночью, уходишь ранним утром, как безумная тренируешься в спортзале, ведёшь классы, соглашаешься на любые предложения, и не говори мне, что это не так, потому что я не помню, когда бы ты ещё работала в таком режиме. У меня чувство, что ты планомерно уничтожаешь себя.
— Нет, я просто взялась за ум. — Коротко ответила Женя. — Надо хорошенько поработать, чтобы потом хорошенько отдохнуть, так ведь? Ты знаешь, мы готовимся к чемпионату, а после я просто хочу уехать куда-нибудь, где есть море и нет людей.
— Судя по тому, сколько ты работаешь, ты собираешься, по меньшей мере, купить себе остров. — Горько хмыкнула Крис.
— Идея, бесспорно, отличная. — Джин повернулась лицом к сестре, облокотившись плечом на окно. — Но, боюсь, зарплата хореографа слишком мала для личного острова.
— Вы так и не общаетесь? — устав перекидываться бессмысленными фразами, прямо спросила Крис.
— Мы общаемся. — Не меняя тона ответила Женя. — В меру необходимого.
— Я тебе ещё после вечеринки сказала, но повторю, на случай, если ты плохо понимаешь с первого раза.. — Девушка пальцами подняла подбородок сестры и посмотрела ей в глаза. — Между вами двумя так и бегают искры, признаёшь ты это или нет. И то, как она ловила каждое твоё слово, каждый жест.. Надо быть слепой, чтобы не заметить. Не знаю, хорошо ли она понимает, что именно чувствует к тебе, но, думаю, скорее да, чем нет.
— Я очень устала... — Джин отошла от сестры и села на кровать. — Я на днях улетаю с Ирой на классы. Меня не будет пару дней.
— Хорошо. — Крис подошла и чмокнула девушку в макушку. — Я люблю тебя, даже такую чудовищно упрямую.
— И я люблю тебя. — Шепотом ответила Джин.

0

11

Глава 11

— Так, давайте сделаем небольшой перерыв. — Уверенно сказала Кэм, видя, что все устали. За последние двое суток им всем, учитывая работу, не так много пришлось поспать, и сейчас они вновь были в зале, стараясь дочистить последний кусочек хореографии.
Все вышли на улицу, радуясь тёплой погоде. Уже неделю в городе стояло настоящее лето, и ночью термометр показывал около 18 градусов. Но в зале из-за этого было ужасно душно.
— Латте и вон ту шоколадку. — Попросила уже привычный набор Кэм, улыбаясь барменше.
— Мне то же, пожалуйста. — Послышалось за спиной. Кэм вздрогнула оттого, насколько близко был этот голос. — Я заплачу. — Хрипло сказала Джин, мягко дотронувшись до плеча девушки.
— Я пришла сюда первой. Значит плачу я. — Шутливо сказала Камилла, чувствуя, как мурашки пробежали у неё по спине, а настроение отчего-то мгновенно стало лучше, и усталость как рукой сняло. Джин, чтобы не задеть других посетителей, слегка придержала Кэм за талию и взглянула на прилавок, через ее плечо, в поиске подходящей шоколадки. Кэм остро чувствовала ее близость и то, как мягко Джин прижималась к ней всем телом. Ощущение ее груди, упирающейся в спину Камиллы, будоражило. 
— Поздно. — Низким голосом проговорила Джин, просунув руку с телефоном к считывающему устройству и оплатив заказ.
— Что ты здесь делаешь? — Спросила девушка, когда они вышли на улицу. — Вы же вроде должны были вернуться завтра.
— Классы закончились, и я решила не оставаться ещё на ночь. Благо, билеты обратно всегда есть, поэтому организаторы не брали их заранее.
— И ты приехала сюда сразу с аэропорта... — скорее констатировала, нежели спрашивала Кэм, размышляя над тем, было ли недоверие Джин столь велико, что она примчалась сюда сразу, как смогла, или она просто чокнутый трудоголик.
— Я подумала, что одна голова хорошо, а две — лучше. — Ухмыльнулась девушка.
— А где третья голова? — Спросила Кэм, стараясь не думать о том, было ли что-то между Джин и Ирой в поездке, памятуя, как девушка недвусмысленно намекала Жене на свои желания.
— Я отправила ее спать. Там нам не посчастливилось как следует это сделать. — Поняв, как это звучит, она уточнила, — Днём были классы, ночью вечеринка, почти до пяти утра. Пока мы оказались в номере и. наконец, легли, было шесть, а в девять уже вновь начинались классы. — Едва ли она понимала, почему оправдывается сейчас и почему ей так важно было, чтобы Кэм не подумала, что они с Ирой были друг другу кем-то большим, нежели друзья.
— Тебе бы тоже не помешало поспать. — Камилла неуверенно посмотрела на Джин. Следы усталости глубоко залегли под ее глазами.
— На том свете отосплюсь. — Женя ощущала себя безнадёжно голой и ранимой под этим взглядом песочных глаз. И ей страшно хотелось защититься. — Пойдём глянем, как вы тут поработали.

***
— Я буду чаще оставлять Кэм за старшую! — довольно произнесла Женя. — Не знаю, как ей это удалось, но выглядит очень прилично. Давайте-ка ещё раза три, и по домам. Думаю, всем нам надо выспаться.
Джин смотрела на шоу, радуясь, что они все успевают. Работы ещё было достаточно, но Кэм действительно хорошо потрудилась.
Номер уже подходил к концу, как Камилла вдруг упала. Джин подлетела к ней быстрее, чем все успели сообразить, что случилось.
— Эй, ты как? Что произошло? Где болит? — Женя сидела рядом с девушкой на полу.
— Я в порядке. Просто земля вдруг ушла из под ног. Я даже не успела понять, что случилось. — Ответила Камилла.
— Ушиблась? Где больно? — Джин медленно и планомерно ощупывала суставы. — На что пришёлся удар?
— На бедре будет синяк, и все. — Заверила ее Кэм. Джин выглядела по-настоящему испуганной. — Я клянусь тебе, я в норме.
— Давай попробуем встать. — Женя приобняла девушку за талию, давая ей возможность упереться на ее плечо. — Медленно. Не спеши.
— Все будет отлично. — С трудом выдавила из себя Камилла, потому что все, о чем она могла думать, было никак не связано с падением. Джин была слишком близко, и ее сильное крепкое тело казалось таким горячим, что мысли мгновенно улетучились, а низ живота предательски свело. Женя крепко держала ее в своих руках.
— Голова ещё кружится? — обеспокоено спросила она девушку.
— Нет. — Наврала Кэм, потому что голова кружилась ещё больше, но теперь для этого был совершенно другой повод. — Может, немного...
— Давайте-ка на сегодня все. — Сказала Джин, оглядев взволнованных девчонок. — Вы тут, похоже, здорово переработали. Завтра встречаемся в восемь и треним до десяти-одиннадцати. Не хочу, чтобы вы все перетравмировались за три недели до чемпионата. — Она наклонилась к Кэм, которую усадила на подоконник. — А ты едешь ко мне. Я не отпущу тебя в таком состоянии домой одну. — Увидев, как изменилось лицо девушки, она добавила, — возражения не принимаются. К тому же, я не на мотоцикле сегодня. Сейчас найдём ближайшую машину каршеринга и поедем.
— Ты водишь нормальный транспорт? — усмехнулась Кэм, стараясь думать о чем угодно, кроме глаз Джин, которые были так близко...
— Не смей говорить, как моя сестра. — Угрожающее улыбнулась Женя.
— У тебя классная сестра! — Сказала Кэм, вставая и накидывая рюкзак.
— Я не сомневалась почему-то, что вы поладите. — Хмыкнула Джин и ловким движением забрала рюкзак Кэм себе. — Она от тебя тоже в восторге.

Кем откинулась на спинку сиденья, стараясь не разглядывать вальяжно расставленные крепкие ноги Джин, пока они ехали к ней домой. Удивительно, но эта женщина смотрелась одинаково дерзко и сексуально что на мотоцикле, что за рулем машины. Ее правая рука покоилась на бедре, а левая мягко поворачивала руль. Кэм дернулась от безудержного желания погладить ее красивые сильные пальцы, хотя ещё больше ей хотелось вернуть их на своё тело, узнав каково это, когда она тебя обнимает, сжимает в объятиях.. от этих мыслей низ живота налился жидким пламенем. Можно было и дальше делать вид, что она не понимает, что с ней происходит, но ее тело реагировало более чем однозначно и требовало вполне определённых вещей.

— Так, вот полотенце. — Джин включила свет в ванной. — Вот футболка и шорты. Они мои, естественно, но думаю, если и будут великоваты, то совсем чуть-чуть.
— Спасибо! — Кэм улыбнулась, чувствуя заботу. — За все.
— Я на кухне. Выйдешь и справа. Ну, ты помнишь... — Ответила Женя, пытаясь не размышлять о том, как невыносимо близко сейчас была девушка. — Не думаю, что ты нормально питаешься, поэтому ты не сможешь найти предлога, чтобы отказаться от ужина.
— Я не стану его искать. — Более хрипло, чем ожидала, ответила Кэм, не уверенная, что они все ещё разговаривают про ужин.
Джин закрыла дверь, пока не сделала ничего того, о чем они обе потом пожалеют. Она прекрасно знала этот взгляд.. Глаза Камиллы были почти карими, и в них плескалось желание. Ей уже приходилось видеть такой взгляд, но ещё не приходилось уходить от него, мучаясь невыносимым возбуждением.
— Я думала, ты возвращаешься завтра? — Сказала Крис, войдя на кухню и наблюдая за тем, как сестра что-то увлечённо готовит.
— Таков был план, но я смогла вернуться раньше. — Джин чмокнула сестру в щеку. — Я не сильно помешаю, если приготовлю ужин?
— Ты голодна? Вот это новость! — удивленно подняла бровь Крис.
— Не я.. — Женя повернулась обратно к доске и начала резать помидоры, иногда прерываясь, чтобы помешать курицу в сковородке. — Кэм стало плохо на репетиции, и я привезла ее сюда. Она живет одна, я не хотела отпускать ее в таком состоянии.
— Так у нас гости.. — каким-то хитрым тоном ответила Крис.
— Прости, надо было предупредить... — виновато отозвалась Женя. — Но все произошло так быстро.
— Если есть кто-то, кому удастся покормить тебя, то он всегда желанный гость в этом доме. — Улыбнулась девушка, потом повернулась к вошедшей в кухню Кэм. — Привет! Очень рада тебя видеть, но я, с вашего позволения, пойду спать. И да, — она обернулась и посмотрела на Камиллу, — если она не только приготовит, но и поест, я буду тебе настолько благодарна, что ты и представить не можешь.
— Обещаю. — Широко улыбнулась Кэм и взглянула на Джин. Сейчас она выглядела максимально непривычно: штаны защитного цвета, чёрная свободная  футболка и забранные в милый хвостик волосы. Девушка склонилась над доской. Женя, такая домашняя, уютная, которая готовит ужин. На мгновение ей захотелось видеть это всегда.
— Можно я помогу тебе? — Кэм встала рядом с девушкой. — Я понимаю, ты привыкла все держать под своим контролем..
— Я люблю готовить. — Смущенно ответила Джин. — Правда, редко делаю это. Через пару минут все будет готово. Просто передохни пока.
— Эй, это ты с классов, после самолета и бессонной ночи. — Настойчиво сказала Кэм.
— Я привыкла жить в таком графике. — Без тени бравады ответила Джин. — Так что позволь мне поухаживать за тобой.
Кэм села на место, пытаясь справиться с тем, как часто и гулко стучало ее сердце. Эта фраза была такой простой, но то, как она была сказана, заставило сердце екнуть в груди. Камилла не помнила, чтобы кто-то когда-то готовил ей ужин, кроме родителей.
— Вот все и готово. — Джин поставила на стол тарелку. — Чай? Чёрный? Зелёный? Сок?
— Просто поешь со мной. — Нежно сказала Кэм. Женя выглядела такой смущенной и взволнованной, что ей захотелось обнять ее и успокоить. — Ты же поешь?
— Конечно. — Коротко ответила Джин. Она давно не чувствовала себя такой встревоженной. Сотни раз она раздевалась перед девушками, но ещё никогда не ощущала себя настолько обнаженной, как сейчас, под тёплым взглядом Кэм.
— Ты всегда заставляешь меня чувствовать себя недостаточно крутой, знаешь.. — Сказала Камилла, с удовольствием уплетая ужин. Она увидела, как вопросительно поднялась бровь Джин и продолжила, — ты круто танцуешь, с легкостью справляешься с командой, почти не спишь и, при этом, всегда бодрая, водишь мотоцикл и машину, выглядишь на десять лет моложе своего возраста, джинсы и футболка на тебе сидят так, словно ты только что сошла с подиума, а теперь ты за десять минут готовишь ресторанный ужин. У меня от тебя разовьётся комплекс неполноценности.
— Я ещё и на машинке вышивать умею.. — Мурлыкнула Джин, скрывая, насколько была смущена тем, что сейчас услышала.
— Я надеюсь, ты сейчас не серьезно. — С улыбкой ответила Кэм.
— Нет, конечно. — Рассмеялась Женя. — И половина того, что ты перечислила, это явно о ком-то другом.
Кэм вновь вернулась к еде, размышляя, что это она ещё не сказала о том, как Джин действует на женщин, будто магнит, и о том, как сексуально выглядит ее зад в обтягивающих линялых джинсах.

— Так, давай ложись в кровать. — Когда они зашли в комнату, строго сказала Женя. — Как твоё головокружение? Прошло?
— Я в полном порядке, и зря ты не отпустила меня домой. — Кэм стояла рядом с кроватью, разглядывая девушку, которая перестилала белье. — Мне жутко неудобно теперь.
— Как твоё бедро? — игнорируя фразу Камиллы, спросила Джин. — Я видела, ты прихрамываешь, так что не вздумай мне врать.
— Там синяк, и все. — Девушка опустила взгляд, потому что футболка Джин задралась, обнажая кожу, и, хуже того, демонстрируя отсутствие лифа.
— Я могу посмотреть? — аккуратно спросила Женя, поворачиваясь к собеседнице.
— Там ничего того, чтобы стоило внимания. — Завороженная пристальным взглядом Джин, девушка слегка приподняла футболку, демонстрируя бедро.
— Ничего себе не стоит внимания... — Джин ужаснулась синеве, расплывшейся по нежной коже девушки. — Ты прости, но я прощупаю сустав. Не нравится мне это.. Если утром будет болеть, я отвезу тебя в клинику.
— Это правда всего лишь синяк. — Кэм выдохнула от прикосновения рук Жени к своему бедру. — Если бы что-то было, уже бы опухло.
— Думаю ты права. — От Джин не утаилась лёгкая дрожь, прошедшая по телу девушки. Она отдернула руки и опустила футболку, напомнив себе, что это слишком скользкая дорожка, и на неё нельзя ступать. Она и так не удержалась, мягко погладив пальцами место ушиба. — Все, ложись спать и не вставай, пока не выспишься.
— А если я просплю до вечера? — Кэм с трудом говорила, все ещё чувствуя прикосновение Джин к своей коже. Когда девушка подняла на неё глаза, Камилла заметила в них желание. Его нельзя было спутать или списать на что-то ещё. Ясные глаза Джин выглядели сейчас скорее замутнёнными и темно-серыми, но не голубыми.
— Значит, я разбужу тебя перед репетицией. — Женя чувствовала, как воздух в комнате становится невыносимо плотным. Ей необходимо было расстояние, в противном случае, она за себя не ручалась. От усталости она не могла сохранять прежний контроль над ситуацией, и подайся сейчас Кэм хоть немного вперёд, Джин бы не выдержала и поцеловала ее. Но она прекрасно знала, что заведена до такой степени, что поцелуем ограничиться уже не смогла бы. — Все, ложись и засыпай. — Она отступила от кровати, возвращая безопасную дистанцию.
— А где будешь спать ты? — вдруг осенило Кэм. — Я же знаю, в этой квартире всего три комнаты, и все они сейчас заняты.
— Я посплю на кухне. — Джин погасила свет. — Там раскладывается кресло.
— Я могу предложить тебе половину этой большой кровати. — Кэм подвинулась уступая Джин место. — Обещаю вести себя прилично и не драться во сне.
— А если во сне дерусь я?.. — Хрипло сказала Джин, умалчивая о том, что если она ляжет рядом, то совсем не гарантирует приличного поведения. — Кроме того, у меня группы утром, и я совсем не хочу будить тебя. Если проснёшься, когда я ещё не вернусь, смело выходи. Крис накормит тебя завтраком. Она отвозит ребёнка и потом не уже ложится. Не думай, что это неудобно. Девчонки из команды не раз оставались у меня ночевать. Спокойной ночи.
— Спокойной. — Ответила Кэм, стараясь побороть огорчение от того, что Джин не станет ложиться с ней спать, и не думать об обстоятельствах, при которых девочки из команды оставались у неё ночевать. Интересно, когда Ира провела здесь ночь, Джин тоже спала на кухне?

0

12

Глава 12

— Ой, прости... — Прошептала Крис, глядя на сонную сестру, лежащую на разложенном кресле в кухне. — Я не думала.. Не думала, что ты ляжешь здесь.
— Не хочу даже предполагать, что в таком случае было у тебя в мыслях. — Недовольно буркнула девушка. — Что я сплю с каждой, кого привожу сюда?
— Нет, прости... — смущённо ответила Кристина. — Мне показалось.. Она просто так смотрела на тебя..
— Это не важно. — Серьезно сказала Женя. — Я тебе вчера все объяснила. Она плохо себя чувствовала, и я не готова была оставить ее одну.
— За последний месяц, — Крис нажала на кнопку кофеварки, — я не видела, чтобы ты приводила сюда хоть кого-то, и не думаю, что ты сама где-то оставалась. Ты работаешь, как безумная...
— Не начинай... — покачала головой Джин. — До чемпионата осталось совсем немного. И у меня действительно полно работы.
— Ты выглядишь неважно. — Крис прислонилась бёдрами к шкафчику и, взяв кружку с кофе, посмотрела на сестру. — Я сейчас подниму Катю и повезу ее в школу. Ты можешь лечь в ее комнате и поспать ещё.
— У меня две утренние группы, потом индивидуальное. — Джин поднялась и одела джинсы. — Так что спать я уже не лягу, а вот за кофе буду очень благодарна!
— Не вопрос. — Девушка поставила ещё одну чашку и нажала на кнопку кофеварки. — Я сказала Кэм, чтобы она выспалась. — Смущённо проговорила Джин, глядя в окно, за которым вовсю светило тёплое летнее солнце. — Я надеюсь, что успею вернуться, но если нет..
— То я определённо напою ее кофе и развлеку. — Крис улыбнулась потерянному выражению лица сестры.
— Спасибо тебе! — Джин сделала глоток кофе. — Я надеюсь, что она будет чувствовать себя лучше, когда проснётся.
— Я прослежу за этим. — Тепло ответила девушка. — Не беспокойся!

Кэм открыла глаза и прислушалась. В доме было тихо. Интересно, спит ли ещё Джин?
Девушка достала телефон и ужаснулась, взглянув на часы.
— Двенадцать.. Господи, как я умудрилась не поставить будильник?
Картинки прошлого вечера постепенно заполняли ее сознание: головокружение, темнота перед глазами, уверенные и сильные руки Джин, дорога домой, ноги, обтянутые джинсами, такие...
— Боже, о чем я думаю вообще. — Прошептала она. — Нельзя, нельзя, нельзя думать в этом направлении...
Кэм надела джинсы, поправила футболку и собрала растрепанные волосы в гульку, после чего тихо вышла в коридор.
— Доброе утро. — Из кухни выглянула Крис. — Как ты? Джин очень беспокоилась о тебе.
— Я в порядке. — Улыбнулась Камилла. «Джин очень беспокоилась о тебе» – все ещё звучало в ее голове. — Она уже уехала?
— Давно. Часов в восемь утра. — Крис вошла обратно на кухню. — Заходи. Дома никого нет, так что я пью кофе и читаю. Ты мне не помешаешь. Чай? Кофе?
— Чай. — Смущённо ответила Кэм. — Хотя мне ужасно неудобно.
— Джин взяла с меня обещание покормить тебя – это раз! — Крис указала на диванчик напротив стола. — А во-вторых, мне в радость с кем-то поболтать. Обычно в это время никого не бывает. Катя в школе, муж в больнице, а Джин на вечных тренировках.
— Она действительно очень много работает. — Ответила Кэм, и в голосе ее было уважение и даже восторг.
— Как сумасшедшая. — Крис поставила на стол чай и положила в пиалу сладостей. — И хоть бы кто ее остановил, пока она не угробила себя. Ей просто нельзя такую нагрузку.
— Все танцоры так или иначе живут в бешеном ритме. — В оправдание Джин!сказала девушка.
— До тех пор, пока не оказываются прикованными к кровати. — Грустно ответила Крис.
Кэм хотела спросить, что имела ввиду Кристина, но не решилась. Если бы девушка хотела рассказать, она бы уже сделала это. Расспрашивать значило бы влезть туда, куда тебя не просят, а ее и так оставили на ночь и сейчас кормили завтраком.
— Ты что-то хочешь спросить? — Камилла посмотрела на Крис. — Выглядишь так, словно не можешь решиться.
— Прости.. — Девушка непроизвольно поправила волосы, нервничая. — Я, кажется, вечно лезу, куда не следует.
— Если бы Джин была моей сестрой.. — попыталась разрядить обстановку Кэм, — я бы тоже беспокоилась о ней. Потому что она, кажется, неудержима и невероятно упряма.
— А ещё закрытая и носит маску неимоверно сильной женщины, хотя это не так. — Горько улыбнулась Крис. — Как ты думаешь, она в порядке? В смысле, танцы.. бесконечные репетиции.
— Она очень недурно держится. — Ответила Кэм. — Только мне кажется, ей следовало бы больше спать.
— Последний месяц она работает как проклятая. — Посетовала девушка. — Я ее почти не вижу. Она уходит утром, приходит за полночь.
— Ей приходится управлять командой, это тяжелый труд. Не представляю, как ей удаётся так держаться. — Восхищённо сказала Кэм. — Все девочки такие разные... Но она способна заразить их целью! И этот ее огонь в глазах! Она просто источник силы! Я думаю Женя привыкла им быть.. Ведь никто не должен в ней сомневаться.
— Но ты сомневаешься? — видя эмоции на лице собеседницы, спросила Кристина.
— Не в ней. — Твёрдо ответила Камилла. — Только в том, насколько это ударяет по ней, насколько истощает. Хотя она никогда этого не покажет..
— Вчера я впервые за много лет!видела, как Джин готовит. — Сменила тему Крис. — Она выглядела.. — девушка посмотрела на собеседницу, — счастливой, знаешь, умиротворенной.
— У неё талант готовить. — Без тени лести, сказала Кэм. — Она вообще особенная девушка.
— Да.. — улыбнулась Крис. — И чтобы разглядеть это, надо иметь лупу, потому что это то, что она так уверенно ото всех скрывает.
— Ну.. она тот ещё мачо конечно.. — рассмеялась Кэм. Сейчас ей было так уютно и спокойно, словно они давно были знакомы с Крис. Удивительно, насколько Кристина и Джин были похожи, только Крис словно была спокойнее, уравновешеннее. В ее таких же серо-голубых глазах не было вызова. Они были красивыми и глубокими, но в них не хотелось утонуть..
— Это очень здорово, что ты здесь. Я имею в виду, молодец Джин, что привезла тебя вчера.
— Конечно молодец! — довольно проговорила Женя, заходя в кухню.
— Ты дома на обед, не верю своим глазам! — радостно проговорила Крис. — Голодная?
— Скорее да, чем нет. — Все ещё улыбаясь, ответила Джин. Она впервые за долгое время ждала, когда закончатся классы, чтобы вернуться. И сейчас, видя тёплый взгляд Кэм, точно могла обьяснить, почему. — Привет. — Она дотронулась до плеча Камиллы. — Как ты?
— Я в полном порядке! — заверила ее девушка, стараясь прогнать ощущение в теле, вызванное присутствием Джин и ее прикосновением. Каждый раз, когда они находились рядом, воздух наэлектризовался.
***
— Ты не поедешь на мотоцикле? — удивленно спросила Кэм, когда они вышли на улицу. Погода стояла невероятно тёплая. Закатное солнце окрашивало улицы в рыжий. Камилла старалась не разглядывать Джин так пристально, как ей бы хотелось. Лицо Жени в лучах выглядело ещё более юным и красивым. Вся ее обычная бравада настолько не сочеталась с той легкостью и нежностью, которые были в ней сейчас.
— Я не хочу тобой рисковать. — Серьезно ответила Джин. Она наблюдала за девушкой все время с обеда до выезда на репетицию. Они болтали, обсуждали кино, путешествия, танцоров, делились тем, что их вдохновляет, и это было безумно здорово. Круто общаться с человеком, который понимает тебя с полуслова. Кэм выглядела свежей и отдохнувшей, но Джин волновалась за то, как они поедут, поэтому пришла к мысли о каршеринге.
— Мне нравится твой мотоцикл. — Немного смущённо сказала Кэм. — Хотя в машине ты смотришься не хуже. — Тон ее стал игривым.
— Что ты подразумеваешь под «не хуже»? — бровь Джин изогнулась в удивлении.
— Ну, то как ты держишься за рулем, определённо впечатляет. — Мягко ответила Кэм, вспомнив вальяжно расставленные ноги, облачённые в джинсы. Это было даже слишком сексуально.
— Я люблю дорогу. И люблю ездить. — Джин определённо уловила флирт в голосе девушки, но хорошо помнила дистанцию между ними и не хотела ее нарушать. Кэм все ещё действовала на неё дурманяще. Стоило только вспомнить, как тяжело ей засыпалось прошлой ночью. Ей почти никогда не приходилось прибегать к помощи собственных рук, чтобы хоть немного отвлечься, а в последнее время она делала это чаще, чем в подростковом возрасте. Джин могла заполучить на ночь почти любую девушку, но никого не хотела, и даже когда ей открыто предлагали секс, уходила от темы.
— У меня послезавтра день рождения.. — сказала Кэм, сев в машину. — Мы будем у меня дома с Ликой, моей подругой. Может, ты смогла бы заехать? У команды вроде выходной...
— И я вам не помешаю? — Джин была тронута приглашением, но, учитывая, что гостей будет и без того немного, чувствовала себя некомфортно.
— Нет, конечно. — Улыбнулась девушка, скользнув взглядом по ногам спутницы, привычно расставленным в стороны. — Чаще всего мы просто пьём вино, обсуждаем танцоров и едим что-то незамысловатое. А в конце ставим свечки на бутерброды и задуваем.
— На бутерброды? — Джин весело посмотрела на спутницу. — Почему бутерброды?
— Потому что я не ем почти никакие торты. — Ответила Кэм. — И мы каждый раз ставим свечи в последнее блюдо на столе.
— Не бывает людей, которые не едят торты. — Неуверенно проговорила Джин. — Даже веганы едят.
— Ну, разве что «Наполеон», — мечтательно подняла глаза девушка. — Но тот, что я люблю, стоит сумасшедших денег.
— Бутерброды... — ухмыльнулась Джин. — Свечки на бутерброды.

Кэм суетилась на маленькой светлой кухне, расставляя блюда на стол, проверяя мясо в духовке и заканчивая раскладывать приборы на овальном небольшом белом столе.
— К нам едет президент? — поинтересовалась Лика. — И, вероятно, со всей думой. Потому что нам одним это просто не съесть. И более того, я не помню, чтобы ты хоть раз готовила на свой день рождения что-то подобное.
— На самом деле.. — Кэм искала, как лучше сказать, что в скором времени к ним должна присоединится ещё одна девушка.
— Брось, давай без вот этих долгих подводок. — Нетерпеливо заёрзала на стуле подруга. — Я же вижу, что ты ждёшь кого-то особенного. Как его зовут, а?! Он красавчик?
— Ее.. — тихо проговорила Кэм, зная, что открыла этим ящик Пандоры.
— Ее? — расширились от удивления глаза Лики. — Чего ещё я о тебе не знаю? Ты нервничаешь, как перед свиданием, перемерила весь свой гардероб, надев вот это, хм.. тонюсенькое чёрное платье, и теперь я узнаю, что мы ждём не «его» а «ее».
— Боже, давай не надо! — взмолилась Кэм. — Это Джин. Я пригласила ее позавчера.
— Джин.. Это та Джин, которая хореограф команды.. — девушка смотрела, как лицо именинницы стало менять цвет. — Джин, которую хочет большая часть танцевального мира, и которая разбила сердца всех парней тем, что она лесбиянка.
— Так! Хватит, умоляю. — Кэм вздрогнула от звонка в домофон. — Даже не смей сказать при ней что-то похожее на то, что ты сказала сейчас. — Угрожающе прошептала девушка и направилась к двери.
— Нет, конечно нет. — Ответила Лика, удивляясь тому, как неожиданно резко и напуганно отреагировала Кэм на ее шутку.

0

13

Глава 13

— С днём рождения! — Проговорила Джин, протягивая на вытянутых руках торт. — Я не знала сколько тебе лет, — смущённо сказала она, опустив глаза, — поэтому решила, что не прогадаю, если их будет восемнадцать. Я думаю восемнадцать тебе точно есть.
Кэм стояла в дверях, не в силах оторвать взгляд от девушки, в глазах которой плясали отсветы от горящих свечей.  В горле вдруг встал ком и дико хотелось плакать.
— Ты же собираешься загадать желание и задуть их до того, как они сгорят? — тихо сказала Джин, разглядывая Кэм. Она была потрясающе красива: русые волосы струились по худым плечам, а несколько прядей упали на, аккуратно подведённые, глаза. Тонкое чёрное платье сидело на ней идеально. В такую девушку сложно было не влюбиться...
— Боже.. конечно... — Кэм зажмурила глаза, пытаясь срочно сообразить, что загадать, но понимала, что все, чего ей правда хотелось, стояло сейчас перед ней, с тортом в руках, на котором горели свечи. Это было настолько волшебно, что сложно было представить, чего ещё можно хотеть. — Если ты и правда Джин, то так ли мне необходимо загадывать желание, задувая свечи.. — она посмотрела девушке в глаза.
— Привет! — в прихожей показалась Лика. — А я думаю, куда так надолго делась Кэм. А тут торт...
— Женя. — Девушка протянула руку незнакомке. — Прошу прощения, что так задержала именинницу.
— Лика. — Крепко пожав протянутую руку, представилась подруга. Она прекрасно знала, кто такая Женя и теперь не могла не понять связь между ее появлением здесь и тем трепетом с которым Кэм готовила праздничный ужин. То есть связь, конечно, была очевидна, но причины заставляли ее сомневаться.
Джин прошла на кухню за девушками, стараясь побороть ощущение, словно она «не в своей тарелке». Она редко так волновалась, когда куда-то шла, как сегодня и тысячу раз повторила себе, что это «день рождения», а не «свидание».
— Так значит, ты – та самая Лика, которая привела Кэм на кастинг.. — усаживаясь за стол, спросила Женя. — Мне, похоже стоит извиниться и сказать спасибо, одновременно.
— Не стоит. — Мягко улыбнулась девушка. — Видит бог, Камилле это было в тысячу раз нужнее. К тому же.. — она подмигнула Жене, — все в жизни не случайно, я считаю.
— Лик.. — Кэм шлепнула по руке подруги и многозначительно на неё посмотрела.
— Нет, — Джин кинула на именинницу тёплый взгляд, — думаю она права. Все случайности не случайны. Тем более, что я правда рада, что ты у нас в команде.
— Как там шоу? — Сменила тему Лика. — Я видела все! И уверенна, что это будет чем-то особенным!
— Спасибо! — Женя почувствовала, что успокаивается. Разговор о танцах всегда  был самым простым решением. — До чемпионатов осталось всего пару недель. Но ты, если хочешь, можешь придти на репетиции до этого.
— Правда можно? — глаза Лики засветились.
— Конечно. Хоть завтра! — рассмеялась Джин. — Прогон в костюмах через неделю.
— Круто! Я обязательно приду! — воодушевленно сказала девушка.
— Ну, а теперь, мне кажется, — Джин посмотрела на Кэм и с трудом отвела взгляд от тонких красивых плечей девушки, выглядящих ещё более изящно в этом платье на тонких бретелях. — Я предлагаю поднять тост за Кэм! — Женя взяла на себя инициативу и разлила вино по бокалам. — С твоим днём тебя, девочка! Будь очень счастливой! И спасибо, что ты в моей команде!
— Да, крошка, — поддержала Лика, — за твоё счастье! — она мягко наклонилась к имениннице, и добавила — в чем бы оно не выражалось...
Через час, они болтали обо всем на свете, обсуждали последние новости танцевального мира, мастер классы, чемпионаты и возможности команд.
— Блин, классы в Париже – это очень круто, а преподавать там – это высший пилотаж! — взволнованно проговорила Лика. — Я буду очень рада, если тебе удастся туда пробиться.
— Если нам повезёт быть замеченными на «Dancehall life», у нас у всех будет намного больше возможностей. — Ответила Джин. — Этот чемп многое решает.
— Будем честны, вам нужна победа. — Уверенно проговорила Лика. — И я думаю, у вас есть все шансы.
— Дай то бог. — Улыбнулась Женя. — За то время, пока они разговаривали, напряжение улетучилось само собой, и сейчас, они напоминали старых приятелей. Все переживания о том, как она окажется на этом дне рождения и сможет ли сделать вид, что совершенно не испытывает к Камилле тех чувств, что она испытывает на самом деле, отошли на второй план.
— Брось, я уверенна, что у нас есть все шансы. — Кэм дотронулась до руки Джин. — Ты очень сильный хореограф!
— Я.. — От одного прикосновения, девушка мгновенно потеряла все мысли. Все, о чем она могла думать, это нежное прикосновение Кэм. «Господи, Джин, возьми себя в руки!» – отругала она себя. — Я совсем забыла! У меня для тебя есть подарок! — она встала, спасаясь от тепла руки, так взволновавшего ее, и направилась в коридор. Достав из барсетки небольшой серебряный браслет с гравировкой, Женя протянула его имениннице. — Вот...
— Боже, не стоило... — Кэм стояла в оцепенении. Она сказала про свой день рождения всего за пару дней до него и сейчас была поражена тому, что Джин не только нашла в городе ее любимый торт, не говоря уже о том, что она прекрасно запомнила сказанное мимолётом, так ещё и принесла подарок. Она протянула руку и Женя одела на неё браслет. На нем было написано «My Blessed» - название команды Джин. — Спасибо! Это невероятно.
— Я рада, что тебе нравится! — Джин обняла Кэм, стараясь при этом внутри держать дистанцию. «Вы просто друзья, Жек, вы - просто друзья.» — повторяла она про себя.
Джин стояла, прислонившись бёдрами к подоконнику и наблюдала, как весело танцуют Кэм и Лика. Они включили музыку и теперь их было не остановить. Женя, какое-то время танцевала вместе с ними, а потом отошла попить и просто наблюдала со стороны. Кэм была так красива и то, как она двигалась.. Это было невозможно сексуально. Джин, изо всех сил, пыталась не пялиться, но видя, как Кэм крутит бёдрами буквально в метре от неё, она с трудом сдерживалась, чтобы не подойти ближе. Она тоже могла танцевать «женское» и прекрасно это умела, но сейчас, она ловила себя на мысли, что хочет, чтобы Камилла танцевала для неё, хочет стоять намного ближе и чувствовать, как бёдра Кэм описывают круги прямо перед ней. От этих мыслей, внизу живота все свело. Желание причиняло почти ощутимую боль.
— Боюсь, мне пора. — Сказала Женя, когда трек закончился. Я выпила вина, так что каршеринг я уже не возьму, придётся ловить такси. И мне здорово было бы подремать перед завтрашними классами.
— Ты можешь остаться у меня. — Кэм прекрасно понимала, что идёт на риск, но отпускать Джин, она сейчас не хотела и даже не могла. Она слишком ждала ее, чтобы сейчас, вот так просто, дать ей уйти... Камилла не знала точно, что будет потом, если Джин останется, хотя и вполне отчётливо осознавала свои желания. — Пожалуйста.. — видя сомнения на лице девушки, проговорила Кэм.
— А вот мне точно пора! — Хитро улыбнулась подруге Лика. — У меня ещё ворох работы.
— В офисе завал, как всегда? — Кэм прекрасно понимала, что и зачем делает Лика, и хотя ей потом придётся найти ответы на множество вопросов, сейчас она была ей очень благодарна. Их дружба много для неё значила. Немое понимание Лики, было очень дорого.
— Да. Конец месяца и у меня горят отчеты. — Девушка протянула руку Жене, — рада была познакомиться лично. Давно наблюдаю за твоим творчеством и могу сказать, что ты очень вдохновляешь!
— Спасибо! Я тоже! — Джин пожала руку. — Будет время, забегай к нам на репы. Ну или на обычные классы.
— Слушай, а во сколько у тебя послезавтра группа? — спросила Лика, раздумывая над тем, что давно надо было к ней попасть.
— В семь тридцать. — Улыбнулась Джин. — Правда хорео нет пока даже в задумке.
— Даже если ты дашь рутину, я уверенна, что не зря приду. — Ответила Лика. — Тогда до скорой встречи!
— До скорой! — Джин прошла за девушками в коридор, чтобы проводить Лику.
— Тебе завидует весь танцевальный мир.. — поддразнила именинницу Лика, наклонившись к ней. — То, как она на тебя смотрит весь вечер..
— Уходи!  — рассмеялась Кэм.
— С тебя все подробности! — в уже закрывающиеся двери лифта, сказала Лика.
Кэм обернулась к двери, чтобы быть уверенной, что Женя не слышала  последние слова подруги, но, как она и предполагала, девушки рядом не было.
— Хочешь ещё что-то поесть или выпить? — спросила Камилла, ощущая напряжение от того, что они остались наедине. Удивительно, насколько сильно она хотела остаться с ней один на один, и как некомфортно чувствовала себя теперь. Если бы она понимала только, что они все ещё «друзья», ей было бы легче, но именно этого она не ощущала к Джин. Сейчас девушка, стоявшая перед ней, выглядела, похоже, настолько же растерянной. Ее холодное уверенное обаяние все ещё притягивало, но под ним ощущалось волнение.
— Нет, спасибо. — Джин смотрела Камилле в глаза, пытаясь осознать какого черта между ними происходит. Обычная ее легкость, сменилась на страх, который не так-то и легко было скрыть. В ее жизни все было так понятно выстроено... Мимолетные связи, в которых никто никому ничего не должен. Кэм была не из тех женщин, с которыми можно было отделаться легкой интрижкой и, хуже всего было то, что Джин не хотела получить от Камиллы лишь один приятный вечер. Девушка ей нравилась. В самом чистом смысле этого слова. Да, сейчас можно было бы просто подойти, прижать ее к стене, поцеловать.. после выпитого ими спиртного, до всего остального, дошло бы довольно быстро, но это было бы огромной ошибкой. — Пожалуй я лучше просто поеду домой.
— Я совсем не хочу заканчивать день рождения так. — Тихо отозвалась Кэм, стараясь ничем не выдать пульса, башенного бьющегося у неё под кожей.
— А как ты хочешь? — Джин оттолкнулась от подоконника и сделала шаг навстречу Кэм, сама не понимая того, почему ее тело не слушает ни одну из орущих систем защиты.
— Ближе.. — Ответила Кэм, не отрывая взгляда от собеседницы. Она не до конца понимала, что делает, но едва ли могла что-то изменить.
— Настолько? — хриплым голосом поинтересовалась Джин, подходя почти вплотную к девушке. — Или ещё?..
— Ещё.. — почти-шепотом ответила Камилла, чувствуя, как сердце стучит у неё в груди, а ноги подкашиваются.
— Ты играешь в опасные игры, детка.. — Джин сделала ещё шаг и теперь расстояние между ними, было всего в пару сантиметров.
— Я не играю в игры. — Кэм могла чувствовать дыхание Жени у себя на щеке. — Ещё. Ближе.
Джин ощущала, как пульс бьется у неё в ушах, как все ее тело дрожит от напряжения и попыток остановиться. Они были так близко, что назад пути уже не было... Она, одним небольшим рывком, вжала Кэм в стену, дотрагиваясь до ее губ мучительно медленно, удерживая себя, балансируя на грани. Ее руки стояли по двум сторонам от девушки, упираясь в стену.
Кэм, с трудом, подавила стон, когда язык Джин коснулся ее губ, словно обещание рая.. Живот горел от желания, руки бродили по стройному крепкому телу, под белой тонкой футболкой. Сильные мышцы сжимались под ее пальцами... Когда их языки переплелись, отдавая другу другу страсть, Камилла почувствовала, как Джин прижимает ее к себе, и как ее тонкие пальцы скользят по обнаженной коже спины. Это было лучше любой, даже самой смелой, фантазии. Кэм была почти уверенна в том, что Джин могла быть невероятно ласковой и настойчивой одновременно. Та уверенность, которую она излучала и тепло ее глаз, говорили о многом, но то, что она чувствовала сейчас, когда Женя тяжело дышала от возбуждения,  было куда более прекрасно, чем все, что представляла себе Кэм.
Джин ласкала спину Камиллы, поражаясь нежности ее гладкой кожи, желая ее изо всех сил и при этом боясь перейти грань, сделав больно. Ей хотелось принять всю страсть, с которой девушка целовала ее. Она сходила с ума от рук девушки, гуляющих по ее телу под футболкой, заставляющих ее стонать. Но стоило руке Кэм коснуться груди, как сознание мгновенно прояснилось.
— Боже, нет... — Она отпрянула от девушки и, схватив пиджак со стула, дёрнулась к выходу, оставив Камиллу стоять в оцепенении на кухне.
— Нет, господи, нет, мне нельзя было этого делать! — Джин прислонилась лбом к прохладной стене лифта, когда двери сомкнулись за ней. Кровь все ещё билась в ее теле, а дыхание перехватывало. — Дура, Джин, какого черта ты наделала...
Кэм медленно сползла по стене, пытаясь справиться со слезами, которые внезапно подкатили к глазам. Она едва ли успела понять, что только что произошло. Не было сомнений в том, что Джин хотела этого поцелуя. Ее губы, руки, вибрирующее тело, говорили о нестерпимом желании. Сделала ли она что-то не так? Сильно ли поторопила события? Но казалось, ждать дальше, она бы просто не выдержала... И хуже всего было то, что завтра им надо будет встретиться и работать так, словно ничего не произошло. Кэм обхватила лицо руками, чувствуя себя в западне. Второй раз разрушить все - оказалось слишком больно.

0

14

Глава 14

Джин вошла домой, стараясь, как можно быстрее и тише оказаться в своей комнате, минуя кухню.
— Не так быстро, подруга.. — из-за двери показалось довольное лицо сестры.
— Крис, пожалуйста, давай не сейчас.. — Женя подняла глаза на девушку. Она чувствовала себя измученной собственными мыслями. — Я клянусь, я не в силах сейчас держать лицо.
— Ээй.. — протянула девушка, — господи, что с тобой? Мне казалось, этот вечер должен был быть особенным.
— Ага.. он и был... — зло ответила Джин. Но злилась она на себя. Если можно было пойти против всех своих табу за один вечер, то она это сделала. Не связываться с натуралками, не начинать отношения с теми, с кем не можешь их закончить в ту же ночь, и наконец, не мутить с теми, с кем работаешь. Не говоря уже о том, что она зарекалась, никогда больше не иметь ничего с танцорами. Танцы всегда были ее личным. Ее спасением ото всех бед. Ее целью, способом существования, тем, что ее объясняло, и пережив очень тяжелый разрыв с Лейлой, после которого она физически не была в состоянии танцевать, Женя поклялась себе никогда не встречаться с танцорами.
— Жень? — второй раз переспросила сестра.
— А? Что? — Джин словно проснулась от воспоминаний. — Я кажется пропустила вопрос.
— Мы так и будем общаться из кухни в коридор? — С мягкой улыбкой спросила Кристина. — Может зайдёшь и я налью тебе чаю?
— Детка, прости, не сегодня. — Джин, сняла кроссовки и тихо ушла в комнату.
Она легла на кровать, стараясь прогнать воспоминания о мягких нежных губах Кэм, о том, как жадно она исследовала ее тело под футболкой, как прижималась к ней бедрами...
— О Боже... — проныла Женя. Завтра ей надо было вернуться к привычной жизни, к делам, классам, обязанностям. Но все, что она понимала, к своему ужасу, что не хочет в зал. Очень знакомая тупая боль поселилась внутри. Сердце хотелось вырвать, потому что без него,  было бы определённо легче. Все, кто ее знал достаточно близко, говорили, что жить одноразовыми связями нельзя, это убивает и, в конечном итоге, она превратится в одинокую психопатку, но вот сейчас, она чувствовала то, что не хотела, была не готова, к девушке, которая предпочитает парней, что значило прямую дорогу в ад, и ей было, в сотни тысяч раз хуже, чем когда она занималась с кем-нибудь сексом и прощалась.
— Почему ты не дашь себе шанс? — тихо и нежно проговорила Крис, приоткрыв дверь.
— Хотя бы потому, что есть сотни «но», Крис. Она любит парней, понимаешь... Плавали - знаем. Я не подхожу для эксперимента. — Джин повернулась на кровати лицом к сестре. — Я знаю, как это бывает. Ей любопытно, и типа я «вся такая крутая» со стороны, все поют вечные песни про то, как «меня хотят». Я же знаю, какие байки ходят обо мне в танцевальном мире.. Что я перетрахала всех баб. Этакая «плохая девчонка». Но только это не я..
— Я знаю что не ты, солнышко. — Крис аккуратно села на край кровати, ласково погладив Женю по взъерошенным кудрявым волосам. — И она не похожа на девочку, которая «клюёт на байки и гоняется за неприятностями».
— Она замечательная! — Джин на секунду будто проснулась от кошмара, вспомнив тёплый взгляд Кэм. — Ещё и поэтому. Я не хочу отношений. Тем более тех, что могут провалиться. Я не хочу ни к кому привязываться. Я не хочу вновь пережить прошлый ад.
— А ты не думаешь, что это не в твоей власти? — осторожно спросила Крис. — Тебе не кажется, что уже поздновато для этих страхов? Она ведь уже здесь, да? — Кристина мягко дотронулась до груди Жени.
— И ее там не должно быть уже завтра. — Дрожащим голосом, ответила девушка. — Она пришла и разрушила все, что я создавала так долго и так мучительно.
— А что если она думает так же? — Озвучила мысли Джин, сестра.
— Значит нам обеим лучше всего покончить с этим сейчас, пока все не зашло слишком далеко.
— Дай бог терпения этой девочке, выдержать и пережить все твои страхи. — Тихо сказала Крис и молча вышла из комнаты.
Женя осталась лежать на кровати, с мыслями о том, насколько отвратительно она поступила. Кэм не заслуживала этого. Как бы то ни было, все, что между ними случилось, было огромной ошибкой и не должно было повториться.

Кэм вошла в зал, за пять минут до начала репетиции. Девочки все были в сборе и разминались. Все, кроме Джин, которой нигде не было. Камилла решила, что сейчас это, определенно к лучшему, хотя и чувствовала необъяснимую пустоту внутри. Она, все утро, пыталась связаться с Женей, писала и звонила ей на телефон, но в сети девушка так и не появилась. И сейчас, в тайне даже от себя, она надеялась встретить ее в зале. Может даже не говорить ни о чем, но просто знать, что она рядом.
— Всем привет! — в зал вошла улыбчивая невысокая блондинка с короткой стрижкой, — ну что, пряничные мои, сегодня бью вас я.
— Ой, Лена! — засветилась Ира! — Так давно тебя не видела! Круто, что ты с нами! А Женя?
— У Жеки сегодня дела. Она никак не успевает. — Девушка обвела глазами зал и чиркнула взглядом по Кэм, но тут же продолжила очень радостным голосом, — зато я, наконец, увижу, что вы тут начистили! Ну начнём что ли? А то, как в старые добрые, проржем все время, а Джин потом голову мне с плеч..

— Жень, может тебе принести поесть? — Кристина зашла в комнату и посмотрела на сестру, которая лежала в кровати, устремив взгляд в потолок. — Мне совсем не нравится, что ты попросила себя заменить. Это значит лишь, что дело правда плохо. Последний раз, ты просила тебя заменить, когда не могла встать с постели. Как ты себя чувствуешь?
— Кроме того, что дерьмом? — Не поворачивая головы, спросила Женя. — Ничего не болит. И мне самой стыдно, что я скинула на Лену репетицию. Но я поняла, что не могу... Я просто не могу ее видеть, не знаю, как себя вести, не знаю что сказать... я трусло. Я просто сбежала от проблем. Впрочем, как и всегда.
— Ты человек, прежде всего. И для людей нормально бояться, делать ошибки. Ты и так пашешь, как сумасшедшая. Иногда даже чокнутым нужен перерыв.
— Я поцеловала ее вчера. — Тихим, едва живым голосом, проговорила Женя, повернув голову в сторону сестры. — Я не знаю, как так вышло.. Ее подруга ушла, мы остались наедине и от одного ее взгляда, я сгорела дотла.
— И она испугалась? — осторожно поинтересовалась Крис, боясь спугнуть откровение.
— Я испугалась. — Джин повернула голову обратно и уставилась в потолок. — Схватила пиджак и вылетела из квартиры пулей. — Девушка сделала паузу. — Кэм звонила сегодня и писала. Я не нашла сил ответить.
— Ты не готова рискнуть?
— Нет. Думаю нет. Она заслуживает кого-то лучше меня. И отлично, если парня. Посмотри на меня! — Женя села на кровати. — Просто посмотри. Я уже в том возрасте, когда танцы скорее заканчиваются, чем начинаются. Я не умею ничего кроме танцев. Я не хочу отношений, потому, что боюсь, что все закончится так же, как и в прошлый раз. Причём нет, не с ее стороны даже. Но вдруг с моей? Вот мы проживём год, или два, или даже десять... Мы станем знать друг о друге все. Нас не будут представлять порознь. Секс станет чем-то однообразным, потому что он всегда становится. Ну может ссоры, как спусковой механизм, на какое-то время продлят страсть, а потом мы обнаружим, что мы очень родные друг другу люди и все. Я буду работать, и однажды, ко мне придёт какая-то девушка и станет проявлять знаки внимания. Мы пошутим над этим, она поревнует, но потом я стану ловить себя на эмоциях не с Кэм, а с этой новой девочкой, потому что все для неё во мне будет ново, желанно, недосягаемо. А дома будет просто хорошо. И все, понимаешь? Я не знаю, это ли чувствовала Лейла, но допускаю, что что-то вроде того. Я - адреналино-зависимый человек. И в чём-то мы с Лейлой похожи. Просто ей кто-то подвернулся раньше, чем мне.
— Это все? — ласково поинтересовалась Крис.
— Нет. Мои травмы. Ты знаешь о них. Она нет. Что если однажды, я окажусь прикована к постели? Начну сходить с ума. А ей надо будет зарабатывать и терпеть меня-брюзгу дома.
— Солнышко.. — Кристина села на кровать и стала гладить сестру по волосам. — Ты напугана, я понимаю. Ты влюбилась и сейчас борешься с ветряными мельницами, против которых ещё никто не выиграл. Я понимаю, что очень страшно кого-то любить... не важно парень это или девушка... Страшно оказаться неспособной сопротивляться своим чувствам. Но добрую половину из этого, можно изменить, а вторую контролировать. Люди не прекращают быть интересны друг другу на ровном месте. Пока вы двигаетесь, развиваетесь, идёте куда-то, вы сохраните интерес. Да, это труд. Но я не помню, чтобы ты когда-то боялась его. И вообще.. — она встала с кровати и дернула одеяло. — А-ну, вставай! Давай! Сейчас же! Поднимай свой зад! Иди в душ! Хватит тут жалеть себя. Там без тебя тренит твоя команда! Возьми себя в руки сейчас же!
***
— Ладно, неплохо все. Ещё два раза и можете выйти на перекур. Потом продолжим. — Смеялась Лена. Потом повернулась в сторону открытой двери, — ого, какие люди да без охраны! — Улыбнулась она вошедшей в зал Жене. — Ты успела? Круто! Мы тут как раз гоняем. Девочки - огонь! Номер - огонь! Я в восторге!
— Да, все успела. — Джин подмигнула старой знакомой. — Спасибо, что выручила меня!
— Ты в порядке? — включив музыку заново, Лена села рядом с Женей. — Выглядишь, как будто бы и живой. — Девушка оглядела хореографа: голубые джинсы, приятно обтягивали крепкие ноги, чёрная обычная футболка мужского кроя и косуха, накинутая на плечи. Небрежные кудри падали на лицо, а сзади были перехвачены резинкой. Единственное, что вызывало сомнения, это тени под глазами, словно Джин прошлой ночью не сомкнула глаз.
— Я в норме. — Девушка, в знак благодарности, сжала руку собеседницы. — Я получила хорошего заслуженного пинка и теперь я правда в норме.
— Они у тебя молодцы! — одобрительно кивнула в сторону команды, Лена. — Ты проделала гигантскую работу.
— Не без их помощи. — Мягко улыбнулась Джин. — Мне стоит больше их ценить.
— Тебе правда кто-то здорово дал по заднице. — Звонко рассмеялась Лена. — Не помню, чтобы ты говорила что-то подобное раньше.
Кэм старалась поддерживать разговор с девчонками из команды, когда они стояли на улице, во время перерыва, но никак не могла сосредоточиться. Женя, о чём-то свободно болтающая с Леной, метрах в пяти от них, постоянно отвлекала ее. Что произошло? Очевидно, сегодня Джин не должна была появиться, но она пришла и выглядела крайне собранной и сдержанной, даже при внешней доброжелательности. Огромных трудов ей стоило не подойти и не заговорить с ней. Но Кэм прекрасно понимала, что достаточно ей сделать один неровный шаг, как все внимание команды будет приковано к ним и поползут слухи.
Джин старалась сосредоточиться на происходящем, хотя кожей чувствовала присутствие Кэм. Она ни разу не осмелилась посмотреть на девушку, потому что одно то, что они находились недалеко, заставляло ее кожу гореть. Чтобы она там для себя не решила, нужно было дать время этой ситуации и, по-возможности, поговорить с Кэм.

0

15

Глава 15

Ещё час тренировки прошёл в обычном ритме: прогоны, финальные правки, время на попить и отдышаться и вновь оттанцевать несколько раз все шоу подряд. Женя старалась сконцентрироваться на работе, на номере, на своей цели и мечте. Этот чемпионат имел огромную значимость для команды и для неё, как для хореографа. Она, как никто другой, умела брать свои эмоции под контроль. Да, возможно, в этот момент она не фонтанировала позитивом, но могла работать, сосредоточенно и четко делать своё дело. Ее работа была огромной частью ее души, поэтому боль заглушить удавалось далеко не всегда, и быть такой, как обычно, у нее не выходило. Но ее сосредоточенность за неделю до чемпионата прекрасно можно было объяснить.
Когда все вышли из здания после репетиции, Джин постаралась найти момент для разговора, но Кэм нарочито держалась так далеко, как только могла. Любая попытка привлечь ее внимание привлекла бы внимание ещё и всей команды.
— Ты выглядишь замечательно. — Поравнявшись с Женей, проговорила Лена. — Только уставшей. Ты вообще спишь?
— Бывает, иногда. — Усмехнулась Джин. — Да нет, ничего, Лен, все в порядке. Мне гораздо лучше, чем было утром. — Она осеклась, поймав взглядом парня рядом с машиной, который подошёл к Кэм и тепло ее обнял. Внутри Джин все сжалось от боли, злости и ревности.
— Ооо.. — проследив за взглядом старой знакомой, произнесла Лена, — только не говори мне, что ты тааак вляпалась.
— Нет. — Джин мгновенно стала собранной. — У меня табу: я не сплю с теми, с кем работаю.
— Ну то, что не спишь, это очевидно. — Лена посмотрела на Кэм, которая усаживалась на пассажирское сидение. — А вот не влюбляться, по собственному желанию или не желанию, - невозможно.
— Бог пока миловал. — Коротко и сдержано ответила Джин, подходя к своему мотоциклу и помахав девочкам на прощание.
— Ну, ты ей тоже небезразлична. — Подмигнула Лена, словно не слышала слов Джин. — Она ждала, что ты обратишь внимание на то, что она не одна.
— Тогда она должна быть довольна произведённым эффектом. — Рявкнула Джин и села на мотоцикл. — Тебя подвезти?
— Я все ещё опасаюсь этих штуковин. — Улыбнулась Лена. — И тебе в таком состоянии посоветовала бы воспользоваться более безопасным наземным транспортом.
— Я в полном порядке. — Женя завела мотоцикл. — Спасибо тебе огромное! Очень выручила!
— Зови! Я люблю приходить к вам в гости! — рассмеялась Лена. — И давай-ка помедленнее, ладно?
— Конечно. — С улыбкой бросила Джин и надела шлем. — До скорых встреч. — Она отсалютовала двумя пальцами от стекла шлема и рванула с места. Внутри все переворачивалось от происходящего. Поделом ей было. Кэм совершенно не в чем было винить. Она сделала именно то, чего так хотела для неё Женя ещё несколько часов назад. Нашла себе парня. Это отлично. Теперь можно жить так, будто всего этого не было, тогда поцелуй забудется, и они смогут вернуться к хорошим приятельским отношениям. А ей сейчас следовало просто пойти по привычному пути и найти себе кого-нибудь на ночь, просто чтобы сбросить напряжение и переключиться.
До дома Джин долетела за считаные минуты. В такие моменты, как этот, чувство опасности и необходимость  самосохранения, казалось, отсутствовали. Чувства брали верх над разумом. Она вынуждена была признать, что запуталась, что ревнует. Дико. Просто бешено ревнует Кэм ко всем. И самое страшное, что именно она вчера сбежала от Камиллы, даже не сделав попытки поговорить. Это было самоуничтожающее чувство. Некого винить. Во всем, что произошло, виновата только она. От этих мыслей хотелось вылезти из себя вон. Вывернуть тело наизнанку, высвободиться из этого тесного одиночного батискафа. И да, ей лучше держаться от Кэм подальше. Для ее же безопасности. После разрыва с Лейлой и травмы, которая едва не стоила Джин карьеры и, может быть, даже жизни, ее нервы дали сбой, а страхов стало намного больше. Тогда оказавшись в своей квартире на полу, в полном одиночестве, она позвонила Крис и попросила о помощи. Сестра была у неё через пятнадцать минут и забрала ее к себе. Нет, не сразу, а как только Женя смогла хотя бы сидеть без адских болей. А до этого Кристина провела несколько дней у неё дома, нося ее практически на руках.
Джин поднялась наверх, зашла в квартиру и переоделась: чёрные потёртые джинсы, свободная белая майка с широким вырезом, чёрные ботинки с удлиненным мысом. Накинула сверху косуху и вышла в коридор.
— Как все прошло? — поинтересовалась Кристина, разглядывая сестру. — Судя по твоему виду, ты собираешься знатно оторваться. — В ее голосе читалось беспокойство.
— Я думаю, мне пора вернуться домой. — Джин хотела, чтобы это прозвучало максимально мягко, но в ее состоянии вышло совсем не так.
— Я тебя обидела? — серьезно спросила девушка, нервно пригладив волосы на голове.
— Крис, нет, господи, что ты... — Взволнованно проговорила Джин. — Ты — лучшая сестра на земле! Просто ты мне сегодня напомнила о том, что я совсем расслабилась, распустила нюни, спасаюсь тут у тебя, хотя, видит бог, у меня есть квартира. И мне просто правда пора браться за голову и решать что-то со своей жизнью.
— Я не думаю, что сейчас нужно делать это в спешке. — Тихо проговорила Кристина. — Давай ты немного успокоишься, и мы обсудим все, идёт?
— Идёт. — Джин подошла и обняла сестру. — Но сегодня я планирую переночевать там, потому что, возможно, буду не одна...
— Я должна беспокоиться? — внимательно посмотрела на сестру девушка. — Потому что мне совсем не нравится твоё настроение.
— Нет. — Улыбнулась Джин. — Правда нет. Я просто хочу проветриться и подумать.
— Тут я должна бы сказать про предохранение, но, боюсь, я опоздала... — засмеялась Крис.
— Учитывая, что я переспала с девушкой раньше, чем у тебя появился первый парень, — рассмеялась в ответ Джин, — я думаю, ты определенно опоздала.
Женя вышла из дома и, оседлав своего верного друга, помчалась в ночь. Бар, у которого она припарковалась, всегда был полон, но сегодня здесь играла девушка, которая была очень популярным диджеем, поэтому народу столпилось больше обычного.
— Привет! — радостно обняла Женю, как только она подошла к бару, миловидная девушка потрясающей внешности. Длинные густые темные волосы доходили ей до лопаток, красивое стройное тело, облаченное в белые обтягивающие джинсы и чёрный короткий топ. — Ты выглядишь так, будто вышла на охоту. — Брюнетка восхищенно оглядела знакомую.
— Скорее, заскочила скрасить серые будни. — Равнодушно ответила Джин. — Говорят, здесь сегодня Милена играет... — Девушка оглядела танцующую толпу и устремила свой взгляд к сцене, на которой за пультом стояла невысокая девушка с волосами цвета кофе с толикой сливок, мягко спускающимися с оголенных загорелых плеч.
— Ты решила сегодня играть по-крупному, да? — ухмыльнулась  Диана. — Я сильно не уверена, что она свободна.
— Тут же не «дом2», милая, и я не планирую строить свою любовь. Главное, чтобы сегодня она была не занята. — Джин чувствовала, словно в этой громкой музыке и скоплении танцующих людей ее реальная жизнь будто бы меркнет и становится чем-то далеким. Боль, которая мучала ее все это время, отпустила, а внутри становилось дурманяще тепло. — На большее я не претендую.
— Пойдём, я познакомлю вас. — Диана взяла Джин за руку и повела через зал к диджейской стойке. Когда они дошли до Милены, Женя ей подмигнула. — Детка, это моя старая подруга, Джин. Джин, это лучший диджей из всех, что я знаю.
— Спасиб,  дорогая. — Улыбнулась девушка, оглядев спутницу барменши. Невысокая, крепкая, с блядским взглядом серых колючих глаз, она была восхитительна. Очень просто одета, явно без особого желания привлекать внимание, но прекрасно при этом осознавая, что она была и так слишком хороша. Минимум косметики, упрямые непослушные кудри падали на глаза, делая взгляд ещё более томным и сексуальным. Потёртые джинсы и майка, сквозь которую без каких либо усилий можно было разглядеть грудь, не говоря уже о том, что вырезы по бокам доходили до самых рёбер и было очевидно, что надевать лиф не входило в список ее приоритетов. В руке косуха и шлем.. Что ж, она выглядела действительно горячей, и это сложно было не признать. — Рада знакомству, Джин. — Милена протянула руку и задержала взгляд на просвечивающих сосках новой знакомой.
— Взаимно. — Джин провела большим пальцем по внутренней стороне ладони девушки, давая при этом возможность ей себя рассмотреть. Не скрывая, что тоже разглядывает отлично сложённое тело девушки: они были примерно одного роста, только Милена обладала очень женственной и плотной фигурой, с отличной задницей и грудью второго размера, обтянутой кожаным топом. Ровно из той же ткани были ее лосины, выгодно проявлявшие удачно слепленные формы. Тонкая талия... Карие глаза, которые светились тёплым светом, мягкие южные черты лица, плотные чувственные  губы. — И если у тебя вдруг планируется перерыв, я с радостью угостила бы тебя чем-нибудь.
— Например, кофе? — подмигнула Милена, когда Диана растаяла в толпе, оставив их наедине.
— У меня дома прекрасная кофе-машина. — Скользя пальцами вдоль тыльной стороны руки диджея, проговорила Джин.
— Утром я предпочитаю чёрный. — Девушка довольно тряхнула роскошной гривой витых волос и облизала губы. — Но мне ещё полтора часа играть.
— Я никуда не спешу. — Жарко ответила ей на ухо Джин, нарочно касаясь его губами.

0

16

Глава 16

Из клуба они вышли, крепко держась за руки. Десять минут на мотоцикле пролетели, как одно мгновение.
Джин открыла ключами дверь в свою квартиру и зашла, включив свет в коридоре. Она не была здесь так давно... Боялась боли. Боялась, что воспоминания о Лейле, о том дне, когда она в последний раз закрыла за ней дверь, не дадут ей спокойно жить. Она иногда заезжала сюда, чтобы забрать необходимые вещи или просто чтобы подумать, но в основном жила у сестры. Сейчас боли не было, ровно как и воспоминаний. Это было удивительно. Никаких эмоций не вызывали эти стены...
— Хочешь выпить? — Джин посмотрела на Милену. На самом деле, все, чего ей хотелось, это прижать ее к стене и целовать так долго, чтобы забыть все, что происходило в ее жизни випоследние два месяца. А лучше забыть очень определённые глаза, губы, прикосновения. Она вымыла бокалы, висевшие над барной стойкой и взглянула на собеседницу.
— Пожалуй, мы можем миновать все эти стадии. — Улыбаясь, ответила девушка. Проходя вслед за Женей на кухню. — Тут мило... — Милена огляделась: квартира в стиле лофт на пятнадцатом этаже высотки была похожа на свою владелицу: стильная, светлая, но без претензии, тем не менее, она показалась ей завораживающей, свободной и достаточно холодной, чтобы желать согреть ее. Большие окна, не прикрытые даже тонкими занавесками, барная стойка, отделявшая основную территорию от кухни. 
Джин два раза предлагать было не надо. Она вжала девушку в стену из светлого кирпича, вдыхая ее сладкий аромат и страстно целуя. Именно эта простота и запах свободы.. вот что ей нравилось в таких встречах. И сейчас она вспомнила почему. Не надо ничего объяснять. Только желание, возбуждение, завладевающее телом, ни одной мысли. Только два разгоряченных тела, с силой прижимающиеся друг к другу. Джин стянула топ с груди Милены вниз, оголяя ее и сжимая в своих ладонях. Девушка стонала в ее руках, стараясь подать бёдра как можно ближе.
— Мне нравится, как ты стонешь. — Хриплым голосом, проговорила Женя.
— Тогда сделай так ещё раз.. — на выдохе произнесла Милена. — Сожми ее сильнее.
Джин, почти рыча, сильнее сжала грудь девушки и покрутила ее твёрдые соски между пальцами, наслаждаясь тем, как Милена выгибается навстречу ее ласкам.
— Я с трудом держу себя.. — простонала Джин.
— Я не хочу, чтобы ты сдерживалась. — Милена провела ногтями по спине Джин, оставляя следы, а затем стащила с неё футболку и бросила на пол. — Ты не выглядишь терпеливой... — она довольно оглядела обнаженный торс, небольшую грудь, красиво вылепленные острые сильные плечи. — В тебе столько секса...
Вместо ответа Джин взяла ее за руку и повела к постели, накрыв девушку своим телом.
— Я так хочу тебя... — Женя двигалась между расставленных в стороны ног девушки, ощущая пламя желания под кожаной тканью.
— Я хочу, чтобы ты взяла меня. — Тяжело дыша, ответила Милена. — Оставь свои загоны и просто займись со мной сексом.
Джин резко приподнялась и сняла с партнерши лосины, довольно урча оттого, что не обнаружила под ними белья. У неё не хватило терпения даже чтобы снять с себя джинсы. Женя легла сверху, осознавая, что теперь на ее джинсах, останется влага от возбуждения. Девушка стонала под ее толчками, и это заводило сильнее, лишая ее рассудка. Джин приподнялась, чтобы провести по горячей плоти пальцами.
— На тебе слишком много одежды.. —   По-кошачьи!улыбнулась любовница. — Дай я помогу тебе. — Она расстегнула джинсы и провела пальцами по гладкой коже. — Я не сомневалась в том, что ты не носишь белья.
— Боже... — Джин сильнее толкнулась бёдрами в руку партнерши, чувствуя, как близок край. Потом схватила ее за руку. — Не так быстро, детка. Мне нужно слышать, как ты кончаешь.
— Я хочу, чтобы ты сказала мне, когда будет можно... — томным голосом, проговорила Милена.
— Ах, вот как... мне нравится. — Джин скользила пальцами по нежной влажной плоти. — Я хочу, чтобы ты чувствовала меня. — Она продолжила пальцами сжимать клитор.
— Да, Боже, Джин, сделай это сильнее... сжимай меня... трогай все там... — Извиваясь, почти кричала девушка.
Женя перебирала пальцами нежные складки, едва ли понимая от возбуждения, кто она и где находится.
— Я сейчас кончу.. — прохрипела Милена.
— Не сейчас. — Джин остановилась, хорошо помня предложенные правила игры. Она отчётливо слышала разочарованный стон. — Я подожду, пока ты станешь умолять меня...
— Войди в меня.. пожалуйста.. сделай это со мной внутри. — Милена шире раздвинула ноги, приглашая партнершу. — Делай со мной все, что хочешь. Не надо себя сдерживать. Я хочу увидеть того хищника, что живет в тебе.
Джин резко, одним рывком, вошла в девушку, заставляя ее хватать ртом воздух. Ей предложили не ограничивать себя, и она могла отдаться сексу целиком и полностью, ни о чем не думая. С каждым толчком она была все резче. Вторую руку она поднесла к губам Милены, давая ей возможность облизывать свои пальцы, сжимая девушке подбородок. Она делала это сильно, но, где-то за гранью происходящего все равно оберегая партнёршу.
— Нравится сосать? — Девушка кивнула и издала довольный стон. — Я не сомневалась, что ты — ровно то, что мне нужно.
— Я больше не могу.. — Милена чувствовала, что балансирует на грани оргазма. Толчки были сильными и жесткими, а пальцы задевали задний проход, скользя в смазке. От мыслей, что ее имеют одновременно в три места, ей невыносимо хотелось кончить. — Пожалуйста... разреши мне кончить.
— Ты чувствуешь меня везде?.. — Джин замедлилась, нарочно оттягивая оргазм, хотя сама балансировала на грани оттого, как джинсы швом терлись о возбужденный клитор. Она мягко водила пальцами по губам партнерши.
— Да, везде.. ты имеешь меня везде.. Боже.. — она с силой терлась об пальцы Джин задом, — пожалуйста, продолжай..
Джин остановилась, давая Милене перевести дух и немного успокоится. Сняла с себя джинсы, которые так и остались расстегнутыми, и легла сверху, чувствуя клитором влажность между ног девушки.
— Я хочу чувствовать тебя. Собой. — Джин была на взводе, поэтому двигалась нарочито медленно, скользя между ног, — ты такая открытая...
— Кончи в меня.. — Простонала Милена. — Прошу тебя, я хочу чувствовать, как ты кончаешь прямо мне между ног.
Джин зарычала от приближающегося финала. Но стоило ей закрыть глаза, отдавшись своим ощущениям, как перед ее глазами встала Кэм. Кожей Женя чувствовала вовсе не прикосновения случайной незнакомки и хотела до боли она вовсе не Милену.
— Боже.. — Джин замерла, осознавая, что возбуждение мгновенно пропало. — Вот черт...
— Что? — изумлённо взглянула на неё девушка, — Господи, Женя, пожалуйста, я хочу тебя!
— Я.. — Джин дёрнулась, будто ее ударили током. — Черт, черт, черт.. — Она  прекрасно понимала, что Милена не виновата ни в чем. Женя перекатилась на кровати, коснувшись клитора партнерши пальцами. — Ты можешь кончить. — Она ласкала девушку, слушая, как она кричит и наблюдая, как ее тело содрогается от удовольствия.
— Ты же не кончила.. — с сомнением протянула Милена. — И ты на взводе, посмотри на меня! Я же вижу, ты вся дрожишь от желания! Дай, я помогу тебе, ты нуждаешься в этом, я знаю!
— Прости, но думаю, тебе пора. — Джин поднялась с постели, и отошла к окну. — Я действительно извиняюсь. Я не думала, что все так выйдет.
— И ты правда останешься вот так? Я бы сдохла от напряжения... — Девушка встала с кровати и подошла к Джин. — Я ведь ни на что не претендую. Закрой глаза и думай, о ком хочешь.
— Спасибо тебе, но я действительно не хочу. Это было ошибкой с моей стороны.
— Поэтому я предпочитаю связи на одну ночь. Никакой головоломки и всегда удовлетворённая. — Фыркнула девушка. — Как знаешь.
Проводив ночную гостью, Джин осталась одна, раздумывая над тем, что только что произошло. Никогда раньше с ней не происходило такого. Она прекрасно осознавала, как сильно возбуждена, но так же понимала, что это возбуждение — словно заклятие, которое была в силах снять только одна девушка. Это уничтожало ее. Кэм обошла все преграды, став другом, взяв под контроль танцы, а теперь Джин не смогла отвлечься привычным способом. Отлично, просто отлично.
— Надо работать. — Проговорила она в пустоту.

***
— Спасибо, что добросил. — Улыбнулась Кэм приятелю. — Ты меня очень выручил.
— Для тебя — все, что угодно. — Парень провёл пальцами по руке Камиллы. — Может, хочешь в кино? Или кафе?
— Давай просто не сегодня, ладно? — Девушка вдруг осознала отличие мужской ласки, пусть даже самой легкой и не настойчивой, от того, как к ней прикасалась Джин. Это открытие почти ошеломило ее. Даже когда Женя в порыве страсти сжимала тело Кэм, это было в сотни тысяч раз нежнее и чувственнее, чем лёгкое прикосновение мужских пальцев. «Интересно, выходит, я — лесбиянка, которая даже не подозревала об этом...» – подумала она про себя. Кэм поняла, что парень все ещё внимательно смотрит на неё, — прости, я дико вымотана. Я очень благодарна тебе за помощь, но сегодня я лягу спать.
— Ты у меня в долгу, Камилла. — Улыбаясь, проговорил парень. — Когда мне понадобится снять дуэт, я буду писать тебе. И тогда ты не отделаешься от кафе.
— Хорошо. — Рассмеялась Кэм.

0

17

Глава 17

Джин стояла у окна, с наушниками, в которых играла песня. Все, что она сейчас чувствовала, все то возбуждение, которое сводило ее тело, она старалась вложить в хореографию. Трек, как нельзя лучше, подходил под ее настроение. Мужчина пел о сексе с женщиной, о том, что они будут делать, и фантазии Джин, наконец, обрели плоть. На улице уже начинало светать, когда она закончила. Но Женя была довольна. Возможно, впервые в жизни, она имела возможность говорить через хореографию. И говорить не о боли и не о философии, а о том, что она чувствовала сейчас всем своим телом. Невозможно было описать ее желание коснуться Кэм, заниматься с ней сексом, чувствовать, как девушка изнемогает под ней, принимать ее оргазмы один за другим. От одних этих мыслей, между ног все ныло от боли. Но сейчас, она вернула себе баланс. Она могла станцевать это.
Быстро кинув в стори инстаграм, информацию о классе и, о предпочтительно «унисекс одежде», вроде: «завтра ничего женского, будьте готовы», она накинула косуху и вышла на улицу. Рассвет медленно плыл по небу, окрашивая стены домов. На улице не было людей и машин, только пение птиц.. это охлаждало распаленное сознание девушки, даря успокоение. Да, она не может быть с Кэм так, как она этого хочет. Да, она не готова рискнуть своим покоем, ради того, чтобы попытаться. Слишком сильна была пережитая боль. Джин села на лавочку, вспоминая свои первые мысли, когда она увидела фото Лейлы и Маши.. это было чудовищно. Одновременно, она чувствовала животное возбуждение от мысли, что кто-то хотел прикосновений ее девушки, или от того, что Лейла могла позволить кому-то касаться ее, и раздирающую боль, потому что жить дальше с человеком, который ей изменил, доверять, она была не в состоянии. Эти противоположные эмоции, сводили тогда ее с ума. Секс и отношения, почему это всегда что-то отдельное и почему они гибнут находясь в одном? Почему нельзя брать друг друга всегда, как в первый раз, словно они только что познакомились, и только после того, как все закончилось, засыпать вместе, обещая друг другу любовь. С того момента, как Джин обо всем узнала, любовь и секс, окончательно обрели для неё два отдельных значения. И она отдала предпочтение сексу. Такому, когда они ничего друг другу не должны. Но именно в этом и заключалась сложность с Кэм. Они начали не оттуда. А человеческие отношения нельзя портить одной, пусть даже страстной ночью. Кэм была для неё тем самым запретом, тем, что вдруг оказалось в одном человеке...
Джин поднялась, вдыхая аромат цветов и тёплого летнего утра, через минуту она  уже гнала на мотоцикле по третьему кольцу. Солнце бликами отсвечивало от окон и стеклянных зданий, ветер шумел по обе стороны. Только так, Джин находила равновесие и внутреннюю тишину. Мелькающие вспышки света и ни одной мысли.
***
Зал был полон девчонками. Человек сорок ждало появления хореографа, разминаясь и болтая. Среди них, так же были все из команды Джин.
— Ты знаешь, что сегодня за хореография такая необычная? — полюбопытствовала Лика, обращаясь к Кэм.
— Понятия не имею. — Прервав разминку, ответила девушка. — Обычно она даёт что-то женственное и в меру сексуальное, а тут, правда не знаю. Сама удивилась, когда зашла в инстанрам.
— Кстати, это забавно, учитывая ее отчетливую андрогинность. — Продолжила Лика. — Хотя, конечно, задом она тоже отменно крутит.
— Прекрати. — Кэм, шутя, ударила подругу в плечо. — Ты же не в этой лиге играешь.
— А ты в этой? — с любопытством посмотрела на Камиллу девушка, но тут же отвлекалась на Джин, которая вошла в зал. — Блин, когда я смотрю на неё.. — Лика наклонилась к уху подруги, — я уже не знаю, в какой лиге я играю. Она очень притягательная, да?
Кэм лишь хмыкнула в ответ. Она прекрасно чувствовала, как замерло ее сердце при виде Джин. Девушка была одета в свои фирменные линялые чёрные джинсы, простую чёрную футболку мужского кроя и клетчатую широкую рубашку  с серым капюшоном. В этом всем, она казалась ещё более сексуальной, холодной и недоступной. Этакий «плохой парень». Но при этом, весь образ, был смягчён женскими чертами, худыми красивыми четко очерченными скулами, серыми пронзительными глазами, которые, кажется, одним взглядом забирались под кожу. С ней хотелось уйти, остаться наедине, чувствовать ее настойчивые ласки, узнать, каково это, ей принадлежать.. Джин, сейчас, не походила на себя месяц назад, тёплую и заботливую. Она была хороша и знала об этом. Дикий зверь. Да, в ней ощущался именно дикий зверь, истинная природа, с которой она никогда не боролась. Все знали, что она лесби и она, кажется, не то что не пыталась это отрицать, скорее гордилась этим. Или не так. Это было неотъемлемой ее частью, которая была естественна для неё, как цвет волос или цвет глаз. Вот поэтому все хотели ее. Все хотят кого-то, кто не боится быть собой. А в этой женщине читался хищник.
Кэм вдруг осознала, что пропустила часть хореографии, повторяя чисто машинально, убежав за своими мыслями.
— Киньте бёдра вперёд. — Проговорила Джин. — Ну что вам перевести трек? Тут всем восемнадцать есть? — Девушка обвела глазами зал, лишь на секунду остановившись на Кэм, и чиркнув по ней взглядом, будто спичкой. — Он поёт, что будет курить, пока она медленно крутит на нем. И ваша задача прочувствовать это. Вы танцоры, такие же актеры, так сыграйте мне, будто знаете, каково это. — Джин старалась запретить себе смотреть на Кэм. Она выглядела невероятно сексуально в обтягивающих светлых джинсах и свободном двухцветном свитшоте. Волосы забраны в гульку и только пара русых прядей падало на глаза. Ее женственность и абсолютно пофигистичное выражение лица, легкие мужские повадки, заставляли Джин хотеть ее еще больше. Прижать ее к любой поверхности и взять верх над этим внешним спокойствием, видеть, как она запрокидывает голову, открывает рот от удовольствия, стонет, когда в неё входишь.. «твою мать..» – выругалась она тихо, почувствовав, как мгновенно намокла от этих мыслей. Ну что ж, сейчас возбуждение даже пойдёт ей на пользу.
— Блин.. почему она не парень.. — протянула Лика с сожалением. — Я готова была бы отдаться ему прямо здесь.
— Весь шарм пропал бы, будь она парнем. — Ответила Кэм, стараясь справиться с возбуждением. То, как танцевала Джин, как подавала бёдра вперёд, как смотрела... от этого хотелось кончить. Она даже не могла никак иначе описать свои ощущения. Все, чего ей хотелось, это быть той, к которой Джин будет прикасаться вот так горячо, как она смотрела сейчас. В ее теле, движениях, читалось неприкрытое желание, страсть. Она была жесткая и одновременно нежная. Самоуверенная до беспредела. Сейчас, Камилла понимала, что такого делает Женя, что девушки готовы на все, ради одной ночи, или даже часа, в объятиях Джин. Она не делала ровным счетом ничего. Она была собой. Естественной. Она открыто заявляла о себе. Вот эта уверенность, дерзость, сексуальность, манили, заставляли хотеть с ней невозможного. Если она танцевала про секс так, то каким он должен быть с ней...
— Если она так же хороша в постели, как она это танцует, то я не прочь на одну ночку переметнуться на сторону зла. — Словно читая мысли подруги, шепотом проговорила Лика. — Она хороша, черт подери. И от неё прям пахнет сексом.
— Прекрати. — Угрожающе проговорила Кэм. Она не могла отвести взгляда от паха хореографа, до которого Джин только что дотронулась рукой. «Господи, я схожу с ума...» – простонала она мысленно. Внутри все горело от желания, и она вдруг поймала себя на мысли, что не меньше ей хочется увидеть, как эта соблазнительная,  красивая, уверенная в себе женщина выгибается под ее ласками, как закусывает губу, вот так же, как сейчас во время танца, как облизывает языком губы. Сбить вот это спокойное самоуверенное  выражение лица и посмотреть, как дрожит ее женское тело под натиском ласк и прикосновений, как она стонет, когда больше не в силах сдерживаться. Как кричит во время оргазма. Обладать ею. Вот чего сейчас больше всего хотелось Кэм.
***
— Боже, у меня одной чувство, что она меня трахнула? — заговорила Лика, когда они с Кэм вышли на улицу. — Я, наверное, должна была чувствовать себя самцом, но черт подери, у меня так и не вышло. Зато когда она танцевала, я думаю кончили многие в этом зале.
— Фу, блин, мне даже думать об этом противно. — Поморщилась Кэм. Последнее, что она сейчас хотела, это обсуждать свои ощущения после класса. Слишком много открытий она для себя сделала. И они совсем не относились к танцу.
— Только не говори мне, что тебе не понравилось.. — Продолжила подруга. — У меня было чувство, что крайний раз, когда она танцевала, она делала это для тебя...
— Ты фантазируешь, ок, — спешно ответила Кэм. — Но не приплетай к этому меня, хорошо? — Она ускорила шаг, чтобы не столкнуться ни с кем из команды. Они все ещё оставались там, с Джин, что-то обсуждая, а Камилла, сославшись на срочные дела, трусливо сбежала. Она не готова была этим вечером видеть Джин, говорить с ней и делать вид, что все в порядке. Достаточно было того, что она соврала сейчас своей лучшей подруге, потому что, на самом деле, она помнила взгляд Джин, когда та танцевала. Не все время, но довольно часто, она смотрела на неё. Прямо в глаза. И от этого взгляда кровь вскипала. А когда она, одними губами, глядя прямо Камилле в глаза, проговорила фразу из песни: «baby, you are forever mine», девушка забыла где находятся ее легкие, которыми она обычно дышит.
— Ещё скажи мне, что между вами ничего нет! — недовольно ответила Лика. — И тогда, на дне рождения, мне показалось, что вы только и ждали когда я уйду...
— Нееет.. — простонала девушка, — точнее ок, я хотела остаться с ней наедине. Дело не в тебе, а.. черт, я даже не знаю, как объяснить... в любом случае, между нами ничего нет и она ясно дала мне это понять.
— Нет или не было? — тихим голосом уточнила Лика. Они давно вышли за пределы территории,  где находился зал и теперь просто шли по улицам, гуляя и вдыхая тёплый летний воздух.
— Она меня поцеловала в тот вечер. — Смущенно и растеряно проговорила Кэм. Но видя округлившиеся глаза подруги, уточнила, — но я думаю, скорее я ее спровоцировала. Я сказала, что не хочу, чтобы мой день рождения заканчивался так, то есть, чтобы она уходила. Она спросила, чего я хочу.. и я попросила ее подойти ближе. Боже, я должна была понимать, что делаю... — Девушка закрыла лицо руками.
— И дальше.. — мягко обнимая Кэм за плечи, поинтересовалась Лика.
— Она схватила пиджак и убежала, с такой скоростью, что я не успела среагировать. Я была.. не знаю.. в шоке, и — она запнулась, — и возбуждена. Я плохо соображала. Я вообще не могу думать, когда она рядом. Она действует на меня гипнотически. — Камилла нервно засмеялась. — Я не знаю, когда это началось. Просто меня тянет к ней. И не только физически. Вот. Теперь ты знаешь все.
— Она всегда умела обращаться с женщинами. — Сказала Лика. — Очень галантная, заботливая... И ты далеко не первая, кто вляпался.
— Ты думаешь, она «бабник» так? То есть, я - «просто ещё одна в огромном списке ее побед»? — Кэм остановилась и подняла глаза на подругу. — У меня определенно проблемы с выбором партнеров.
— Я видела, как она смотрела на тебя, на твоём дне рождения. — Ответила девушка. — И я думаю, ты ей небезразлична. И ещё.. если бы ты была «всего лишь очередной в ее списке», то она бы уже переспала с тобой, а не сбежала. Хотя я и не сильна в лейсбийских отношениях. — Лика запнулась, — Боже, не могу поверить, что правда говорю обо всем об этом с тобой. Кэм, кто угодно, но не ты..
— Я сама не могу поверить. — Вздохнула девушка. — Может все дело в Косте? Ну, в том, как у нас все оборвалось.. И у меня временно поехала крыша?
— Поживем - увидим. — Лика ободряюще прохлопала по плечу подруги.
***
Джин шла из зала в окружении команды, наперебой обсуждающей сегодняшний класс. Обычно, она ждала, что скажут девчонки. Ей всегда было важно, как люди воспринимают ее хореографию, но сейчас, важнее всего для неё, было мнение человека, которого здесь не было. Женя даже не успела понять, когда убежала Кэм. Она что-то быстро сказала, пока Джин давала девочкам трек и отвечала на вопросы, и когда Женя в следующий раз подняла глаза, Камиллы в зале уже не было.
Джин хотела бы думать, что ей все равно, но в сознании растекалось ощущение разочарования. Ей и в голову никогда не приходило, что посвящать кому-то можно не только песни и стихи, но и хореографии. При всем желании, удержать чувства к Кэм в узде и не дать никому повода для сплетен, Джин не смогла отказать себе в необходимости станцевать эту хореографию, глядя на ту, для которой она была сделана. Все самое сокровенное она вложила в этот танец. Все, о чем не могла просить. Все, что было сильнее ее.
— И для кого был этот проникновенный танец? — поравнявшись с Джин, спросила Ира. — Вот только не говори мне, что тебя вдохновил трек. И я бы скорее ожидала под него что-то женское.. а тут, твоя натура предстала во всей красе.
— Меня вдохновила прошлая ночь. — Не напрягаясь, ответила девушка. — Она была очень хороша...
— И эта «она», совсем не Камилла? — удивлённо вскинула бровь Ира. — Потому, что у меня было чувство, что она сегодня сгорела в твоём огне.
— Ее звали.. Хм.. Даже не помню, как ее звали. — Постаравшись придать голосу максимальное равнодушие, ответила Женя. — Остальное - твоя больная фантазия.
— Да уж конечно.. — фыркнула собеседница. — Да Кэм сожрала тебя глазами, пока ты танцевала. И не удивлюсь, если она ночью будет думать о тебе, когда..
— Ир, прекрати пожалуйста. — Резче, чем планировала, ответила Джин. — Мне без разницы, чем она занимается за пределами зала и с кем.
— Всеее.. — протянула девушка, подняв руки наверх. — Прости. Я больше не трогаю Кэм. Я поняла, она неприкосновенна.
— Ты и впрямь хочешь поговорить об этом? — Джин остановилась и взяла Иру за локоть. — Потому что я реально устала от намеков. Мы с тобой много лет знакомы. И ты видела меня, после расставания с Лейлой. — Она сделала паузу. — Я. Не. Хочу. Ни. С. Кем. Отношений. — Проговорила Джин максимально отчётливо. — Я из тех, кто предпочитает хороший секс и все, ясно. — Женя медленно двинулась вперёд, оставляя позади ошарашенную Иру. Потом вновь остановилась и посмотрела на спутницу. — И именно поэтому же, я не стану спать с тобой. Ни сейчас, ни потом. Ты заслуживаешь намного большего, чем я. И я никогда не смогу тебе этого дать.
Ира молча шла рядом с Джин, больше не произнося ни слова. Первый раз в жизни она видела Женю такой серьёзной и резкой. Как бы то ни было, с момента появления Кэм, Джин очень сильно изменилась, даже если сама не осознавала этого. Словно выросла и стала спокойнее. Даже сейчас, в ее словах был не гнев, а скорее горечь.
— Прости. — Тихо проговорила Ира. — Я точно не знаю за что.. Но я больше не шучу. И знаешь, — она посмотрела Джин в глаза, — очень повезёт той, которую ты полюбишь, потому что ты совсем не такая, как о себе думаешь.
— Спасибо. — Ответила Джин, и махнув рукой девчонкам, которые ушли несколько вперёд, села на мотоцикл. — Правда, спасибо.

0

18

Глава 18

Джин летела на мотоцикле, глядя, как город разбегается огнями по бокам. Она не хотела ничего и никуда. Единственное, о чем она могла думать, это глаза Кэм, когда она танцевала. В них было то, чего никогда не смог бы дать одноразовый секс. И за время танца она смогла проникнуть гораздо глубже, чем это вообще было возможно физически. Кэм принимала ее в себя, всю ее страсть, ее желание, ее внутреннюю борьбу. Даже если бы она очень хотела, она никогда не смогла бы уже забыть эти глаза. Они занимались любовью при всех, но были только вдвоём, зная больше, чем дозволено. Именно поэтому, ей так необходимо было увидеть Камиллу после класса и посмотреть ей в глаза. Джин необходимо было знать, чувствовала ли девушка тоже, что и она... Ей сложно было объяснить, что бы изменила эта информация, что бы дала. Она хотела просто знать это. Где-то очень-очень глубоко.
***
— Бутылку темного нефильтрованного. — Бросила Джин бармену, разглядывая зал: небольшое тесное помещение было битком забито людьми. Громко играла музыка, унося мысли прочь. Она сама не знала точно, зачем приехала сюда. Но припарковав своего верного коня у дома сестры, Джин лишь на минуту поднялась наверх, чтобы переодеться, бросить мокрые шмотки в стирку и предупредить сестру, что сегодня не вернётся или вернётся под утро. Ее тело изнывало от желания, и заснуть она не смогла бы все равно. У неё не было цели найти девочку на ночь — после вчерашней неудачной попытки она для себя все уяснила. Целью было просто сбежать. От себя, от мыслей, от глаз, которые скользили по ее коже. Секс с незнакомкой был бы сейчас отличным выходом. Выходом, который всегда помогал. В горячем дурмане, когда все тело изнемогает, забывались любые неудачи, провалы, заботы. И чем жёстче был секс и чем меньше в нем было личного, тем лучше он помогал.

— Твою мать.. — выругалась Лика, повернувшись к Кэм. — Плохая была идея затащить тебя в бар.
— Почему? — озираясь, спросила Камилла. — По-моему, тут мило, и ты всегда жаловалась, что мы никуда не ходим.
— Иногда мне кажется, на свете есть что-то сильнее нас всех. Судьба.. — она посмотрела на Джин, которая расслабленно опиралась бёдрами на барную стойку с бутылкой пива в руке. Темнота окружала ее, но в отсвете блуждающих по лицам огней ее фигура выделялась. Было чувство, что Джин не сильно волнует происходящее. Она будто была нарисована на фоне, прифотошоплена, но не являлась частью картины. Ее холодный взгляд медленно обводил толпу, иногда застывая. Но даже при этом она выглядела невероятно красивой, хищной.. словно дорогая машина среди среднего класса. На неё невозможно было не обратить внимание.
— Твою мать.. — на выдохе произнесла Кэм, проследив за взглядом подруги. — Как это вообще возможно, из всех заведений в этом чертовом огромном городе выбрать именно это? — все ее спокойствие и самообладание покинули ее. Джин выглядела прекрасно, хотя ничего особенного для этого не делала, впрочем, как и всегда. На ней были светло-голубые джинсы и белая рубашка, накинутая на голое тело. Она не выглядела ищущей приключений, скорее расслабленной и спокойной.
— Вас, очевидно, притягивает друг к другу, как два магнита. — Подмигнула Лика.
— И меня это дико пугает. — Кэм поняла, что вечер больше не будет прежним, потому что ей не удастся забыть, что они находятся в одном заведении, всего в каких-то десяти метрах друг от друга. Она и так всегда чувствовала Джин кожей и видела ее повсюду, даже когда ее не было рядом.
— Давай сделаем так... — проговорила Лика, — я уйду, а ты пойдёшь к ней. Если что-то будет не так, ты всегда можешь мне позвонить. — С этими словами девушка, не дожидаясь ответа подруги, пошла в сторону выхода.
Кэм стояла с краю танцпола, пытаясь понять, как ей поступить дальше. Джин выглядела такой спокойной. Она явно не искала внимания, хотя девушки определенно не обходили ее стороной. Даже в обычном баре, где, как Камилле всегда казалось, нет лесби, на Джин, очевидно, был спрос. Но ее, казалось, это совсем не волнует. Кэм вдруг представила, как одна из этих девушек прижимается к Жене, дотрагивается до ее кожи, как ласкает ее грудь, спину, расстегивает молнию на ее джинсах... от этих мыслей ее одновременно бросило в жар и обдало ледяной ревностью. «Плохи мои дела..» – подумала она.
Джин бесцельно блуждала взглядом по толпе, отгоняя от себя любые мысли. Она жутко устала бегать от своих внутренних демонов и гоняться за ускользающим призраком Кэм. Девушка мерещилась ей всюду, не давая возможности забыть о себе даже на минуту. Вторая бутылка пива подходила к концу, но легче не становилось. Помотав головой, прогоняя очередной призрак, Джин вдруг осознала, что Кэм никуда не исчезла. Она уверенно шла ей навстречу через толпу, освещённая дискотечными огнями. «Господи, если бы только ты знала, какая ты красивая..» - мелькнуло у неё в голове. Сердце стучало у самого горла. Вот оно, ее наваждение, смотрит ей прямо в глаза.
— Можно с тобой потанцевать? — парень взял Кэм за руку и попытался прижать к себе.
— Нет, спасибо. — Девушка от неожиданности начала беспомощно озираться. — Я не люблю танцевать, извините. — Она попыталась высвободиться из назойливых объятий, но это оказалось не так-то просто. Парень крепко сжал ее талию.
— Ты не выглядишь так, будто не умеешь или не любишь танцевать. — Он смазливо улыбался. — Ты работаешь здесь?
— Я пришла сюда с подругой. — Кэм старалась сохранить самообладание. — И я правда не хочу танцевать.
— Тогда, может, выйдем? — он продолжал сально улыбаться и потянулся к шее Кэм.
— Она со мной. — Джин возникла прямо перед ними. Даже с учетом ее невысокого роста она выглядела угрожающие.
— Так вы это.. девчонки-лесбиянки? — он протянул руку к Джин, и она тут же перехватила ее, сжав. — Ого.. — он попробовал выдернуть руку, но ее свело. — Так ты у вас за парня? — обратился он к Жене, но ослабил хватку и отпустил Кэм. — Может, сообразим на троих? Я поимею твою подружку, а ты посмотришь, глядишь, тоже кончишь?!
— У меня идея лучше. — Джин была спокойна и холодна, а голос ее звучал твёрдо и остро. — Ты ее сейчас отпустишь и мы уйдём, а ты найдёшь себе кого-нибудь попроще.
Парень посмотрел на неё зло, словно решая, стоит ли затевать потасовку, но потом развернулся и ушёл в другую сторону.
— Пойдём.  — Джин уверенно взяла Кэм за руку повела за собой.
На улице было, наверное, не меньше народу, чем в клубе, музыка доносилась из открытых настежь окон, распространяясь по летней ночи. Джин вела девушку стремительно, но, вместе с тем, осторожно, чтобы не потерять, не упустить, точно знать, что она рядом. Она осознавала, что больше не в силах сопротивляться тому, что адским пламенем сжигало ее изнутри. Возможно, в ней говорила усталость, две приконченные бутылки крепкого пива, выпитые на пустой желудок, или то, что только что произошло в баре, но стоило им оказаться в темном переулке, между зданиями, как она поддалась влажной жажде этой ночи, прижав Кэм всем телом к прохладной кирпичной стене и целуя сильно, властно, так, как она хотела, с первой их встречи, слыша стоны Камиллы, словно издалека, на самом краю сознания. Жар тела, бёдра, вжимающиеся в неё,  нежные мягкие губы, язык, скользящий по ее собственному...
Кэм забыла где находится, зачем она сюда пришла и кто она. Все, о чем она могла думать, была Джин, припирающая ее к стене, так, словно это все, что ей было нужно в жизни. Тот напор, с которым она целовала ее, руки, оставляющие следы на коже под тонкой футболкой. Кэм чувствовала, как сильно дрожит Джин, и даже как стучит ее сердце. Она слышала, как застонала девушка, когда Кэм забралась руками под ее рубашку, сжимая пальцами спину, слегка царапая, и это окончательно лишило Кэм рассудка. Камилла подала бёдра вперёд, давая возможность Жене вставить между ее ног своё бедро. Она никогда не занималась сексом с девушкой, но ее тело словно знало, что делать. Кэм прижималась к ноге Жени, совершая круговые движения. Девушка так нежно и страстно целовала ее шею, скользя по ней языком, слегка посасывая, что по телу бежали мурашки. Ещё минута, и она бы кончила, но Джин вдруг отстранилась, словно ее ударили током, ее взгляд мгновенно прояснился.
— Прости.. — Женя тяжело дышала. Она была так близка к финалу, как вдруг осознала, что происходит. Не так.. не здесь.. не сейчас.. — Господи... — она виновато смотрела на Кэм. — Прости. Я не знаю, какого черта на меня нашло.
— Не смей делать это снова. — Угрожающе проговорила Кэм. — Только попробуй сейчас сбежать, и я за себя не ручаюсь.
— Я... — Джин смотрела на девушку ошарашенно и виновато одновременно. — Твою мать! — выругалась она и отступила от Кэм, давая себе необходимое расстояние. Слишком близко они находились и слишком далеко зашли, чтобы было легко остановиться.
— Не смей. — Все так же угрожающе, но  тихо проговорила Камилла.
— Мы должны остановиться. — Поправляя рубашку, чтобы чем-то занять дрожащие руки, сказала Джин.
— Почему? — Кэм сделала шаг навстречу. Все ее тело трепетало от желания и непонимания.
— Господи, потому что! — эмоциональнее, чем следовало, ответила Женя. — Для этого есть тысячи причин.
— Назови мне хотя бы три. — Спокойно, насколько это было возможно, спросила Камилла.
— Я не сплю с девушками, с которыми работаю. — Стараясь совладать с желанием, начала Джин, — не сплю с натуралкими, которые спят с парнями. И ещё с теми, с кем нельзя потом просто забыть о произошедшем.
— С первым и правда есть проблема.. — Мягко ответила Кэм, размышляя, относится ли Ира к девушкам, с которыми Джин работает. — Про свою ориентацию, мне  достаточно сложно судить. Сейчас я вообще ни с кем не сплю, и я понятия не имею, лесби ли я, если меня тянет к тебе как магнитом каждый чертов раз, когда мы оказываемся рядом. И я действительно не гарантирую, что смогу забыть то, что между нами происходит...
— Ты правда не понимаешь, да?! — Джин подняла на Кэм глаза, и в них было что-то такое, от чего сердце щемило. — Я совсем не та, кого ты видишь. Я не приспособлена к отношениям. Меня в моей жизни все устраивает. Танцы, которым отдана львиная доля моего времени. Девушки, которые сменяют друг друга. Я люблю секс, люблю те ощущения, которые он даёт, и меня более чем устраивает то, что это временно. Я не хочу быть чьей-то, сидеть, как верный пёс, менять свои приоритеты. Мне нравится, что я отвечаю только за себя! Я не хочу никого постоянного, потому что я не в состоянии осилить ответственность. Быть верной, не сметь смотреть по сторонам. Не знаю... Я люблю риск, игру на грани. Вот это острие, на котором чувствуется, что ты живой. Отношения предполагают то, от чего я не в состоянии отказаться. Ты достойна намного большего. Кого-то, в ком сможешь быть уверена. Кого-то, кто захочет тихой жизни. И я пытаюсь сейчас уберечь тебя от огромной ошибки, потому что если мы зайдём дальше, это может быть слишком больно. Я люблю свободу, то, как на меня смотрят девушки. То, что я могу им дать. Ты чудесная, и ты заслуживаешь большего, чем одна ночь. А я не готова дать больше того, что у меня сейчас есть. Если ты думаешь, что сможешь меня изменить, излечить, присвоить, сделать удобной, ты ошибаешься. Ни ты, ни кто-либо другой.
Кэм молча смотрела на Джин, пытаясь сопоставить то, что она видела в ней, с тем, что сейчас услышала. Действительно ли, она была так ослеплена чувствами к девушке, что не видела правды... Или Джин боялась чего-то так сильно, что отгоняла от себя всех, кто действительно нёс в себе «опасность»?
— Я провожу тебя. — Тихо сказала Джин. — Здесь небезопасно.
— К тебе домой. — Уверенно сказала Кэм.
— Ты меня слышала? — Женя удивлённо посмотрела на девушку.
— Да. — Твёрдо сказала Камилла. — Я не могу изменить только того, что завтра мы встретимся в зале. С остальным я справлюсь, поверь мне. — Едва ли она понимала точно, что и зачем она делает, но если Джин готова была предложить только одну ночь, что ж, так тому и быть. Одна ночь. Одно сегодня. В конечном итоге, у каждого человека, только это и есть. Она, до дрожи хотела чувствовать, каково это, когда тебя ласкают эти длинные, красивые и сильные пальцы, как это, прикоснуться к стройному телу, чувствовать его жар кожей. Увидеть один раз, как Джин доходит до финала...

0

19

Глава 19

Джин молча вызвала им такси. Всю дорогу до ее дома они молчали. Женя пыталась понять, как могла так попасть... Она хотела Кэм так сильно, что от предвкушения у неё ныло все тело, но чувство, будто она делает что-то совсем не так, не оставляло ее. Кэм оказалась упрямее, чем она думала. Или наоборот, более гибкой... В любом случае, Джин должна была признать, что этот кон она проиграла.
— Куда мы идём? — Кэм оглядела высотку.
— Ко мне домой. — Слегка хриплым голосом ответила Джин.
— Так ты живешь не у сестры? — Кэм зашла следом за собеседницей в подъезд. Он было светлым, просторным, и всюду стояли растения.
— Я жила у неё довольно долго, в силу определённых обстоятельств. — Джин нажала на кнопку лифта, — но сейчас планирую переехать обратно.

Кэм оглядела квартиру, которая была совсем не похожа на квартиру Крис, сестры Джин. Та была семейная, а эта больше напоминала холостяцкое гнёздышко в стиле лофт. Возможно, Джин не утрировала, когда говорила, что не готова к семейным отношениям. Ее квартира являлась тому доказательством. Нет, она была шикарная: кирпичные белые стены, высокие потолки, низкие подоконники, огромные окна с видом на город, барная стойка. Все выглядело очень просторным и светлым. Но создано было явно для одного. Этакая «квартира эгоиста». Очевидно, она обустраивала ее для себя, но не проводила здесь много времени.
— Хочешь выпить? — Низким голосом спросила Джин.
— Нет, спасибо. — Кэм вдруг поняла, что не чувствует прежней уверенности. Она посмотрела на спутницу, — можно я проверю одну вещь?
—  Да, конечно. — Слегка растерянно проговорила Женя.
Кэм резко приблизилась, взяла Джин за затылок, притянула к себе и поцеловала, настойчиво проникая языком в ее рот.
Джин застонала, когда Камилла прикусила ее нижнюю губу.
— Так и есть.. — Кэм тяжело дышала, оторвавшись от губ девушки.
— Что есть? — удивлённо спросила Женя, пытаясь обуздать страсть, рвущуюся наружу.
— Я теряю голову, когда целую тебя. И от того, как ты дышишь, у меня бабочки в животе.
— Господи, Кэм.. — Джин оттолкнулась от стены и прижала к себе девушку, отдаваясь на волю чувств. Все, чего она так хотела —ровно эти руки, эти глаза, это тело — сейчас происходило с ней, не во сне, не в фантазиях, которыми она удовлетворялась в последнее время. Камилла была здесь, с ней, и так стонала, что все разумные объяснения «почему это казалось плохой идеей» рушились одно за другим.
Не разрывая объятий, они добрались до постели, жадно исследуя друг друга руками под одеждой, постепенно снимая ее. Да, Джин хотела бы, чтобы с Кэм все произошло иначе: медленно, нежно, как и должно быть в первый раз, но ничего не могла с собой поделать. Стоило Кэм один раз коснуться ее груди, как Джин едва удержалась на краю сознания, чтобы все не закончилось, едва начавшись. Нет. Она слишком долго ждала, чтобы сейчас потерять контроль. Она хотела насладиться каждым стоном, каждым миллиметром этого хрупкого тела.
Кэм задыхалась, теряя контроль над всем происходящим. Джин была идеальнее, чем даже в самых смелых мечтах. Ее руки были сильными и одновременно нежными. Напряжение тока, гулявшее в них, светилось так, что каждый мускул был виден. Чувствовалось, что она сдерживает себя, чтобы не быть резче и жёстче. Ее сила сводила с ума, и то, как она подавляла ее, заводило. Хотелось сделать что-то, чтобы эта женщина потеряла контроль, чтобы отпустила себя, дала понять, какая она есть на самом деле. Камилла провела ногтями по спине девушки, чувствуя, как Джин рванулась вперёд, повалив ее на кровать и накрыла собой сверху, не прерывая ласк, которые становились настойчивее. Кэм прекрасно осознавала сейчас, что это за грань, острие, про которое говорила ей Джин ещё совсем недавно. Сейчас был тот самый момент, в который она, может быть, впервые в жизни, чувствовала себя живой. Живой и желанной. Или даже единственной в мире.
Джин ощущала, как выгибается под ней Кэм, как требовательно целует, позволяя ей проникать как можно глубже. Это не был поцелуй нежности, скорее тоски, неутоленной жажды, животной страсти, необходимости. Он был почти жесткий. Кэм могла бы одним им взорвать этот мир к чертям в глазах Джин, и с каждой секундой ей требовалось все больше усилий, чтобы не кончить. Возбуждение горячей лавой растеклось по ее телу.
— Не надо.. — Простонала Кэм. — Не надо быть нежной. — Она видела почти чёрные глаза Жени. — Сделай со мной то, о чем танцевала сегодня. — Она увидела на мгновение эту самоуверенную улыбку, скользнувшую по губам женщины, которую видела сегодня в зале.
Джин не в состоянии была говорить. Она рванула молнию на джинсах Кэм и проникла под них, улыбнувшись от осознания того, насколько там все было влажно и горячо от желания. Девушка дернула бёдрами навстречу так, что Джин вошла в неё. Изо рта Камиллы вырвался хриплый крик.
Кэм чувствовала, что находится где-то за гранью реальности, в горячем искрящемся сумраке, прорезаемом только стонами Джин. Господи, как она стонала... Камилла могла ощущать ее всюду в себе, словно было возможно заниматься сексом целиком, ощущая любовницу под кожей. Кэм приподняла бёдра, давая возможность партнёрше стянуть с себя джинсы. Избавившись от них, Камилла раскрыла ноги, давая Жене доступ к себе. Она входила и выходила, скользя внутри.
— Не надо контроля... — скорее простонала, чем проговорила Кэм, толкнув бёдра навстречу очередному удару. — Я хочу Тебя.
Джин чувствовала, что умирает и рождается заново, потому что больше это никак нельзя было описать. Она дрожала крупной дрожью, лаская языком плечи, шею Кэм, входя в неё вновь и вновь. Сильно, настолько, чтобы удовлетворить своё дикое желание обладания. Доказать свои права, сделав ее своей. Это было больше, чем желание, это была необходимость.
— Ааа... — прокричала Женя, когда Кэм дотронулась до неё, протиснув руки в джинсы. Контроля больше не существовало. Они двигались в одном безумном темпе, получая друг друга, отдаваясь друг другу.
Кэм, словно знала, как и что делать. Будто сама природа всю жизнь вела ее к этому мгновению. Она ласкала Джин, возбуждаясь от ее влажности, от осознания, что она — причина этих всхлипов.
Джин толкалась в Кэм со всей силы. Они обе балансировали на грани. За гранью физического взаимодействия.
— Пожалуйста... — громко простонала Джин, — пытаясь высвободиться из джинс, не прекращая ласк.
Кэм выгнулась от этого простого слова, от осознания того, что Джин нуждается в ней. Их руки переплетались, пытаясь доставить наслаждение. От мысли об их влажных пальцах, заполнявших друг друга, Кэм почувствовала удар тока, прошивший ее позвоночник, словно весь мир собрался между ее бёдер и разлетелся на сотни светящихся частиц. Она слышала где-то далеко-далеко, как стонет Джин, но как бы ни хотела, не могла открыть глаза, чтобы увидеть ее в этот момент, запечатлеть...
Джин, тяжело дыша, пыталась собрать остатки своего хрупкого мира.. Ее желание было столь велико, что теперь она чувствовала, как к горлу подкатывает комок слез. Тишина, в которую они упали, была настолько звенящей и отчетливой, что можно было различить каждый вздох и биение их сердец. Она обессиленно лежала на Кэм, закрыв глаза и прислушиваясь к утихающим вздохам. То, о чем она мечтала и то, что она получила, разнились так сильно, что ей показалось, будто они были созданы друг для друга. Липкий страх пробежал ледяной волной, по позвоночнику, но она не позволила ему задержаться. Не сейчас. Сейчас только она и Кэм. На вершине этого мира. Слишком близко друг к другу.
Они лежали, прислушиваясь к тишине, боясь лишний раз пошевелиться и разорвать магию, которая их соединяла. Все произошло так стремительно, словно они летели с обрыва, и теперь было поздно что-то менять и невозможно повернуть время вспять.
Джин аккуратно перекатилась рядом и легла на спину, тихо гладя подушечками пальцев тело Кэм. Когда их закружило и унесло вихрем, она даже не успела рассмотреть ее, прочувствовать каждое мгновение. Теперь она ласково рисовала узоры на хрупких плечах девушки и думала о том, насколько пропала. Возможно, даже мучившая ее жажда и возбуждение были не так опасны, как то, что она берегла сейчас в каждой клеточке своего тела. Драгоценное знание о том, как это возможно с Кэм, какая она в моменты страсти, оголившей их до самого нутра, сбившей маски с их лиц. Ей до сих пор было удивительно, что Камилла — не лесби, и то, что Женя была первой девушкой, с которой у Кэм был секс, потому что она словно знала наверняка что делать, как доставить удовольствие. Жить с этим знанием теперь, помня ее губы, жадные поцелуи, настойчивые ласки, было невыносимо...
— Ты куда? — растерянно спросила Джин, когда Камилла села на кровати.
— Мне пора, я думаю.. — ответила девушка, и в ее голосе не было ни укора, ни попытки задеть, ни даже грусти. — Ты же помнишь уговор?
— Я думала, ты останешься у меня... — Джин постаралась скрыть разочарование. Почему она и впрямь думала, что Кэм захочет остаться. Обычно это она, Джин, давала девушкам понять, что им пора. А сейчас она обнаружила, что не была готова отпустить Кэм. По крайней мере, не так скоро. Сложно было сказать, задело ли это ее эго... Но застало врасплох точно.
Кэм накинула футболку и надела белье, потом молча подошла к Джин и поцеловала. В этот поцелуй было вложено все то, что не имело смысла произносить вслух, или все то, для чего невозможно было подобрать слов.
— До завтра. — Улыбнулась девушка. — В восемь репа. Я помню. — Она поднялась с кровати и надела джинсы.
— Может, я вызову тебе такси? — оторопело спросила Джин, пытаясь разобраться в сумбуре чувств, которые вдруг накатили на неё.
— Я сама. — Мягко ответила Кэм. — Мне кажется, тебе нужно поспать. — В этих словах не было ни одного намёка. Хотя это и было сложно, учитывая, что Джин так и лежала перед ней совершенно обнаженная.
Когда дверь за Кэм закрылась, Джин вдруг ощутила всю пустоту этой квартиры. Она и раньше казалась ей огромной и необжитой, но сейчас эта пустота была необъятной. Она была повсюду, где только что находилась Кэм, где ещё пятнадцать минут назад от стен отражалось ее дыхание... Нет, она прекрасно помнила их разговор перед тем, как они оказались в квартире. Помнила, что сказала девушке, что не способна дать ей ничего большего, чем одна ночь. Знала ли она, что этого окажется так чудовищно мало? Был ли для Камиллы, это всего лишь любопытный опыт, одна горячая ночь с девушкой? Или она тоже чувствовала космос, простирающийся в них в момент оргазма?
В любом случае, она четко дала понять, что это все. И на большее она, как и просила Джин, не претендует.
Девушка вздрогнула, когда на ее телефон пришло сообщение от Кэм: «Мое первое желание исполнилось.» Женя поймала себя на том, что глупо улыбается. Это сообщение стало для неё соломинкой, за которую можно было ухватиться. Потому что, если верить преданиям и сказкам, желаний было три. Джин не могла вспомнить, когда бы ещё чувствовала себя настолько влюблённой... Будто сквозь бронированную заколоченную дверь с решеткой пробрались тёплые солнечные лучи.
Кэм шла по ночной улице. Она попросила таксиста остановить за квартал до ее дома, чтобы просто пройтись, подышать тёплым летним вечером. Судя по влажному асфальту, совсем недавно прошёл дождь, вероятно тогда, когда они с Джин были в постели... Эта мысль до сих пор, не укладывалась у неё в голове. Наверное, от этого тяжелые мысли не успели заполонить пространство. Все тело будто было расплавлено нежностью и силой этих незабываемых рук, губ... Удивительно, но то, что она сейчас занималась сексом с девушкой, не вызывало никаких внутренних протестов, словно это было совершенно естественно. И она бы повторила все ещё раз, только медленнее, чтобы почувствовать каждую секунду, каждое мгновение, заметить каждую серебринку влаги на рельефной спине Джин, рассмотреть, как напрягаются жилки на руках от возбуждения и попытки контроля над ним, как Женя закусывает губу, когда пытается сдержаться, как чернеют ее глаза от страсти. Кэм поймала себя на мысли, что никогда в жизни ей не было так хорошо в постели. Ни с одним мужчиной ей не сносило так голову, не плавило тело и разум. Не говоря уже о том, что никто и никогда не оказывался у неё «под кожей» настолько, чтобы она чувствовала себя единственной на свете. Джин всегда умела смотреть так, словно никого рядом не существует, и это бесспорно давало ей сто очков вперёд. Ни разу за все время, пока она шла по ночной улице, Кэм не позволила ни одной дурной мысли коснуться себя. Более того, она помнила взгляд Джин, когда она спросила, не останется ли Кэм на ночь. Господи, этого Камилле хотелось больше всего, но «остаться» – значило нарушить сразу все, о чем они договаривались «на берегу».

Утро выдалось дождливым. Когда Джин проснулась, то ещё долго не открывала глаза, прислушиваясь к звуку капель, падающих на стекло. Она чувствовала своё тело таким расслабленным, мягким, словно спала не пару часов, а сутки, и абсолютно выспалась. Она хотела бы отрицать, но первая ее мысль была о Кэм. Теперь, когда ночь сменилась утром, все ее демоны вылезли на свет. Мысль о том, что между ними произошло, пугала. До чемпионата оставалась всего неделя. И последнее, чем сейчас стоило заниматься, это портить работу сексом с одной из участниц команды. Джин села и обхватила голову руками. Как бы то ни было, теперь ей предстояло взять свои чувства под контроль и приняться за дело.

0

20

Глава 20

Кэм вошла в зал, как обычно поздоровавшись со всеми и бросив рюкзак на подоконник. На улице было тепло, но весь день шёл дождь. Все, на что рассчитывала девушка, — что Джин поедет на каршеринге, а не на мотоцикле.. Сложно было отрицать, что она безумно волновалась за неё. Все утро и весь день Камилла старалась занять себя чем угодно, чтобы не позвонить и не написать Жене. От неё сообщений тоже не поступило, что вполне укладывалось в их договор.
— Я быстро мотнусь за водой. — Обратилась она к девочкам из команды, разминавшимся возле неё. — Если Джин придёт раньше, скажите ей, что я на месте, пожалуйста! — с этими словами она открыла дверь, чтобы выйти, и мгновенно уткнулась носом в мокрую до нитки косуху. Кэм подняла глаза, стараясь сохранить все самообладание, потому что то, как пахла Женя и капли, стекающие по ее лицу, подействовали возбуждабще. — Я на минуту, за водой. — Перебарывая, неизвестно откуда взявшуюся хрипотцу в голосе, проговорила девушка. Взгляд Джин на секунду потемнел, и в нем блеснули языки пламени. Они стояли вплотную в дверном проеме, что ощущалось слишком горячо. Кто-то должен был нарушить эту близость, чтобы не дать повода для сплетен.
— Конечно. — Ответила Джин срывающимся голосом. Она знала, что они непременно увидятся, и помнила, что должна держать лицо, чтобы по команде не пошли слухи, но она явно не рассчитывала на такую «киношную» встречу в дверях. Близость Кэм начисто лишила ее мыслей. Всех, кроме той, которая сигнализировала о нарастающем желании. «Черт..» – выругалась она про себя. — «Джин, просто держись от неё подальше».
Женя пропустила Кэм и зашла в зал, мгновенно встретившись с вопросительным взглядом Ириных глаз. Джин смахнула мокрую челку со лба и постаралась выглядеть как можно более непринуждённо. Сейчас стоило немного сдать позиции и признать, что между ней и Кэм есть некоторое притяжение, ради того, чтобы никто не узнал о прошлой ночи. От одного воспоминания о которой низ ее живота наливался пламенем.
— Так, девочки, надеюсь, все размяты и готовы, — проговорила Джин, когда Кэм вбежала в зал. — Поэтому просто гоняем. Дальше у вас будет два дня выходных, потом день генерального прогона в костюмах и вновь выходной, за который все обязаны выспаться, чтобы быть в отличной форме. — Она оглядела зал, старательно избегая Камиллы. — Погнали.
Джин старалась взять себя в руки, но в этот раз отчётливо понимала, что физически не может заставить себя не смотреть на Кэм. Чувство было, словно она спит, и ей снится психоделический сон, в котором танцующая Кэм на секунду превращается в ту девушку, которая целовала ее вчера так страстно и жадно, что перехватывало дыхание. Каждое движение ее рук, ее пальцы... То, какое наслаждение они дарили ей прошлой ночью... Это было невыносимо.
Кэм старалась делать все, что возможно, чтобы удержать ритм и сконцентрироваться на номере, а не на тех взглядах Джин, которые она ловила иногда на себе. Сейчас она прекрасно понимала, что они значат, и это, вопреки всем попыткам сохранять сознание ясным, возбуждало ее. Кэм ругала себя за то, что не может сдержать обещание, данное прошлой ночью Жене. Она не была способна выкинуть ее из головы, и ее тело предательски ныло от желания, напоминая о этом.
Через два часа они вышли из здания, попрятавшийсь под зонты. Из-за грозы на улице было темно, как ночью, а дождь только усиливался.
Джин шла рядом с девочками, придерживая под мышкой шлем.
— Может, зонт? — Кэм поравнялась с Женей. — Нет, я понимаю, ты — чертовски брутальная и, наверняка, не сахарная, — потом наклонилась чуть ближе к уху и, вопреки здравому смыслу, добавила, — хотя с этим я бы поспорила.
Джин метнула в Кэм красноречивый взгляд, но не стала сопротивляться и встала под ее зонт.
Они шли молча, потому что говорить о погоде или репетиции было бы крайне фальшиво, а сказать то, что волновало на самом деле, слишком опрометчиво.
— Как ты поедешь под таким ливнем? — Нарушила тишину Кэм, когда они немного отстали от всех остальных.
— Ты и правда хочешь узнать? — в голосе Джин читался вызов, хотя она и улыбалась.
— Да. — Уверенно проговорила Кэм, надеясь, что не ошиблась, и это действительно было предложение поехать вместе.
— И ты не боишься? — в этот раз в голосе Джин читалось сомнение.
— С тобой – ничего. — Кэм нежно сняла каплю дождя с щеки Жени.
— Поехали. — Хрипло сказала Джин. Брать девушку с собой не входило в ее планы. Но сейчас она могла бы поклясться, что ещё недавно Кэм тоже не входила в ее планы, как и те чувства, что она к ней испытывала.
Они попрощались с командой, и Джин протянула Кэм второй шлем и яркий дождевик.
— Вот. Так тебя будет видно сзади в этом дожде... Только держись крепче. — Серьезно проговорила она. — Когда куртка мокнет, это может быть весьма неприятно, поэтому руки убери под неё. Они не промокнут и не будут скользить.
— Я тебе полностью доверяю. — Сказала Кэм почти на ухо собеседнице, усаживаясь за ней на мотоцикл и пробираясь руками под куртку. Слегка влажная футболка и горячая кожа под ней мгновенно задурманили голову.
— Крис просила заехать на ужин. Ты же не против? — осторожно спросила Джин, чувствуя, как от дыхания девушки
по ее телу побежали мурашки.
— У тебя чудесная сестра! — Кэм чуть крепче обняла девушку. — И спасибо за приглашение.
Женя сосредоточилась на дороге, стараясь держать дистанцию и все машины в поле зрения. Она водила байк, сколько себя помнила, и дождь ее нисколько не пугал. Но в данный момент она отвечала не только за себя. Поэтому она изо всех сил старалась не думать о тёплых ласковых руках, обнимавших ее за талию, и держать в голове только дорогу, чтобы вовремя среагировать при необходимости.
— Вот и приехали. Как ты? — Джин припарковала мотоцикл и подождала, пока Кэм слезет. — Так я и езжу в дождь.
— Ты давно водишь байк? — Камилла достала руки из под куртки Джин, стараясь не думать о том, как сильно не хочет этого делать. — Меня не оставляет чувство, будто вы с ним одно целое.
— Я.. — Джин слезла с мотоцикла и сняла шлем. Сказалось ли то, что Камилла была рядом, ведь ее близость, всегда лишала Женю привычной «брони», или просто плаксивая погода подходила для воспоминаний.. Перед глазами Джин плыли образы прошлого, вызвавшие неожиданную боль.
— Прости.. Если я зря спросила.. — Кэм стало не по себе от грусти и тоски в глазах собеседницы. Она редко видела Джин такой раненой и беззащитной. — Если это что-то слишком личное, ты можешь не отвечать.
— Ничего. — Женя секунду помолчала, раздумывая, стоит ли сейчас просто назвать цифру, дав ответ на вопрос, или поделиться своей долгой историей. Кэм не давила, и от этого становилось легко. С ней всегда выходило просто быть откровенной, с самых первых дней. Что-то в девушке мгновенно располагало к ней, рождало чувство безопасности. Джин вздохнула и стёрла мокрым рукавом каплю дождя с лица. — Я всегда была такой. То есть, нет, не так.. Сейчас, я уже приняла себя. И такой я была не всегда. Мне было 12, когда я окончательно поняла, что парни меня не привлекают. Мне как-то и в детстве, больше нравились машины, возня с болтами, сооружение чего бы то ни было, работа с отцом в гараже. Это всех устраивало, поначалу. Но когда выяснилось, что это далеко не все, что во мне есть мальчишковатого, родители начали беспокоиться, водить меня к психологам, психиатрам, в попытке «вылечить» меня, потому что они не понимали, что со мной происходит. А я была влюблена. В девочку с танцев, из старшей группы. Я собирала ее фотографии, писала о ней какие-то записки, приносила ей на репетиции еду. С ней же был мой первый секс... В общем, с родителями не ладилось, и после того, как эта девочка разбила мне сердце, чего и стоило ожидать, — Джин грустно улыбнулась, — я нашла альтернативный выход. Много тусила с парнями во дворе, в гаражах, когда они собирали свои первые байки. Тогда же я, естественно, попробовала ездить. Ну.. — Джин поняла вдруг, что слишком разоткровенничалась.
— Так что лет с 13-14 я вожу эту технику. Просто постепенно меняла модели. Ну и на легковушки отучилась. Просто для себя.
— Ты поэтому переехала в Москву? — рискнула спросить Кэм. Ей захотелось сейчас обнять Джин крепко-крепко, настолько, чтобы забрать у неё эту боль. И больше никогда не отпускать.
— Мой отец.. — Джин не понимала почему, но ей было легко говорить с Кэм. Она не чувствовала ничего, даже капли воды, стекающие по ее лицу. — Он довольно крупный бизнесмен. Поэтому когда встал вопрос о том, что подумают люди, если узнают, что его дочь лесби... Я просто собрала вещи и уехала в Москву. Крис тут уже жила. На какое-то время она приютила меня у себя. Не тревожа, не задавая никаких вопросов, а потом я нашла работу, команду, быстро пошла по карьерной лестнице и смогла снять у знакомых ту квартиру, которую ты видела. Вот такая совершенно неинтересная история.
Кэм ничего не ответила, просто сжала руку Джин, переплетя с ней пальцы. Она понятия не имела, что на такое обычно отвечают. И у неё все ещё оставались тысячи вопросов. Но она не могла сейчас их задать. Их отношения с самого первого дня напоминали «американские горки», и за каждым случайным словом могла последовать «мертвая петля».
— Твоя сестра в курсе? — Мягко поинтересовалась Кэм, когда они вошли в подъезд. — Ну, что ты...
— Лесби? — хмыкнула Джин. — Конечно. И если ты хочешь понять, есть ли у неё с этим проблемы, то нет.
— Крис очень тебя любит. — Кэм погладила большим пальцем запястье Жени. — Это видно по тому, как она смотрит на тебя.
— Она - самое дорогое, что есть у меня в жизни. — Без доли сомнения проговорила Джин.
— Так, — из-за двери появилась Кристина, — а я гадала, долго вы ещё будете мокнуть. — Она посмотрела на Джин и потом перевела взгляд на Кэм. — У нас дома есть душ, и он работает. Не обязательно мыться под дождем.
— Крис, это же природа... — шутливо-укоризненно проговорила Женя. — Мы гуляли.
Кристина хотела что-то добавить, но лицо Джин и то, что читалось в ее глазах, остановило девушку. Она, как и прежде, шутила, но выглядела такой беззащитной и открытой, что Крис решила промолчать.
— Давайте сюда ваши куртки! — оглядев их с ног до головы, произнесла Крис. — Вы же до нитки мокрые! А ну-ка в душ! Обе! — Видя смущенное лицо сестры, она быстро исправилась. — На первый-второй рассчитайсь! Отлично! Кэм идёт первая! А ты, Джин, принеси ей сухие вещи. Пойду приготовлю горячую еду и чай. — Голос ее был строгим, но Кристина улыбалась.
— Иди. — Джин слегка подтолкнула Кэм к ванне. — Я принесу тебе вещи.
Через пару минут Джин зашла в ванну с вещами в руках. Одного взгляда на полуобнаженную девушку ей хватило, чтобы почувствовать жар. Влажное тело Камиллы, было настолько соблазнительным, что потребовалось огромное самообладание, чтобы не накинуться на неё прямо там.
— Ты вся мокрая.. — Кэм видела, как разгорались языки пламени в глазах Джин. И ей нравилось то, какой эффект она производит на эту сильную и самоуверенную женщину. По правде говоря, она тоже с трудом могла сдерживать себя, скользя глазами по прилипшей к обнажённому телу чёрной тонкой футболке, через которую прекрасно было видно острые соски.
— Ты даже не представляешь, до какой степени... — хриплым и опасным голосом проговорила Джин, положила вещи и, ещё раз взглянув на грудь Кэм, поспешила выйти за дверь.

+1


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Творческая гостиная » Роман «Три желания»