Тематический форум ВМЕСТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » На грани пола » Джоан Роулинг аргументирует свою позицию по поводу транс-идеологии


Джоан Роулинг аргументирует свою позицию по поводу транс-идеологии

Сообщений 1 страница 20 из 166

1

Джоан Роулинг аргументирует свою позицию по поводу транс-идеологии
“Вы Волдеморт,” — сказал один человек, явно чувствуя, что это был единственный язык, который я понимаю.

Это не очень простой для написания текст по причинам, которые вскоре станут ясны, но я знаю, что настало время объясниться по вопросу, окруженному токсичностью. Я пишу это без всякого желания умножать эту токсичность.

Для тех, кто не в курсе: в прошлом декабре я твитнула в поддержку Майи Форстэтер (Maya Forstater) , налоговой специалистки, которая потеряла работу из-за “трансфобных” твитов. Она направила иск в суд по вопросам трудовых отношений, прося судью решить, защищается ли законом философская идея, что пол определяется биологией. Судья Тайлер постановил, что нет.

Мой интерес к транс-вопросам предшествовал делу Майи почти двумя годами, в течение которых я внимательно следила за дискуссиями о понятии гендерной идентичности. Я встречалась с транс-людьми, читала различные книги, блоги и статьи, написанные транс-людьми, специалистами по гендерному вопросу, интерсекс-людьми, психологами, правозащитниками, соцработниками и врачами, а также следила за дискуссией онлайн и в традиционных медиа. С одной стороны, мой интерес был профессиональным, ведь я пишу серию детективов, действие которых происходит в настоящее время, и моя героиня-сыщица как раз в том возрасте, чтобы быть заинтересованной и затронутой этими проблемами сама, но, с другой стороны, это очень личное, что я и собираюсь объяснить.

Всё то время, что я исследовала и изучала, обвинения и угрозы со стороны транс-активистов всплывали в моих твиттер-уведомлениях. Изначально это было спровоцировано “лайком”. Когда я начала интересоваться вопросами гендерной идентичности и трансгендерности, то начала скриншотить комментарии, которые интересовали меня, в качестве напоминания для себя, что я могу изучить позже. Однажды я, забывшись, “лайкнула”, вместо скриншота. Этот единственный “лайк” стал свидетельством неправильного мышления и первый уровень преследований начался. (Прим. переводчицы: Джоан использует слово “низкий уровень преследований”, но контекстуально он не очень вяжется, и я приняла решение заменить его на слово, которое не вызовет неоднозначной реакции у русскоязычного читателя)

Месяцы спустя, я усугубила свое “лайк”-преступление тем, что зафолловила Магдален Бёрнс (Magdalen Burns) в твиттере. Магдален была невероятно смелой молодой феминисткой и лесбиянкой, которая умирала от агрессивно прогрессирующей опухоли мозга. Я зафолловила её потому, что хотела связаться с ней напрямую, что мне и удалось. Однако, так как Магдален была большой сторонницей важности биологического пола и не верила, что лесбиянки должны называться фанатичками за то, что не встречаются с транс-женщинами, у которых есть пенисы, точки соединились в голове у твиттерских транс-активистов и уровень абьюза в соцсетях усилился.

Я упоминаю всё это только для того, чтобы объяснить, что я прекрасно знала что произойдёт, когда я поддержу Майю. Должно быть, я была отменена в четвертый или пятый раз к тому моменту. Я ожидала угрозы насилия, что мне скажут, что я буквально убиваю транс-людей своей ненавистью, что меня назовут редиской и тварью (прим. переводчицы: да, Роулинг буквально использует эту лексику, в оригинале там *тут был мат*, переводы которого разнятся) и, конечно, что мои книги будут жечь, хотя один особенно оскорбленный человек сказал, что он ими подтирался. (Прим. переводчицы “отмена” здесь и далее - cancel, культура канселлинга широко популярна в интернете).

Чего я не ожидала после того, как меня отменили – это лавины электронных и бумажных писем, которая буквально обрушилась на меня, подавляющее большинство которых были позитивными, выражающими благодарность и поддержку. Они были написаны группой добрых, чутких и умных людей, некоторые из которых работают в областях связанных с гендерной дисфорией и транс-людьми, и глубоко обеспокоены тем, как социально-политическая концепция влияет на политику, медицинскую практику и правозащитную деятельность. Они волнуются об опасностях, которые подстерегают молодое поколение, гомосексуальных людей, и о нарушении прав женщин и девочек. Прежде всего их беспокоит атмосфера страха, которая никому не служит доброй службы, и в первую очередь транс-молодёжи.

Я ушла из твиттера на многие месяцы как до, так и после того, как твитнула в поддержку Майи, потому что я знала, что это не принесет ничего хорошего моему психическому здоровью. Я вернулась только потому, что хотела поделиться бесплатной детской книгой во время пандемии. Сразу же активисты, которые явно считают себя хорошими, добрыми и прогрессивными людьми, ворвались в мою ленту, взяв на себя право контролировать мою речь, обвинить меня в ненависти, назвать меня женоненавистническими оскорблениями, и прежде всего – как и каждую женщину, вовлеченную в эту дискуссию, – TERF.

Если вы не знаете – да и почему должны? – “TERF” это аббревиатура, придуманная транс-активистами, которая означает “транс-эксклюзивная радикальная феминистка”. На деле, в настоящий момент ТЭРФками называют огромную и разноплановую общность женщин, абсолютное большинство которых никогда не являлись радикальными феминистками. Примеры так называемых ТЭРФок – от матери гомосексуального ребёнка, которая боится, что её ребёнок захочет перехода, чтобы избежать гомофобной травли, до пожилой леди, совершенно точно не феминистки, которая поклялась больше никогда не посещать Marks & Spencer, потому что они позволяют любому мужчине, который говорит, что идентифицирует себя как женщина, пользоваться женскими примерочными. Иронично, что радикальные феминистки даже не транс-эксклюзивны – они включают в свою повестку транс-мужчин, так как те родились женщинами.

Но обвинений в ТЭРФовости было достаточно, чтобы запугать множество людей, учреждений и организаций, которыми я некогда восхищалась, пасующих перед тактикой песочницы. “Они назовут нас трансфобами!” “Они скажут, что я ненавижу транс-людей!” Что дальше — они скажут, что у вас блохи? Говорю как биологическая женщина: огромному количество людей на руководящих постах давно пора “отрастить яйца” (что, несомненно, возможно буквально, согласно утверждениям о том, что рыба-клоун доказывает, что люди не являются диморфным видом). (Прим. переводчицы “grow a pair” буквально значит “отрастить яйца”, на русском это звучит несколько мизогинно, но как мы видим контекст буквально этот)

Так зачем я это делаю? Почему говорю? Почему бы мне тихонько не заниматься исследованиями и не высовываться?

Ну, у меня есть пять причин для беспокойства по поводу нового транс-активизма, и я решила высказаться.

Во-первых, у меня есть благотворительный фонд, деятельность которого направлена на облегчение социальной депривации в Шотландии, с особым упором на женщин и детей. Помимо прочего, мой фонд поддерживает проекты для женщин-заключенных и жертв бытового и сексуального насилия. Я также финансирую медицинские исследования по РС (прим. переводчицы - рассеянный склероз) — заболеванию, которое ведёт себя очень по-разному у мужчин и у женщин. В последнее время мне стало ясно , что новый транс-активизм оказывает (или, скорее всего, окажет, если все его требования будут выполнены) значительное влияние на многие из групп, которые я поддерживаю, потому что он пытается разрушить юридическое определение пола и заменить его на гендер.

Вторая причина состоит в том, что я бывшая учительница и основательница детской благотворительной организации, которая занимается как образованием, так и правозащитной деятельностью. Как и многие другие люди, я глубоко обеспокоена влиянием транс-правозащитного движения на обе эти сферы.

В-третьих, я, как писательница, которую очень сильно порицают, заинтересована в свободе слова и публично защищаю ее даже перед Дональдом Трампом.

Четвертая причина – та, где вещи становятся по-настоящему личными. Я обеспокоена взрывом популярности идеи транзишена среди молодых женщин а также ростом числа тех, кто совершает детранзишен (возвращение к своему биологическому полу), потому что они жалеют о шагах, которые предприняли, в некоторых случаях их тела изменены необратимо и они утратили фертильность. Некоторые из них говорят, что решились на переход после того, как осознали, что их привлекают люди того же пола, и переход был частично руководим гомофобией, как в обществе, так и внутри семьи.

Большинство людей, вероятно, не знают - я совершенно точно не знала, пока не начала должным образом исследовать эту проблему - что десять лет назад большинство людей, желающих совершить переход, были мужчинами. Это соотношение теперь изменилось. В Великобритании число девушек, которые были направлены на транзишен в качестве лечения, увеличилось на 4400%. Количество аутичных девушек среди них зашкаливает.

Такое же явление было замечено в США. В 2018 году американская врачиня и исследовательница Лиза Литтман начала изучать его. В интервью она сказала:

“В сети родители описывали очень необычную схему трансгендерной идентификации, когда несколько друзей [из одной компании] или даже вся компания стала идентифицировать себя как трансгендеров одновременно. Было бы моим упущением не учесть социальное распространение [идеи] и влияние сверстников как потенциальные причины”.

Литтман упомянула Tumblr, Reddit, Instagram и YouTube как факторы, способствующие быстрой гендерной дисфории, где, как она считает, в царстве трансгендерной идентификации «молодёжь создала своего рода изолированные островные эхо-камеры».

Её статья вызвала фурор. Её обвинили в предвзятости и распространении дезинформации о трансгендерных людях, она подверглась цунами абьюза и организованной кампании по дискредитации как её самой, так и её работы. Журнал изъял её статью в оффлайн и перепроверил её перед повторной публикацией. Тем не менее её карьера получила такой же удар, как и у Майи Форстэтер. Лиза Литтман осмелилась бросить вызов одному из главных принципов транс-активизма, который заключается в том, что гендерная идентичность человека является врожденной, как и сексуальная ориентация. Активисты настаивали на том, что никого нельзя убедить в трансгендерности.

Аргумент многих нынешних транс-активистов заключается в том, что если вы не допустите транс-перехода подростков с гендерной дисфорией, они совершат суицид. В статье, объясняющей, почему он ушел из Тэвисток (Tavistock) (гендерная клиника NHS [National Health Service] в Англии), психиатр Маркус Эванс заявил, что заявления о том, что дети убьют себя, если им не разрешат переход, “не совпадают по существу с какими-либо убедительными данными или исследованиями в этой области. Они также не соответствуют случаям, с которыми я сталкивался на протяжении десятилетий как психотерапевт.”

Работы молодых транс-мужчин раскрывают их как группу особо чувствительных и умных людей. Чем больше их рассказов о гендерной дисфории я прочитала, с их проницательными описаниями тревоги, диссоциации, расстройств пищевого поведения, самоповреждения и ненависти к себе, тем больше я задавалась вопросом, попыталась бы я тоже совершить переход, если бы родилась на 30 лет позже. Очарование спасения от женственности было бы огромным. В подростковом возрасте я боролась с тяжёлым ОКР. Если бы я нашла в Интернете сообщество и сочувствие в нём, которого не смогла бы найти в своём непосредственном окружении, я бы, наверное, убедила бы себя превратиться в сына, которого мой отец предпочел бы, о чём он открыто заявлял.

Когда я читаю о гендерной теории, то вспоминаю, насколько психологически бесполой чувствовала себя в молодости. Я вспоминаю описание Колетт себя как “психологического гермафродита” и слова Симоны де Бовуар: “Совершенно естественно, что будущую женщину возмущают ограничения, налагаемые на неё её полом. Вопрос о том, почему она их отвергает, некорректен — ,скорее следовало бы понять, почему она их принимает”.

Поскольку у меня не было реальной возможности стать мужчиной в 1980-х годах, именно книги и музыка помогли мне решить проблемы с психическим здоровьем и подвергнуть анализу мою сексуальность и суждения, которые заставляют так много девушек воевать против своего тела в подростковом возрасте. К счастью для меня, я нашла свое собственное чувство обособленности и свою амбивалентность в отношении того, чтобы быть женщиной, отраженную в работах писательниц и музыканток, которые заверили меня, что, несмотря на всё то, что сексистский мир пытается набросить на женское тело, нормально не чувствовать себя розовой, вычурной и послушной в собственной голове, нормально чувствовать себя смущённой, мрачной, сексуальной и несексуальной, неуверенной в том, кем или чем ты являешься.

Здесь я хочу выразиться предельно ясно: я знаю, что переход будет решением для некоторых людей с гендерной дисфорией, хотя благодаря углублённому изучению вопроса я также осознаю, что исследования стабильно показывают, что от 60 до 90% подростков с гендерной дисфорией вырастут из неё. Снова и снова мне говорят «просто встретиться с некоторыми транс-людьми». Я встречалась: в дополнение к нескольким молодым людям, которые были очаровательны целиком и полностью, я случайно познакомилась с прекрасной трансгендерной женщиной, которая старше меня. Хотя она открыто рассказывает о своём прошлом как гея, мне всегда было трудно думать о ней, как о ком-то ином, кроме женщины, и я верю (и, конечно, надеюсь), что она полностью счастлива, что совершила переход. Однако с возрастом она прошла долгий и строгий процесс оценки, психотерапии и поэтапного преобразования. Нынешний взрыв транс-активизма требует устранения почти всех надежных систем, через которые когда-то должны были проходить кандидаты на смену пола. Мужчина, который не намеревается сделать операцию и не принимает гормоны, теперь может получить сертификат о признании пола и быть женщиной в глазах закона. Многие люди не знают об этом.

Мы переживаем самый мизогинный период, который я когда-либо видела. Ещё в 80-е годы я представляла себе, что мои будущие дочери, если бы у меня были такие, имели бы гораздо лучшее, чем то, что было у меня, но сравнивая отрицательную реакцию на феминизм и пропитанную порнографией онлайн-культуру, я считаю, что для девочек всё стало значительно хуже. Никогда раньше я не видела женщин, униженных и дегуманизированных до такой степени, как сейчас. От лидера свободной страны, с его долгой историей обвинений в сексуальном насилии и его гордого хвастовства в "хватании их за пизду", до движения инцелов ("невольный целибат"), которое яростно бушует против женщин, которые не дают им секса, до транс-активистов, которые заявляют, что ТЭРФ нужно избивать и перевоспитывать, мужчины во всём политическом спектре, похоже, согласны: женщины напрашиваются на неприятности. Везде женщинам говорят заткнуться и сесть или ещё что-нибудь.

Я прочитала все аргументы о том, что женщина не живёт в сексуально детерминированном теле, и о том, что у биологических женщин нет общего опыта, и я нахожу их также глубоко женоненавистническми и регрессивными. Кроме того, ясно, что одна из целей отрицания важности пола заключается в том, чтобы разрушить то, что некоторые, вероятно, видят как жестоко сегрегационистскую идею о женщинах, имеющих свои собственные биологические реалии, или - что столь же ужасно - объединяющие реальности, которые делают их сплоченным политическим классом. Сотни электронных писем, которые я получила за последние несколько дней, доказывают, что это размывание касается и многих других. Для женщин недостаточно быть транс-союзницами. Женщины обязаны принять и признать, что между транс-женщинами и ими самими нет существенной разницы.

Но, как говорили многие женщины до меня, “женщина” - это не костюм. “Женщина” - это не идея в голове мужчины. “Женщина” это не розовый мозг, любовь к Джимми Чу или любая другая сексистская идея, сейчас почему-то называемая прогрессивной. Кроме того, «инклюзивный» язык, который называет женщин «менструаторами» и «людьми с вульвой», многие женщины считают дегуманизирующим и унизительным. Я понимаю, почему транс-активисты считают этот язык уместным и добрым, но для тех из нас, кто слышали унизительные оскорбления, выплёвываемые в нас жестокими мужчинами, это не нейтрально — это враждебно и отчуждающе.

Это подводит меня к пятой причине, по которой я глубоко обеспокоена последствиями нынешнего транс-активизма.

Я находилась в общественном поле уже более двадцати лет и никогда не говорила публично о том, что значит быть пережившей домашнее и сексуальное насилие. Это не из-за стыда за то, что эти вещи произошли со мной, а из-за того, что они травмируют, если вернуться к этому и вспомнить. Я также чувствую, что должна защитить свою дочь от моего первого брака. Я не хотела заявлять, что единолично владею историей, которая принадлежит и ей тоже. Однако некоторое время назад я спросила её, как бы она себя чувствовала, если бы я была публично честной в отношении этой части моей жизни, и она призвала меня действовать.

Я упоминаю эти вещи сейчас не для того, чтобы заслужить симпатию, а из-за солидарности с огромным количеством женщин, которые имеют такие же истории, как моя, и которых презирают как фанатичек за беспокойство по поводу однополых пространств.

С некоторым трудом мне удалось сбежать из моего первого брака, полного насилия, но сейчас я замужем за действительно хорошим и принципиальным человеком, в такой безопасности и под такой защитой, которых я не надеялась получить и через миллион лет. Однако шрамы, оставленные бытовым и сексуальным насилием, не исчезают, независимо от того, насколько вы любимы и сколько денег вы заработали. Моя постоянная нервозность стала семейной шуткой - даже я знаю, что это смешно, - но я молюсь, чтобы у моих дочерей никогда не было таких же, как у меня, причин ненавидеть внезапные резкие звуки или обнаруживать людей за собственной спиной, не услышав, как они подошли.

Если бы вы могли оказаться в моей голове и понять, что я чувствую, когда читаю о транс-женщине, умирающей от рук жестокого мужчины, вы бы нашли солидарность и родство. Интуитивно чувствую тот ужас, в котором эти транс-женщины проведут свои последние секунды на земле, потому что я тоже испытывала слепой страх в моменты, когда понимала, что единственная причина, по которой я до сих пор жива - это шаткое самообладание нападавшего на меня.

Я считаю, что большинство людей, идентифицирующих себя как трансгендеры, не только не представляют угрозы для других, но и уязвимы по всем вышеизложенным причинам. Транс-люди нуждаются в защите и заслуживают её. Как и у женщин, у них высоки шансы быть убитыми сексуальными партнёрами. Транс-женщины, которые работают в секс-индустрии, особенно POC-транс-женщины, подвергаются особому риску. Как и все остальные жертвы домашнего и сексуального насилия, которых я знаю, я не чувствую ничего, кроме сочувствия и солидарности с транс-женщинами, которые подверглись насилию со стороны мужчин.

Поэтому я хочу, чтобы транс-женщины были в безопасности. В то же время я не хочу, чтобы девушки и женщины, родившиеся таковыми, были в меньшей безопасности. Когда вы открываете двери ванных комнат и раздевалок любому мужчине, который считает или чувствует, что он женщина – а, как я уже сказала, свидетельства о подтверждении гендера теперь могут выдаваться без необходимости хирургического вмешательства или гормонов – тогда вы открываете дверь всем, кто хочет войти внутрь. Это простая истина.

В субботу утром я прочла, что шотландское правительство продолжает свои спорные планы по признанию гендера, которые фактически означают, что всё, необходимое мужчине, чтобы «стать женщиной», - это сказать, что он является таковой. Говоря современным языком, меня “триггернуло”. Придавленная непрекращающимися атаками со стороны транс-активистов в социальных сетях, когда я была там только для того, чтобы дать детям отзывы об иллюстрациях, которые они нарисовали для моей книги во время локдауна, я провела большую часть субботы в очень тёмном месте в своей голове, вспоминая о серьезном сексуальном нападении, которому я подверглась в свои двадцать, снова и снова. Это нападение произошло в то время и в том месте, где я была уязвима, и мужчина воспользовался возможностью. Я не могла отгородиться от этих воспоминаний, и мне было трудно сдержать свой гнев и разочарование по поводу того, как, по моему мнению, моё правительство легко и свободно играет с безопасностью женщин и девочек.

Поздно вечером в субботу, просматривая детские рисунки перед тем, как лечь спать, я забыла первое правило твиттера – никогда не стоит даже надеяться на деликатную дискуссию – и отреагировала на то, что, я чувствовала, унизительно в отношении женщин. Я говорила о важности пола и с тех пор расплачиваюсь за это. Я была трансфобкой, я была тварью, редиской, ТЭРФ, я заслуживала отмены, ударов кулаком и смерти. «Вы Волдеморт», — сказал один человек, явно чувствуя, что это был единственный язык, который я понимаю (прим. переводчицы: там опять это самое *тут был мат*)

Это было бы намного проще — твитить по каким-то одобряемым хэштегам, потому что, разумеется, транс-права – человеческие права, и, разумеется, транс-жизни важны – все эти воук-печеньки, согретые в свете мигающего излучения добродетели. (Прим. переводчицы: тут сложнопереводимая конструкция. Роулинг использует слово afterglow, которое характеризует радиоактивное излучение, и глагол bask - купаться в лучах, иронизируя над тем, что печеньки-то особенные). Как также писала Симона де Бовуар: «… вне всяких сомнений, куда удобнее переносить беспросветное рабство, чем трудиться над избавлением от него; да и мертвые лучше приспособлены к земле, чем живые».

Огромное количество женщин справедливо напугано транс-активистами; я знаю это, потому что многие связались со мной, чтобы рассказать свои истории. Они боятся доксинга, потери работы или средств к существованию и насилия. (Прим. переводчицы: доксинг - поиск и опубликование конфиденциальной информации о человеке или организации без его согласия.)

Но несмотря на то, что постоянные нападения на меня были мне бесконечно неприятны, я отказываюсь склоняться перед движением, которое, как я считаю, наносит явный вред, стремясь разрушить «женщину» как политический и биологический класс и предлагая прикрытие для хищников, подобных тем, что существовали незадолго до этого. Я стою рядом с отважными гомо-, гетеросексуальными и трансгендерными женщинами и мужчинами, которые выступают за свободу слова и мысли, а также за права и безопасность некоторых из наиболее уязвимых в нашем обществе: молодых геев и лесбиянок, хрупких подростков, и женщин, которые уверены и хотят сохранить свое однополое пространство. Опросы показывают, что женщины составляют подавляющее большинство [среди тех, кто подвергался насилию], исключая только тех, кому выпала привилегия или достаточно повезло, что они никогда не сталкивались с мужским насилием или сексуальным посягательством, и кто никогда не беспокоилась о том, насколько они распространены.

Единственная вещь, которая вселяет в меня надежду, - это то, что женщины, которые могут протестовать и организовываться, делают это и в их рядах есть некоторые действительно достойные мужчины и транс-люди. Политические партии, стремящиеся успокоить самые громкие голоса в этой дискуссии, игнорируют проблемы женщин на свой страх и риск. В Великобритании женщины, которые связываются друг с другом по партийным линиям, опасаясь размывания своих с трудом завоёванных прав и повсеместного запугивания, не ненавидят транс-людей — наоборот. Многие из них заинтересовались этой проблемой в первую очередь из-за заботы о транс-молодежи, и они чрезвычайно сочувствуют транс-взрослым, которые просто хотят жить своей жизнью, но сталкиваются с негативной реакцией на активизм, который они не поддерживают. Главная ирония заключается в том, что попытка заставить женщин замолчать словом «ТЭРФ», возможно, подтолкнула больше молодых женщин к радикальному феминизму, чем само движение, привлекло за десятилетия.

Последнее, что я хочу сказать, это. Я не писала это эссе в надежде разжалобить кого-нибудь, даже немного. Мне чрезвычайно повезло: я выжившая, конечно, я не жертва. Я только упомянула свое прошлое, потому что, как и у любого человека на этой планете, у меня сложная предыстория, которая формирует мои страхи, мои интересы и мое мнение. Я никогда не забываю эту внутреннюю сложность, когда создаю вымышленного персонажа, и, конечно же, никогда не забываю ее, когда дело касается транс-людей.

Все, о чем я прошу, все, чего я хочу, - чтобы подобное сочувствие, подобное понимание распространялось на многие миллионы женщин, единственное преступление которых состоит в том, что они хотят чтобы их интересы были замечены без угроз и издевательств.

Переводчица: Анна Беляева

+14

2

Три недели прошло и молчок)
Вероятно, тема не актуальна для России и постсоветского пространства.
У меня мнения нет.
Можно предположить, что в постиндустриальных странах появились признаки
изменения?/смешения? пола, того, который появился в ходе эволюции.

+1

3

Уна, России это действительно неблизко, здесь у ЛГБТ совсем иные проблемы.
Я не приемлю трансофобии, но здесь я на стороне Роулинг, и трансофобии в ее словах не вижу.
В постиндустриальных странах скорее что-то довольно странное происходит с толерантностью, она словно выворачивается наизнанку (ох, сама не думала, что я такое скажу)

+4

4

Благодарю за статью. Как-то под другим ракурсом на это все посмотрела... Мне вообще интересны глобальные социальные процессы. А тут такой около научный анализ. Спасибо автору темы.

+2

5

Интересная мысль по поводу груповых случаев по решению смены пола... Очень похоже на подростковую реакцию скорее, а не действительные гендерные противоречия биогендеиного характера.
Я вот склоняюсь к мнению, что под этим желанием по смене пола очень много психологических проблем мимикрирует. А смена пола генерализуется в сознании как "спасительный круг".
Очень большое влияние на возникновение такого желания и нестабильность гендерной идентификации имеют родительские программы ожиданий. Я уверена, что подавляющее большинство искажений идентичности, гомоориентации - это следствие психических родительских директив. И как следствие глубокой потребности ребенка в ресурсе любви и соответствии ожиданиям родителей. Программа начинает действовать еще в пренатальный период. Это настолько не явно бывает, что всякий родитель будет отрицать... Однако при вопросе родителей девочки - а какого пола ребенка вы сильно хотели? Я слышу смущенный ответ: "Муж очень хотел мальчика"...

+2

6

Я считаю большой проблемой именно тиражируемость как гомосексуальности, так и трансгендерности. И реально считаю что если ты считаешь что родился не в своем теле, то после 18 лет можешь начинать это доказывать. И очень не понимаю родителей, которые услышав от ребенка женского пола что он мальчик, тащат его к врачу для гормонотерапии, а не просто объясняют что девочка ничуть не хуже.
Доступность информации должна быть, а не реклама и акции в защиту. По сути, никто не угнетает трансгендеров, чувствуешь себя мужчиной - проходи все этапы и меняй пол. А если ты всем говоришь что ты мужчина, но твой пол тебя устраивает, то будь добр ходить в женский туалет, это никак не унижает тебя.

Отредактировано Drakosha (18.07.20 12:41:06)

+5

7

Очень интересно, спасибо автору и переводчику.

Зацепило два момента:
компании подростков, которые все одновременно уходят в трансгендерность,
и безопасность биологических женщин перед теми, "кто входит в их кабинку".

Такой ракурс мне в голову как-то не приходил...

Вся же тема трансгендерности коснулась меня однажды очень близко и очень болезненно, и я никак не могла уловить - это трансфобия у меня? Чем лично мне навредили трансгендеры? Пришлось перечитать кучу всего, в том числе и дневники трансгендеров, совершивших переход полностью, или переход не до конца, пожалевших, не пожалевших: спектр их переживаний в плане  самоидентификации на самом деле огромен. И меня очень впечатлила история одного психолога, который прожил после перехода в женщину всю центральную часть жизни, лет 15-20, а потом всё-таки решил вернуться обратно, в мужское тело, так как считал этот "эксперимент" ошибкой.

Он очень откровенно и правдиво отвечает на любые вопросы и предостерегает людей в начале подобного пути. Главная, опорная точка его позиции - "мужчина НЕ МОЖЕТ чувствовать себя женщиной". То есть мужчина может не хотеть быть мужчиной по каким-то причинам, или может хотеть наряжаться; или иметь больше специфического внимания, как ему кажется, имеют женщины; он может желать избавиться от ответственности, которая возлагается обществом на мужчин зачастую; может хотеть "выпасть" из общества мужской солидарности, - всё это различные варианты отношений с собой, с обществом, это нормальные моменты становления личности.

Но мужчина не может ЧУВСТВОВАТЬ себя женщиной, потому что он просто не знает, как это! Не имеет жизненного, чувственного, детского опыта девочки! Да, ты можешь хотеть быть слабым и нежным, но ты не знаешь, что чувствует та, которая с рождения была ошибкой, "не мальчиком". Ты не был обязан с первых лет жизни терпеть, помогать, отступать на задний план, быть старательным, аккуратным, правильным, послушным и чистоплотным, как "нормальная девочка". На тебя не сваливали обязанности няни младших детей в семье, тебе никогда не давали свободы - такой, как сыну и мальчику, тебя никогда не прощали так, как мальчика. Ты никогда не имел опыта первых менструаций, вот этой растерянности и сомнений, опыта появления груди, стыда, неудобства и смущения от этого, никогда не рассматривал себя в зеркале на предмет красоты и женственности - и, как следствие, некой "успешности" или "удачливости". И да - ты никогда не стоял в переполненном транспорте, и чтобы по тебе шарили чужие руки... или учитель физкультуры, прямо на уроке, незаметно для всех...или мужчины твоей же семьи - тайно, ночью, забраться под твоё одеяло и пошарить там...

Как можно сказать "я - женщина" и поменять своё невнятное прошлое мальчика  на то, чего ты никогда не знал?!!!

И вот этот психолог, совершивший переход в женщину и назад, говорит об огромном проценте тех, кто пожалел. Они покинули свой пол и не стали другим полом - они застряли где-то "между", ситуативно склоняясь то к одной, то к другой половой модели поведения, мыслей, чувств. Эта гендерная дисфория длится годами, десятилетиями и не приносит ничего, кроме отчаяния и одиночества.

Я сама в этой связи никак не могу постигнуть, зачем так  яростно стремиться идентифицировать себя, наклеивать себе какой-то определенный ярлык? Слава Богу, сейчас и женщины, и мужчины в плане поведения, эмоций, одежды или профессии, а так же любовных предпочтений могут вести себя как угодно. Хочешь бриться наголо, носить брюки, делать татуировки и ругаться матом, как сапожник, курить и плевать через выбитый передний зуб - пожалуйста, будь ты хоть мужчиной, хоть женщиной. Хочешь гонять на байке и работать грузчиком, шпалоукладчиком? - вперёд, в чём проблема-то? Хочешь влезть в драку с парнями, чтобы тебе набили морду - тоже вроде никто не запрещает. Даже женщину можешь любить, жить с ней и детей растить. И это возможно!

Так на кой чёрт, не делая всего этого, нужно просто требовать, чтобы тебя ВОСПРИНИМАЛИ мужчиной? Или того, кто нацепил лифчик, накрасил губы, но не имеет ни малейшего представления о терпении, умении подстраиваться, наводить уют, кормить, ухаживать и заботиться, посвящать себя любимому или детям - почему-то должны идентифицировать как женщину?! Да с какой стати? Нет, наряжаться можно в кого угодно, хоть в лисичку, хоть в лягушку, можно обладать чертами характера и внешностью, не совсем привычной для твоего пола - ну и что?

Всегда были женственные, изнеженные мужчины и "мужИчки", которые всё на себе тащат, но они не стремились отрицать свой пол. Они существовали в диапазоне своего "М" или "Ж" - но вот такие вот, особенные, не похожие на других. И это вызывает куда больше симпатии и интереса, чем игра в беготню между полами...

И - да, я соглашусь с Джоан: я совсем не против чьего-то там самоопределения, пусть живёт как хочет. Но И МЕНЯ не стоит в таком случае принуждать любить это самоопределение, симпатизировать ему, а уж тем более - ассоциировать себя как равную и "такую же", как эти самоопределяющиеся. Я, на минуточку, тоже обладаю правами, желаниями и чувствами, которые самоопределяющимся стоило бы поучиться уважать.

+6

8

Мне лень читать такой объем с телефона. Расскажите кто - нибудь кратко.

0

9

#p3651032,Омела написал(а):

Переводчица: Анна Беляева

Уходи из профессии, Анютка. Не твое это. Не глумись над людьми. Серьезно, Нюра.

Моя любимая Дж.К.Роулинг долго и упорно разбиралась в вопросах трансофобии, но забыла покопаться в существующей практике смены пола. Без психиатрического освидетельствования никакая, уважающая себя клиника не возьмётся менять кому-либо пол просто так. Так что, все эти дурацкие вымышленные ситуации, когда в женский туалет врывается насильник, якобы желающий надругаться, прикрываясь при этом Филькиной грамотой, где сказано, что он теперь женщина - фигня на постном масле. Ну где вы видели насильника, который озаботиться получить бумажку, где будет указано, что он теперь женщина - и все это с единственной целью: надругаться над женщиной? Насильник действует сильно примитивнее.
Во-вторых, Мама Ро уже заклевала спекулировать тем, как она переживала, переживает и будет ещё тыщу лет переживать насилие над собой. Она не единичный случай на все человечество и ее опыт не может служить эталоном. Надоело это самозацикленоое нытье. Хочешь помочь? Так помогай действиями, а не демагогией.
Но всё это фигня по сравнению с тем, что ни единого конструктивного довода в ее эссе я не прочитала (даже с учётом хренового перевода). Конструктивность диктует простое правило: критикуя, предлагай. Где тут предложения по делу? Ни-ка-ких. Одни только размышления (читай: софистика без КПД) и инфантилизм.
Да, не нужно иметь проблем с сердцем, чтобы стать кардиологом, но нужно пережить так называемый "переход", чтобы ставить клеймо и задавать стандарты всему этому малочисленному сообществу.
Сочувствовать и сопереживать никто не запрещает, но выдавать свое мнение за железо-бетонные факты - верх глупости. 
Мама Ро, я тебя люблю, но твое поведение в данном эссе в вопросе трансов - очень странная, очень вымученная и стремная выходка.

Отредактировано Искатель (23.08.20 00:07:25)

0

10

#p3743622,Крошка Ру написал(а):

Мне лень читать такой объем с телефона. Расскажите кто - нибудь кратко.

Роулинг поддержала тетку-трансофоба, лайкнула трансофобный пост, за что ее травят и не спасло даже то, что она хотела в 80-х стать мужчиной, потому что была бесполой.
Marks & Spencer пускают в женские примерочные мужчин-трансов и она переживает, что в женские раздевалки и туалеты будут ходить все, кому не лень.

+3

11

#p3743663,Искатель написал(а):

Уходи из профессии, Анютка. Не твое это. Не глумись над людьми. Серьезно, Нюра.
Моя любимая Дж.К.Роулинг долго и упорно разбиралась в вопросах трансофобии, но забыла покопаться в существующей практике смены пола. Без психиатрического освидетельствования никакая, уважающая себя клиника не возьмётся менять кому-либо пол просто так. Так что, все эти дурацкие вымышленные ситуации, когда в женский туалет врывается насильник, якобы желающий надругаться, прикрываясь при этом Филькиной грамотой, где сказано, что он теперь женщина - фигня на постном масле. Ну где вы видели насильника, который озаботиться получить бумажку, где будет указано, что он теперь женщина - и все это с единственной целью: надругаться над женщиной? Насильник действует сильно примитивнее.
Во-вторых, Мама Ро уже заклевала спекулировать тем, как она переживала, переживает и будет ещё тыщу лет переживать насилие над собой. Она не единичный случай на все человечество и ее опыт не может служить эталоном. Надоело это самозацикленоое нытье. Хочешь помочь? Так помогай действиями, а не демагогией.
Но всё это фигня по сравнению с тем, что ни единого конструктивного довода в ее эссе я не прочитала (даже с учётом хренового перевода). Конструктивность диктует простое правило: критикуя, предлагай. Где тут предложения по делу? Ни-ка-ких. Одни только размышления (читай: софистика без КПД) и инфантилизм.
Да, не нужно иметь проблем с сердцем, чтобы стать кардиологом, но нужно пережить так называемый "переход", чтобы ставить клеймо и задавать стандарты всему этому малочисленному сообществу.
Сочувствовать и сопереживать никто не запрещает, но выдавать свое мнение за железо-бетонные факты - верх глупости. 
Мама Ро, я тебя люблю, но твое поведение в данном эссе в вопросе трансов - очень странная, очень вымученная и стремная выходка.

Уж не знаю, насколько хорошо Джоан Роулинг разбирается в вопросах транссексуализма, но, полагаю, всяко больше вашего. Перевод статьи достаточно хорош, чтобы понимать, о чем идет речь. Вы во всяком случае вроде бы поняли, хотя я в этом не уверен...

В продолжение темы.
Статья новозеландской феминистской организации Speak Up For Women, перевод Анастасии Поляниной.

очень много букв

От переводчика:
Честно говоря, до скандала с Роулинг я вообще ничего не думала про трансгендерных людей и никакого особо мнения у меня не было. Ну такое знаете типа "ну пусть идентифицируются как хотят" это их дело и никто не должен подвергаться угнетению и насилию в связи с этим, ровно так же я думаю и сейчас. Ну в общих чертах. Я лично ни одного трансгендера не знаю, какое у меня может быть мнение. За последнее время в связи с кучей обсуждений в феминистском сообществе у меня сформировалось некоторое мнение, которое отличается от того, которое было до, и я вижу что многие находятся на той стадии понимания, которая у меня была ну пару недель назад.
Какое у меня было видение изначально. Что вот есть люди, которые с детства себя ощущают не с своем поле и в какой-то момент они решаются его изменить, сейчас это можно после совершеннолетия сделать. Их цель - полностью перейти в противоположный пол, обрести внешние половые признаки целевого пола, поэтому они пьют гормоны и делают операции. Обычно (как мне казалось) это молодые люди, которые как только так сразу стремятся привести в соответствие свой гендер и биологический пол. Чтобы сделать переход нужно пройти обследование в т.ч. психологическое на гендерную дисфорию, т.е. чтобы специалисты подтвердили что это правда, что у этого человека проблема именно в несоответствии своего пола и гендера, а не что-то другое.. Для меня как-то само собой было очевидно что наверное сексуальная ориентация у них не гетеро, ведь зачем менять свой пол если ты гетеро и хочешь отношения с людьми противоположного пола, вроде как очевидно что в среднем большинство - гетеро, а значит став того же пола как и твоя целевая аудитория ты скорее потеряешь возможности.. И вот, значит, этот человек плохо себя чувствует в своем теле, ему сложно решиться, его не принимают с этим решением, но он все равно рискуя свои здоровьем сначала долго пьет гормоны, потом хирургическим путем меняет внешние половые признаки и вот он достиг своей цели и жизнь его улучшилась. Ну и когда я представляю себе такого человека, то да он вызывает у меня сострадание. Правда оказалось, что мои представления примерно все не соответствуют реальности. Как выяснилось..
1) Трансгендерность не подразумевает биологический переход по умолчанию, он может быть совершен, а может и не быть. Трансгендеры же хотят чтобы их признавали людьми того или иного пола только на основании их самоощущения и самоназывания, не зависимо от того какие они имеют биологические признаки. По статистике в Великобитании только 20% трансгендеров вообще думают о том чтобы произвести какие-то изменения с своим телом, операций по трансформации половых органов вообще производится очень маленькое количество, по данным США ежегодно операцию на половых органах проходит 0,1% от предполагаемой численности транс комьюнити. Т.е. из трансгендеров, находится только несколько процентов транссексуалов, радикально изменивших свое тело и сделавших операцию на половых органах. При этом операции по коррекции половых органов женщины по рождению делают чаще мужчин по рождению в 5-10 раз, т.е. мужчины трансгендеры (женщина в мужчину) гораздо чаще трансформируют свои половые органы, чем женщины трансгендеры (мужчина в женщину), мужчины по рождению больше инвестируют в то чтобы выглядеть как женщина, но гораздо реже стремятся остаться без члена.
2) Для начала трансгендреного перехода проводится абсолютно недостаточное исследование наличия гендерной дисфории, что не исключает (а должно) психологические расстройства такие как депрессия и т.д. Принимать решение о смене пола на фоне депрессии не кажется мне нормальным, однако более основательный подход к определению гендерной дисфории и необходимости операции считается трансфобией в т.ч. для врачей. Мета анализ 27 исследований говорит о том что 97,2% трансгендеров это более ничем не подтвержденная самоидентификация, без диагноза гендерной дисфории и каких-либо манипуляций с телом. Т.е. есть люди которые на фоне подростковых трудностей, депрессии думают что дело в том что они не в своем поле и им с полпинка назначают гормональные препараты и это кораздо чаще женщины по рождению см. цифры выше, а потом в итоге выясняется что дело было не в этом, а здоровье уже угроблено и люди начинают обратный переход..
3) По статистике Великобритании 77% трансгендеров это мужчины по рождению, из них 84% старше 38 лет. По исследованию США 62,5% трансгендеров это мужчины по рождению. Т.е. в любом случае мужчин как минимум 2\3.
4) По исследованию 2015 г. 3000 трансгендерных женщин (мужчина в женщину) в США 60% имели влечение к женщинам.
5) 95% преступлений против трансгендеров в США совершается цисгендерными мужчинами против транс женщин. В 2016 г. в США было убито 23 трансгендера.
Т.е. что мы имеем как минимум 2\3 трансгендеров это мужчины по рождению, это статистика, ничего личного. Пару % из них делают полный переход, остальные прекрасно совмещают то что они хотят быть женщиной, но с членом, большинство из них привлекают женщины (как минимум в т.ч.).
Какие есть уровни, на мой взгляд в этой проблеме.
1) Уровень самоидентификации. Мне лично все равно как человек себя идентифицирует, если он хочет чтобы его считали и называли женщиной - не вижу в этом проблемы. Другое дело что женщина это некоторый правовой статус, поэтому чтобы не было путаницы именно в правовых статусах таки название должно быть другим.
2) Уровень правовой. Доступа в женские пространства. Женщины долго боролись за пространства только для женщин и даже не во всех странах это достигнуто, например в Индии нет уличных женских туалетов, поэтому женщины вынуждены терпеть хоть целый день, потому что справлять нужду так на улице это риск насилия. Я считаю что женские пространства это то что принадлежит женщинам и большинство женщин не готово видеть там людей с членами не зависимо от их самоидентификации. И речь не только про туалеты, это так же раздевалки, тюрьмы и т.д. В тех странах где гендер признан основным признаком и мужчины по рождению и по половым признакам попадают в женские тюрьмы (потому что самоопределяют себя как женщины) есть случаи насилия этими трансгендерами в отношении женщин. Опять же мы все знаем как мужчины злоупотребляют в ситуации власти например если они учителя, учительница очевидно имеет больший доступ к девочкам чем учитель и для того чтобы стать учительницей достаточно просто объявить себя женщиной, мне это не кажется нормальным учитывая все все все. Кроме того женский спорт - трансгендеры хотят соревноваться с женщинами при том что их тело не женское, оно изначально сформировано как мужское и превосходит по силе и т.д. Уже есть трансгендерная женщина, которая хвастается в агрессивной форме как она бьет женщин на ринге, это не только не спортивно, это хейт спич вообще-то. В Великобритании отменяют закрытые лесбийские мероприятия потому что туда отказались пускать трансгендерных женщин.. Если это не агрессивная попытка занять женскую территорию то что?
3) Уровень политической повестки. Трансгендеры женщины не имеют женскую гендерную социализацию, не знают женских проблем и им плевать на женские права. У них есть вероятно опыт угнетения, но он другой чем опыт женщин. Если эти люди будут признаны женщинами, то каким образом они смогут способствовать защите прав женщин. Никаким. Они уже сейчас агрессивно требуют и совершенно не готовы слышать аргументы, учитывать женщин и вести диалог, да даже и просто аргумент что член в женской раздевалке воспринимается как опасность женщинами в связи с их опытом. Они пишут Роулинг "соси мой женский член", ясно что не все такие, но тем не менее.. Почему женщины должны взять себя в руки и усилием воли перестать опасаться людей с членами не очень понятно.
Я сочувствую людям у которых гендерная дисфория и которые вынуждены изменять свое тело чтобы оно соответствовало их самоощущениям, я сочувствую тому что их травят, дискриминируют и убивают в основном мужчины. Но я очень против чтобы их проблемы решались за женский счет. На мой взгляд нужно разграничивать людей которые сделали полный переход включая операцию на половых органах и нет, это минимум. Просто теснить женщин на их территории, травить их за то что они называют себя женщинами это явное нападение и это нападение со стороны мужчин и абсолютно в духе мужской гендерной социализации.

Статья.

Speak Up For Women часто просят предоставить доказательства того, что самоидентификация трансгендеров может причинить вред.
Мы считаем что это неправильная проблематизация. Сегрегация по признаку пола долгое время существовала в качестве принципа в законодательстве о правах человека по причинам неприкосновенности частной жизни, безопасности и достоинства. Мы считаем, что ответственность за предоставление доказательств должна быть на тех, кто стремится изменить или отменить эти принципы, чтобы они доказывали, что это не приведет к ущербу.
Мы так же отвергаем попытки сузить фокус обсуждения до уровня преступности. Однополые пространства существуют не только для защиты женщин от нападений. Они существуют для защиты конфиденциальности, достоинства и безопасности в более широком смысле.
Мы подчеркиваем, что мы не предполагаем, что транс-женщины как группа представляли больший риск для женщин и девочек, чем другие мужчины. Конечно, большинство транс-женщин, как и большинство мужчин, не являются преступниками. Мы не озабочены трансгендерами как таковыми. Это связано с реальностью и распространенностью мужского насилия в отношении женщин и уязвимостью женщин и детей к этому насилию. Это связано с потребностью женщин в личной жизни и достоинстве по отношению к людям с мужским телом.

1) Свидетельство того что мужчины по рождению сохраняют мужские паттерны склонности к насилию.
Насилие и сексуальное насилие в подавляющем большинстве совершаются мужчинами. Мужчины составляют 92,3% тюремного населения.
В отношении сексуального насилия:
Около 94-98% случаев сексуального насилия над детьми совершается мужчинами ;
Около 98-99% сексуальных преступлений против взрослых совершается мужчинами.
Женщины составляют большинство жертв.
Женщины составляют около 95% жертв сексуальных преступлений против взрослых, что приводит к задержанию полицией. ;
24% взрослых новозеландских женщин пережили один или несколько случаев сексуального насилия; по сравнению с 6% мужчин.
Нет никаких доказательств того, что самоидентификация как женщины снижает риск насилия со стороны мужчин по рождению.
Нет никаких доказательств того, что даже проведение операции по смене пола снижает риск. Однако имеются доказательства обратного. Долгосрочное (1973-2003) исследование транссексуалов, перенесших операцию по смене пола в Швеции, опубликованное в 2011 году, показало, что:
«В отношении любого преступления транс женщины (мужчина в женщину) имели значительно более высокий риск совершения преступления по сравнению с контрольной группой женщин (aHR6.6; 95% CI4.1-10.88 ), но не по сравнению с мужчинами (aHR 0,8; 95% ДИ 0,5-1,2). Это указывает на то, что они сохранили мужской характер в отношении преступности. То же самое было и в отношении насильственных преступлений».
Далее под заголовком «Основные выводы и сравнение с предыдущими исследованиями»:
«Преступная деятельность, особенно насильственные преступления, гораздо чаще встречается среди мужчин, чем среди женщин в целом…. Преступление после смены пола, однако, ранее не изучалось. В этом исследовании транс женщины имели более высокий риск осуждения по уголовным делам по сравнению с женской контрольной группой, но не с мужской. Это говорит о том, что процедура смены пола не увеличила и не снизила уровень уголовных преступлений совершаемых транс женщинами».
Исследование показало, что транс женщины склонны к совершению какое-либо преступление в 6 раз чаще чем женщины, и в 18 раз чаще относительно насильственных преступлений.
Несмотря на то, что результаты и интерпретация этого исследования (как и всех исследований в этой опасной области) были горячо оспорены, нам неизвестно о каком-либо сопоставимом исследовании, которое предполагает, что насилие по мужскому типу не сохраняется. Поскольку безопасность является ключевым обоснованием для сегрегированных по полу пространств, мы считаем, что ответственность должна быть на тех, кто стремится обеспечить доступ мужчин в эти пространства, чтобы продемонстрировать отсутствие дополнительного риска.

2) Большинство трансженщин сохраняют мужские гениталии. Подчеркивается, что исследование Dhejne (выше) было сфокусировано на трансгендерных людях, перенесших операцию по смене пола.
Вопреки общественному восприятию, это отражает меньшинство транс-женщин. Подавляющее большинство трансгендерных людей мужского пола сохраняют свои мужские гениталии. Значительное количество людей вообще не хотят проходить какое-либо медицинское лечение. Неудивительно, что биологически мужчины, социализированные как мужчины, как группа, могут сохранять склонность к насилию по мужскому типу.

3) Риски, отмеченные профессиональными ассоциациями в Великобритании
В дополнении к расследованию 2016 года в отношении Закона о признании гендерного фактора президент Британской ассоциации специалистов по гендерной идентичности (член профессиональной ассоциации, которого едва ли можно обвинить в трансфобии), упомянул:
«Постоянно увеличивается количество обращений [к специалистам по гендерной идентичности] пациентов в тюрьме, отбывающих длительные или неопределенные сроки за серьезные преступления на сексуальной почве. Этих обращений значительно больше, чем от заключенных, отбывающих сроки за обычные несексуальные преступления. Было довольно наивно предполагать, что никто не будет претендовать на транссексуальный статус в тюрьме, даже не будучи на самом деле трансгендером. Для тех из нас, кто на самом деле берет интервью у заключенных, есть много причин, по которым люди могут притворяться.
Они варьируются от возможности совершать поездки из тюрьмы до желания перевода в женское отделение (в той же тюрьме), до идеи о том, что комиссия по условно-досрочному освобождению будет воспринимать женщину, которая является менее опасной из-за (ложного) убеждения, что гормональное лечение на самом деле сделает человека менее опасным, до желания получить особый или защищенный статус в пенитенциарной системе и даже (в одном очень хорошо доказанном случае, который особо заинтересованный начальник тюрьмы довел до моего сведения) по информации из тюремной разведки о том, что движущей силой было стремление сделать совершение последующего сексуального преступления намного легче, т.к. женщин обычно воспринимают представляющих меньшую опасность в этом отношении.
Представление Британского психологического общества повторило эти опасения :
«Психологам, работающим с судебно-медицинскими пациентами, известно о ряде случаев, когда мужчины, осужденные за сексуальные преступления, ложно заявляли, что они являются трансгендерами, по ряду причин: а) в качестве средства демонстрации сниженного риска и получения условно-досрочного освобождения; б) как средство объяснения своего сексуального правонарушения, помимо сексуального удовлетворения (например, желание «осмотреть» молодых женщин); в) или как средство отделения своего второсортного Я (мужчины) от своего будущего Я (женщины); г) в редких случаях считалось, что человек ищет лучшего доступа к женщинам и маленьким детям посредством представления явно женского образа. Такие стратегии никоим образом не влияют на риск (в сторону его снижения) и даже могут увеличить его. Некоторые люди ошибочно полагают, что прием эстрогена и блокирование андрогена у мужчин снизит риск нарушений, однако это не всегда так. Следовательно, Общество рекомендует правительству оказывать надлежащую помощь трансгендерным лицам в системе уголовного правосудия; будучи крайне осторожным в установлении законов и политики таким образом, чтобы у некоторых из самых опасных людей в обществе была большая свобода действий ».

4) Непропорционально большое количество транс женщин заключенных по сексуальным преступлениям в Великобритании
В 2017 году британская женская группа Fair Play for Women собрала данные, согласно которым непропорционально большое число трансгендерных заключенных (41%) являются осужденными за сексуальные преступления. Эта статистика была осмеяна в СМИ транс-активистами, но недавно (13 августа 2018 г.) данные были подтверждены Министерством юстиции. Из 125 трансгендерных заключенных 60 (48%) отбывают наказание за сексуальные преступления. Для сравнения в целом 19% всех заключенных отбывает наказание за сексуальные преступления. Из этих 60: 27 были осуждены за самое серьезное сексуальное преступление изнасилования.
В калифорнийском исследовании 2009 года также сообщалось, что трансгендерные заключенные мужского пола «чаще классифицировались как лица, совершившие преступления на сексуальной почве» по сравнению с общей популяцией заключенных-мужчин.
Статистика тюрем в Новой Зеландии по этому вопросу недоступна, но есть несколько ярких примеров: Рори Фрэнсис (сейчас Лакен Маккей ); Алекс Сеу и Малкольм Платт (теперь Моргана Платт).
Джереми Коид, заслуженный профессор судебной психиатрии в Лондонском университете королевы Марии, сказал следующее на тему размещения в женских тюрьмах транс женщин:
«Практика игнорирует психопатологию нарушенных, а иногда и опасных людей. Неопределенная сексуальная идентичность является ключевым фактором риска для мужчины с историей совершенных сексуальных посягательств... Было обнаружена серия случаев, в которых отстаиваются права на новую личность и виктимность (он сам жертва) преступника. Это дает прекрасную возможность для дальнейших сексуальных преступлений».

5) Простая самоидентификация не позволяет отличить транс женщин от мужчин
При самоидентификации многие мужчины, которые идентифицируют себя как женщины, с практической точки зрения не отличаются от общего числа мужчин. Алекс Драммонд, выдающаяся британская транс-женщина, носит полную бороду и решила не подвергаться хирургическому вмешательству и не принимать гормоны. Все же он идентифицирует себя как женщину и как лесбиянку.
Это имеет очевидные последствия с точки зрения способности оспаривать присутствие любого мужчины в женской раздевалке или туалете.
Недавнее (2 сентября 2018 года) расследование, проведенное британской газетой Sunday Times, показало, что почти 90% сообщений о сексуальных посягательствах, домогательствах и вуайеризме в раздевалках плавательных бассейнов и спортивных центров происходят в учреждениях унисекс (куда имеют доступ все люди). И это несмотря на то, что унисекс-услуги составляют менее половины общего.

6) Парафилии, сексуальные девиации, аутогинефилия
Мы считаем, что честное обсуждение этих вопросов должно учитывать роль аутогинефилии в развитии гендерной идентичности у некоторых мужчин. Не все транс женщины (мужчина в женщину) соответствуют так называемому «классическому» стереотипу (женственный с детства, его привлекают мужчины). С 1920-х годов в клинической литературе выявляется особая категория транссексуалов мужского пола, называемая «негомосексуальный аутогинефил». Под аутогинефилией обычно понимают вид парафилии или «ненормального» сексуального влечения. Аутогинефилы получают сексуальное возбуждение от идеи быть женщиной: одеваться как женщина (трансвестит); иметь женское тело (анатомическое); участвовать в типично женском поведении (поведенческом); иметь женские телесные функции (физиологические). По некоторым оценкам, аутогинефилия составляет примерно от половины до двух третей транссексуалов среди мужчин. Они могут иметь обычное детство, обычно гетеросексуальны, и часто вступают в брак и заводят детей до перехода в средний возраст. Это явно относится к вышеприведенному вопросу о насилии по мужскому типу.
Парафилии - явление в подавляющем большинстве мужское. Хорошо известно, что парафильные сексуальные интересы имеют тенденцию сосуществовать или объединяться. К другим парафилиям относятся, например, вуайеризм, фроттеризм и эксгибиционизм.
Парафилии связаны с серьезными преступлениями, особенно с сексуальным насилием. Авторы исследования США о 225 федеральных преступлениях, совершенных в отношении сексуальных преступников, в 2016 году:
«Независимо от [неблагоприятного детского опыта] было показано, что парафилии в значительной степени связаны с серьезным преступным насилием ( Abel et al., 1987, 1988 ). В исследовании 5990 взрослых близнецов из когорты населения Финляндии Baur et al. (2016) сообщили, что любое парафильное поведение было связано с увеличением коэффициента сексуального принуждения в 3,25 раза. Соотношения шансов для определенных парафилий, включая садизм (OR = 4,36), мазохизм (OR = 3,18), вуайеризм (OR = 3,17), эксгибиционизм (OR = 3,15) и трансвеститский фетишизм [32] (OR = 2,09), также были в значительной степени связаны с принуждением в сексуальном поведении».
Также существует значительная взаимосвязь парафильных интересов и рецидивизм (реофендинг) (повторные преступления) среди сексуальных преступников.
В исследовании близнецовых пар Баура от 2016 года была предпринята попытка рассмотреть возможный характер причинно следственных связей, путем учета генетических и семейных факторов. Исследование было сосредоточено на пяти парафилиях: эксгибиционизме, мазохизме, садизме, трансвеститском фетишизме и вуайеризме. Авторы обнаружили, что трансвеститский фетишизм не был независимо связан с сексуальным принуждением. Хотя это хорошая новость, это не полная история. Исследование также выявило существенное совпадение между трансвеститским фетишизмом и остальными четырьмя парафилиями (в соответствии с эффектом «кластеризации», упомянутым выше). А остальные четыре парафилии были умеренно или сильно связаны с сексуальным принуждением.
Так каковы были показатели совместного проявления этих парафилий? Из тех, кто сообщил о трансвеститском фетишизме в любой момент своей жизни, 12,4% также сообщили об эксгибиционизме; мазохизм 24,8%; 11,5% садизма; и 39,8% вуайеризм.
Даже если вы возьмете связь между вуайеризмом и сексуальным принуждением с одной стороны, высокий уровень совпадения между трансвеститским фетишизмом и вуайеризмом вызывает обеспокоенность в контексте доступа к частному пространству женщин.

7) Домашнее насилие и убежища
Мы обращаем внимание на недавний отчет, подготовленный британской организацией Fair Play for Women, в котором собраны результаты и
нтервью с рядом специалистов, работающих в сфере насилия в семье, а также с жертвами насилия в семье.
В докладе отмечается, что убежища и другие безопасные места для женщин жертв домашнего насилия подвергаются интенсивному давлению со стороны транс-правозащитных групп с целью обеспечения транс-инклюзивности и принятия политики свободной самоидентификации (только на основе самоощущения). Многие организаторы убежищ боятся высказываться, опасаясь проблем с финансированием, а также из-за атмосферы запугивания и преследования. Недофинансированные организации также боятся быть вовлеченными в дорогостоящие юридические проблемы, если они настаивают на услугах только для женщин.
Респонденты выражают мнение, что однополые пространства жизненно важны для защиты физической и эмоциональной безопасности жертв насилия.
Они отмечают, что оценки, проводимые в отношении лиц, желающих получить убежище, ограничены обстоятельствами. Многие из них должны быть проведены по телефону или среди ночи, и они полагаются на честность ответов. Полное исключения мужчин является основной защитной практикой.
Как сказал один профессионал: «В этой ситуации [свободной самоидентификации] мужчина (биологический) мог прибыть к порогу убежища, в котором работала одна работница в три часа утра, когда в постели были женщины и дети подвергшиеся домашнему насилию (как правило от мужчин), и едва ли можно было бы как-то оценить риски такой ситуации».
Мужчины, совершившие насилие в семье, сделают все возможное, чтобы выследить и получить доступ к своим жертвам, часто планируя нападения на месяцы или даже годы и используя правовую систему для контроля и злоупотреблений. Профессионалы предупреждают «вне всякого сомнения», что политика самоидентификации приведет к убийствам женщин в убежищах.
Профессионалы и жертвы домашнего насилия также подчеркивают важность однополых пространств в помощи травмированным женщинам и детям выздороветь и чувствовать себя в безопасности. Многие страдают от посттравматического стресса и испытывают страх и беспокойство в присутствии незнакомцев мужского пола. Одна жертва домашнего насилия заявляет:
«Моя потребность в только женских пространствах впечатана в меня из-за жестокого обращения, которому я подверглась. Притворяться, что травмированные женщины не могут отличить людей с мужским телом и женским телом, - это газлайтинг. Просить нас отрицать последствия нашей травмы, отвергать все эти ужасные чувства, разрушающие нас изнутри, чтобы быть добрыми и открытыми, просто неправильно».
В докладе также отмечается, что политика свободной самоидентификации будет иметь особенно негативное влияние на женщин-мусульманок, учитывая религиозные постановления о том, что женщины не должны находиться в раздетом состоянии перед мужчинами.

8) Сокрытие прошлой криминальной истории и осуществление контроля над жертвами
Как отмечает профессор Коид (см. выше), возможность легко изменять «гендерную» идентичность, тем самым скрывая свое прошлое (одновременно сохраняя статус «жертвы» и сохраняя форму власть над жертвами), предоставляет прекрасную возможность для многих преступников. Транс-активисты продвигают идею о том, что «мертвое имя» (имеется ввиду упоминание предыдущего имени трансгендерного человека до смены гендерной идентичности, например, Брюс, а не Кейтлин Дженнер) является актом «насилия» и дискриминации. Twitter недавно изменил свои условия обслуживания, чтобы запретить «мертвые имена» (упоминание предыдущего имени) и «мисгендеринг» (непринятие свободного выбора гендера человеком) трансгендерных лиц. По сути, это создает мощное, беспрецедентное право на неприкосновенность частной жизни, которое противоречит общественным интересам: последствия для точной отчетности, обсуждения и исторического учета очевидны.

Некоторые текущие примеры:
Ян Хантли, британский школьный смотритель, осужденный за сексуальные убийства двух школьниц в 2002 году, теперь хочет, чтобы его называли «Лиан» или «Никола» (последнее - имя матери одной из его жертв). В настоящее время в правилах Твиттера запрещено упоминание Иана Хантли как Иана Хантли или мужчины.
В Англии транс-женщина возбудила судебное дело с целью исключения преступлений из ее судимости на основании того, что преступления раскрывают ее пол при рождении и, следовательно, представляют собой «дискриминационное вмешательство» в ее «право на частную жизнь».
Twitter недавно забанил уважаемую канадскую феминистку Меган Мерфи за «мисгендеринг» неоперированной транс-женщины (известной как «JY») (т.е. фактически за непризнание женщиной человека с телом мужчины), которая предъявляет иск нескольким поставщикам услуг красоты за отказ эпилировать его мужские гениталии. И это несмотря на то, что JY использует свою мужскую личность в интернете. Выяснилось, что JY имеет историю сексуального хищнического поведения в Интернете по отношению к молодым девушкам.
Серийный насильник Эндрю Бернс в британской тюрьме теперь идентифицирует себя как Тиффани Скотт, хотя он не стремится совершить полный переход. Сообщалось, что он настаивает на том, чтобы все обыски проводились только женщинами надзирателями. (Ранее он требовал, чтобы тюремный персонал называл его «Могущественный Всемогущий» после изменения его имени).

9) Точная отчетность о преступности и рисках
В Великобритании о преступлениях, совершаемых мужчинами, идентифицирующими себя как женщины, регулярно сообщается в средствах массовой информации как женское преступление. Это включает даже изнасилование, которое по закону может совершаться только с пенисом. Разумеется, это искажает и информацию о преступлениях.
Полиция Великобритании подтвердила, что они регистрируют пол трансгендерного преступника в соответствии его «свидетельством о признании пола».
Статья за июнь 2018 года о нападении группы женщин на мужчину вызвало общественное обсуждение растущей проблемы женского насилия. Несколько месяцев спустя на судебном заседании выяснилось, что трое из четырех преступников являются транс-женщинами.
Сообщения об опасных преступниках, которые находятся «на свободе» и представляют опасность для сообщества, теперь ставят в замешательство. Например, трансгендерная женщина-преступница Лиза Хоксвелл была объявлена «пропавшей женщиной, которая может быть одета как мужчина», и как «пропавшая без вести женщина из Лидса… которая также использовала мужскую личность».

10) Разрушение существующих методов защиты
Скандалы о жестоким обращением с детьми (Ларри Нассар, Джимми Сэвил, католическая церковь) дают ценные уроки о способности абьюзеров мужчин «обхаживать» учреждения, чтобы облегчить себе злоупотребления.
Существует ряд «красных флагов», поднятых некоторыми реформами чемпионов трансгендерного движения. Это включает:
Политика и практика, предназначенные для ограничения информации для родителей о том что их ребенок трансгендер;
Культура запугивания, которая поощряет мнение о том, что всякая критика, или выражение дискомфорта в связи с включением транс-женщин в женские пространства, является «фанатизмом» и «трансфобией»;
Вовлечение групп интересов, не имеющих опыта в области охраны детства или защиты детей;
Доказательства того, что некоторые видные сторонники самоидентификации имеют скрытую повестку дня.
Girlguiding UK (походы для девочек) предоставляет иллюстрацию. Это была однополая организация с 1910 года, но в 2017 году Руководства опубликовали новую политику «равенства и разнообразия», в соответствии с которой мальчикам-подросткам, идентифицирующим себя как девочки, разрешается присоединяться к походам, а взрослым мужчинам, идентифицирующим себя как женщинам разрешено становиться вожатыми.
Двенадцать лидеров «Girlguiding UK» публично высказали опасения по поводу этой новой политики, и в результате некоторые, включая Хелен Уоттс, были исключены из организации.
Критики, такие как г-жа Уоттс, указывают на то, что участники делят туалет, душ и спальные места в поездках. Политика гласит, что родители не должны быть проинформированы, если вожатый их дочери или другой участник является трансгендером. Эта политика также может повлиять на девушек из некоторых религиозных конфессий (например ислам), для которых в таком контексте запрещено находиться в одном закрытом пространстве с мужчинами. Г-жа Уоттс говорит, что такая политика гораздо больше подчеркивает потребности трансгендеров по сравнению с потребностями и взглядами девочек. Девушкам может быть запрещено выражать дискомфорт из-за боязни быть названными трансфобными.
При разработке своей политики руководство организации, очевидно, получило рекомендации от ЛГБТ-групп защиты интересов Stonewall и Gendered Intelligence: групп, не известных своим опытом защиты детей. Действительно, известный транс-активист Джейн Фэй (урожденная Джон Озимек) сказала, что она была вовлечена в консультативный процесс. Фэйри также хорошо известный защитник «экстремальной порнографии.» GirlGuides не подтверждает, участвовала ли Эйми Челленор (которая остается в консультативном совете Stonewall) в консультациях.

Как отмечает экономист журналистка Хелен Джойс:
«Некоторые слышат зловещие отголоски другого времени, когда благонамеренные взрослые в плену идеологии подвергают детей опасности. После 1968 года сексуально-освободительное движение в континентальной Европе стремилось отменить сексуальные табу, и некоторые думали, что это означает начинать с молодежи ... Многие левые группировки терпимо относились к таким организациям, как Британская педофильская информационная сеть... Педофилы добились наибольшего прогресса в Зеленой партии Германии, которая в течение нескольких лет действовал как фактический парламентский фронт в их интересах».
Опять же, конечно, это не означает, что транссексуалы являются сексуальными хищниками. Но было бы наивно не предполагать, что злоумышленники не будут стремиться использовать в своих интересах любые методы, которые ослабляют защиту. Стоит подчеркнуть, что некоторые из наиболее откровенных критиков самоидентификации и рассматриваемых рисков - это трансгендерные люди.

Отредактировано Омела (23.08.20 01:38:53)

+4

12

Сколько бы избушка на курьих ножках не кричала: я дворец
Она останется избушкой
По моему разумению, природа строгает женщин, мужчин и людей с половыми признаками и м и ж
Дальше химия
Человек ищет где лучше, человек любит свободу и самовыражение, человек создает себя, переделывает, улучшает
Словом, если женщина с членом ворвется в женский туалет, кризиса не будет, потому что в туалете денщин предусмотрены отдельные кабинки, и вываливать женский член на обозрение нет никакой оказии
А вот если мужчина с вагиной будет писать в мужском туалете, где писсуары нередко в виде подвесов настенных и анатомия очевидна... ей будет неловко, полагаю, во всех смыслах
Но ей - не мне
Пока меня не касается чья то неловкость, мозг не рождает решений

Отредактировано Сигаретта (23.08.20 01:58:29)

+2

13

Творчество Роулинг говорит о том, что она чувствует  Живое и Вечное, и живо и просто о нем говорит. В англоязычном мире подобное, вероятно, действительно актуально, это интересно. Но, вот в русскоязычном еще дилеммы первой половины прошлого века звучат (славянофаги там против заподнолюбов и.т.п.), причем, эти казалось бы анекдотичные коллизии реально имеют некоторый политический вес...
Она типа флюгер и ветерок дует, просто нам от него на фоне привычного климата "ни холодно, ни жарко".

Ну, относительно рая скорее "холодно"...

Отредактировано Heatofthemoment (23.08.20 03:24:58)

0

14

#p3743701,Satine написал(а):

Роулинг поддержала тетку-трансофоба, лайкнула трансофобный пост, за что ее травят и не спасло даже то, что она хотела в 80-х стать мужчиной, потому что была бесполой.

Marks & Spencer пускают в женские примерочные мужчин-трансов и она переживает, что в женские раздевалки и туалеты будут ходить все, кому не лень.

Спасибо, Сатин!
Опять пиар очередной тётки.
Трусы Marks & Spencer я не ношу, так что волноваться мне не о чем.
Лучше пересмотреть Гарри снова.

0

15

#p3743705,Омела написал(а):

полагаю, всяко больше вашего

)))))

0

16

Вообще не вижу необходимости разделения женских и мужских туалетов, давайте сделаем "детские", "взрослые" и достаточно? Чтоб дети ничего не насмотрелись во взрослом + тупо ниже на уровень роста сантехника

0

17

Ночь, ну не знаю, практика показывает, что общие клозеты люто сгаживаются. Не знаю даже почему, у меня сложилось такое восприятие.
Сантехническая и гигиеническая целесообразности сомнительны.  Писуары там будут или просто огромное количество зассаных кабинок?
Потом, мы говорим про уборные в маркетах, школах, при вокзалах, в клубах, про концепцию уборных вообще?

Отредактировано Heatofthemoment (23.08.20 16:45:13)

0

18

Искатель
Меня в трансомании напрягает только одно - стремление родителей решить за ребенка и природу какого пола он хочет быть. А именно дают детям препараты замедляющие правильное развитие.
Думаю, что до 18 лет ребенок должен расти просто ребенком, даже если пытается говорить что он другого пола. А после -все круги "радости" в его руках. Там он будет решать осознанно.
Anadiomena
Можно в личку ссылку на книжку психолога? Ну или ее еазвание.

+1

19

Satine
По поводу туалетов... У нас есть кафешки с общим туалетом, просто куча кабинок, в которую может зайти как мужчина так и женщина. С общей зоной рукомойников. Вообще не напрягает.

+2

20

#p3744895,Drakosha написал(а):

Искатель

Меня в трансомании напрягает только одно - стремление родителей решить за ребенка и природу какого пола он хочет быть. А именно дают детям препараты замедляющие правильное развитие.

Думаю, что до 18 лет ребенок должен расти просто ребенком, даже если пытается говорить что он другого пола. А после -все круги "радости" в его руках. Там он будет решать осознанно.

Дракоша, я помню вашу точку зрения из темы про гермафродитов, так что вы лукавите порядочно.

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » На грани пола » Джоан Роулинг аргументирует свою позицию по поводу транс-идеологии