Тематический форум ВМЕСТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Творческая гостиная » Роман «Танцующие в темноте»


Роман «Танцующие в темноте»

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

Аннотация:
Пятеро подруг с разными судьбами, достатком, характерами, профессиями. Маленький лейсбийский мирок.
Верность, дружба, граничащая с влюбленностью, любовь, перерождающаяся в дружбу, измены, прощения, потери, долгие отношения, секс, мимолетные связи,  творчество, вечеринки... Все переплелось в этом романе. Самые частые проблемы: «Я люблю ее, а она меня нет», «я изменила своей девушке и не знаю, что мне делать дальше», «мы в отношениях так долго, что страсти не осталось», «я не ищу постоянства, только секс»,  «я влюбилась в натуралку», «я хочу свою лучшую подругу», «я собиралась замуж, но встретила ее» затронуты в нем. Для одних это шаблоны, для других — реальность. Нет ни одной «хорошей» или «плохой» героини. Все они — живые люди.
Роман-сериал, где каждая может найти себя среди героинь.

0

2

Глава 1

— И ты что, даже ее не трахнула? — Алиса удивлённо округлила глаза. — Ты ли это?
— Эй! — Максим возмущённо толкнула подругу в плечо. — Она не просто танцевать ко мне пришла...
— К тебе все не просто  танцевать приходят.. — девушка повела бровью.
— Нет, Алиса! — Брюнетка опустила глаза, разглядывая рисунок на столе. — Они пришли, чтобы я поставила им первый танец молодожёнов, понимаешь?! Они женятся через месяц.
— С каких пор брак тебя останавливает? С Крис тебе этот факт никак не мешал...
— С Крис была совершенно другая история. — Максим подняла глаза на собеседницу. — Она, в общем-то, знала, зачем шла. Напомню тебе, что это она мне прохода не давала. А они... — девушка посмотрела в окно, где моросил то ли снег - то ли  дождь.. — Они вместе. Ты бы видела, как он на неё смотрел... Иногда мне тоже хочется таких взглядов.
— Тебя точно нигде ничем не ударило? — Алиса улыбнулась. — А как же твоё это «семейная жизнь - это всегда скучно? Самое крутое происходит, когда люди ещё даже не переспали.... Притяжение... Искры... и бла-бла-бла.. горячим бывает только первый секс, а потом надо менять партнершу..»?
— А я и не отказывалась от своих слов. — Максим улыбнулась и слегка хлопнула по столу рукой в знак окончания разговора. — Просто ничто человеческое мне не чуждо. Но точно не на этой неделе... — девушка проследила глазами за хрупкой блондинкой, направляющейся в их сторону...
— Привет! — Широко улыбнулась Дина, облокотившись на стол так, чтобы можно было разглядеть плотную грудь второго размера в глубоком декольте. — Максим, ты занята сегодня вечером?
— Да я свободна прямо сейчас. — Девушка положила купюру на стол перед подругой. — Сегодня я угощаю.
Алиса только улыбнулась вслед удаляющейся парочке, раздумывая над словами, сказанными ей Максим.
***

— О, да! — стонала девушка извиваясь, — прошу тебя, Макс, только не останавливайся!
Максим ещё плотнее прижала девушку к кровати, глубже входя в неё.
— Я хочу этого, хочу чтобы ты меня вот так... да, прошу тебя, ещё глубже... — Задыхалась блондинка, слегка царапая Максим спину. И как можно шире раздвигая ноги, давая возможность проникнуть в себя. — Я не хочу быть с тобой скромной, черт подери, я хочу, чтобы ты трахнула меня, как ты этого хочешь.
— Мне нравится так. — Девушка ускорилась, делая толчки более жёсткими, заставляя партнершу вздрагивать и стонать. — Я хочу чтобы ты кончила от меня внутри, чтобы кричала и извивалась, как..
— Да, — девушка вцеплялась пальцами в одеяло, — Говори так, меня это заводит... Я хочу быть твоей..
— Шлюхой.. — Максим гулко выдохнула, войдя в девушку резким рывком. — Мне нравится, когда девушки в постели просят меня и стонут, как ты...
— У тебя было много девушек? — Дина взяла рукой кисть Максим и прижала ее ещё ближе. — Расскажи мне, меня возбуждает мысль о том, как ты трахала других, а они стонали под тобой...
— Много... — Макс улыбнулась, чувствуя, как все между ног партнерши стало ещё более влажным. — Я люблю получать женщин, любых, и там, где захочу. Люблю иметь их, и смотреть, как меняется их лицо, как они раскрывают ноги как можно шире, чтобы принять меня, люблю смотреть, как они кончают, крича, прижимаясь к моим пальцам, как они поднимают бёдра навстречу каждому удару, как из чинных барышень делаются шлюхами под моими руками, ловя каждый мой удар в них. — Максим положила руку девушки на ее грудь, — когда ласкают себя, в тот момент, когда я их трахаю...
— Вот так?... — Дина начала мять свою грудь, теребя между пальцев соски, и, услышав довольный полу-стон полу-рычание партнерши, опустила руку ниже, касаясь самой мягкой своей части, — Или вот так? Хочешь смотреть, как я ласкаю себя одновременно с тобой? Хочешь? — Дина зажала клитор между пальцами, издав громкий стон...
— Да... — Максим с трудом могла сдерживаться, — ласкай себя, я хочу видеть это, трогай себя везде...
Блондинка провела пальцами, едва касаясь пальцев Максим, слегка смазав их, и стала водить ими по клитору, задыхаясь от почти-мгновенного оргазма.

***
— Привет. — Робко поздоровалась девушка.
— Привет, Николь. — Максим отошла от музыкального центра навстречу клиентке и мягко улыбнулась. — А где Никита?
— Он задерживается на работе, — смутилась девушка, опустив голову так, что ее русые волосы упали на лицо. — Но он обещал подъехать хотя бы на полчаса. Мы сможем что-то пока выучить, чтобы не терять время?
— Конечно. — Максим продолжала улыбаться. — Я станцую его партию, а потом мы ещё поучим твою. Хорошо?
— Да, — Николь улыбнулась и немного расслабилась, — мне очень неудобно, что так вышло...
— Со всеми бывает. — Максим протянула девушке руку, — пойдём.
— С самого начала? — Николь взяла протянутую ей руку.
— Да, давай первый раз пешком пройдём, без музыки, а потом я включу ее, и мы станцуем ещё раз, ок?
— Отлично. — Девушка встала на место, с которого должна была начинать.

0

3

Глава 2

— Так, смотри, вот он идёт к тебе, — Максим сделала несколько шагов в сторону партнерши. — Потом кладёт тебе руку на талию. — Максим провела рукой рядом с талией девушки, не касаясь — и мягко ведёт наверх. Потом по тыльной стороне руки, и, когда берет тебя за руку, ты поворачиваешься к нему. — Она легонько приостановила поворот. — Эй, нет, не так быстро. Ты же будешь в платье, и так быстро просто не сможешь повернуться.
— У меня будет другое платье для первого танца, кстати! — просияла Девушка, — вчера после нашей репетиции я ездила к швее, и мы все решили. Хочешь, покажу?
— Что покажешь? Платье же наверное ещё не готово...
— Я покажу платье, по примеру которого мы решили шить! — Николь с надеждой посмотрела на собеседницу. — Оно такое красивое, Максим! Вам понравится!
— Хорошо. — Сдалась девушка . — Только давай на ты, ок? А то я себя чувствую престарелой такой барышней с пучком седых волос, и тросточкой, чтоб садиться и вставать. — Она улыбнулась. — И друзья меня зовут Макс.
— Договорились. — Николь выпорхнула из зала.

***
— Готово? — Максим старалась не оборачиваться, пока Николь примеряла платье. В раздевалке, как назло, никого не было, и инстинкты брали верх над принципами посекундно.
— Да! — тихо сказала Николь, — только можешь застегнуть молнию на боку, пожалуйста, мне к ней никак не подобраться.
Макс повернулась и, улыбаясь, посмотрела на девушку, в бежевом летящем платье, длиной чуть ниже колена, с тонкими бретельками, выгодно подчёркивающими худые точеные плечи.
— Я... — девушка аккуратно взялась за краешек собачки на молнии, стараясь минимизировать свои прикосновения. — Я не очень сильна в платьях... — Максим слегка провела подушечками пальцев по коже, застёгивая упрямую молнию. Это было не нарочно. Последнее, что она хотела бы сделать, это разрушить чью-то жизнь, но тело отреагировало незамедлительно, обозначая, как предательски сильны инстинкты.
— Ты не носишь платья? — Николь крутилась перед Максим, как перед зеркалом. И на отрицательный ответ покачала головой. — Очень зря. С твоими кудрями и таким идеально сложённым телом тебе бы очень пошло! Все парни посворачивали бы себе головы!
— Ну.. — замялась собеседница, — парни — это не совсем то, что меня интересует...
— У тебя есть бойфренд? — спросила Николь, но тут же смутилась, — прости... Я не имею права задавать личные вопросы. Мы толком не знакомы даже.
— Сейчас нет. — Макс обычно не скрывала свою ориентацию, но сейчас зачем-то решила не афишировать ее. Хотя на работе и в команде все знали о ее предпочтениях.

По правде говоря, парень у неё когда-то был, но только в качестве одного неудачного опыта. Все было хорошо, они прекрасно проводили время, она, казалось, чувствовала себя защищённой, и поцелуи были приятны, хотя и казались девушке слегка жестковатыми... Но стоило дойти до постели, как смысл всего этого тут же улетал. Нет, не то что бы ей совсем не было хорошо, просто бессмысленно, пространно. Оргазм — это далеко не все, чего ждёшь от секса. А потом приключилась случайная связь с девушкой... И все встало на свои места. Максим выяснила, что в постели у неё нет проблем, проблемы были только с ориентацией. Но ей удалось довольно быстро не только принять этот факт, но и довольно откровенно его обозначить всем, с кем она общалась.
— Можно я потанцую так? — Николь вырвала девушку из размышлений, — хочу попробовать.
— Хорошо, пойдём. — Макс спешно вышла из раздевалки и направилась в зал. Ей не хотелось танцевать на месте жениха, потому что Николь ее привлекала, манила, и обычно дело закончилось бы в ближайшем закутке, где нет камер...

Играла музыка... Максим подошла вплотную, положив руку на талию Николь и мягко провела кончиками пальцев вверх, потом коснулась тыльной стороны руки и повернула к себе девушку. Вышло слишком близко, настолько, что Макс чувствовала горячее дыхание Николь на своих губах. Она старалась не подавать виду и смотреть прямо в глаза.
— Вот так, — Она прокрутила девушку под рукой и, аккуратно обняв, наклонила назад через бедро. — Умничка! — Макс подошла к музыкальному центру, нажав на паузу. — Теперь давай учить твою партию.
— Привет! — в зал вошёл широкоплечий, красиво сложенный высокий парень. — Простите, что опоздал. — Он подошёл к невесте и поцеловал. — Меня сильно задержали на работе. — Потом оглядел девушку, — очень красивое платье!

***
— Ты чего такая хмурая? — Лара смотрела на подругу, которая без особого энтузиазма потягивала остывший кофе. — На работе что-то не так?
— Нет, солнце, на работе все хорошо. — Немного оживилась девушка. — Не люблю просто эти «первые танцы молодожёнов», телячьи нежности и прочее...
— Так вот в чем дело... — улыбнулась Лара. — Инстинкты берут верх над принципами...
— Она сегодня переодевалась при мне, а потом попросила застегнуть ей молнию... — девушка показала на себе, как это было. — Я же не железобетонная.. А потом мне пришлось танцевать с ней, понимаешь..
— Понимаю.. — Лара продолжала улыбаться. — Только танцевать. Вот что тебя бесит. Может, ты уже переспишь с ней и покончишь со своими проблемами?
— Есть профессиональная этика. Есть человеческие чувства, помнишь? — Макс ответила немного более резко, чем рассчитывала, подняв на подругу глаза.
— У Лесбиянок нет. — Фыркнула Лара. — И не тебе мне говорить обратное.
— Не суди по таким, как я, ладно... — Вид у девушки был слегка виноватый. — Я просто не хочу серьёзных отношений. Ты же знаешь. К этому надо быть готовой. Когда ты просыпаешься с человеком утром, видишь его каждый день, моешь посуду, ждёшь с работы, а не уходишь сразу после хорошего секса. Когда тебе говорят вот это «давай не сегодня» или «у меня болит голова», или, может, «мне рано вставать»... А ты остаёшься думать, что с тобой не так, и что не так в ваших отношениях, ведь раньше вы занимались сексом несколько раз в день, в машине, в примерочной, в туалете около зала... Нет, детка, все эти сложности не для меня. Я слишком люблю секс. Когда вы принадлежите друг другу одну ночь в жизни, это лишает всех сомнений, кокетства, ложной скромности, вы просто хотите друг друга здесь и сейчас. Не подбираете выражений. Вы просто трахаетесь, даже не зная имени. Это все упрощает. Посмотри на Камиллу и Арину. Они вместе сколько? Десять лет... Я поражаюсь... Десять лет спать в одной кровати, занимаясь сексом сначала несколько раз в день, потом в неделю, потом в месяц, потом по праздникам, и только если обеим завтра не вставать.. Решать, кто везёт в школу детей, а кто делает с ними уроки, договариваться, кто кормит кота, а кто моет посуду. Это семья. Это друзья. Это удобно, спокойно, ровно. Я не хочу ровно.
— И правильно. — Лара уткнулась в стол глазами. — Все это «ровно» заканчивается тем, что однажды одна из вас встречает кого-то где-то... Между ними сначала пробегает искра, потом взгляды, случайно-неслучайные, касания, и потом, когда атмосфера накалена до предела, но совесть или чувство удобства ещё как-то держат, они просто занимаются сексом по смс... пишут, как трахают друг друга, как ласкают, как входят, насколько глубоко, и потом, как кончают, ярче чем за всю свою жизнь, мастурбируя, пока их удобная вторая половинка в душе... Это снимает напряжение на время, и кажется, что измены как таковой не было. Они же не были рядом, не касались друг друга. А ты читаешь это однажды вечером, и понимаешь, что между вами все кончено. Что там уже некого держать, даже если станешь красивее в тысячу раз, даже если займёшься с ней сексом на улице, даже если что угодно... Вы - родственники. И ты это тоже чувствовала и знала, но тебе казалось, что это устраивает вас обеих, ведь лучше так на всю жизнь, чем «как Макс...», но когда все рушится... Ты ищешь, в чем виновата, где прекратила быть той, в которую она влюбилась, когда вы стали сёстрами, когда она прекратила возбуждать тебя одним касанием, почему нет этих бабочек в животе и салютов, когда вы целуетесь... А потом... Потом просто не знаешь, хочешь ли ты ещё пресной жизни в ожидании, что тебе изменят. Или хочешь всю жизнь быть свободной. Или все же... Или все же возможно как-то сохранить, даже живя вместе, что-то такое... Горячее, животное... Чтобы ночью она трахала тебя, как в первый раз, а под утро лежала и гладила твои волосы, говоря, что любит...
— Прости. — Макс взяла девушку за руку. — Прости меня, я не хотела, чтобы ты вспоминала Лиз. Не хотела, правда...
— Привет, девчонки, что за лица? — Камилла пододвинула стул и присела рядом с подругами. — Кого хороним-то?
— Уходящую молодость. — Хмыкнула Макс. — Станем старыми, заведём кошек и будем приезжать к вам с Ариной, чтобы вспомнить, каково это, быть неодинокими брюзгливыми старушками с большим лесбийским прошлым.
— Уууу... — Камилла поправила волосы и махнула рукой официанту, чтобы сделать заказ. — Нам бы дожить...
— Только не говори, что вы с Ариной поругались! Не лишай нас надежды на то, что все может быть иначе. — Отозвалась Лара.
— Нет, что ты.. — девушка улыбнулась, - Максимум наших конфликтов — это о том, во сколько надо лечь спать детям, или почему одна из нас забыла заехать за кормом коту.
— Ну это значит, что все остальное вы уже выяснили, и можно просто пожить спокойно, в своё удовольствие, без бурь в стакане воды. — Лара сделала глоток кофе и посмотрела на брюнетку, обводившую взглядом кафе, в котором они всегда собирались, в поисках спутницы на вечер. — Не то что у нас. Макс вон влюбляется в свою клиентку, но принципы мешают ей проверить чувства на прочность проведённой вместе ночью...
— Макс, — Камилла поймала острый взгляд собеседницы, — «влюбляешься» - это же вроде не про тебя?
— А это и не про меня. — Девушка тряхнула непослушными кудрявыми волосами, ещё больше взъерошив их рукой, — Это Лара всегда преувеличивает. Просто... — девушка явно зацепила кого-то взглядом, — Просто мне пора. Лара, спасибо за кофе. Увидимся!

0

4

Глава 3

— Так что произошло у Макса? — Камила подняла глаза на подругу.
— Да ничего такого, она права. Просто к ней пришла пара на постановку первого танца молодожёнов, и девушка явно небезразлична Максим. Но принципы и что-то про «нельзя разбивать семью... Он так на неё смотрит..» — Лара попыталась изобразить Максим, не дают ей возможности подобраться ближе.
— Я думаю, это честно. — Камилла улыбнулась, — Она - натуралка, и Макс нечего с ней ловить. А испортить девочке свадьбу и посеять сомнения в её голове, это было бы низко.
— Сказала натуралка, которую увели от мужа. — Подытожила Лара.
— У нас была совсем другая история. — Камилла подняла глаза наверх вспоминая.. — У нас с Сашей все было на грани развода за год до встречи с Ариной. Мы пытались, бог свидетель, ради близнецов, ради родителей... А Арина, в отличии ото всех, не намекая ни на что, не говорила, как все можно исправить, или как «все будет хорошо», она просто помогла мне найти квартиру, привозила детям игрушки, гуляла с нами в парке, отпускала меня на йогу, чтобы я немного пришла в себя после развода с двумя маленькими мальчиками на руках. Она не болтала, она делала. И первый раз поцеловала ее я, а не она меня.  До неё вокруг меня все только твердили, что придут, помогут, поддержат, а она просто пришла, помогла и поддержала. Так что от мужа она меня увозила на машине, да. Но не уводила. Она просто показала мне, что можно иначе. Что я смогу сама. Что я не лишаю детей отца. Отец у них был есть и будет. Развелась я. Так что нас не сравнивай. А Макс всегда отличалась верностью своим принципам. Она одна из самых принципиальных лесбиянок, что я знаю.
— Посмотри на эту «принципиальную лесбиянку»... — Лара указала взглядом на коридор, ведущий к дамской комнате. — Кажется, у неё на сегодня в планах есть кое-кто...
Камилла проследила за взглядом подруги: вдалеке стояла Макс, очень недвусмысленно поглаживая бедро короткостриженной блондинки. Через секунду дверь открылась, и они исчезли из поля зрения.

— Ты такая красивая! — блондинка гладила пальцами по острым скулам девушки, стоящей напротив и бёдрами прижимающей ее к стене. — Тебе говорили когда-нибудь, что ты красивая?
— И ты.. — слегка охрипшим голосом сказала Макс, гладя спину блондинки и расстёгивая лиф, чтобы высвободить грудь. — Ты тоже очень красивая. — Максим поцеловала девушку, прижимая ее ещё сильнее к стене, лаская между пальцев тугие соски, сжимая грудь. Блондинка гулко дышала, иногда постанывая от ласк. Макс расстегнула молнию на ее джинсах, запустив руку внутрь, скользя по припухшим от возбуждения половым губам партнерши.
— Мммм... — девушка подала бёдра вперёд, давая возможность проникнуть в себя, не в силах терпеть ещё... — Пожалуйста...
— Да... — почти рычала Макс, войдя в девушку одним рывком. — Ты такая влажная... Я люблю так..
— Боже, и я... — Она стонала почти в голос, — Прошу тебя, не останавливайся... Я хочу этого, с тех пор как увидела тебя.. Я только и представляла себе, как ты прижимаешь меня вот так, и входишь в меня.
Макс вышла из девушки и вошла в неё ещё раз, но теперь медленно, мучительно медленно, давая партнерше возможность насладиться моментом.
— Ты так мягко скользишь во мне.. я сейчас умру...
— Я хочу тебя медленно. Хочу чтобы ты чувствовала меня в себе.. — брюнетка целиком выходила и входила в девушку, заставляя ее терять контроль и совершать движения навстречу. — Я хочу видеть, как ты кончаешь, детка...
— Ааа... — девушка с силой насаживалась на пальцы Максим, а рукой спешно расстёгивала пуговицы на ее ширинке, стараясь тоже доставить удовольствие партнерше. — Я хочу тебя, я хочу кончить от твоих ударов в меня, и лаская тебя, я хочу, чтобы ты хотела меня ещё больше...
— Ммм.. — Макс придвинулась бёдрами ближе к пальцам блондинки. И чувствуя, что долго не выдержит, ускорила темп... трахая ее как можно глубже и сильнее...
— Ааах... — успела прокричать девушка, прежде чем Максим накрыла ее губы своими. Чувствуя, как мир переворачивается в ее глазах, а внутри все скручивает от оргазма... Она редко кому-то позволяла ласкать себя, чтобы не терять контроль, но сейчас ей необходима была разрядка, от пальцев незнакомки, чтобы как-то побороть дикое давление внизу живота от одной мысли о Николь, стоящей к ней лицом так близко, что дыхание перехватывает и хочется убежать и лечь в ледяную ванну...
***
— Привет, ты помнишь, что у нас сегодня урок с Максим? В прошлый раз вышло некрасиво, постарайся в этот раз не опаздывать. — Николь мягко погладила ладонь Никиты. — Я так хочу, чтобы на нашей свадьбе все было идеально!
— Так и будет, родная! — молодой человек притянул к себе девушку и легонько поцеловал. — У нас ещё есть время. Мы все успеем.
— До свадьбы меньше месяца... Я так волнуюсь...
— Лучше подумай, где провести девичник! Желательно, конечно, дома... с книгой.. — парень улыбался, — но вдруг ты захочешь пойти с подругами в картинную галерею...
— Смешно! — Николь сморщила маленький носик. — Если бы твои друзья не сняли для тебя целый стрип-клуб, я бы подумала над картинной галереей... А так придётся думать, как отомстить тебе максимально изощренно!
— Тогда тебе стоит взять меня и в сотый раз пересмотреть «грязные танцы». — Никита смеялся. — Более изощрённой пытки я себе даже представить не могу.
***
— Я прошу вас, уберите, наконец, игрушки! Они повсюду! — Камилла сдвинула ногой в сторону несколько машинок, валяющихся на полу. — Или давайте наймём прислугу!
— Эй, ты чего!? — Арина вошла в комнату, где играли близнецы, наклонилась и подняла с пола игрушки. — Всего несколько машинок, и, ну окей, может пару водных пистолетов. Мальчики играли, а у меня было десять минут покоя. Я даже успела приготовить тебе ужин.
— Ничего. Прости. — Камилла обняла Арину за талию и чмокнула в макушку. — Я устала, это был дерьмовый день...
— Чшшш!!! — рыжеволосая невысокая девушка прижала руку ко рту собеседницы. — Дерьмовый! Дерьмовый! — мгновенно повторили близнецы Алекс и Артур. — Дерьмовый!
— Господи... — Камилла положила руку на лицо и вышла из комнаты, слушая объяснения Арины мальчикам, что мама сказала совершенно не это слово, что оно плохое, и так говорить нельзя.
***
— Всем спасибо! Это был просто огненный класс! До четверга! — Максим улыбнулась, и все начали аплодировать.
— Ты танцуешь круче любого пацана! — Произнесла Вика, заигрывая. — Я хочу научиться так же.
— У тебя не получится. — Засмеялась девушка. — Ты очень женственная. — И, увидев взгляд собеседницы, добавила — ты чего? Это круто же, то, как ты танцуешь! Это очень сексуально! Тебе не надо учиться делать это, как парень! В твоём танце своя изюминка! Это выглядит очень притягательно...
— Может, тогда я смогу притянуть тебя для пары индивидуальных занятий? — девушка сделала шаг навстречу и слегка потянула за футболку Максим. Мой муж хочет, чтобы я научилась делать это круто, и никогда не скупится...
— Я посмотрю, где в моем графике можно найти окошко. — Макс деликатно отодвинулась, высвобождаясь. — Напиши мне вечером ближе к ночи. Я скажу точно, когда у меня есть время.
— Договорились. — Вика подмигнула собеседнице и, взяв маленький кожаный рюкзак, вышла из зала.
— Привет! — с улыбкой поздоровалась Николь. — Прости, что прервали ваш разговор.
— Мы уже закончили. — Макс старалась не подать виду, что ее смутила эта ситуация. — Давайте быстренько разогреемся и начнём смотреть, где что добавить в ваш номер.
Спустя сорок минут занятия и тридцать телефонных звонков они почти доделали танец.
— Прости! — Никита вновь отошёл к звонящему телефону. — Алло?
— Прости... — Николь опустила глаза. — Никита — помощник руководителя фирмы. Он двадцать четыре часа в сутки на телефоне. — И, понизив голос, добавила, улыбнувшись, — он даже в душ его с собой берет...
— Ничего. — Макс сделала глоток воды. — Мы все равно почти закончили! Вы очень красивые! Все будет отлично!
— Спасибо тебе большое! — девушка провела пальцами по руке Максим. — Когда мне сказали, что ты и мишку научишь танцевать, я не поверила.. Но, видя нас сейчас, понимаю, почему у тебя такие большие группы, и почему девчонки в конце занятия не хотят с тобой прощаться! Ты талантлива! И у тебя невероятный шарм, знаешь... 
— Знаю... — Макс старалась сделать все, чтобы ирония в ее голосе не читалась так уж сильно.

0

5

Глава 4
***
—  Эй... Я не хотела, прости.. — Камилла посмотрела на Арину, которая зашла в комнату. — Я просто очень сильно устала на работе.
— Я знаю. — Арина мягко улыбнулась. — Мне жаль, что тебе приходится так много работать. Может, мы наймём няню? И я тогда тоже смогу выйти на работу? Тебе не придётся так уставать..
— Милая, — Камилла села на кровать и указала рукой на место рядом. — Мы же с тобой много раз говорили на эту тему. Детям лучше быть с близким человеком. Раз уж так вышло, что их мать почти живет в офисе, то хорошо было бы, если бы вторая «Мама» была с ними.
— Я помню. — Арина мягко провела пальцами по ладони девушки. — Просто хочу тебе помочь.
— Ты уже помогаешь. — Камилла поцеловала собеседницу в щеку. — Ты стала им второй мамой! И я это очень ценю. Из женщины, которая зарабатывала огромные деньги и везла нас всех на своих плечах, всегда все отдавая нам, ты превратилась в идеальную мать и жену. И я люблю тебя! Ты достаточно работала, чтобы у нас было то, что у нас есть. Я тоже хочу внести свой вклад. Тем более, что меня позвали в фирму, о которой десять лет назад я и мечтать не могла, ты же знаешь. Я люблю работу! Даже когда устаю.
— Моя девочка... — Арина положила голову на плечо любимой. — Кстати, о маме, — она подняла голову и посмотрела на Камиллу. — Мальчики лежат в кровати и ждут маму для поцелуя.
— Уже иду. — Девушка встала с кровати. — Я люблю тебя!
— И я тебя. — Арина забралась с ногами на кровать. — Кстати, я жду тебя тоже для поцелуя на ночь...
— И даже не уснёшь?.. — Камилла хитро улыбнулась. — Я быстро.
***

Лара сидела у барной стойки и допивала свой коктейль. Вечер в привычном месте с недавних пор стал спасением от одиночества.
— Твой план — напиться? — послышалось за спиной девушки.
— Мой план — побыть одной. — Парировала Лара. — Я не в девятом классе, а ты.. — Она оглядела девушку, представшую перед ней, — Ты — явно не моя мать.
— Ну, раз мы это выяснили, я могу предложить тебе выпить? Или, может, закусить? — Девушка села рядом с Ларой.
— Ты можешь закусить губу и найти себе кого-то более подходящего. — Лара оглядела зал с танцующими девушками. — Тут огромный выбор, на любой вкус.
— В моем вкусе девушки, которые после одиннадцати «кровавых Мэри» все ещё не лежат на барной стойке и могут шутить так, что я не сразу нахожусь, что ответить. — Она секунду помедлила и, протянув руку, добавила, — Влада.
— Лара. — Девушка без энтузиазма пожала руку. — Теперь, когда мы знакомы, и ты удовлетворила своё самолюбие, ты можешь оставить меня одну?..
— У меня жадное, жутко неудовлетворимое самолюбие. Оно требует угостить тебя. — Не сдавалась Влада.
— Кровавую Мэри. — Коротко ответила Лара.
— Хей! — Влада подала знак официанту. — Две Мэри, мясную тарелку, — Она повернулась к Ларе, — ты же не вегетарианка? — И сырную тарелку, пожалуйста. — Сказала она, получив отрицательный ответ от собеседницы.
***
— Я не уснула, как и обещала, детка! — Арина приоткрыла край одеяла, чтобы Камилла могла лечь.
— А я принесла тебе поцелуй. — Девушка слегка коснулась губ любимой. Потом погладила рукой волосы, шею, плечо, слегка спустив футболку. — Я хочу тебя.
Арина обняла Камиллу и сильнее к ней прижалась.
— Это нежно.. — слегка растеряно сказала девушка, — но не соблазнительно...
— Ты странно пристаешь. — Арина слегка ослабила руки. — Я иногда не знаю, что мне сделать...
— Ты за десять лет так и не знаешь, что тебе сделать? — Камилла почувствовала раздражение, но постаралась с ним справиться. — Давай я тебе покажу. — Девушка взяла руку партнерши и положила себе на грудь.
— Ммм... — полуотрицательно промычала Арина.
— Иногда я не знаю, что сделать, и как подойти к тебе. — Камилла поднялась на локте. — То ли взять тебя силой, то ли оставить в покое. Ты можешь хоть какие-то опознавательные знаки подавать? Чего ты хочешь?
Вместо слов Арина поцеловала девушку, не давая ей возможности говорить, потом провела ладонью по груди Камиллы, погладила бок, бедро и наконец добралась до самого центра возбуждения, глядя, как партнерша выгибается и постанывает от ее ласк. Тогда Арина чуть шире раздвинула ноги, давая возможность Камилле дотронуться до себя. Камилла с жадностью начала исследовать тело любимой, лаская грудь, набухшие соски, спускаясь все ниже и обхватывая ладонью между ног, слушая, как девушка жарко дышит ей на ухо. Это дыхание всегда возбуждало ее. Арина ласкала клитор любимой, слегка зажимая его между пальцев, иногда приоткрывая глаза, чтобы видеть, как чёрные тугие  кудри, разметанные по подушки, светятся в лунном свете. Но тут же закрывала их обратно, чувствуя пальцы любимой внутри себя, они скользили медленно, но жёстко, настойчиво подводя девушку к самому краю.
— Боже... да... Пожалуйста... — вырывалось звуками, едва складываемыми в слова. Камилла выгибалась навстречу пальцам любимой. — Скажи, что ты хочешь меня, пожалуйста... Скажи, что тебе нравится делать это со мной...
— Мне хорошо... — Арина чувствовала, как горит ее тело. — Мне с тобой очень хорошо...
— Я хочу заниматься этим с тобой вечно... Хочу иметь тебя, чувствовать, как ты подаёшь свои бёдра мне навстречу, как хочешь кончить...
— Аааа... — Арина задрожала и сильно прижались к руке партнерши.
— Аааа... — Чувствуя, как ее пальцы сжимает, слыша стоны Арины, Камилла задыхалась от оргазма.
***
— И так всегда... — Николь мерила улицу около зала, где они тренировались. — Его работа...
— Ну, постой. — Максим старалась успокоить девушку. — Он же работает не просто так, а? Он хочет для тебя идеальную свадьбу, идеальный дом... Чего ты заводишься?
— Я с ним, но вечно одна, понимаешь? — Николь продолжила ходить. — Я одна на день рождения, одна на Новый год, одна в рождество... А он только и говорит, что, мол, скоро уже, что надо ещё немного потерпеть. — Она вдруг остановилась напротив собеседницы. — А я, может, не хочу всех этих денег. И свадьба мне не обязательна. Я хочу быть вместе с любимым человеком. Знаешь... — девушка внимательно посмотрела в глаза Максим, — Знаешь, вот люди огорчаются по любому поводу. То погода им не такая, то настроение, то на работе что-то не так, то денег нет, вечно им что-то надо, а потом, да, вот только потом, когда они теряют из-за своих вечных недовольств того, кто был рядом с ними все это время, поддерживал, ждал, когда все наладится, вот тогда они, черт подери, только начинают понимать, что всего навсего хотят быть с кем-то вместе, что у этого всего нет никакого смысла, если любимого рядом нет. И тогда они бросают все эти свои работы, погоды и идут в церковь просить бога только об одном! О любимом.
— Ты идеальная женщина. — Макс мягко улыбалась. — Будь я мужчиной, я бы украла тебя. — Потом помолчала в ответ на округлившиеся глаза собеседницы и добавила, — ты француженка? Или имя дали просто потому что нравилось?
— Моя мать француженка. — Николь улыбнулась. — Отец русский. Они познакомились в Париже. Несколько лет прожили там. Потом появилась я, и мы переехали в Москву. Потом отец с матерью развелись, и теперь я живу на две страны. — Николь сделала паузу. — Я тебе рассказала о своих проблемах и половину своей жизни, ты, наверное. с тоски умираешь... Я обычно так не делаю...
— Я люблю Париж. — Только и ответила Максим. — Ты куда сейчас? Может, тебя подвезти?
— Я не знаю, если честно. — Николь поёжилась от ветра. Тонкое пальто продувало на весеннем ветру. — Хоть езжай в бар и напивайся. Никита в лучшем случае будет дома к трём часам ночи.
— Бар - плохая идея, для невесты. — Хмыкнула Максим. — Хочешь со мной? Мы с подругами вечерами часто встречаемся в нашем клубе. Ну точнее днём это кафе, а вечером там играют диджеи, мы танцуем, болтаем и просто весело проводим время. Правда, я только что отговаривала тебя от бара...
— Я была бы рада. — Улыбнулась девушка. — А твои подруги не будут против?
— Нет, они замечательные! — Макс подошла к машине и открыла Николь пассажирскую дверь. — Они тебе понравятся. Я уверена.
— Ничего себе у тебя тачка... — Николь встала на ступеньку, затем села на сидение. — Зря я не стала танцором.
— Это подарок. — Без особого энтузиазма, ответила Максим. — Сама бы я только к пенсии на такую накопила, и то, если прекратить кушать и курить. Я едва тяну ее обслуживание.
***
На улице было холодно и промозгло, моросил колкий дождь, иногда превращаясь в снег и наоборот. На парковке возле «Queen» практически не было свободных мест. Клуб, созданный три года назад на территории заброшенного одноэтажного дома, теперь пользовался бешеной популярностью, как среди девушек нетрадиционной ориентации, так и среди публики, которую это не напрягало.
— Привет, дорогая! — Алиса приобняла Лару и чмокнула в щеку. — Познакомишь? — Девушка с любопытством разглядывала темноволосую спутницу подруги.
— Влада. — Не дожидаясь, пока ее представят, девушка протянула руку.
— Алиса. — Пожала она руку в ответ. — Здесь сегодня очень людно..
— Да, клуб набирает обороты. — Влада сделала глоток коктейля. — Скоро все желающие сюда просто не поместятся.
— Всем доброй ночи! — Макс махнула всем рукой. — Место встречи изменить нельзя.
— У тебя новая подружка? — послышалось из-за спины. — Со мной уже далеко не так интересно, да?
— Хм... — Макс повернулась лицом к незнакомке и в ее чертах смутно признала девушку, с которой недавно прекрасно провела минут десять в дамской комнате этого же клуба. Она пыталась вспомнить имя, но в памяти ничего не всплывало, кроме того, как они занимались сексом. — Это моя... Мы работаем вместе. — Максим уже пожалела, что привела сюда Николь. Обычно девушки, с которыми у неё была связь, прекрасно осознавали, что им просто один раз было хорошо вместе, и продолжения не будет. Но это, по всей видимости, был другой, непродуманный вариант.
— Пойдём со мной. — Она взяла девушку за локоть, желая отвести ее в сторону. — Девочки, — это Николь. Николь, я вернусь через минуту.
***
— Привет всем. — Николь была смущена и слабо понимала, что здесь происходит. — Макс учит меня танцевать... И вот предложила поехать с ней в клуб.
— Лара! — махнула рукой светловолосая девушка с каре. У неё были округлые черты лица и очень открытая улыбка.
— Алиса. — Девушка протянула руку, слегка мотнув тугим хвостом завязанным на затылке. И, видя растерянность новой знакомой, добавила, — не обращай внимания, Макс пользуется особой популярностью, сейчас они все выяснят, и она вернётся.
— Влада. — Коротко обронила темноволосая девочка, больше похожая на парня. — Что будешь пить?
— Маргариту. — Сказала Николь и потянулась за кошельком.
— Я угощаю. — Все так же коротко, через плечо, бросила Влада.

0

6

Глава 5

— Почему ты пришла с ней? — блондинка ходила вдоль длинного зеркала во всю стену. — У тебя есть я! Тебе что, плохо было со мной?
— Мне было хорошо с тобой! — Макс мучительно пыталась вспомнить хотя бы намёк на имя собеседницы. — Очень даже хорошо!
— Поэтому ты даже не помнишь, как меня зовут?! — чувствуя слабое место, рычала собеседница.
— Ты и не говорила! Все тогда произошло слишком быстро... Но мы можем это исправить... — Максим приобняла девушку за талию и притянула к себе.
— Юля. — Блондинка для вида ещё немного посопротивлялась, но, посмотрев в темно-серые глаза собеседницы, расслабилась в ее руках. — Она правда только знакомая? И у вас не был секса?
— Правда. — Макс улыбнулась. — Клянусь тебе. — Она сейчас очень хотела бы расставить все по местам, обьяснить, что не ищет сейчас серьезных отношений, но решила не портить едва воцарившийся мир.
— И тебе понравилось заниматься сексом со мной? — Девушка уже ласкала голую спину Максим под футболкой.
— Ты была великолепна! — Макс слегка отстранилась. — Но давай не сейчас, ок? Меня ждут... — эти слова стоили ей огромных усилий, потому что если бы не Николь там, в зале, у неё сейчас мог бы быть очень горячий секс. — Мне правда надо идти.
— Если я увижу тебя с этой крошкой здесь вдвоём... — Юля посмотрела угрожающе.
— Мы только работаем вместе. — Макс тряхнула короткими кудрями цвета угля и, притянув девушку снова, страстно поцеловала ее в шею, оставив маленькое пятнышко. А затем развернулась и вышла из просторной дамской комнаты. 
***
— Тут так много девушек! — Николь допивала третью маргариту. — Я не знала, что есть такие клубы.
— Темные? — Лара улыбнулась и наклонилась к девушке, — ну, темные, знаешь...
— Она не «наша», ты чего! — ткнула ее в бок локтем Алиса.
— Прости... Максим тебе не рассказала, да? — Лара оглядела клуб.
— Нет. Но я начинаю понимать. — Николь остановила свой взгляд на двух целующихся девушках у сцены. — Я толерантна, если что.
— Нет, тут не только такие девушки. — Алиса указала в другую сторону на веселую шумную компанию. — Сюда приходят все, просто отдохнуть от парней, от мужей, от приставаний. С девушками все проще. У нас «нет - это значит нет», и не все со всеми занимаются сексом, вопреки всеобщему мнению, и да, как видишь,  не все короткостриженные и неухоженные.
— Максим тоже? — Николь отследила знакомый худой силуэт в толпе, пробирающийся к их столику. Драные джинсы мужского кроя, простая серая футболка. Ничего броского, ничего кричащего, но вместе с тем издали вполне можно было бы спутать с парнем-подростком, лет восемнадцати. Тонкие кисти, длинные пальцы без колец, свободная, нарочито неженственная походка, не привлекающая внимания. Наверное, стоило сразу догадаться, но она почему-то предпочитала этого не видеть.
— Макс перетрахала пол клуба. — Ответила Лара и тут же получила тычок в ребра от Алисы. — Нет, ну а что, Николь же сказала, что толерантна. Макс не собакина дочь, знаешь, она просто не хочет отношений. У неё были одни... Думала, это любовь... С очень богатой женщиной. Но та бросила ее, оставив на память додж и разбитое сердце. Деньги оказались важнее, чем человек, который ее любил.
Николь сидела в полумраке, переодически прикрывая глаза от света стробоскопа, пробегавшего по залу. Все в ее голове вдруг сложилось в общую картинку. Эта одежда, стиль, явно мужские духи, которыми пользовалась Максим, какие-то повадки, этот разговор в зале с одной из учениц, как ей показалось, с сексуальными нотками, эта блондинка, с которой ушла Максим... Она сидела и не могла понять, кто она здесь, что делает, словно это больше не она, словно это сон, или параллельная реальность, совсем ничем не напоминающая ее жизнь. В той жизни она художник, дизайнер, мечтающий о домике на берегу моря, муже и троих погодках, а в этой... В этой она словно ещё не знала себя, это будоражило и угнетало одновременно. Чувство было, словно однажды ты начала понимать язык животных, хотя до этого была уверена, что они вообще не разговаривают.
— Прости. — Макс подошла к столику и наклонилась к Николь. — Я не предполагала оставлять тебя здесь одну.
— Все хорошо! — Девушка улыбнулась и инстинктивно увеличила дистанцию между ними. — У тебя замечательные подруги, и тут очень крутая атмосфера. Я никогда раньше не была в таких местах.
— Так, мои замечательные подруги... — Макс быстро поняла, что примерно здесь было, и тоже отстранилась от Николь. — С языком за зубами у них всегда были проблемы.
— Я пыталась... — Алиса строго посмотрела на Лару, — просто кто-то уже настолько пьян, что не способен ворочать даже одной извилиной.
***
Камилла сидела на кухне и допивала бутылку пива. Она делала так редко, почти никогда. Но сейчас ей отчаянно не спалось. Больше всего хотелось взять такси и сбежать из этой жизни. В ней все было хорошо, и, наверное, даже слишком. Высокооплачиваемая работа, двое чудесных одиннадцатилетних сыновей, любимая, которая занимается детьми и домом. Чего ещё можно было желать? Да и куда сбежать? К бывшему мужу? К грязной однушке, к его работе, вечным претензиям, что секс с ней недостаточно хорош, к обещанию завести любовницу... Нет, ей хотелось сбежать совсем. Из этого тела, из этих обстоятельств, из ощущения, что история повторяется. Из этой идиллии, в которой все словно картонное... Это общение, как будто они родственники, этот секс раз в две недели, длинной в пять-десять минут, потому что «поздно уже», потому что «дети просыпаются рано, и их надо вести в школу», потому что «неужели ты не хочешь спать?». Было дикое ощущение, что ее обманули, сыграли с ней злую шутку, показав, как может быть, когда десять лет назад они не могли глаз друг от друга отвести, надышаться, когда секса было больше, чем времени в сутках, когда они спали по часу, но это стоило того...

***
— Это было очень весело! — Николь вышла из машины и огляделась. Пока они танцевали, в городе наступила настоящая зима. Снег летел большими хлопьями, как в рождественскую ночь в кино. Она запрокинула голову наверх, — я, наверное, никогда не чувствовала себя такой... Живой, знаешь..
— Знаю... — Макс все ещё старалась держать дистанцию, потому что после того, что наговорила Лара, она не была уверена, что ее не принимают за сексуальную маньячку. — Особенно после десятка маргарит. — Девушка улыбнулась и, не удержавшись, сняла с волос Николь снежинку.
— Мне пора. — Девушка мягко отстранилась, стараясь не выглядеть смущенной или напуганной. — И да, бросила она через плечо, — я думаю, Лара здорово преувеличила.
— А если нет? — Макс сама не знала, зачем это спросила.
— Даже если нет. — Проговорила девушка, уходя. Ей ужасно хотелось обернуться и ещё расспросить Максим обо всем, может быть, посидеть ещё в машине, чтобы не растерять это ощущение «другой» жизни, чтобы ещё побыть той, кем она была в клубе, но надо было признать, что есть магия ночи и десятки маргарит, а есть Никита, который уже звонил раза два и едва ли будет в восторге от ночных похождений своей невесты. — Пока.
— Пока. — Макс обошла машину и облокотилась на дверь, разглядывая, как летят снежинки.
***
— Ты была.. где? — Никита не был зол, скорее, эта ситуация застала его врасплох. Николь всегда была домашней девочкой, предпочитающей рисовать все своё свободное время, а не клубной львицей. — В лесби-клубе?
— Неееет! — Девушка стащила с себя платье и села на кровать. — Там были разные девушки. И нормальные тоже были. Просто это клуб только для девушек. Вот и все.
— Только для девушек, значит... — Никита подошёл ближе. — И ты решила это отметить и напиться?
— Я не напивалась. — Девушка надула губы. — Мы просто болтали, пели в караоке, танцевали. Ничего такого.
— Тебя там кто нибудь клеил? — Никита сел рядом с невестой на кровать. — Максим, например?
— Почему она должна была?.. — Девушка не ожидала, что это вдруг заденет ее. На мгновение перед ней предстало загадочное, с легкой улыбкой, острое лицо Макса, ее скулы и ямочки на щеках, в тот момент, когда она сняла снежинку с ее волос. — Ко мне никто не приставал. К тому же Макс не такая.
— Да брось. — Парень закатил глаза. — С первого дня было ясно и очевидно, что она по девочкам.
— Как ты это определяешь? — Николь не понимала, как она не видела этого в упор в тот момент, когда, кажется, все были в курсе.
— Ну, во-первых, — Никита положил руку на колено девушки и легонько погладил по ней пальцами. — Я видел ее Инстаграм, и она явно этого не скрывает, и, кажется, не скрывала последние лет шесть существования ее страницы.
— Ты просмотрел всю ее страничку? — девушка удивилась скорее тому, что ей это ни разу не пришло в голову. Она просто позвонила по номеру телефона, который ей дала подруга, и договорилась о занятии.
— Ну, почти всю. — Улыбался мужчина. — А во-вторых, то, как она смотрела на тебя. Знаешь, я мужчина, и вижу, когда на мою женщину тааак смотрят.
— И ты ни слова мне не сказал. — Николь недоумевала, почему она ничего такого не замечала. Никаких особенных взглядов. Может, только этим вечером. Но девушка была уверена, что в ней говорят женское желание нравиться всем, независимо от пола, легкое соперничество за обладание вниманием той, которой все добиваются и, конечно, алкоголь. — И ты не был против, что я еду с ней в клуб.
— Ну... — Никита гладил ладонью внутреннюю сторону бедра невесты, приближаясь к заветному месту.. — Меня заводит мысль, что кто-то может хотеть тебя.. Тем более, женщина. Две женщины, занимающиеся этим — всегда красиво. — Парень ласкал девушку через тонкие эластичные колготки. — Знаешь, то, как они трогают друг друга там.. — Он не раздевая Николь, отодвинул тонкую полоску трусиков. — Вот примерно так. То, как они сжимают соски..
— Аа.., — выдохнула девушка, притянув Никиту к себе. — Я хочу тебя.
— Конечно хочешь меня. — Парень одной рукой расстегнул молнию на брюках, — ты же не одна из них. Ты хочешь большего. — Он мягко начал водить головкой по влажным губам девушки. — Да ты вся мокрая... Боги...
— Ты так говоришь... — Шептала Николь. — Это заводит. — И ты прав, я хочу большего. — Она приподняла бёдра и стянула колготки ниже, давая возможность проникнуть в себя. — О, да...
Парень входил в неё сначала мягко, а потом ускорился, с силой вталкивая в неё свой член, чувствуя, как она выгибается под ним и слушая ее крики. Его возбуждала мысль, что кто-то хотел бы поиметь ее, вот так входить в неё, но она сейчас лежала под ним и стонала от наслаждения. На секунду, ему захотелось, чтобы Макс их сейчас увидела, узнала, как кричит его невеста в постели, кончая от него и принимая в себя его член целиком, желая его, как вцепляется ему в спину, как разводит ноги в стороны, давая идеальный доступ к самой глубине. Интересно, ей бы понравилась эта картина?.. От этой мысли он мгновенно кончил, вогнав член максимально глубоко в девушку и чувствуя, как она содрогается от оргазма.
***
— Ну так что, мы идём к тебе или ко мне? — Влада смотрела на Лару, и в ее глазах читалось желание.
— Мы пойдём по домам. — Девушка посмотрела на подругу, — Алис, можешь меня подвести?
— Конечно. — Девушка подошла к машине. — Только прощайтесь не очень долго. Мне утром надо быть на съемке бодрой, будто я спала ночью, а не Лепса горланила.
— Прости. Я правда выпила слишком много, чтобы сейчас адекватно воспринимать мир. — девушка махнула рукой на прощание. — Давай поговорим завтра, хорошо?
Влада в ответ молча махнула рукой и направилась с сторону клуба.

***
Николь лежала и смотрела в окно, за которым все ещё падал снег огромными пушистыми хлопьями. Она не любила снег весной, он значил два шага назад и приходил всегда именно в тот момент, когда больше всего хотелось весны. Но сегодня он успокаивал ее, и дело было не в количестве выпитого, нет, в чём-то совсем другом, о чем сейчас не хотелось думать. Мыслей в голове и так было слишком много. Вместе они рождали какое-то чувство вины. Она ещё вчера не могла думать ни о чем, кроме предстоящей свадьбы, а сегодня, занимаясь сексом с будущим мужем, вдруг представила на его месте девушку, и это ее так возбудило, что стоило нечеловеческих усилий это скрыть. И вот сейчас, от мысли о девушке, между ее ног она снова ощутила горячее давление внизу живота. Так не полагается. Это ненормально, для девушки, которая через 2,5 недели выйдет замуж. Николь постаралась отвлечься, чувствуя, как тёплая рука будущего мужа обнимает ее за плечо. Это просто странная снежная ночь, странный клуб, слишком большое количество выпитого. Надо просто уснуть и утром проснуться в своей обычной жизни. Мысль, что послезавтра у них репетиция танца, с Максим, остро кольнула где-то между рёбер, на секунду перехватив дыхание. Но она тут же успокоила себя тем, что у них ещё две репетиции, только две, и потом они больше никогда не увидятся. И все это исчезнет, как бредовый сон. А ее ждёт счастливая жизнь, в домике у моря, с любимым мужем и тремя прекрасными детьми.
****
— Максу нравится Николь. — Лара облокотилась на спинку сиденья в машине и разглядывала заснеженные улицы.
— Максу нравятся все девушки. — Алиса не была в настроении обсуждать чью-то личную жизнь, с учётом кромешной тишины в своей вот уже два года.
— Нет. — Лара посмотрела на подругу. — Она могла получить сегодня пару жарких раз с той блондинкой, ну, помнишь, в клубе. Но она вернулась за столик. — Девушка хитро смотрела на Алису. — И весь вечер она от Николь не отходила. И, кстати, уехали они вместе.
— Ну, это значит, что она получила желаемое. И я рада за неё. Я ей ещё в самом начале говорила, что ее надо поиметь, а не заливать все эти байки про «мужа» и «любовь до гробовой доски». — Девушка не отвлекалась от и без того не самой простой дороги. — Макс, мне кажется, как и мы все наелась отношениями, всеми этими ухаживаниями, выеданиями друг другу мозга чайными ложками. Что хорошего в любви?
— То, что когда мы с любимыми - мы никогда не одни. — Лара тихо хлюпнула носом.
— Эй, ну ты чего? Ты серьёзно сейчас станешь разводить сырость в машине? — Алиса съехала на обочину и обняла подругу. — Ты найдёшь своё счастье! Смотри, как за тобой сегодня ухаживала Влада! И ты такая красивая! — Девушка вытерла подруге слезы. — Просто надо оставить прошлое прошлому и идти вперёд. — Она сделала паузу.. — Это вот за мной никто не ухаживает.
— Потому что ты выглядишь, как натуралка, скрываешь, что лесби, и никто к тебе не решается подойти. Никому не хочется получить от ворот поворот.
— Ты считаешь, мне надо подстричься? — Алиса провела пальцами по хвосту.
— Ну, хотя бы кольцо на большой палец одень. — Так у людей хоть будет надежда.
— Вот закончится контракт с агентством, и я правда, наверное, подстригусь. — Алиса улыбнулась своим надеждам на возможность хотя бы попробовать вновь завести отношения. Работая моделью очень знаменитого лейбла, она подписала контракт на ведение определённой жизни и не имела права им рисковать. Раньше это ее не напрягало. Хорошие деньги, знаменитости, обложки журналов... Это помогло ей пережить ужасные прошлые отношения, которые почти уничтожили ее. Но сейчас в ней больше так сильно не играли прежняя боль и обиды, и вновь хотелось вечером возвращаться в квартиру, где кто-то ждёт. Со своей работой она не могла позволить себе даже кошку...
***
Макс остановилась около дома и включила радио, откинувшись на спинку сидения. Это были странный вечер и странная ночь. Зачем вообще было скрывать, что она предпочитает девушек, а потом вести Николь в клуб только для девчонок... С другой стороны, она не скрывала ничего. Ну не плакат же на себя повесить, или «лгбт» вытатуировать у себя на лбу. В любом случае, вышло как-то сумбурно и глупо... Юля, потом пьяная Лара... Ещё Алиса, которая настойчивее всех предлагала переспать с Николь. Дорога до дома Никиты, в тишине, с обменом редкими репликами...  Им, наверное, стоило что-то обсудить, по крайней мере, Макс чувствовала необходимость объясниться, но так и не нашла подходящих слов. «Прости, что я не сказала тебе, что лесбиянка...» — это звучало бы топорно, и так, словно она извиняется за то, чего никогда не скрывала, или так, словно между ними есть что-то большее, чем между случайными знакомыми. Глупо было предлагать Николь поехать в «Queen» но сделанного не воротишь.

0

7

Глава 6.
Утро ложилось на улицы солнцем, ярким, весенним, таким, которое развеивает ночь, и все мысли вдруг кажутся проще, чем были, не стоящими никаких трагедий. Город отражался в лужах, звенел маленькими капельками по водосточным трубам. Весна. Время, когда все не кажется решённым навсегда, безысходным, лежащим на твоих плечах каменной стеной. Наоборот, все кажется возможным, невесомым, радостным, свободным от законов. Это было именно такое утро.
— Встань вот здесь. — Сказал фотограф, и Алиса оказалась целиком в солнечном луче. — Вот! Это то, что надо! Люди хотят верить в весну, в то, что они могут светиться. Покажи им это.
— Хорошо. — Улыбнулась девушка, меняя позы и повинуясь солнечному потоку. Это действительно здорово, особенно после такой зимней ночи. Мечта всех людей — проснуться зимой и понять, что мучения закончились, все, свобода, весна. Можно снова жить.
***
— Всем привет. — Максим вошла в светлый зал. Повсюду мельтешили люди, кто-то двигал камеры, кто-то звал на примерку девочек из подтанцовки. — Я нужна сейчас? Или пока могу взять кофе?
— Макс! — белокурая женщина лет сорока шла ей навстречу. — Наконец то мы встретились! Это я руковожу съемками рекламы. — Элена. — Женщина протянула руку.
— Очень приятно! — девушка пожала руку, разглядывая привлекательную особу. Аккуратные светлые локоны, струящиеся по смуглым, загоревшим худеньким плечам, идеальная фигура, красивое короткое коктейлтльное платье из шелка, горящие серо-зеленые глаза. Она была такая хрупкая и невысокая, что Макс могла бы взять ее на руки и даже не почувствовать.
— У нас тут форс мажор... — Блондинка указала глазами на коридор. — Мы можем обсудить это в моем кабинете?
— Не вопрос. — Девушка последовала за начальницей, про которую только слышала, что ее все ужасно боятся, потому что она «старая стерва», но сама её ни разу не видела. Она вообще мало кого боялась, не отличаясь супер мягким характером.
Они вошли в просторный кабинет, залитый солнцем, он казался ещё белее, чем был на самом деле. Минимализм. Письменный стол, белое кресло, небольшой ковёр посредине с длинным ворсом, и окна в пол, что позволяло видеть город.
— Перехожу сразу к делу. — Женщина облокотилась на стол, стоя лицом к девушке, позволяя ей разглядеть себя, — Ты — лесбиянка.
— Это не секрет. — Максим готова была пойти в наступление, потому что зачастую лишалась работы или клиентов только из-за своей ориентации. — С самого второго класса школы.
— Мне в рекламу нужна ты! — Элен смотрела на неё, прожигая взглядом. — Я хочу, чтобы люди знали, что мы не только толерантны, но и за любое проявление любви. Love is love. Как говорят. Ты красивая, притягательная, и очевидно-лесби. Эта твоя стрижка, манера ходить,  взгляд, вроде «я готова, давай займёмся этим здесь.» Мне не нужны фальшивые пухлогубые рекламные девочки с порно-сайтов. Мне нужна ты.
— Я... — Макс ожидала всего, даже секса на этом мягком ковре, но не того, что сейчас услышала.
— Не спиши отказываться. — Женщина повернулась спиной и достала папку. — Вот договор. Просто почитай условия. Ты и так не скрываешь свою ориентацию, а тут ещё и есть возможность хорошо заработать на ней.
Макс взяла в руки бумаги. Цифры там и правда были внушительные. Никаких постельных сцен. Все, что от неё требовалось, это подержаться за руку с девушкой, посидеть с ней в обнимку на кухне, поцеловаться. Ничего того, что ей не подходит или идёт в разрез с ее принципами. А на сумму, которую за это платят, можно свободно жить несколько месяцев, ни о чем не думая.
— Когда нужен ответ? — Макс подняла глаза от бумаги в ее руках.
— Сейчас. — Женщина подошла близко, забрала договор и подняла голову, давая возможность себя поцеловать.
Макс два раза предлагать было не нужно, она чуть наклонила голову, страстно и глубоко целуя Элен. От неё пахло дорогими духами, и это дурманило голову. Макс, не прекращая поцелуя, расстегнула молнию на платье, скользя тонкими пальцами по нежной гладкой коже. Спустя минуту она приподняла Элен, усадив ее на стол и удобно расположившись между ее ногами, лаская ее спину, гладкие ягодицы под задранным платьем, ощущая, как женщина выгибается навстречу ее ласкам, затем, отодвинув тонкое кружево трусиков, вошла в неё, чувствуя влагу, и осознавая, как возбуждена партнерша, но не давая возможности Элен прикасаться к себе.
— Не в этот раз, детка. — Максим ускорилась, доводя женщину до оргазма и заставляя ее хватать воздух ртом, не имея возможности кричать. — Я согласна подписать договор. — Проговорила она хрипло, когда Элен расслабилась в ее объятиях.
***
— Привет! — Николь присела на стул рядом с Ларой. — Не возражаешь?
— Нет, конечно! — Девушка лучезарно улыбнулась. — Как дела?
— Все хорошо, спасибо. — Николь не знала, как начать разговор, за которым она сюда пришла. — Тут мило утром.
— Да. — Лара сделала глоток кофе. Она выглядела очень сонной и потрёпанной. — Не так многолюдно.
— Это правда. — Николь обвела глазами клуб. Сейчас он напоминал какое-то американское кафе. Столики, с цветами на каждом, всего несколько посетителей. Две приятные шатенки, завтракающие за столом возле большого окна, за которым плыла солнечная шумная улица.  — Но вчера здесь тоже было здорово! Очень.. — девушка подбирала слово.. — Очень атмосферно.
— Ты никогда раньше не была в таких местах? Так ведь? — Лара всегда была очень прямой. — Ты выглядела потерянной.
— Какое-то время. — Николь улыбнулась и посмотрела на улицу.. — Но я никогда раньше и не веселилась так, как вчера.
— Ты очень круто танцуешь! — Лара смотрела на девушку, ожидая ответа, с чего вдруг из всех мест в Москве она предпочла именно это для завтрака.
— Только когда выпью. — Рассмеялась Николь. — Но ещё тут все располагает к тому, чтобы быть собой, знаешь, ни перед кем ничего не изображать, понятия не имею, как объяснить, но я вчера чувствовала себя свободной.
— Именно для этого и был создан «Queen», есть очень немного мест, где девушки могут просто провести время. Любые девушки, если ты понимаешь, о чем я. — Лара взглядом указала на двух завтракающих у окна девушек. Они нежно держались за руки и, казалось, существовали отдельно ото всего мира.
— Тут вчера было много девушек и традиционной ориентации. — Почувствовав себя неудобно, добавила Николь.
— Вот именно. Все тематические клубы, которые я знала до “Queen”, были заточены только под определённую публику. А тут любая девочка может как просто классно провести время, не ожидая навязчивого мужского внимания, так и попробовать для себя «запретный плод».
— Я понимаю, о чем ты. — Взгляд Николь стал более жестким. — Я не спала вчера с Максим, если ты на это намекаешь.
— Даже не думала. — Лара тоже стала серьезней. — Но забавно, что она тебе пришла в голову первой, правда?
— Она очень красивая девушка. — Николь на секунду потерялась в пространстве и времени, но быстро взяла себя в руки. Прошлой ночью эта мысль казалась ей ужасной, несовместимой с жизнью, а сегодня она поняла, что в той обстановке это было нормально, и ничего страшного в этом нет. — Манящая. У неё невероятное чувство себя, своего пространства, и шарм. Не удивительно, что девушки не могут пройти мимо. Мы все ищем тех, кто дополняет нас, открывает в нас что-то особенное. А когда она смотрит на тебя, чувство, что ты одна на планете.
— Да, это Макс умеет. Врожденный талант. Сколько лет ее знаю, каждая думала рядом с ней, что она - единственная.
— И не было правда той «единственной», ни одной? — Николь на секунду стало жалко девушку. Ведь истинное счастье — это именно с тем единственным на земле, твоим человеком.
— Была. — Лара вздохнула. — И Макс открутит мне голову, если узнает, что я тебе рассказала.
— Я не расскажу. Клянусь. — Николь сделала глоток свежего кофе, которое ей только что принёс официант.
— Ну, я вчера уже говорила. Она любила очень богатую женщину. Та пришла к ней учиться танцевать. Танцевали они недолго... В основном ездили где-то вместе, ужинали в ресторанах. Макс скрывала даже от нас свои отношения. Ее звали Эльмира. И она руководила несколькими крупными салонами по России. Была замужем за депутатом, который и обеспечивал ей все развлечения. В них входила и Макс. Ему нравилось знать, что его жену трахает девушка. Его это заводило. Так продолжалось полгода. Макс никого кроме неё не видела. Эльмира даже хотела организовать для Максим студию танца. Дарила ей шмотки, машины, снимала ей квартиру в центре, чтобы видеться было удобнее. Однажды Макс даже обронила, что, возможно, хочет семью...
Но потом мужу Эльмиры это надоело. А может, почуял неладное. Уж слишком много времени они проводили вместе. Отдых, совместные ужины перетекли из ресторанов на съемное жильё. И в один прекрасный вечер Макс пришла домой и увидела, как он занимается сексом с Эльмирой. Как она кричит под ним, когда он в неё входит, как просит ещё. Она видела все. Как Эльмира кончила прямо под ним. Макс больше никогда туда не возвращалась, а Эльмира больше никогда ее не искала. Думаю, они были в курсе, что Максим смотрит. Возможно, это заводило их обоих. Возможно, только его. Не знаю. Но с тех пор Макс не проводила ни с кем больше того времени, которое занимает секс. Я вообще не уверена, что она ещё способна на чувства. У неё есть принципы, и ими она руководствуется вместо сердца.
***
— Не стоит красить ее сильно. — Отдала указание Элена визажисту, которая крутилась возле Максим. — Я не хочу, чтобы вы уничтожили ее природу и сделали куклой. Мне нужна животная ее сущность. — Женщина невзначай провела пальцами по шее Максим и отошла от столика.
— Ого! — девушка не смогла удержаться. — Не знаю ни одного человека, насчёт которого она отдавала бы распоряжения лично.
— Да я как-то не предполагала себе стать моделью этого бренда. Я только ставила девочкам хореографию для танцевальной части.
— Так вы Максим? — Девушка заулыбалась. — Рада наконец увидеть ту, о ком столько слышала!
— Обо мне? — Пришла очередь Макса удивляться. — Да, меня зовут Максим.
— Моя подруга, Николь! — Девушка аккуратно наносила тон на лицо девушки. — Они с женихом ставят первый танец молодожёнов у вас. Я просто сопоставила описание внешности и то, что вы-хореограф...
— Давай на «ты», хорошо? — Макс ощутила покалывание внутри от знакомого имени. Вчерашний вечер пронёсся перед глазами. Она боролась с влечением к Николь уже несколько занятий. Ей не хотелось вовлекать девочку во все эти лесбийские игры, непостоянство отношений, которым славится это общество. Тем более, что она была почти замужем и сто процентов натуралка. А Макс, даже если бы все было иначе, ничего предложить бы ей не смогла. Секс она любила намного больше отношений. Секс приносил удовольствие, в то время как отношения — только скуку, пустоту и боль.
— Да? — вырвал ее из мыслей звонкий голос визажиста.
— Что, прости? — Макс поняла, что пропустила часть вопроса, или даже весь...
— Я сказала, что это очень мило, готовиться к свадьбе, вместе ездить ставить танец! Это сближает, да?
— Наверное... — отсутствующе произнесла Макс.
***
— Скажи, — наконец решилась Николь на вопрос, с которым сюда пришла. — Это место можно арендовать на вечер? Или хотя бы просто отметить тут девичник?
— О! Я думаю, с этим нет проблем. Тебе нужно поговорить с вон той женщиной за барной стойкой. Она — владелица заведения. — Радостно ответила Лара.
— И она работает в баре? — Николь разглядывала худенькую брюнетку в сером фартуке с эмблемой заведения.
— Она открыла это место, и она любит его. — Ответила Лара. — И иногда сама работает, чтобы быть ближе к людям.
— Это очень здорово, так любить то, что делаешь! — Николь смотрела, как владелица клуба протирает и развешивает бокалы.
— А ты уверена, что хочешь сделать это именно здесь? — Лара внимательно посмотрела на девушку. — Ну, как не крути, это необычный клуб.
— Да! Я уверена! — Николь огляделась. — Здесь необыкновенно! Я второй раз пришла сюда, и второй раз чувствую, как мне хорошо здесь. И никаких мужчин, стриптизеров и прочих атрибутов ночного клуба. Я не хочу толпу пьяных, не хочу обычную клубную вечеринку. Я точно знаю, что хочу сделать это здесь. Только.. — Она запнулась. — Не говори никому, ладно?
— Могила. — Лара показала крест рукам.
***
— Так, теперь вот положи ей руку на плечо. Так, как будто вам весело вместе, ну вот ты шутишь и по-свойски кладёшь ей руку на плечо! — отдавала распоряжения Элена. — Губами ближе, должен получиться такой почти поцелуй. — Потом мотала головой, — Нет, не так. Не надо ее жрать глазами! Вы не вдвоём в раздевалке! Мне не надо, чтоб тыкали в рекламу и кидались слоганами типа «лесбухи», это должно быть нежно, по-человечески, это должно давать возможность заглянуть «за» это фото и дать понять, что девушки нетрадиционной ориентации — такие же люди, как и гребанные натуралы, с чувствами, с семьями, с шутками! — Да! Оно! Продолжайте!
— Я сейчас умру, если не выпью кофе. — Макс улыбалась девушке, с которой сейчас позировала для фото. — Ты как? Норм?
— Я не планировала участвовать в подобной рекламе. — Девушка немного нервничала.
— А почему решила? — Макс обнимала ее за талию мягко, чтобы лишний раз не смущать. — Количество нолей в договоре, да?
— У меня весьма бесперспективная жизнь в прошлом. — Девушка не хотела рассказывать о себе незнакомому человеку, но и перспектива прослыть «продающейся за ноли» ей не нравилась. — Я недавно работаю моделью, и мне подфартило сюда попасть, благодаря знакомым. Если я понравлюсь Элене, то у меня есть шансы пробраться выше. И вылезти из вечных съемных комнат.
— Вы там что, замёрзли?! — повысила голос Элена. — Вот сюда идём, на диванчик. Садитесь! Ты, — обратилась она к модели, — положи Максим голову на плечо и подними глаза, посмотри на неё нежно, будто вы вот только десять минут как вылезли из постели, и вам реально хорошо, никаких гормонов, только нежность!
— Все будет хорошо. — Максим смотрела на девушку, стараясь удерживать требуемую дистанцию, и при этом быть в той ситуации, которую от неё требовали. — Мы просто снимем это, и ты сможешь отдохнуть и, возможно, получишь работу мечты. А я выпью, наконец, кофе.
— Можно выпить кофе с тобой? — робко поинтересовалась девушка. — Меня Катя зовут. — Говорила она, не отрывая глаз от собеседницы и стараясь смотреть максимально нежно.
— Не вопрос. — Макс мягко погладила девушку по волосам.
— Вот! Так отлично! Это было естественно и нежно! Теперь поцелуйтесь! — Довольно продолжала Элена. — Хочу без всяких там засосов, а только как обещание! Давайте!
— Я не заразная. — Максим слегка подвинулась и, перехватив испуганный взгляд партнерши, улыбнулась. — Ты не станешь лесбиянкой от одного поцелуя.
Макс наклонила голову и нежно коснулась губ Кати, совсем слегка, водя пальцами по спине, которой девушка прислонилась к дивану, и чувствуя, как Катя отвечает на поцелуй.
— Все! Отлично! Молодцы! — проговорила Элен. — На днях хочу ещё съемку на улице с вами. Я хочу, чтобы наш бренд ассоциировался с любовью и верой в людей любой ориентации. — Макс, через полчаса начинай репетировать с танцорами!
— Отлично! — у меня есть 30 минут на кофе. — Ты со мной?
Девушки зашли в зону кафе, заказав себе по кофе.
— Я сейчас. — Максим улыбнулась Кате. — Мне надо отойти.

Макс зашла в дамскую комнату, и как только собралась закрыть дверь, на пороге появилась Катя.
— Можешь сделать так ещё раз? — Девушка закрыла за собой дверь. — Не для рекламы.
— Ты же вроде... — Макс не успела договорить, как Катя накрыла ее губы своими, прижав к стене.
Макс мгновенно сменила позицию, прижав девушку к зеркалу между раковинами, углубляя поцелуй, переплетаясь языками, гладя грудь под свободной футболкой девушки.
— Боже... — Катя задыхалась, подавая бёдра вперёд, отдаваясь ласкам Максим, слегка потираясь об ее пальцы, скользившие между губ девушки. — Меня никогда не трахала девушка, но я догадывалась, что это намного нежнее, чем с мужчиной. — Ааа...
Максим свободной рукой ласкала грудь Кати, слегка сжимая ее соски между пальцев.
— Я знала, что найду вас здесь. — На пороге стояла Элена. — Макс, зайди ко мне в кабинет, как закончишь. Твой кофе, к слову, уже готов.

0

8

*Глава 7*

Девушки замерли, переваривая то, что только что случилось. Макс одним рывком прижала Катю обратно к стене, войдя в неё, и лаская быстрее и резче, ощущая, как она дрожит от желания и испуга, как все произошедшее сплетается в один комок и взрывается салютом внутри девушки.
— Меня теперь уволят. — Катя заправила футболку в джинсы. — И главное, я даже не знаю, зачем я это сделала.
— Иногда желание - это просто желание, - сказала Максим, ополаскивая руки и приводя себя в порядок. — Я попробую сделать все, что в моих силах, чтобы тебе оставили работу.
***
Николь шла по улице в каком-то особенно приподнятом настроении. Все, казалось, встало на свои места. Она нашла идеальное место для девичника, договорилась об отдельном столике, который отгорожен от всего клуба, вроде vip-территории, где им никто не помешает. Город был таким солнечным, словно вчерашнего снега не существовало, как и вчерашних мутных серых мыслей. У неё идеальная работа! Лучший мужчина на планете, и совсем скоро — идеальная свадьба с путешествием к океану.
— Привееет! — Навстречу ей шла Марина. — Как раз о тебе думала!
— Марина! — Николь лучезарно улыбалась! — Я так рада тебя видеть! Я как раз хотела тебе кучу всего рассказать!
— У меня  есть свободный час между съёмками! — девушка указала на кафе, — Сока?
Они обустроились в кафе, заказав по свежевыжатому апельсиновому соку и круассану.
— Рассказывай, невеста! — Марина посмотрела на подругу. — Мне интересно все в самых мелких подробностях.
— Я нашла идеальное место для девичника! — Николь светилась. — Это клуб только для девушек!
— Лесби-клуб что ли? — марина посмотрела на неё большими глазами. — Ты себя решила обезопасить от пьяной измены с стриптизером безопасным сексом с телочкой? Кстати, о сексе и тёлочках, я сегодня видела твою Максим! И она, кажется, трахает Элен Ман.
— Макс? — Николь больше не выглядела весёлой. — Ты уверена?
— А ты уже переступила на сторону зла? — Марина серьёзно смотрела на подругу, пытаясь уловить, что так повлияло на изменения в ее настроении. — Эй, Николь, я все понимаю, Макс, конечно, ходячий секс. С ней переспит любая, и я не знаю, смогла бы я отказать ей, позови она меня.. Но ты вроде собираешься замуж через 2 недели...
— Я не спала с Максим. — Николь взяла себя в руки. Она и сама понять не могла, что точно из всего, сказанного подругой, испортило ей настроение, и ощущает ли она ревность от того, что Марина была не прочь переспать с Максим, или от того, что у Макса ещё одна сексуальная связь, о которой ей стало известно. — И ее секс с кем бы то ни было меня не касается. Она только мой постановщик, и все. А про клуб... — Николь совсем выдохнула. — Это клуб просто без парней. Я была там и заказала нам vip-столик на следующую неделю. Я просто хотела, чтобы мы не тусили в стрип-барах, не танцевали пьяные развратные танцы на шесте. Я хотела побыть с вами в необычной атмосфере. У меня не так много подруг. Только ты, Катя, Светка из дизайн-студии... Ну и я хотела пригласить девчонок, с которыми вчера познакомилась.
— Вчера познакомилась? — Марина расширила глаза. — Ты ли это. Ты нас проверяла годами, прежде чем внести в громкое слово «подруги», а теперь собираешься пригласить на девичник каких-то девчонок, с которыми вчера познакомилась...
— Я даже не приглашала их ещё. — Николь вдруг стало грустно. — Я могу не приглашать.
— Так! Это твой девичник, детка! — Марина положила руку на ладонь подруги. — Я удивилась, но я не имею ничего против. Ты знаешь, я из тех, кто не понимает, зачем ходить замуж, и раз уж ты решилась на это, то перетрахай ты до этого хоть весь клуб, лишь бы ты точно знала, что это принесёт тебе счастье в будущем.
— Я не собираюсь ни с кем этим заниматься! — Николь, смеясь, хлопнула по руке подруги. — Я точно знаю, что хочу за Никиту замуж. И он меня устраивает во всех смыслах.
— Устраивает и «сносит крышу» — это очень разные вещи. — Марина вспомнила, как Элен провела пальцами по шее Максим, — хотя это надежнее, конечно.
— Я выбираю надежность. — Николь посмотрела на своё помолвочное кольцо на пальце. — Я готова к семье. Ты знаешь, сколько лет я мечтаю о детях и тихом домашнем уюте.
***
— Она стонет лучше меня? — Элена посмотрела на Максим. — Она моложе и красивее?
— Элена, — Макс стояла напротив женщины с очень уверенным видом. Ее, да, многие пытались присвоить, и это не нравилось ей больше всего. — Вы..
— «Ты», пожалуйста... — Элена встала так, чтобы можно было разглядеть ее идеальное тело.
— «Ты», хорошо! Ты очень красивая женщина! Просто невероятная. Но я не хочу никаких отношений. Вообще. — Макс улыбнулась, разглядев весьма недвусмысленно лежащие кружевные трусики, на рабочем столе. — Я люблю секс. — Девушка слегка прикусила губу. — Ты очень горячая! И я хочу тебя!
— Тогда какого черта ты стоишь там? И заставляешь меня ждать? Ты думаешь я позвала тебя устраивать разборки? — Элен приподняла платье, так, чтобы было видно отсутствие белья и мягкую кожу половых губ. — Трахай кого хочешь. Мне не нужны отношения. Более того, меня очень возбудило то, что я увидела. — Женщина погладила себя пальцами между ног, — И я уверенна, ты тоже хочешь кончить, потому что ты не железная. И я уверена, эта девочка, понятия не имела, как доставить тебе удовольствие. — Элен облизала пальцы и вновь стала гладить себя, постепенно проникая между губ.
— Ты... — Макс смотрела, как Элен ласкает себя пальцами, не отрывая колючих глаз от неё, как второй рукой мнёт свою грудь. Это было невероятно возбуждающее зрелище.
— Ты подойдёшь, или мне продолжить? — Элен поставила ноги чуть шире и проникла в себя пальцами, слегка постанывая. — Тебе нравится смотреть, как я ласкаю себя там?
— Да... — Макс сняла рубашку и расстегнула джинсы, не отрывая глаз от ласкающей себя женщины. Ее влажные пальцы поблескивали на солнце, выдавая крайнюю степень возбуждения. — Я хочу видеть, как ты это делаешь с собой.
— Я хочу кончить, зная, что ты видишь, как я трахаю себя, — Элена подошла ближе и поцеловала Максим, не прекращая ласкать себя.
Спустя минуту они обе лежали на мягком ковре, утопая в ворсе. Элена одной рукой ласкала себя, а другую запустила в джинсы девушки, трогая ее, сжимая ее клитор между пальцев.
— Смотри, — Элен полностью выходила из себя пальцами и входила снова. — Я сейчас кончу от твоего взгляда.
— Аааа.... — Макс чувствовала упрямые пальцы у себя между ног и, не отрываясь,  смотрела, как дрожит от оргазма Элена.
***
— Как хорошо иногда вот так просто лежать вдвоём и смотреть фильм.. — Арина положила голову на плечо Камилле и улыбнулась. — Как хорошо, что эти сорванцы хоть иногда спят.
— А они спят?.. — Камилла нежно гладила спину девушки.
— Не начинай... — Арина заерзала. — Давай хоть раз досмотрим фильм до конца..
— А потом уснём, потому что уже поздно, да? — Камилла приподнялась на кровати. —  А если мальчиков утром отвезу я и возьму выходной?
— Это уже можно обдумать... — Арина нежно поцеловала любимую в кончик носа.
— Я не такого поцелуя ждала, ты же знаешь... — девушка стала серьезной. — Давай поговорим? Пожалуйста. Что между нами происходит?
— Ну ты чего заводишься! — девушка попыталась удержать встающую с кровати Камиллу. — У нас все в порядке. Просто иногда тебя прям конкретно сносит на теме секса.
— Меня сносит? — Камилла отодвинула руку собеседницы. — Значит, вот как это выглядит в твоих глазах? Меня сносит? Я устала, знаешь, устала в твоих глазах быть сексуально-озабоченной. Устала быть нежеланной женщиной. Устала смотреть телевизор, в тот момент, когда у меня между ног все сводит. Я устала ночами, когда ты спишь, ласкать себя в душе, чтобы хоть как-то уснуть. Мне надоело, что ты не в состоянии признать, что не хочешь меня больше! — Камилла повысила голос. — Я устала, твою мать, вечно решать, с какой стороны к тебе подкатить. Мне 37, и я все ещё красива и сексуальна. Пусть не для тебя, ну, так, возможно, для кого-то другого. Почему я должна считать, что со мной что-то не в порядке, оттого, что я ощущаю физическое влечение? Я не занимаюсь сексом направо и налево, я хожу за тобой, в попытках найти отклик. И иногда мне кажется, что мы только тянем друг друга ко дну. У нас общий быт, дети... Но это, кажется, все. Я влюбилась в тебя, потому что ты не походила ни на кого из тех, кого я встречала в жизни! Ты была необыкновенная! Горячая! Ты хотела меня... Помнишь этот свой взгляд? Помнишь ещё, как на меня вот так смотреть? Или мне обязательно для этого нужно спать с кем-то, не с тобой? Тогда в тебе проснётся чувство соперничества?!
— Тогда во мне не останется ничего к тебе. — Арина сидела и смотрела в одну точку.
— Ах вот как! — Камилла почти кричала, — значит, это тоже не поможет. Знаешь, как же ты все круто придумала! Я должна быть только с тобой, любить только тебя, смотреть только на тебя! Мне разрешено мастурбировать, и иногда мне даётся доступ к твоему телу! А если я посмею открыть рот, то ты всегда можешь сказать, что это из-за меня ты сидишь дома! Воспитывая моих детей. И я во всем виновата. Это отлично! Идеально! Я привязана к тебе, я должна отказаться от своих желаний, потому что они постыдные. А вместо диалога ты молчишь, вот как сейчас.
— Я люблю тебя... — Арина встала и попыталась поцеловать Камиллу в плечо. — Я не хочу конфликтов.
— Не надо меня целовать так. — Камилла почувствовала возбуждение и ещё больше разозлилась, чувствуя себя беззащитной перед тем, как на неё действует эта женщина. — Не сегодня. Нет. Это не прокатит. Я не хочу сегодня «лучшего секса в жизни», только чтобы я снова заткнулась на пару недель.
— Я не думаю так. — Арина мягко поцеловала шею девушки. —. Я знаю, как это выглядит...
— Я напомню. — Камилла отошла в сторону, собрав всю волю в кулак, чтобы не прижать Арину к стенке не получить ее всеми мыслимыми способами. — Ты хотела досмотреть кино. — И направившись к двери в спальню, добавила, — завтра я собираю мальчиков, и мы уезжаем.
— Куда? — Арина села на диван и обняла голову руками.
— Не знаю... — Камилла смотрела на любимую, и ей очень хотелось обнять ее сейчас и исправить все, что происходит, но она хорошо понимала, что стоит ей сделать это, как через две, максимум, три недели все вернётся на круги своя. — Отвезу мальчиков погостить у бабушки.
— А школа?
— Мы будем раньше вставать. А потом я постараюсь занять денег и снять квартиру рядом со школой.
— Я не знаю, что сказать... — Арина плакала.
— Ничего не говори. — Камилла стиснула зубы, чтобы не дать волю слезам. — Я благодарна тебе за все эти годы, правда! Ты сделала для меня очень много! Ты показала мне, какой я могу быть. Теперь моя очередь что-то сделать для нас. Если за какое-то время мы поймём, что нужны друг другу, то мы сможем все начать сначала. А если нет, то чем раньше мы прекратим вот это все, тем лучше. Я хочу дать тебе возможность снова стать молодой и бездетной, свободной, решающей, что тебе делать и где. Ты отдала мне слишком много и я хочу тебе это вернуть.
— Я уже знаю, что ты нужна мне... — всхлипывая, тихо проговорила Арина.
— Нет не знаешь. Не так. Я нужна тебе, как кофта, которую давно пора выкинуть, но с ней много связанно, как чемодан, с которым излетала все страны, как детскую игрушку, знаешь, которая уже серая до той степени, что никакая стирка не помогает, но в ней столько всего... что выкинуть ее можно, только пока ты спишь. Кстати, я посплю сегодня у близнецов. Ты прости, но я не могу лечь с тобой. Я знаю, как это бывает. Слезы, секс, такой, каким он был тогда, когда я только переехала к тебе, потом ночь в обнимку, не размыкая рук, и утром я просто не смогу уехать. Буду сидеть и смотреть, как ты спишь, и не смогу.
— И не надо... — Арина сделала несколько шагов навстречу. — Не надо, я прошу тебя.
— Прости. — Камилла отстранилась. — В этот раз я все решила. Это не конец. Я просто хочу дать нам воздуха.
— Может, ты подождёшь до летних каникул? — Арина предложила последний вариант который родился у неё в голове. — Я понимаю, что ты не хочешь больше жить со мной, но мальчики ни в чем не виноваты. Это будет огромный стресс для них. Давай просто подождём до лета.. Это всего 2,5 месяца...
— Хорошо. — Камилла действительно не хотела причинять детям боль. И не знала, как обьяснить, почему они уехали теперь от тети, которая по сути вырастила их и играла с ними каждый день, делала уроки, водила гулять, покупала мороженое и подарки. Как им объяснить, почему она второй раз лишает их мнимого дома... — Но мы не будем спать в одной постели. Это раз. Я найму детям няню со следующей недели - это два. Мы с тобой — друзья. Это три. Не надо меня баловать сейчас. Не надо приставать. Я не железнобетонная. И да, мы свободны в выборе, где и с кем проводить время.
— В смысле мы можем заниматься сексом с кем захотим? — Арина больше не плакала. Она внимательно слушала новые условия жизни.
— Да. — Мысль о том, чтобы увидеть любимую в чьих-то руках, или даже просто знать, что ее кто-то целует, приносила боль. Но и так, как есть, больше нельзя было продолжать. Если она найдёт себе кого-то, значит их отношения и правда исчерпали себя. — Мы с этого момента друзья.
***
Вечером у клуба было, как всегда, шумно и многолюдно... Целующиеся парочки, подъезжающие такси, очередь на вход.
— Сегодня здесь танцует клевая девчонка! — Лара села за их традиционный столик. — Видела, сколько народу на улице. dancehall-вечеринка. Я даже не думала, что это так модно...
— Ну, а что может быть сексуальнее афроамериканок, — Макс глотнула пива. — Особенно голых афроамериканок...
— Макс, скажи, ты хотя бы иногда думаешь о чём-то, кроме секса? — Алиса смеялась глядя на подругу.
— А это противозаконно? — Макс усмехнулась. — У меня, по крайней мере, нет ваших проблем с тем, чтобы бросить кого-то, или с тем, что меня кто-то бросил, и я не знаю, как мне дальше жить.
— Слушай, тебе надо научить меня. — Алиса подсела ближе к Максим. — Расскажи, как ты это делаешь? Я тоже хочу секса без обязательств. Это так по-мужски, и так, наверное, облегчает жизнь.
— Я лучше тебе покажу. — Макс встала со своего места и огляделась. — Правда я сегодня несколько не в форме и, в целом, сытая... — Ее взгляд привлекла девушка, стоящая у сцены. — Вон там, видишь ту мулатку?
— Да... — Ставлю сто баксов на то, что она натуралка.
— Поговорим позже. — Макс прошла мимо танцующих девушек, которые пытались привлечь ее внимание, и направилась в сторону мулатки.
— Как она это делает!? — Алиса посмотрела на Лару, скучающе допивающую коктейль. — Почему они все на неё бросаются. Если я подстригусь, то смогу заполучить их всех?
— Это врожденное, просто забей. — Хмыкнула Лара, и потом, увидев в толпе знакомое лицо, удивленно расширила глаза. — Но вот этого Макс предугадать не могла, и мне кажется, ей это не понравится.
— Ты о чем? — Алиса проследила за взглядом подруги. — Нет, скажи мне, ну как она это делает? Как привлекает и притягивает всех? Даже натуралок...
— Привет! Не возражаете? — Николь наклонилась над столиком.
— Присаживайся! — улыбнулась Лара. — Ты какими судьбами?
— Никита опять задерживается в офисе... возможно, даже не приедет ночевать. — но, увидев недоуменный взгляд Алисы, пояснила, — мой жених. Он много работает. И я подумала, что здорово будет не сидеть дома, а потанцевать где-то.
— Сегодня здесь dancehall party! Так что ты не прогадала! — Лара подняла руку, чтобы позвать официанта.
***
— Привет, ты красивая! — Макс подошла к мулатке и улыбнулась. — Участвуешь в шоу?
— Привет. Спасибо. — Девушка смущённо опустила глаза. — Да, вот жду, когда будет пора на сцену.
— До начала же ещё минут сорок. Может я могу тебя чем-то угостить пока? — Макс указала на бар. — Пиво? Мартини? Вино?
— Мартини. — Улыбнулась в ответ девушка.
— Макс. — Девушка протянула руку и повела мулатку за собой к барной стойке.
— Мишель. — Остановившись, наконец, проговорила девушка. — И со мной ещё никогда так настойчиво не знакомились.
— Я не люблю долгих прелюдий.  — Шепнула ей на ухо Максим. — Одно мартини и одно пиво пожалуйста. — Обратилась она к барменше.

0

9

Глава 8

— Потанцуем? — Мишель слегка коснулась руки Максим, когда заиграл медленный трек.
— Я, честно говоря, не очень люблю танцевать... — попыталась возразить девушка, но стоило Мишель повернутся к ней спиной и начать мягко крутить бёдрами, касаясь паха... Макс довольно улыбнулась, положила руки ей на бёдра и начала мягко качать своими в такт.
Смеясь, Мишель развернулась и обняла Максим за шею, предоставляя возможность рукам девушки блуждать по своему телу.
Макс ласкала округлые бёдра новой знакомой, мягко касаясь губами ее кистей, слегка проводя языком по тыльной стороне.
— Как ей это удаётся? — Алиса ткнула Лару в бок! — Я проиграла сто баксов. Я ставила на то, что та мулатка — натуралка.
— Кому удаётся? — Николь проследила за взглядом девушки и увидела, как на танцплощадке у барной стойки Макс, слегка пританцовывая, ласкает какую-то смуглую девушку. Невероятно красивую. Губами касается ее шеи, плечей, прижимая к себе и скользя пальцами по бёдрам. Через секунду они уже страстно целовались, не прерывая танца.
— Макс не знала ее ещё 10 минут назад. Разве это справедливо?! — сокрушалась Алиса.
Николь ничего не ответила. Она слышала, что Максим лесбиянка, она принимала этот факт, она видела, как на неё смотрят девушки, но ей не приходилось смотреть на неё в тот момент, когда она кого-то целует. Вот так это выглядит с ней... Как она касается руками... На секунду Николь вспомнила, как неохотно Макс танцевала партию Никиты, когда он опоздал на репетицию. Ощущалось, как она была напряжена, как держала дистанцию, стараясь не касаться кожи. В чем было дело? В том, что это была она, Николь, и она не во вкусе Максим? Она не привлекательна в сексуальном плане? Или в тех самых принципах, о которых утром ей говорила Лара? Почему с ней Макс не сделала даже попытки вести себя так... Не то что бы она этого очень хотела, скорее, просто задетое женское самолюбие говорило само за себя. Она всегда считала себя красивой, а тут внимание доставалось любой первой встречной, но только не ей. А ей хотя бы на секунду очень хотелось ощутить, как это, чувствовать такие сильные женские руки на бёдрах... И ровно одно касание этих губ...
***
— Мне пора на сцену. — Мишель мягко улыбнулась. — Ты будешь смотреть?
— И кричать громче всех. — Макс притянула девушку к себе и страстно поцеловала. — Дай там огня!
***
— Во-первых, я выиграла сто баксов! — Макс подошла к столику. — А во-вторых, — Она удивленно посмотрела на Николь, — Привет! Как ты здесь оказалась? Я думала, после вчерашнего ты будешь обходить это место за пять километров.
— Никита на работе... — Николь чувствовала себя несколько глупо. Она вроде как настырно втесалась в мир, в который ее сегодня никто не приглашал. — Я зашла немного выпить и развеяться. Так что я планирую в скором времени уехать домой.
— Ты совершенно не мешаешь. — Макс словно прочла ее мысли. — Так что, если не торопишься, то можем выпить ещё.
— А тебя не будут ждать? — Николь кивнула в сторону сцены.
— Так, я хочу танцевать... — Лара дёрнула Алису за рукав джинсовки. — Составишь мне компанию?
— Я то же самое хотела предложить! — Алиса, не желая быть свидетельницей чего бы то ни было, с радостью ретировалась вслед за подругой.
— Мне кажется, ты была права! — Сказала Лара Алисе, когда они отошли. — Им надо переспать уже, чтобы посмотреть на ситуацию без гормонального шума.

***
— А Никита не будет рассержен, если узнает, что ты снова тут? — Макс сделала глоток пива.
— Он сам мне предложил. — Николь смущенно улыбнулась. — Сказал, чтобы я раньше времени не становилась идеальной женой.
— В чём-то он прав. — Макс пристально посмотрела на девушку.  Сегодня она была по-особенному хороша. Обтягивающие чёрные кожаные лосины, короткий топ с длинными рукавами, блестящие русые локоны, обрамляющие лицо. — Идеальные жены хороши, когда вам по семьдесят, и секс вы вспоминаете только в шутку или не вспоминаете вообще. В остальное время женщина должна оставаться неидеальной, чтобы в ней всегда было что-то, что заводит и подогревает интерес.
— Ты тоже такую ищешь? — Николь не знала, переходит ли она границы дозволенного.
— Я никакую не ищу. — Без тени шутки ответила Максим. — Я предпочитаю свободу.
Николь хотелось задать ещё тысячу вопросов, но она не знала, как не испортить те странные отношения между ними, не показаться навязчивой и не дай бог не выдать лёгкое колющее чувство внутри, напоминающее ревность, на которую она не имела никаких прав.
— Я могу пригласить вашу девушку на танец? — Перед их столиком возникла красивая высокая брюнетка с карими глазами и яркой помадой.
— Это не моя девушка. — Выпалила Максим быстрее, чем осознала последствия.
Через несколько секунд Николь уже была на площадке в объятиях девушки. Судя по её виду, этот танец совсем её не прельщал.
— Я передумала. — Макс ловко, одним движением, увела партнёршу, оставив девушку стоять в задумчивости посредине танцпола.
— Спасибо! — шепнула Николь на ухо своей спасительнице.
— Надо уметь отказываться от того, чего ты не хочешь делать. — Ответила ей шепотом Максим, ощутив, как по обнаженной талии девушки побежали мурашки. И инстинктивно прижала ее к себе ещё плотнее.
Николь хотела что-то ещё ответить, но вдруг поняла, что не в силах. Она растворилась, исчезла... Все, что она сейчас чувствовала, были тёплые ладони Максим на ее талии — это было даже лучше, чем она себе могла предположить. Они никогда ещё не находились так близко, Николь могла чувствовать, как бьется сердце Максим. Единственное, чего она сейчас не хотела, это чтобы музыка останавливалась. Девушка осторожно положила голову на плечо партнерше, чувствуя кончиком носа мягкую кожу шеи. Огромных усилий ей стоило не прикоснуться к ней губами, особенно, когда Макс начала слегка поглаживать обнаженную поясницу, едва-едва касаясь ее кончиками пальцев. Все ощущения сплелись в тугой, тяжелый, горячий комок внизу живота...
— Ты обещала кричать мне... — прямо перед ними возникла мулатка, с которой флиртовала Максим перед тем, как вернуться за столик. — И ты вроде не очень любишь танцевать...
— И я кричала! — Макс ослабила объятия и остановилась.
— Это твоя девушка? — с легкой ноткой ревности спросила Мишель.
— Нет, это подруга. — Макс отпустила талию девушки. — Мишель, знакомься, это Николь, Николь — это Мишель. И она очень круто танцует.
— Я видела. — Николь собрала всю волю в кулак, чтобы не разрыдаться от происходящего внутри нее и снаружи.
— Спасибо. — Мишель взяла Максим за руку, — так на чем мы остановились?
Макс вместо ответа поцеловала девушку.
— Я сейчас провожу подругу за столик и пойду возьму нам выпить, — Макс посмотрела на Мишель.
— Все хорошо, развлекайтесь. — Николь улыбнулась максимально естественной улыбкой. — Я сама могу дойти до столика.
***
Николь ещё какое-то время наблюдала за тем, как Максим весьма недвусмысленно ласкает танцовщицу... Это было намного более болезненно после их танца, потому что теперь она знала, каково это, стоять к ней так близко, чувствовать ее тело своим, какими ласковыми были ее руки, и как от них теряешь ощущение времени и пространства. Да, у неё не было ни единого шанса стать хотя бы одной из всех этих девушек. Хотя бы потому что она вот-вот выйдет замуж, а у Максим твёрдые принципы на этот счёт. Но если учитывать то, что рассказала ей сегодня днём Марина, эти принципы не распространяются на «давно» замужних женщин, которые не прочь разнообразить свою сексуальную жизнь ею. В любом случае, это неприятно цепляло девушку.
— Хей?! — Алиса помахала рукой перед глазами девушки. — Ты ещё с нами?
— Да! — Николь словно вынырнула из своих размышлений. — Я мало спала прошлой ночью, мне надо домой и выспаться.
— Тебя проводить? — Алиса встала с места. — Давай, я посажу тебя в такси.
— Нет, спасибо, все хорошо. Я сама. — Николь махнула рукой на прощание.
— Если захочешь поговорить... — Лара догнала ее в длинном зеркальном коридоре клуба. — Ну, мало ли о чем... Я всегда к твоим услугам.
— Спасибо! — Николь улыбнулась и, попрощавшись, вышла из клуба.
***
Шёл третий час ночи. Из приоткрытого окна слышался гул машин. Николь сидела на диване, завернувшись в плед, и пыталась понять, что с ней происходит.
«Я же не лесбиянка... Ну... мне никогда не нравились девушки. Какого черта это случилось сейчас, когда я собираюсь замуж. Никита — идеальный мужчина. Ровно то, что мне надо. Он хочет детей, загородный дом, он любит меня, понимает без слов, он хорош в постели. Правда, я никогда не чувствовала к нему того, что ощутила сегодня, танцуя с Максим. Этот тугой комок в животе и невыносимое желание быть рядом, дотрагиваться, чувствовать её руки... Господи, какого черта я решила вообще, что хочу первый танец молодожёнов. Мы могли бы просто тихо потоптаться под музыку, и все. И никаких Максим бы со мной не произошло... А теперь я не могу думать ни о ком, кроме неё...»
Николь провела пальцами по тому месту на коже, до которого касалась Макс, танцуя, и прикрыла глаза, даже не заметив, как провалилась в сон.
***
— Ты знаешь, что твои губы сводят с ума, так ведь? — Мишель смотрела на Максим, лежащую на ней сверху и всем телом прижимающую ее к постели.
— Твои тоже... — Сказала девушка слегка охрипшим голосом. — И твои эти кудри... — Максим собрала их в руку и слегка потянула.
— Ммм... — Мишель выгнулась и застонала. — Можешь ещё сильнее? — в её карих глазах плясали огоньки.
— Стерва... — Макс чувствовала возбуждение. Она быстро высвободила девушку из джинс и помогла снять их с себя. — Я сейчас порву тебя. — Она взяла волосы и потянула их чуть сильнее, соприкасаясь горячими точками с Мишель.
— Да, черт... — девушка стонала и раздвигала ноги как можно шире — Я хочу чувствовать тебя, да, хочу чтобы ты почти входила в меня им... Господи...
Макс начала подавать бёдра вперёд резче, чувствуя, как касается собой самых потаённых горячих мест Мишель, как они скользят друг по другу...
— Я хочу входить в тебя... — рычала Максим, увеличивая темп.
— Кончи в меня, я прошу тебя, кончи прямо внутрь... — Мишель металась по кровати, чувствуя сильнейшую волну оргазма, и слыша, как часто дышит, кончая, Максим.
***
Дождь барабанил по подоконнику всю ночь. Это была одна из тех весенних ночей, которых ждёшь всю зиму. Она смывает серые ледяные корки с земли, пробуждая ее ото сна. Город был похож на одну сплошную разноцветную слюду, размытую мозаику. Утро неспешно просачивалось  сквозь туман.
— Привет. — Лара сонно потирала глаза. — Ты... — Она попыталась сфокусироваться на девушке, стоящей на пороге. — Сколько сейчас времени?
— Восемь тридцать, или около того. — Камилла мялась у двери. — Прости... Мне просто действительно необходимо с кем-то поговорить.
— Все так плохо, да? — Лара сделала пару шагов, пропустив девушку внутрь квартиры. — Я не помню, когда в последний раз видела вас порознь.
— Я только что отвезла мальчиков в школу. — Камилла прошла на кухню следом за подругой. — Я не знаю... — Девушка закрыла лицо руками и расплакалась.
— Шшш... - Лара подошла к девушке и погладила ее по волосам. — Что произошло? Арина? — по кивку было понятно, что она попала совсем рядом с целью. — Арина — что? Она выгнала вас? Она изменила тебе?
— Нет... — Камилла постаралась взять себя в руки. — Нет. Просто мы решили пока побыть друзьями. Точнее, это предложила я... Потому что я так больше не могу. Это невыносимо.
— Тогда чего ты плачешь? — Лара сделала кофе и поставила его перед девушкой. — Я не понимаю. Правда. Ты решила, что вам не стоит больше быть вместе, и теперь плачешь. Объясни мне...
***
— Доброе утро... — мурлыкнула Мишель, уткнувшись в плечо Максим. — Ты — секс-машина, конечно. Мне ещё никогда не было так хорошо!
— Я... — Макс открыла глаза и кинула взгляд на часы. — Мне надо на работу.
— Ты не выпьешь кофе? — Мишель аккуратно перелегла обратно на свою подушку. — Я думала, мы позавтракаем вместе...
— Нет. — Макс быстро влезла в джинсы и футболку. — Я правда спешу. — Тон ее был максимально холоден и равнодушен.
— Я сделала что-то не так? — Мишель пыталась понять, в какой момент вчерашнюю Максим подменили.
— Нет, что ты. — Тон ее стал мягче и даже немного виноватым. — Ты чудесная! Ты ничего не сделала! Мне правда надо срочно бежать. — Макс уже одевала кроссовки и накидывала куртку. — Я позвоню тебе! — кинула она через плечо.
***
— Как ты вчера потусовалась в «Queen»? — Никита допивал свой кофе и с любопытством разглядывал невесту. — Когда я пришёл, ты спала, как младенец.
— Я вчера очень устала на работе. — Девушка без настроения водила ложкой по дну чашки, сахар в которой давно растаял. — В клубе не было ничего интересного. Мы выпили по коктейлю, и я уехала домой. Мне вдруг жутко захотелось, чтобы ты был рядом...
— Моя крошка... — парень подошёл сзади и обнял ее за плечи. — Прости, что я сейчас столько работаю! У нас рискует сорваться очень большой договор. Мы все сидим сутками в офисе. — Никита поцеловал невесту в макушку. — Я хочу все это успеть доделать до нашей свадьбы, чтобы потом провести с тобой как можно больше времени.
— Я люблю тебя. — Николь повернулась и поцеловала любимого. — Обними меня. Пожалуйста.
— Это все нервы перед свадьбой. — Никита заключил девушку в объятия, поглаживая пальцами спину.
— Да, наверное. — Николь чувствовала, как катятся по лицу слезы. Эти ощущения... Они так отличались от того, как ночью во время танца гладила ее Максим. Сейчас же было чувство, что он гладил ее по спине чем-то жёстким, шершавым. Хотя он пытался быть ласковым, и от этого чувство, насколько она — ничтожество, только усиливалось.
— Ну... — Никита стал вытирать девушке слезы. — Ну ты чего, родная.. — Никита пристально посмотрел в ее заплаканные глаза. — Ну, хочешь, я никуда не пойду? Вот сейчас позвоню им и скажу, что сегодня я остаюсь с любимой дома!
— Нет! — Последнее, что сейчас девушке было нужно, это его компания, поцелуи, внимание. Она и так чувствовала, что предала его. — Все хорошо. — Она вытерла слезы и улыбнулась. — Ты прав. Я волнуюсь из-за свадьбы. Из-за этого дурацкого танца, из-за всего...
— Я обещаю не опаздывать не сегодняшнюю репетицию. — Никита улыбнулся. — Мы все выучим и станцуем, вот увидишь!
— Господи, репетиция... Я про неё совсем забыла. — Николь совсем прекратила плакать и сделала глоток чая. — Я сегодня не в форме.
— Хочешь, я напишу Максим и отменю занятие? — Никита не знал, чем сейчас помочь невесте.
— Нет... — Девушка не хотела, чтобы вчерашний инцидент испортил ее планы. Макс живет, как ей удобно — ок. Николь тоже. — В девять буду в зале. Только не опаздывай, я очень тебя прошу.
— Боишься, что она тебя съест? — пошутил Никита и провёл пальцами по талии девушки, спускаясь к ягодицам. — Ты очень аппетитная...
***

Максим шла вдоль витрин, от которых отражались первые солнечные лучи. Она не сильно любила утро. Оно всегда обнажало то, что ночью можно было легко скрыть девушками, пивом, общением. В это все всегда было проще всего сбегать.
Любая работа, только бы не сидеть дома, любые связи, чтобы заткнуть ими огромную пустоту внутри. Чёрная дыра, которая снедала ее. Подруги, слишком хорошие, чтобы служить шпаклевкой в трещинах её одиночества, Николь, которая не знает ни единой причины ее поведения прошлым вечером. А как ещё было поступить? Увести чужую невесту? Макс и так стоило огромных трудов остановиться в танце, отпустить Николь из своих объятий. Ещё несколько минут, и было бы поздно. Что она могла ей предложить? Съёмную комнату? Себя, которая не сможет вытянуть ни одних отношений? Лишить ее всего, что она имела в жизни, разделив с ней чёрную пустоту? Это слишком жестоко. Все девушки, с которыми спала Максим, знали, на что они идут. Начинать отношения с секса - более чем опрометчивый поступок.
Как бы то ни было, надо было выстоять ещё два занятия и попрощаться.
***
— Привет! — Макс смущенно посмотрела на удивленную девушку в дверях. — Я не вовремя? Ты не одна?
— Нет, что ты! — Лара приоткрыла дверь и впустила подругу. — У меня сегодня, видимо, приемное утро. Проходи на кухню. У меня и для тебя найдётся кофе.

0

10

Глава 9

Девушка зашла в маленькую светлую кухню. Идеально чистая блестящая плита, белый комод, цветы в разноцветных горшках на подоконнике. У Лары было невероятно уютно. Чувствовалась женская рука.
— Привееет! — Макс крепко обняла Камиллу. — Сто лет тебя не видела.
— Да, я совсем погрязла в работе. — Камилла слабо улыбнулась. — До той степени, кажется, что потеряла семью.
— Да никого ты не потеряла! — Лара поставила перед Максим кружку кофе. — Арина любит тебя. Вот, Макс, ты же гуру в женских делах...
— Ой, нет... Пожалуйста, что бы ни происходило, не приплетайте меня к этому. — Девушка взъерошила волосы рукой. — В отношениях я полный ноль. Я знаю только, как затащить девушку в постель...
— Вот это нам и нужно! — улыбнулась блондинка. — Как ты это делаешь?
— Я понятия не имею. — Честно промычала Максим. — Они все сами не против разок покувыркаться.
— Ты бы переспала со мной? — серьезно спросила Камилла.
— Нееет! Ты что! — Макс смущённо отвела глаза. — Ты - мой друг.
— Даже Макс не стала бы со мной спать! Я не сексуальна! — Камилла была близка к истерике. — Что, мать его, со мной не так? Она спала даже с тобой! — девушка ткнула пальцем в Лару.
— Это была ошибка! — сказали девушки хором.
— Мы обе были пьяны и одиноки, и  решили, почему бы и нет... — оправдывалась Максим.
— Это было ужасно... — Вставила Лара, но, перехватив взгляд Макса, тут же дополнила, — не секс. Сам факт. Между людьми должна быть химия, понимаешь. А не просто «эффект трения», мы же не мужики.
— И как? — Камилла вопросительно посмотрела на подруг. — Как сделать химию?
— Ну, идёшь в салон, там тебе накручивают волосы на бигуди и обрабатывают специальным составом... — съехидничала Максим, пытаясь разрядить обстановку.
— Ты издеваешься! — Камилла явно не оценила шутку.
— Стой! Она права! — Лара улыбалась так, словно на неё снизошло озарение вкупе с просветлением.
— Да ну вас... — Камилла встала со стула. Вид у неё был обиженный. — Ладно, мне все равно пора на работу.
— Да стой ты! — Лара дёрнула девушку за рукав. — Макс, какие девушки тебе нравятся? Что в них тебя привлекает?
— Ну... красивые, ухоженные, сексуальные... — Макс старалась помочь Ларе, хотя и не могла понять ход её мыслей. — Уверенные в себе, пожалуй. Ну такие, знаешь, которым не сильно интересны все эти игры в любовь до гроба.. Ещё... — Она вдруг вспомнила Николь, — Женственные, и, кажется, чужие...
— Таааак... — Протянула Лара. — Часть твоих предпочтений мы обсудим позже.  А пока вернёмся к началу. Максим нравятся красивые, «свои собственные» девушки. Если привести все это к общему знаменателю. Вот ровно такой тебе и предстоит стать! — Лара торжествующе посмотрела на Камиллу. — Ты давно была в салоне красоты? А? Давно делала маникюр, не знаю, прическу... Солярий?
— С моей работой я всего этого не успеваю. — Камилла опустила голову. — Я думала, мы уже вместе, и в этом нет необходимости.
— Нет! Если тебя устраивает быть «просто вместе». — Лара усадила девушку обратно на стул. — Когда ты появилась первый раз в нашей компании, вспомни, как вы выглядели. Арина была упрямой пацанкой, водила машину, работала, имела свою территорию. А ты была девушкой, за которую она взяла ответственность. — Лара рисовала невидимые линии на столе. — Что мы имеем теперь? Ты взяла все под свой тотальный контроль, ты не расслабляешься никогда! Работа—дом. Ты не успеваешь заняться собой. Ты впахиваешь, чтобы семье было комфортно.
— Да, это так... — Камилла вспоминала, как все начиналось. Она ни разу не позволяла себе одеться в первые попавшиеся вещи. Нет, она никогда не была девушкой с идеальным маникюром, которая не прикасается к посуде, но и девушкой, которая только и делает, что моет посуду и бегает по дому с тряпкой, она тоже не была. Их первые дни вместе были раскалены до предела. Они успевали заниматься сексом везде и в любую свободную секунду. Чувство было, что насыщение никогда не придёт. Во что они превратились теперь? Они говорят о погоде, о невынесенном мусорном ведре, о том, как сильно у кого болит живот... Неужели нельзя сохранить вот эту личную территорию, став родными? Где грань, которая отделяет любовников от родственников... Все, что сейчас ее интересовало, это их будущее, будущее детей, чистота на кухне, стабильный доход, чтобы выплачивать аренду. Она старалась работать так, чтобы семья ни в чем не нуждалась, совершенно забыв про себя. Нет, конечно, Камилла не стала от этого толстой теткой, одетой в бесформенные вещи на два размера больше, без тени макияжа на лице... На работу она все ещё старалась собираться, там она старалась быть такой, какой от неё ждут. А дома просто «снимала маску», чтобы немного передохнуть.— Я бы, наверное, и сама себя не хотела.
— Давай хотя бы попробуем? — Лара посмотрела на Макса, ожидая поддержки. — Ну, разойтись вы всегда успеете...
— Вы разошлись с Ариной? — Макс удивленно вскинула бровь... — Вот дуры.
***
Алиса бежала уже шестой километр по беговой дорожке в спортзале, периодически протирая лоб и руки полотенцем, чтобы не бежать по мокрому. Последнее время она ощущала дикое одиночество. Никаких отношений, никаких встреч, никаких волнений. Только работа, работа и ещё раз работа. Ночами — клуб, чтобы как-то заглушить пустоту внутри.
— Ты решила себя уничтожить? — на неё с любопытством смотрела идеально сложенная девушка, вытащив одним движением наушник из уха Алисы. — Я наблюдаю за тобой уже месяц. И у меня чувство, что ты планируешь исчезнуть, методом осушения.
— Я... — Алиса поскользнулась и чуть не съехала по дорожке на животе. — Я просто держу себя в форме.
— Пойдём. — Девушка взяла ее за руку так по-свойски, словно они были знакомы тысячу лет. — На сегодня у тебя точно все.
Они вышли в просторный коридор, освещённый неяркими лампочками по бокам, и молча пошли в сторону женской раздевалки.
— Зачем ты это сделала? — Алиса посмотрела на девушку, раздеваясь.
— Наверное потому, что ты красивая, и я не хочу, чтобы ты покончила тут жизнь самоубийством. — Улыбнулась новая знакомая, рассматривая тело Алисы и совершенно этого не скрывая. — Ты и так идеально сложена. Зачем тебе это? От кого ты бежишь?
— Я в душ. — Алиса была смущена таким откровенным разглядыванием своих прелестей. Она взяла с собой полотенце и, даже не сняв до конца всю мокрую одежду, быстрыми шагами ушла в сторону душевых кабинок.
***
— Теперь ты. — Лара посмотрела на Максим. Та, отрицательно замотала головой. — Брось, ты хотела поговорить, я же видела.
— Это все ерунда. Правда. — Макс приподнялась со стула, чмокнула подруг и направилась в коридор. — Наверное, я нашла ответы на свои вопросы.
— Это по поводу Николь? — Лара решила не отступать. — Давай, Макс, я же не слепая. Между вами что-то происходит. Вернись на кухню!
— Николь? — Камилла посмотрела на подруг. — Мне правда стоит чаще появляться. Она приходила в «Queen»?
— Да, три раза... — Лара поняла, что сболтнула лишнего. — Нет, два. Точно, два раза. Первый раз ее привела Максим, а второй, прошлым вечером, она пришла сама, пока жених был на работе. И я думаю, она не просто так пришла...
— И это все очень неправильно. — Резюмировала Макс, прислонившись к двери, — она выходит замуж. Она натуральна, до кончиков волос, и я... Я не хочу отношений.
— Но она тебе нравится... — скорее констатировала, чем спросила Лара.
— Возможно. — Макс посмотрела в окно. —  А возможно, я просто хочу того, чего у меня нет.
— Так, может, нужно разбираться на практике? — Лара в очередной раз намекнула. — Когда в голову бьют гормоны, ничего не разобрать...
— Ты предлагаешь ей поиметь чужую невесту сейчас? — Камилла строго посмотрела на подругу. — Макс, прости, но я скажу сейчас правду.
— И это ровно то, что мне нужно. — Хрипло протянула девушка.
— Разрушить чужие отношения, проще простого. Ты просто берёшь и рушишь. — Камилла смотрела на отсвет окна в стеклянной поверхности стола. — Это разовый трах. Ок, может, не разовый. Но потом все равно наступает период, когда надо решить, кто утром варит кофе, а кто выгуливает собаку. Понимаете?.. Это всегда приходит. Или когда у вас месячные у обеих... Или когда один хочет спать, а другой не может уснуть. Ещё люди болеют, травятся, блюют. Макс, это больше не сексуально. Что тогда?
— Спасибо тебе! — Максим ушла в коридор за своей обувью.
— После твоего рассказа хочется на всю жизнь остаться одной, знаешь... — Лара сердито посмотрела на подругу. — У тебя сейчас сложный период, я понимаю. Но, возможно, тебе стоит пересмотреть то, какими ты представляешь себе отношения. И тогда у тебя все наладится.
— Это Макс! — Камилла повысила голос, показывая рукой в строну коридора. — Она никогда не была в отношениях. И сейчас не говорит, что влюбилась, не говорит, что хочет с ней семью. Она хочет поиметь ее раз, может, два, потому что нет девушки, которая была бы недоступна для неё. А Николь, хоть я её и не знаю, собирается замуж. Это ответственный шаг. И ей сейчас страшно. Конечно, давайте воспользуемся слабостью и разрушим ее будущее. Чтобы что? Чтобы она стала одной из нас? Кочевала из отношений в отношения, бежала от себя и от одиночества, а потом  поняла, что женщины слабо отличаются от мужчин, когда разговор заходит о сексе?!
— Ты иногда бываешь такой редиской. — Процедила Лара, услышав, как хлопнула входная дверь.
— Нет. Я всего лишь говорю то, что никто из вас не хочет признать самостоятельно.
***
— Так ты модель, да? — Девушка подвинула апельсиновый сок новой знакомой. — Меня зовут Полина, кстати. И я видела тебя на обложке нового журнала «Тело и спорт».
— Да, я позировала им для статьи, месяц назад. — Девушка сделала глоток сока. — Алиса.
— А я тренер в этом клубе. — Полина положила на стол свою тренерскую карточку. — Работаю здесь пару месяцев.
— Я не видела тебя раньше. — Алиса улыбнулась.
— Я работаю по вечерам, если нет личных клиентов в первой половине дня. — Полина провела рукой по тугому хвосту на затылке. — А ты ходишь сюда только утром?
— Вечером у меня съёмки обычно. — Девушка не знала, о чем говорить. Все произошло неожиданно, и вот они сидят в кафе на втором этаже клуба и надо что-то говорить, а хочется только сбежать.
— Так зачем ты так гоняешь себя? — Полина положила свою руку на руку собеседницы. — Ты в идеальной форме. Возможно, стоило бы чередовать с плаванием... И хорошим питанием. А то ты себя загонишь.
— Хорошо, я подумаю об этом. — Мягко улыбнулась Алиса, изо всех сил стараясь не выглядеть потерянной. Она хотела бы точно знать, почему они здесь. Это ухаживание? Праздный интерес? Или причина в снимках в журнале? Как отличить обычную девушку от лесбиянки, если она не носит на себе ни единого опознавательного знака...
***
— Так, идите вперёд, спиной к камере, потом наоборот лицом, но мне нужно, чтобы вы были заняты друг другом. — Элена давала указания. — Возьмитесь за руки, переплетите пальцы... Ну же, делайте что-нибудь.
— Брось. Это легче, чем вчера. — Макс взяла Катю за руку и улыбнулась.
— То, что было вчера... — Катя не знала, с какой стороны начать разговор.
— Эй, тебя не уволили, как я и обещала. Так ведь. — Они шли на камеру и непринужденно разговаривали. — Остальное не имеет особого значения.
— Ты спишь со всеми? — Катя серьёзно посмотрела на Максим. — Или...
— Так, мне нужно, чтобы вы гуляли вместе, а не шли на похороны! — закричала Элен. — Катя, что за трагическое лицо?!
— Простите! — Катя постаралась улыбнуться, но взгляд все ещё был серьёзным.
— Я не девушка для отношений. — Макс перехватила ее руку и слегка коснулась ее губами. — Если ты об этом. Мне хорошо, как есть.
— Я не должна была задавать этот вопрос... Катя смущенно отвела голову.
— Друг на друга смотрите! — тут же прикрикнула Элена.
— У тебя невероятные глаза... — тихо сказала Катя.
***
— Я могу отлучиться на один день? Всего на один! Мне это нужно! — Камилла стояла у стола директора. — Я готова отработать его в выходной. Я просто хочу побыть с детьми.
— Вы знаете, Камилла, у нас сейчас не самый просто период. — Мужчина строго смотрел на свою подчинённую. — Вы добились небывалых успехов. Вы — один из самых сильных специалистов. И мне нужно, чтобы именно вы курировали новый проект.
— Меня не будет всего один день. — Камилла понимала, что, вероятно, ничего не добьётся давлением, но попытаться стоило. Утром она поняла, насколько увязла в работе. — Пожалуйста.
— Только с тем условием, что с Ладой Литвиновой вы завтра встретитесь лично. — Начальник поднял со стола папки и протянул Камилле. — Можете поработать с этим дома, раз вам так нужно.
— Спасибо! — холодно ответила Камилла и, взяв документы, вышла из кабинета. Это было совсем не то, что она хотела. Она слышала, что заполучить контракт от Лады практически невозможно. Это женщин—акула. Ее слабо интересуют дизайн и искусство как таковые, ее интересуют только деньги. И как добиться спонсорства на дизайн нового магазина который сотрудничает с их фирмой, Камилла понятия не имела.
***
— Пойдём со мной. — Вика потянула Максим за руку. — У меня для тебя кое-что есть...
— У меня через десять минут персоналка. — Макс притормозила в коридоре.
— Мы успеем.
Девушки зашли в душевую и закрыли за собой дверь.
— Я не могу больше ждать, ты слишком сексуальна... — Вика запустила руки в растрёпанные волосы Максим. — И я не хочу прелюдий.
Макс с рычанием прижала девушку к стене всем телом, чуть приснимая ей лосины.
— Ты не носишь белье? — Макс страстно ласкала девушку между ног.
— Ты должна была заметить это ещё на классе. Я так возбуждалась, когда шов попадал мне прямо туда..  — Вика выгнулась навстречу ласкам и с силой подавала бёдра вперёд.
— Я заметила, на самом деле... — Макс с силой, одним рывком вошла в девушку, двигаясь как можно резче. — Это было даже слишком откровенно и возбуждающе. Я весь урок представляла, как трахаю тебя, как шлюху...
— Скажи это ещё раз! — Девушка задыхалась от силы, с которой Макс брала ее.
— Лучше сама скажи. — Макс почувствовала пальцы девушки у себя между ног и с силой билась в ее бёдра.
— Я шлюха. Я хочу только, чтобы ты выебла меня, делала это, как тебе хочется. Жестко, как и трахают таких, как я. — Девушка с трудом сдерживала крик. — Да, давай, лапай меня, трахай внутрь. Я не могу ни о чем думать, кроме твоих пальцев во мне...
***
— Прости, я задержалась. — Макс вошла в зал и увидела Николь. — Хотела успеть в душ после класса.
— Успела? — Камилла разглядывала взъерошенные волосы Максим, слегка влажные... На самом деле, девушка прекрасно видела, как они с той леди, что упорно добивалась встреч с Максим, выходили из душевой, и хотя это задевало ее, она старалась соблюдать этику, положенную при общении с преподавателем. В конце концов, ее странные, необъяснимые чувства и их вчерашний танец не давали ей прав на личное время Максим вне зала.
— Да... Не совсем... Начнём? — Макс спешно подошла к аппаратуре, с которой включается музыка. — Никита сегодня не приедет?
— Обещал не опаздывать. — Николь посмотрела на часы. — Я думаю, мы начнём без него, чтобы не терять время.
— Ты сможешь станцевать одна? — Макс чувствовала себя так, словно только что никакого секса у неё не было. Ей не хотелось нарушать максимальную дистанцию между ними, чтобы не натворить того, о чем потом придётся пожалеть обеим.
— Я попробую, — кивнула девушка.
Макс включила музыку и смотрела, как Николь пытается сама пройти весь танец.
— Неудобно. — Подошла она в середине и взяла девушку за руку. — Я вижу, что совсем неудобно. — Она стала танцевать вместе с Николь, удерживая расстояние.
Николь старалась не дышать, чтобы не спугнуть этот момент. Да, она хотела быть холодной, безразличной, но эти руки на ее талии, эти глаза сводили ее с ума.
— Ой, — девушка не удержалась и, поскользнувшись, упала на пол, притянув за собой Максим.
— Ты невероятно грациозна! — Засмеялась Макс. — Не танцуй только так на свадьбе, ладно?
— Ну все, хватит! — Николь лежала на полу, схватившись за живот. — Я не могу больше смеяться, мне больно.
— Ещё бы, устроить такой полет шмеля... — Макс смотрела на девушку и вытирала слезы. — Ты лучшая моя партнёрша!
— Не смейся! — Николь ткнула девушку в ребра и, получив ожидаемую реакцию, продолжила... — Ага! Ты боишься щекотки! Значит, ревнивая!

0

11

Глава 10

— Прекрати! — Макс валялась на полу и смеялась. — Все, что хочешь, проси! Только прекрати! Пощады, я прошу пощады! — смеялась она.
— Привет. — На пороге зала стоял Никита. — Я не помешал?
— Твоя невеста... — Максим даже не дернулась, спокойно встав с пола. — Смотри, на свадьбе держи ее крепче. Пол ее так и притягивает. — Ехидно улыбалась Максим.
— Уж я-то буду. И до, и во время, и после... — Никита подошёл и обнял Николь. — Пойду переоденусь и вернусь.
— Мы проходили танец, и я упала. — Николь волновалась за то, как все это выглядело со стороны. — Это было очень смешно.

— Я приберегу своё желание. — Шепнула Николь на самое ухо Максим, когда Никита вышел и, посмотрев, как по руке девушки пробежали мурашки, довольно улыбнулась. 
***
Арина вошла в клуб. Последний раз она была здесь, наверное, месяц назад. Но сегодня Камилла забрала детей, и они уехали в гости, а сидеть дома одной оказалось совершенно невыносимо. Слишком много пустоты для одного человека. Арина привыкла, что мальчишки играют в комнате, она пишет статьи для небольшого онлайн—журнала и готовит им ужин, потом в замке поворачиваются ключи, и мир становится полным. Семья, ее семья в сборе. Это не всегда тихо, не всегда просто, но это уютно и так по-домашнему. Иногда, когда она сильно злилась, она могла подумать, что не против вновь пожить одна. Без этой ответственности, без шума и разбросанных игрушек, без влезания близнецов во все их попытки поговорить, посмотреть телевизор или просто побыть наедине, но сейчас все это казалось мелочами. Все, на что она злилась, все, что ее раздражало, казалось бы, отвлекало, было тем, что наполняло дом. А теперь там жил только гул ветра из открытого окна... Постель была невыносимо огромная и холодная, комната больше не выглядела уютной. Арина послонялась по комнатам, посидела на тихой кухне с открытым ноутбуком, разглядывая чистый экран, и решила, что единственный выход — это пройтись. На улице не кажешься себе таким уж одиноким.

«Queen» ничуть не изменился. Те же парочки, та же музыка, тот же столик, за которым они частенько собирались раньше все вместе.
Они дружили уже много лет. Никто даже не помнил точно, как они познакомились. Арина какое-то время встречалась с Алисой, но они быстро поняли, что больше,  чем дружба, им не светит. Арина писала для крупного журнала, Алиса была моделью. Вроде идеальный союз, но Арине всегда хотелось домашнего уюта, детей и вкусных ужинов, приготовленных на своей кухне. А Алиса предпочитала показы, вечеринки, тусовки и лёгкое времяпрепровождение. Потом в каком-то клубе они встретили Макс и Лару, с ними почти сразу завязалась тёплая дружба. Макс жила своими танцами, репетициями и была без памяти влюблена в Э (чьё имя с тех пор не произносится вслух), Лара, после измены Лиз, кочевала из одних неудачных отношений в другие, параллельно подрабатывая вольным фотографом. У них в компании всегда  был неписаный закон, что подруги никогда не становятся подругами по постели, по пьянке или от одиночества — наверное, на этом их маленький мирок и продержался так долго. Они легко принимали пассий друг друга и никогда не ругались из-за одной девушки.
— Привет! — Лара махнула девушке рукой. — Какими судьбами ты здесь? Я так рада тебя видеть. — Лара крепко обняла Арину.
— Камилла с детьми уехали в гости. У нас проблемы... И... — девушка сделала паузу, — Я просто не могла больше сидеть дома одна. Это уничтожает меня.
— Насколько все плохо? — Лара знала их историю лишь с одной стороны, и то  фрагментами.
— Мы не спим уже месяц. — Арина серьезно смотрела подруге в глаза. — Камилла хочет перерыва, она переехала в комнату к близнецам. Забрала даже вещи из шкафа. Старается вообще со мной не пересекаться.
— Почему ты не остановишь ее? Что сложного, вы же любите друг друга. Просто, не знаю... Возьми ее силой, прижми к стенке и трахни.
— Она пошлёт меня. Мы так мирились раз сто, и она говорила, что однажды сможет мне отказать. — Арина уткнулась в ладони. — Я не знаю, может, она права, может, нам стоило меньше проводить времени вместе... Может, мне стоило настоять на няне и возвращении на работу, не знаю. Может, стоило больше ее ценить, как женщину. Я действительно не помню, когда в последний раз дарила ей цветы или хотя бы целовала, как свою женщину. Я часто раздражалась. Мы просто расходились в разные стороны и молчали. Потом снова говорили, и все становилось на свои места. — Девушка словно разговаривала сама с собой. — Я думала, что приготовить ей ужин достаточно...
— Достаточно для чего? Для кого? — Лара очень хотела помочь подруге. — Если бы твоя любовница приготовила тебе ужин вместо горячего секса на столе.. а?
— Я бы ее убила. — Хмыкнула девушка. — В любом случае, сейчас мы — соседи, и я понятия не имею, что мне делать. 
— Ты хочешь ее? — задала Лара прямой вопрос. — Или ты просто хочешь, чтобы она всегда была рядом?
— Я не знаю... — Арина легла лицом на руки. — Не знаю...
***
— Я думаю, вам больше не нужно репетиций. — Макс стояла у выхода из зала. — Вы молодцы. Вы готовы! И я думаю, у вас все получится. Повторите разок перед свадьбой, и все. — Девушка посмотрела на растерянное лицо Николь. — Счастливой вам свадьбы! Вы оба очень красивые! Пусть годы и годы брака делают вас только ещё счастливей!
— Спасибо! — Никита улыбнулся и пожал девушке руку. — Вы очень круто работаете!
Макс зашла в раздевалку и прислонилась лбом к прохладной стене. Она закончила это. Она смогла. Внутри было как-то погано, но это в любом случае лучше, чем если бы она не остановила себя.
***
— Ты идёшь сегодня в «Queen»? — Николь стояла у стены, прямо у выхода из преподавательской раздевалки. — Никита уезжает на работу...
— Нет. — Макс жутко хотела сейчас сказать обратное, но это сломало бы все, что она с таким трудом выстроила. — У меня есть планы на вечер. Меня ждут.
— Девушка? — Николь догадывалась, что услышит в ответ, но надеялась, что это будут Лара или Алиса...
— Вроде того. — Макс знала, что ее никто не ждёт, но честнее сейчас было соврать, чем сказать правду.
— Ну да, Макс и... — девушка хотела было что-то сказать, но из раздевалки вышел Никита.
— Я отменил встречу, любимая! Этот вечер я проведу вместе с тобой, как ты и хотела днём, помнишь. — Парень обнял невесту и нежно поцеловал. — Кино? Суши? Секс?
— Пожалуй, все слишком заманчиво. — Николь посмотрела на Макс в поисках ревности на ее лице, но девушка что-то писала в телефоне и даже не смотрела в их сторону.

***
— Этот проект будет хорошо рекламироваться в сми. — Камилла стояла напротив невероятно красивой женщины. Тонкие черты лица, гладкие волосы, собранные в тугой хвост на затылке, брюки мужского кроя, голубая строгая рубашка, пиджак. Она выглядела опасной, далёкой, недостижимой и крайне высокомерной. Девушке стоило больших усилий побороть дрожь в ногах. Но ей был жизненно необходим этот проект. Если она получит его, то сможет снять им с детьми квартиру на полгода и разобраться в том, что между ними с Ариной происходит, потому что под одной крышей жить было невыносимо. — Это будет шикарный магазин, такой, каких у нас в России ещё нет. Европейский дизайн, вещи из самых новых коллекций. В данный момент на студии «World» для него снимается реклама! Мы завладеем самыми разными целевыми аудиториями! Мы за толерантность.
— Магазин для чёрных или евреев? — Лада разглядывала девушку, стоящую перед ней. Очень женственную. В элегантном платье чуть ниже колен и летящей накидке в стиле Бохо, пряди длинных волос мягкими завитушками ложились на плечи. Идеальный неброский маникюр, мягкая, загорелая кожа. Она была манящей. — Или, может, геев?
— У нас планируются съёмки с разными моделями и, в том числе, принадлежащими к лгбт-сообществу.
— А вы к какому сообществу принадлежите? — вопрос был слишком прямым и сопровождался таким же взглядом.
— Я... — Камилла всегда знала, что ответить, но сейчас этот вопрос застал ее врасплох. — Я многого для себя ещё не определила.
— Звучит обнадеживающе. — Лада сменила тон на более мягкий. — Поужинаем сегодня, может, в каком-то ресторане на ваш вкус... — Но, увидев смущение на лице девушки, добавила, — или вас кто-то ждёт?
— Нет. — Камилла подумала, что ей и правда некуда спешить сегодня. Дети на ночь остались у отца, который брал их на день-два, раз в неделю. — У меня нет ни единого плана на вечер.
***
— Что за черт! — Арина обзвонила всех прежних знакомых, в расчете на то, что по старым связям сможет устроиться куда-то на работу.
Она весь день провела дома одна. Камилла отдала детей их отцу и, ограничившись смс, оповестила, что дома сегодня не появится. День клонился к вечеру, а девушка так и не появилась. Арина хотела бы плакать, но слез уже не было. Была тоска, боль, словно в грудь воткнули топор, но слез не было. Она несколько раз брала телефон, чтобы позвонить, но понимала, что сейчас не имеет особо никаких прав.
Девушку вырвал из мыслей звук открывающегося замка.
— Привет. — Камилла посмотрела на свою любимую. Та выглядела очень уставшей и замученной. Какой-то безжизненной, серой... — Ты ела что-нибудь?
— Я не голодна. — Арина сделала глоток кофе и отвернулась к экрану, чтобы не разглядывать любимую. Сегодня она совсем не была похожа на себя. Ни семь лет назад, ни позавчера. Это была вообще не Камилла. Какая-то совершенно другая девушка. Про таких говорят «с обложки».
— Хорошо. — Девушка направилась в детскую и вышла через минуту. — Тебе не нужен душ? У меня встреча поздним вечером, и мне нужно успеть привести себя в порядок.
— А ты быстро... — кинула Арина ей вслед, чувствуя, как ревность остро колет сердце.
***
— Так у тебя сегодня нет съёмок? — Полина улыбалась, разглядывая знакомую бегунью. — Великолепно выглядишь!
— Спасибо! — Алиса сменила темп на ходьбу и выключила музыку в телефоне. — Да, у меня сегодня выходной.
— Может сходим куда-нибудь? — девушка посмотрела на часы. — Скажем, через час.
— Я не против. Как раз я закончу тренировку и забегу в душ. — Девушка смутилась. — Правда, у меня с собой самая обычная одежда. Я неподобающе одета для каких-нибудь необычных мест...
— Я тоже! — Полина улыбнулась и провела девушке по плечу. — Мы нашли друг друга.
***
Николь ходила по квартире, как раненый зверь. День незаладился с самого утра. Все валилось из рук, все раздражало. И настроения не было ни для чего. Ночью они с Никитой занимались сексом. Это было хорошо, но чувство, что где-то в самом главном её обманули, не оставляло.
«Я не могу быть лесбиянкой, господи, мне нельзя. Да и за 25 лет я бы заметила, что мне нравятся девушки», - Николь, прислонилась лбом к окну, - «не сейчас, когда до свадьбы остались полторы недели...»
— Привет, Марин, — Николь придерживала плечом трубку. — Скажи, я когда-нибудь увлекалась девушками? — Внезапно ее глаза расширились, — Ты что? Когда? Хорошо, я жду тебя. Нет, Никиты сегодня не будет. Он уехал к родителям, помогать им собираться на свадьбу и решать какие-то дела фирмы. Я одна.
***
Алиса улыбалась, представляя скорое свидание. Было здорово, что в ее «ровной прямой» вдруг появилась надежда. Она не была уверена, что Полина — лесбиянка, но и она сама скорее походила на девушку традиционной ориентации. Тёплые капли приятно стекали по уставшему телу. Девушка прикрыла глаза...  В этот момент чьи-то тёплые руки обвили ее талию сзади, и нежное влажное тело коснулось ее...
— Не поворачивайся. — Сказал женский голос.
В душевой довольно сложно было разобрать, голос ли это Полины или нет... Но ощущения были настолько неземными, что в какой-то момент стало все равно, кто за ее спиной. Лишь бы это не прекращалось.
Руки нежно ласкали ее грудь, живот, руки, губы целовали шею, спину вдоль позвоночника. Алиса с трудом держалась на ногах. Это были одновременно жадные и мягкие ласки, голова кружилось, сердце ойкало каждую секунду. Секс с незнакомкой, что может быть необычнее... Когда ты не знаешь точно, кто сейчас трогает тебя, но не хочешь это останавливать, прекращать и как-то сопротивляться. Словно отдаться первому встречному — чувствуешь себя немного женщиной лёгкого поведения. Заводит, смущает, делает бесстыжей, без каких-либо принципов.
Руки девушки скользнули по ягодицам, затем бёдрам и мягко проникли внутрь.
Алиса хотела стонать, но пальцы незнакомки закрыли ей рот, а затем проникли внутрь, позволяя себя облизывать. Предел возбуждения был достигнут. Алиса несколько раз толкнулась бёдрами, глубже насаживаясь на пальцы и кончила, жадно облизывая пальцы и сдерживаясь чтобы не закричать.
— Не поворачивайся. — Тот же голос постепенно удалялся.
Дверь душевой хлопнула. Алиса, не поворачиваясь, просто сползла по стенке.

0

12

Глава 11

— Ты потрясающе выглядишь. — Лада оглядела девушку. Белые брюки, струящиеся по округлым бёдрам, воздушный топ на тонких лентах, аккуратная бежевая накидка. — Я никогда не промахиваюсь.
— Спасибо. Мы перешли на ты? — Камилла удивлённо взглянула на женщину.
— Выкать друг другу во время неформального ужина — очень плохой тон.
Они прошли в зал гостиницы, где остановилась Лада. Огромный холл переливался всеми цветами радуги, отражаясь в тысячах хрусталликов огромных  люстр.
— Нам выше. — Лада указала на лифт.
Все было, как в кино. Лифт с швейцаром, нажимающим кнопку нужного этажа. Камилла такого никогда в жизни не видела. — Ты — очень красивая женщина! — шепнула она Камилле на ухо, когда двери закрылись.
***
Макс шла по темной улице, чувствуя себя бродячей кошкой. Худые ветви деревьев тенями скользили по тонкой куртке, которая совсем не спасала от ветра. Всю жизнь одиночество было ее спасением. Оно решало все проблемы. Если уйти от них, то они исчезают. Единственный раз, когда она готова была совершить смелый шаг, она выяснила, насколько мир не нуждается в этом. Всем нужен хороший секс, иногда — поговорить, иногда — кого-то спасти. Но только не любовь. Макс чувствовала себя ничтожеством, которое было вполне способно разрушить что-то на самом деле ценное, поступить с жизнью человека так, как поступили с ее.
— Привет! — послышался за спиной знакомый голос. — Такая куртка, должно быть, только у тебя во всем этом городе...
— Марина! — Макс улыбнулась неожиданной встрече. — Не боишься гулять так поздно?
— У меня антиугонная система. — Отшутилась девушка. — А у тебя какие оправдания?
— А я даже самой себе не очень нужна. — Равнодушно ответила Макс. — Это решает все возможные проблемы.
— Я бы сказала, это увеличивает процент риска. — Девушка замешкалась. — Сегодня сильно похолодало...
— Да? — Максим вытащила руку из кармана, — а я и не заметила.
— Ты куда идёшь, Макс? — Марине в голову пришла сумасшедшая идея. Но она доверяла своему чутью. — Я иду к подруге. Пойдём со мной? Это пару кварталов отсюда.
— А подруга против не будет? — Макс не хотела сейчас компании, но и домой не хотела совершено.
— Я думаю, она несколько... Удивится... — Марина улыбнулась с оттенком лёгкого коварства. —  Но против не будет. Я тебе голову на отсечение даю.
***
— Куда пойдём? — Полина посмотрела на девушку, идущую рядом. — Есть пожелания?
— Я не знаю... А куда хочешь ты? — Алису мучал только один вопрос, и он к еде никакого отношения не имел. Как узнать, кто был с ней в душе спортзала? Полина? Нельзя же спросить прямо, «это ты занималась со мной горячим сексом в душе полчаса назад?» Она даже не была уверена, что Полина предпочитает девушек.
— Ну... ты — модель... — Размышляла Полина вслух. — Наверное, надо что-то веганское? Ты наверняка следишь за фигурой, и судя по тому, как ты истязаешь себя в зале, ты должна правильно питаться...
—  А ты — тренер. — Продолжила проводить параллели Алиса. — И, наверное, ешь гречку, или только зелень?
— Иногда.. — мягко улыбнулась брюнетка. — Но сегодня мне жутко хочется быть плохой девочкой.
— И давно это сегодня «началось»? — Алиса попыталась подвести к разговору о душевой.
— Только что! — Полина показала на букву «М» и засмеялась. — Теперь можешь уйти и считать меня предателем.
— Я обожаю Мак! — лицо девушки озарила счастливая детская улыбка! — Мне нравятся плохие девочки. — Алиса запнулась, когда поняла, что сказала, но, почувствовав, как нежно ее взяли за руку, поняла, что есть шанс, что в этот раз с девушкой она не промахнулась.
***
Арина в сотый раз перерывала письма на почте, в вотсап и прочих месенджерах в надежде, что хоть на одно из сообщений она получила положительный отклик. Она была отличным журналистом, востребованным, красноречивым, очень контактным, но годы превратили не в домохозяйку и сейчас то, как ее жизнь выглядела в глазах других людей, пугало больше, чем когда бы то ни было. Человек, положивший себя на заклание семейным ценностям. Человек, ставший синонимом покоя, дома, идеальной жены. А больше всего ее грызла мысль, что ее любимая вторую ночь не проводит дома. Нашла секс, который так искала? Кто-то сейчас ласкает ее...
Арина дернулась от мысли, что чувствует ревность вперемешку с возбуждением и отторжением. Ужасная смесь. Она знала, что не сможет жить с женщиной, которая изменила ей, которую ласкали чьи-то руки, кроме ее собственных... С женщиной, которая могла извиваться под кем-то, стонала, получала удовольствие от чьих-то рук...
Арина чувствовала, как от каждой такой мысли между ногами становится все более влажно. Это было низко, представлять себе, как ее девушку кто-то трахает, как она кричит что-то бессвязное или просит ещё... и... Арина ласкала себя пальцами между ног, чувствуя, как движется к краю. От одной мысли о том, как Камилла кончает, раскрывая рот... и эти припухшие губы.. Это всегда было невыносимо сексуальное зрелище.. Арина кончила, сжимая себя рукой и тяжело дыша.
***
— Тут невообразимо красиво! — Камилла допивала бокал вина на застекленном огромном балконе, уставленном свечами. — Но нам все ещё надо обсудить контракт.
— Что вы за люди, москвички. — Лада нахмурилась. — Надо уметь разделять праздники. Мы же ужинаем с тобой. Прекрати все контролировать. Отпусти. Работа — это самая настоящая мелочь в масштабе нашей жизни. Мы же не ради неё живем. Ты успеваешь насладиться моментом в такой спешке? Куда ты спешишь сейчас? У нас вся ночь впереди. — Лада сделала один хлопок и включилась музыка. — Потанцуем?
— Хорошо. — Камилла не знала, радоваться или огорчаться тому аспекту, что Лада предпочитает девушек.
Лада подошла и мягко притянула к себе девушку, положив ладони ей на талию.
— Иногда сигара — это просто сигара. — Лада прижала девушку к себе плотнее. — Не надо так напрягаться. Побудь в моменте. Я не могу работать с людьми, которые сейчас взорвутся от напряжения. Вы не способны трезво мыслить.
Камилла изо всех сил старалась расслабиться, но в чужих руках это сложно было сделать. Ее никогда так не касались ни одни женские руки, кроме рук Арины... Но сейчас девушка вдруг почувствовала, что безумно скучает. Ей хотелось домой, к родному запаху, на родное плечо, чтобы действительно расслабиться и прекратить бежать. Единственным человеком, с кем это вообще было возможно, была ее любимая. Сквозь туманные мысли, бродившие в сознании, Камилла почувствовала, как руки Лады мягко гладят ее спину, бедра...
— Я... — Камилла хотела что-то сказать, но Лада положила ей пальцы на губы.
— Я ничего от тебя не хочу и не требую сейчас. — Она мягко коснулась губами щеки Камиллы. — Не надо ничего усложнять. Мы танцуем.
В этот момент Камилла вдруг почувствовала, что расслабилась, прекратив ожидать подвоха. Просто купол, из которого было видно город, просто музыка, просто танец. Она мягко провела пальцами по плечу Лады, потом по лопаткам и позвоночнику, ощущая, как мягкой волной девушка реагирует на прикосновения, не вздрагивая, не бросаясь на неё. Они просто продолжали танцевать. Лада чувствовала, как пальцы касаются ее плеча, шеи, волос, скул, губ... Возбуждение накатывало плавно, обволакивая сознание, обходя все запреты и принципы. Ей так сильно хотелось поцеловать девушку, это казалось вполне естественным. Просто поцелуй...
***
— Привет! — Марина радостно обняла подругу. — Я принесла вина и привела самый очевидный ответ на твой вопрос.
— Что? — Николь посмотрела через плечо подруги, но никого там не обнаружила.
— Эй, ты там потерялась? — Марина окликнула спутницу.
— Я курила... — Макс встала, как вкопанная.
— Так, я поняла. — Марина отодвинула оторопевшую Николь в сторону. И потянула Максим в квартиру. — Я так и думала.
— Не уверена, что ты вообще много думаешь, прежде чем сделать. — Прорычала Николь на ухо подруге.
— Так... — Макс вышла из забытья. — Я не знала... Мы случайно встретились на улице.. Марина пригласила меня с собой к подруге. Но я и думать не думала, что подруга — это ты... Прости. Я думаю... Я думаю, я лучше пойду.. — Максим открыла дверь квартиры, собираясь выйти.
— Да стой же ты! — Марина одернула девушку. — Николь, я увидела ее на улице, вот в этом... — Она указала на тонкую куртку Максим и джинсы, в которых драного было больше, чем материала. — Я просто подумала, что здорово будет затащить ее куда-то отогреться. Нет, конечно, вы можете вести себя, как положено бабам... Вместо того, чтобы поговорить... Вам виднее. — Она наклонилась к Николь. — Но если бы мне был кто-то небезразличен, хотя бы, как человек, я бы его ночью в таком виде не отпустила.
— И все же. — Макс вышла на площадку. — Извините за вторжение. Я правда не хотела. Хорошего вечера.
— И ты не догонишь ее? — Марина строго посмотрела на подругу. — «Бог ошибок не повторяет».
— Макс! — Николь вышла из оцепенения и нагнала девушку у лифта. — Прости. Я понятия не имею, что на меня нашло. Может, зайдёшь?
— Вот я прям представляю, как будет рад твой жених, когда застанет нас всех вместе за бутылкой вина.
— Никита вернётся только завтра, в лучшем случае. — Девушка обняла себя руками, на площадке гулял ветер из открытых окон. — Заходи. Я рада тебе. Правда. Просто это было очень неожиданно.

0

13

Глава 12

— Для меня, честно говоря, тоже. — Максим посмотрела на замёрзшую девушку. — Ок. Тебе холодно. Пойдём в квартиру. Я зайду ненадолго.
***
— Мне пора. — Камилла вдруг явственно почувствовала, что находится не там, где хочет, не там, где должна сейчас находиться.
— Я не тороплю тебя. — Лада мягко провела пальцами по плечу девушки. — Ни к чему не принуждаю.
— Да, я понимаю. — Камилла посмотрела на неё так, словно с неё спал сильный гипноз. — Дело не в тебе. Дело во мне. У меня есть незаконченные или почти законченные отношения. И я сейчас не готова... Надеюсь, ты понимаешь.
— Конечно. — Лада подошла к столу, взяла документы и быстро расписалась. — Вот и все. Ты молодец Камилла, ты заключила очень крупную сделку. Я тебя поздравляю!
— Спасибо. — Девушка не верила тому, что сейчас произошло. Самое малое, чего она ожидала, это что ее выставят из номера, кинув вслед бумаги. — Я не знаю, что и сказать.
— Ничего не надо говорить. Я буду рада с тобой сотрудничать. — Лада улыбнулась. — Когда разберёшься со своими законченными-незаконченными отношениями, дай мне знать.
***
— А давайте поиграем в правду или действие? — Марина уже час наблюдала за происходящим. Это была самая унылая тусовка из всех, на которых ей приходилось бывать. Они выпили две бутылки вина и принялись осушать бар в квартире Никиты. — Ну что, ссыте, да?
— Ни капли. — Максим была трезва, словно пила все это время воду. — Николь?
— Я не знаю. — Девушка была достаточно нетрезва для правды, но слишком мало выпила для действий. — Смотря на то, какие будут вопросы.
— Не согласишься — не узнаешь. — Подначивала Марина. — Напомню, что ты тоже сможешь задать вопросы.
— Хорошо. — Николь взяла бутылку мартини и сделала несколько глотков прямо из горла. — Будь, что будет.
— Итак, я начну. — Марина посмотрела на Максим. — Правда или действие?
— Правда. — Спокойно ответила девушка.
— Ты всегда предпочитала девушек парням? — Марина видела, как глаза Николь заблестели.
— Со второго класса. — Макс взъерошила волосы. — У нас в классе была очень красивая девчонка, и я просто начала носить ей свои бутерброды, покупать жвачки в столовой на карманные деньги и защищать от мальчишек.
— Ну, что ж, — Марина улыбнулась, — Засчитано. Твоя очередь.
— Правда или действие? — Макс смотрела на Николь и чувствовала, как дыхание перехватило. Дурацкое волнение, которое она не испытывала с девушками обычно. Секс — это лишь процесс. Он не вызывал ничего, кроме временного облегчения. С этой девушкой все было иначе.
— Правда. — Напряглась Николь, понятия не имея, чего ожидать.
— Ты выходишь замуж по любви? — Взгляд ее сейчас мог бы прожечь и небо.
— Да. — Николь потупила взгляд, понимая, что сейчас говорит. Но вопрос был поставлен именно так. И ответ был максимально честный. — Любовь бывает очень разная. Мы с Никитой близкие люди, мы знаем друг друга, наверное, со школы.
— Твоя очередь. — Макс посмотрела на Николь.
— Правда или действие? — переадресовала она вопрос Максим.
— Правда. — Сухо ответила девушка.
— Почему ты спишь с каждой, кого встречаешь на своём пути? — Николь серьёзно смотрела на собеседницу.
— Не с каждой, вообще-то, — Хмыкнула девушка. Но поняв, что это за правду не сойдёт, откинулась на спинку дивана и начала рассказ. — Это проще. Спать всегда проще, чем дать человеку что-то, что он ждёт от тебя. Все хотят отношений, а потом бегут из них, как только чувствуют, что ты пропал, что ты растворился без остатка, что ты умрешь, если они уйдут. Вот тогда ты понимаешь, что эти гребанные отношения никому не нужны, на самом деле. У вас, у натуралок, это проще. Вы женитесь, рожаете совместных по всем аспектам детей, водите их в сад, в школу, покупаете машины, квартиры, записываете их друг на друга, возите внуков на дачу, собираете грибы, не знаю там... Потом умираете по очереди, отписывая все имущество родным. У нас ничего не прочно. Сегодня мы вместе, завтра подвернулась другая. Это другой секс. Он не оставляет последствий. Он не является следствием отношений, и отношения не являются следствием секса. Мы не женимся. Мы скрываемся до последнего, и тем больше, если решимся вдруг на детей, которые никогда не будут «нашими». У нас секс — это просто секс, короче. Способ взаимодействия. Это не круто. Это пусто. Так что я просто наслаждаюсь моментами  и все. Мне хорошо, ей хорошо, не вижу в этом ничего предосудительного. — Макс помолчала... — Правда или действие. — Обратилась она к Николь.
— Правда. — Девушка поежилась. Ей было не по себе от этой игры, но, кажется, она уже не могла остановиться.
— Ты боишься смелых поступков? Боишься выйти за грань? — Макс говорила твёрдо, но в тот же момент сняла с себя свитшот и надела его на Николь. — Держи. Ты замёрзла, я же вижу.
— Да. — Девушка вдела руки в рукава и на секунду потерялась, почувствовав запах Максим на себе. — Все да. Я боюсь. Особенно сейчас. Боюсь быть правой. Боюсь быть неправой, боюсь облажаться, боюсь сделать больно людям, которые для меня многое значат. Боюсь перейти за грань и понять, что за ней чёрная дыра, Макс. Только чертова чёрная дыра.
— Твоя очередь. — Макс сделала глоток мартини и поставила бутылку.
— Правда или действие? — Она посмотрела на Максим.
— Так, девочки, — Марина встала с пола, бросив подушки на диван. — Моя миссия выполнена. А вам явно пора поговорить. Без посторонних. — Девушка поцеловала подругу и приобняла Максим. — Время два, и мне завтра вставать на работу. У меня съёмка в 8 утра. Не провожайте...

— Правда. — Макс сделала ещё глоток и передала бутылку Николь.
— Ты бы переспала со мной? — Николь закусила губу. Она чувствовала голыми ступнями лезвие, по которому ходит. Оно причиняло боль. Странную, мазохистическую, но приятную боль.
— Нет. — Твёрдо сказала девушка.
— Почему? — Не выдержала Николь.
— Эй, нет, не нарушай правила игры. — Макс улыбалась. — Сейчас моя очередь. Правда или действие?
— Правда. — Твёрдо сказала Николь.
— Какого черта ты все это творишь, девочка!? — Макс вдруг стала эмоциональной. — Чего ты хочешь?
— Я не знаю. — Николь почти плакала. — Я не знаю, ни что со мной происходит, ни почему, ни зачем сейчас... Я не знаю, зачем со мной произошла ты, Максим. Ты действуешь на меня странно. Я не могу ни о чем думать, у меня подкашиваются ноги, мне словно пятнадцать... Я не знаю, что мне делать со всем этим. Я, кажется , не могу жить, как жила, и понятия не имею, как жить дальше. Когда там, в клубе, мы танцевали... ты водила пальцами мне по спине... это было сильнее всех оргазмов, мною полученных за всю мою жизнь.
— Мы всегда хотим того, чего у нас нет. — Макс чувствовала адскую вину за то, что появилась в жизни Николь, за то, что повела ее в клуб. За то, что танцевала с ней. — Прости меня. Я знаю, этого чертовски мало, но это все, что я могу сказать. Прости.
— Правда или действие. — Глаза Николь горели.
— Действие. — Макс внимательно смотрела на девушку. В ней сейчас было столько огня, что она могла бы жечь города.
— Поцелуй меня. — Николь едва не задохнулась, произнеся единственное, чего действительно хотела за весь вечер.
— Это безумие. — Макс не знала, как реагировать. — Не надо этого делать, Николь. Никогда не надо делать того, о чем пожалеешь.
— Надо не только уметь отказываться от того, что делать ты не хочешь, но и уметь согласиться на то, чего действительно хочешь. — Николь села рядом с девушкой на диван. — Ты сама выбрала «действие».
Макс приблизилась вплотную к Николь, разглядывая ее глаза. В них не было страха. Волнение — возможно, но в основном огонь. Яркий, слепящий огонь. Больше всего на свете ей хотелось сейчас прижать ее к дивану, целуя так, как она мечтала с их первой встречи. Забирая остатки воли и разума. Целуя так, чтобы потом хватило на целую жизнь разлуки. Вкладывая все то, что она хранила в себе так долго. Ее губы горели, внутри все перевернулось... Макс поцеловала девушку в щеку.
— Я выполнила. — Она отстранилась и пересела чуть дальше.
— Это нечестно. — Николь почти плакала. — Ты всегда издеваешься над теми, кто тебе небезразличен, да, Макс? Всегда причиняешь им боль, как тогда, в клубе, чтобы они держались от тебя подальше? Никогда даже не даёшь человеку шанса подойти ближе.
— Я выполнила действие. Это игра. — Макс с трудом удавалось сохранить холодный тон. Мысленно она все ещё целовала Николь, сжимала в объятиях, пряча ото всего мира. — Ты сказала поцеловать тебя, и я поцеловала.
— Ты прекрасно поняла, о чем я говорила. — почти шипела Николь. Она наверное никогда ещё не чувствовала себя настолько отвергнутой. — Ну что ж, секса ты от меня не хочешь, целовать тоже... что же ты делаешь здесь, Макс? Зачем играешь со мной?!
— Правда или действие? — перебила ее Максим.
— Действие. — Быстро ответила Николь, желая сейчас по максимуму отомстить за все. Она точно не понимала, за что: за уязвлянное самолюбие или за то, что она вообще появилась в ее жизни и уничтожила все, во что Николь верила годами.
— Проводи меня, пожалуйста, до двери. — Макс встала, вышла в коридор, накинула куртку и спешно вышла за дверь. — Ты достойна лучшего, чем я, Николь. — Бросила она, закрывая дверь.
— Я ненавижу тебя, Макс, ненавижу, слышишь!? — Девушка стучала кулаком в стену, сползая на пол. — Я ненавижу все, что с тобой связано!
***
Камилла вошла в квартиру тихо, стараясь не разбудить Арину, и на цыпочках прошла в комнату. Тут ей и правда было хорошо и спокойно. Она, наконец, чувствовала себя дома. Не надо держать марку, не надо быть тем, кем ты не являешься... Это просто дом. Она лежала, не раздеваясь, глядя в потолок, размышляя о том, что могла бы натворить этим вечером такого, за что никогда не простила бы себя потом. Секс, как оказалось, не играл такую уж существенную роль. И хотеть другого человека оказалось намного сложнее, чем Арину. Для этого должно было сойтись очень много факторов. И даже этого оказалось недостаточно. Арину она хотела, просто когда видела утром, или когда та писала статью для онлайн-журнала, когда она играла с детьми, или даже просто смотрела в телефон, чтобы убить время. Для этого ничего было не нужно. Эта искра проскакивала всегда. От одного взгляда, от одной мысли...
— Ты пришла. — Арина постучала пару раз в дверь, прежде чем войти.
— У меня был деловой ужин. — Камилла приподнялась на кровати. — Ты можешь зайти. Я ещё не ложусь.
— Не представляю, кто ужинает в двенадцать ночи. — Арина села с краю на кровать.
— Лада Литвинова. — Без желания как-либо заставить ревновать ответила Камилла.
— И как она? — Арина старательно заглушала в себе желание устроить допрос со скандалом и обвинениями. Так или иначе, но у неё не было сейчас никаких прав на это. Если посмотреть правде в глаза, то у девушек ее ориентации никогда нет такого права. Они не могут кинуть в лицо обручальное кольцо или ткнуть носом в штамп в паспорте. Их отношения всегда живут на чём-то большем, чем чернила на бумаге. И ей это раньше всегда нравилось. — Такая же стерва, как о ней все говорят?
— Нет. На самом деле, не думаю. — Камилла достала сумочку и протянула договор. — Она немного странная. Но точно не собакина дочь. Мне она показалась весьма неглупой, дальновидной, а ещё очень спокойной и с достоинством. 
— И какой у неё размер достоинства? — не выдержала Арина. — Соразмерный нолям в этом договоре, надеюсь.
— Да пошла ты... — Камилла вырвала у неё документы из рук. — Я завтра же съезжаю.
— К Ладе? — Арина чувствовала, что ее несёт, но не могла остановиться. — Она уже сняла тебе квартирку, как и всем своим любовницам?
— Иди к черту! — Камилла толкнула Арину в плечо. — Уйди сейчас же, или...
— Или что? — девушку словно подменили, — Или Ладе позвонишь?
— Нет. — Камилла встала с кровати, сняла платье и достала из ящика джинсы. — Поговорим, когда будешь вменяемая. Если вообще будет о чем нам с тобой разговаривать. — Девушка застегнула джинсы и потянулась за толстовкой.
— Ты никуда не пойдёшь! — Арина схватила девушку за плечи. — Сейчас ночь!
— Это больше не твоё дело. — Прошипела Камилла.
— Ошибаешься. — Арина повалила девушку на кровать, прижимая собой и крепко держа одной рукой две кисти над головой партнерши. — Я сказала, ты никуда не уйдёшь.
— Отпусти. — Камилла билась на кровати, пытаясь вырвать руки из железной хватки бывшей любимой. — Отпусти меня.
— А разве ты не этого хотела? — Арина начала расстегивать джинсы девушки. — Разве не так ты хотела, чтобы я тебя прижала!
— Нет. Не надо. Я прошу тебя. — Камилла пыталась драться ногами и царапать ногтями руку, которая ее держала.
— Прекращай! — Арина стянула джинсы так, чтобы открыть себе доступ к телу девушки и вставила колено между ее ног, не давая их сомкнуть. — Ты течёшь, как собакина дочь, я уверена. Разве не ты мечтала, чтобы я трахала тебя чаще?!
Камилла почувствовала, как Арина отодвинула край трусов и вошла в неё сразу двумя пальцами.
— Ну же, давай стони. — Девушка начала грубо вводить пальцы внутрь, резкими толчками. — Я же говорила, ты мокрая. Почему бы просто не признать, что тебе нравится, когда тебя трахают? — Арина облизывала грудь партнерши как-то особенно пошло, грубо, словно ей не интересно, что она чувствует. Исключительно животный инстинкт. — Или до меня тебя уже трахнули туда, а? — Арина смотрела безумными чёрными глазами, в которых была только похоть. — Так трахали, а? Тебе нравилось? Ты стонала, как шлюха? — девушка чувствовала, как Камилла подаёт бёдра навстречу. И немного отпустила руки, тут же получив удар. — Ах ты так, сучка! — Девушка на секунду привстала, собрав до конца джинсы с партнерши и порвав на ней трусы. И снова легла, чувствуя ее всем телом, с силой раздвигая своими коленями ей ноги. — Я поимею тебя, хочешь ты того или нет. И буду иметь до тех пор, пока ты не будешь просить меня ещё, пока не кончишь столько раз, чтобы мне хватило. — Арина снова держала руки над головой партнерши, не давая ей ничего сделать и входила в неё, чувствуя, как там мокро от возбуждения. — Такого ты от меня хотела? Никогда не видела, как я трахаю шлюху, так смотри. Вот так. — Она несколько раз вогнала ей пальцы максимально глубоко, слушая стоны. — Вот так. Я это делала с ними. И мне нравилось. Меня возбуждало, что они стонали, как сейчас стонешь ты!
— Да, пожалуйста, ещё... — Камилла выгибалась, чувствуя, как внутри все горит. Боль и возбуждение сплелись в один комок. Она готова была на все, чтобы это продолжалось. — Я хочу твоих пальцев. Я хочу, чтобы ты получала удовольствие.
— Ты там тоже просила глубже, а? — Арина высвободила одну руку девушки и направила ее внутрь себя. — Давай, поработай пальчикам. Помоги мне получить максимальное удовольствие от трахания тебя.
— Да... — Камилла с жадностью воспользовалась возможностью вставить пальцы в Арину. Ощущение, что она должна это делать, заводило ее. Она не была сейчас девушкой Арины, или любимой. Она была снятой на ночь проституткой, или девочкой, которая возбудилась, пока ее насиловали. — Тебе нравится насиловать меня? Нравится заставлять меня заниматься сексом с тобой.
— Дааа... — Арина вставила пальцы максимально глубоко, содрогаясь от оргазма. Камилла кончила в этот же момент.
***
Камилла долго ходила по городу, не в силах решить, что ей делать дальше... Лечь спать с Ариной после того, что произошло ночью, она не могла. Такие вещи заставляют разрушить все границы прежних отношений. Они были совершенно чужими людьми, если вообще что-то человеческое в них присутствовало... Случись это иначе, при других обстоятельствах... Возможно, у них ещё оставались бы шансы. Но этой ночью Камилла просто встала с кровати, одела первые попавшиеся вещи и вышла из квартиры. Она впервые совершенно не ждала, что Арина побежит следом, что обнимет, остановит... Так как она уже это сделала, это не оставило ей второй попытки.
Камилла позвонила в домофон, поднялась наверх и распахнула приоткрытую дверь.
— Привет... — Макс вышла ей навстречу в наскоро одетых синих джинсах и футболке.
— Мне можно войти? — Девушка хорошо помнила, что наговорила при последней их встрече.
— Конечно. — Макс показала рукой на кухню. — Кофе будешь? Я собираюсь на работу.. Вот, завтракаю.
— Не откажусь. — Камилла села на стул и стиснула голову руками. — Я не спала этой ночью.
— Что у вас случилось? — Макс села напротив собеседницы. — Все стало ещё хуже?

0

14

Глава 13

— Макс... — Камилла собралась с духом, — можно я поживу у тебя неделю? Близнецы до выходных у отца, а потом я отвезу их к маме. Мне нужно срочно найти квартиру около школы. Мне нужно работать, искать, мне нужно что-то решить..
— Шшшш... — Макс подошла и обняла девушку, позволив ей расплакаться в голос. — Ты все можешь. Конечно, можешь. Мы же друзья.
— Прости меня! — Камилла ещё сильнее расплакалась. — Я тебе столько наговорила, а теперь ты спасаешь мою задницу...
— Ты сказала правду. — Макс гладила девушку по голове. — Ты — принципиальный человек, честный. И мне это всегда нравилось в тебе. И ты была права во всем, что говорила.
— К сожалению. — Камилла немного успокоилась. — Но неужели не бывает иначе? Неужели все со всеми просто спят... Или спят или женятся.
— Я думаю, должны быть исключения из правил. — Слегка улыбнулась Макс.
***
Алиса проснулась от солнца, слепящего глаза. Это было чудесное утро, город был словно нарисованный, с маленькими белыми облачками на небе... Полина спала рядом. Девушка нежно поцеловала ее в уголок губ, разглядывая первую утреннюю сонную улыбку.
— Доброе утро, соня. — Алиса коснулась пальцами волос девушки.
— Доброе. — Улыбалась Полина.
— Вчера, в спортзале, в душевой, — Алиса хитро посмотрела на партнёршу, — это была ты.
— Я. — Девушка пробежала пальцами по оголенному животу Алисы. — А ты ждала кого-то другого?
— Я измучилась прошлым вечером.. — девушка смущенно улыбалась. — Ты не дала ни намёка..
— Ну.. — Полина разглядывала солнечные блики на темных гладких волосах девушки, разбросанных по подушке. — У приличных девушек должно быть сначала свидание, потом секс, а не наоборот. Но я увидела твои вещи на крючке и не выдержала...
— Мы – неприличные девушки. — Алиса поцеловала Полину. — А я, кажется, ещё и легкодоступная...
— Это мы сейчас проверим.. — Полина обняла Алису и легла сверху...
***
— Итак, вы работали в журналистике около 10 лет. Это приличный стаж. — Мужчина перебирал бумаги. — У вас хорошие статьи, очень неглупые. Но меня интересует, в связи с чем был такой огромный для журналиста перерыв?
— Я писала это время. Но для разных онлайн—каналов, подрабатывала копирайтером у самых известных блогеров... Вела колонки в онлайн—журналах.
— Я вас спросил, с чем был связан перерыв в вашей основной карьере? — мужчина привстал из-за стола. — Семья, дети, может быть?
— Да. Двое. Им сейчас по семь. Сыновья. — Арина говорила и чувствовала, как по груди свинцом расплывается боль. Потому что теперь ни семьи, ни детей у неё не было. После вчерашней ночи она сомневалась, есть ли в ней вообще что-то человеческое и достойна ли она ещё видеть мальчиков.
— И если вдруг они будут болеть?.. — потенциальный начальник говорил с ощутимым давлением.
— То я все равно буду на работе, если вас интересует этот вопрос. — Арина ничего не боялась. Все самое страшное в ее жизни уже произошло. — И если потоп, и если конец света.
— Спасибо. Можете приступать завтра прямо с утра. — Мужчина улыбнулся и пожал девушке руку. — Добро пожаловать в «Наш мир».
***
— Да. — Николь взяла трубку. — Привет, любимый. Нет, я не на работе сегодня. Взяла отгул. Немного приболела. Нет, приезжать не нужно. Доделывай дела, я сама справлюсь. — Девушка сделала паузу, глотнув чаю и плотнее укутавшись в свитшот, — нееет, милый, обычная простуда, насморк. Пара дней, и я буду на ногах. Да, если что, я позвоню Марине. У меня есть лекарства. Я пью чай, да, горячий. Я прошу тебя... — Девушка встала с кресла и подошла к окну. — Я помню, что мальчишник ты хотел провести в Питере. И нет, я не ревную. Встретимся после мальчишника, я буду ждать. Я тоже. Тоже целую, ага.
Девушка повесила трубку. Николь любила солнце, любила, когда наступает весна, но сегодня все это казалось ей сплошным муляжом, ватой на голубой цветной бумаге, приклеенной к стеклу окна. По ней были разбросаны облака, здания, нарисованные простым карандашом... Ложь, ложь, ложь.. Все, кроме того, как пахла кофта Максим. Николь боялась лишний раз дышать ею, чтобы не исчерпать запах, чтобы он не выветрился раньше времени. Девушка знала, что должна, по-хорошему, отнести ее в «Queen» и передать хозяйке... Но не могла решиться как на очередной поход в клуб, так и на то, чтобы отдать эту вещь владелице. Когда она вчера осознала, что Макс ушла в футболке, было уже поздно... К этому времени девушка должна была быть уже дома, поэтому Николь временно оставила ее себе.
Слезы кончились к четырём утра, оставив после себя пустоту. Не хотелось ни есть, ни спать, ни на работу, ни на примерку платья. Поэтому Николь позвонила на работу и взяла отгул.
***
— Добрый день, Алексей. Мне нужны все отчеты по поставкам на сегодняшний день. — Камилла повесила трубку и посмотрела в мобильный. Там было три сообщения. В одном — отчёт риелторов о поиске квартиры, во втором — предложение в общем чате, о том, чтобы вечером собраться в клубе, и третье — от Лады. Надо было открыть его, но девушка не решалась.
— Войдите. — Ответила Камилла на стук в дверь.
— Привет. Я знала, что ты, скорее всего? не прочтёшь, поэтому решила придти. — Лада выглядела как всегда грациозно. Чёрные брюки, классическая белая рубашка, вдоль которой шли две чёрные полоски подтяжек.
— Я ещё не успела. — Камилла показала на телефон. Я жду отчеты по поставкам и ищу квартиру...
— Я могу тебе чем-то помочь? — Лада подошла к окну, разглядывая город. — У меня есть множество знакомых.
— Нет, спасибо. — Камилла чувствовала себя неудобно, после вчерашнего бегства. — Я сама.
— Может, пообедаем вместе? — женщина улыбнулась, казалось, ничуть не сомневаясь в своей красоте и притягательности.
— Вместо обеда у нас совещание. — Камилла развела руками. — В связи с тем, что Вы одобрили наш проект, необходимо получить списки всех фирм, готовых обеспечить нас всем необходимым, а также получить первые рекламные ролики, подтвердить буклеты, узнать, все ли устраивает заказчика...
— Хватил перечислений, и не надо говорить со мной на «Вы», я просила тебя.  — Лада отошла от окна и обошла девушку со спины, мягко проведя по ее волосам рукой. — Ужин?
— Я обещала девочкам встретиться в «Queen»... — сказала Камилла.
— И с тобой можно? — Лада произнесла это у самого уха девушки. — Или твои отношения-не-отношения?..
— Я думаю, можно. — Камилла чувствовала тепло губ Лады у своей шеи. Эта запретная близость делала разговор только ещё более тайным и оттого возбуждающим. Арина обычно не появлялась в клубе, ибо не жаловала шумные места. Поэтому сегодня можно было бы просто развлечься.
— Отлично. — Я приду в клуб часам к десяти, хорошо?
— Я думаю, да. — Камилла расслабилась, чувствуя, как Лада отходит от ее спины.
— Так квартиру ты нашла? — Женщина остановилась у дверей.
— Пока нет, но я в поисках. Мне нужно чтобы она была около школы, где учатся сыновья, что усложняет задачу. — Камилла чувствовала, что это участие, а не праздное любопытство. — Нужно, чтобы близнецам там было хорошо.
— Дети — святое. — Улыбнулась Лада. — Я всегда мечтала о сыновьях. Но природа распорядилась иначе. — На этих словах, она вышла за дверь. — До встречи.
Камилла вновь осталась одна в кабинете, пытаясь понять, что ей теперь делать и как дальше жить. Она уже не чувствовала того, словно это был какой-то другой мир, в котором она жила вчера, боль от дикой пустоты и унижения пропала, оставив место досаде и непониманию. За несколько дней ее жизнь превратилась в чью-то чужую. У неё больше нет дома, нет любимой, нет того тепла внутри, что грело ее в любой холод. Ей предстояло впервые взять жизнь только в свои руки, будучи матерью, начальником и квартиросъёмщицей. Арина взяла на себя многие аспекты рутинных дел, и Камилла осознала, что никогда в них не вникала.
***
— Девчонки! Ну наконец-то! — Лара радостно вскинула руки, увидев Алису и Максим. — Я так рада, что мы все, наконец, собрались!
— Это Полина. — Алиса притянула к себе девушку.
— О! Алиса нашла, что искала! — Лара улыбнулась новой знакомой. — И как она, горячая? — наклонившись к подруге, шепнула девушка.
— Очень! — ответила Алиса.
— Что будете пить? — Макс обвела девушек взглядом. — Тут сегодня людно, я пойду сделаю заказ в баре.
— Привет! — Камилла наклонилась и поцеловала подруг. — Это Лада Литвинова. — представила она спутницу.
— Ну для чего так официально-то? — Женщина мягко погладила ладонь Камиллы, заполучив в одно мгновение все взгляды сидевших за столиком девушек. — Лада. И не читайте жёлтую прессу. Я не бисексуальна и не перетрахала всю Москву.
— Привет. — Хором прокаталось по столу, но необычное появление, очевидно, вызвало общее замешательство. Девушки на мгновение неловко замолчали, переглядываясь.
— Камилле удалось уговорить меня на контракт прошлой ночью. — Усиливая двусмысленность их совместного прихода, проговорила женщина.
— Мы только ужинали. — Оправдательно встряла Камилла.
— И танцевали. — Не уступала Лада. — Повторим? — Она потянула девушку на танцплощадку.
— Что за черт тут происходит? — первой нарушила тишину Лара. — Ок, я в курсе, что у них с Ариной проблемы. Но придти сюда,  с этой...
— Я так понимаю, они только коллеги. — Вмешалась Макс, которая успела переброситься несколькими предложениями с Камиллой утром. Камилла так и не рассказала девушке до конца, что с ней произошло прошлой ночью, но было видно, что ей больно вспоминать о ней. — Не нам ее судить. Они сами разберутся.
— Кто это «они»? — мягко улыбнулась подругам Арина.
— О боже... — первой не выдержала Алиса.
— Мы... — Макс не понимала, что сказать или сделать. Вечер обещал быть жарким. — Так кто что пьёт?
— Мартини, вино, вино.. — посыпались заказы от подруг, и Макс ушла к барной стойке.
— Я уже говорила, что нашла тебе квартиру? И школа в пяти минутах, пешком! — Говорила Лада Камилле, когда они подходили к столику.
На несколько секунд воцарилась гробовая тишина. Девочки замерли в ожидании взрыва, после которого земли не станет.
— Привет. — Камилла села за стол, потянув за собой Ладу.
— Привет. — Так же холодно отозвалась Арина. — Пожалуй, я зря пришла. — Девушка встала из-за стола и направилась к выходу.
— Эй, стой! Стой же! — Макс догнала девушку на улице.
— Не надо было мне приходить. — Повторяла Арина.
— Мы всегда рады тебе. — Девушка так и не нашлась, что ей сказать. — Мы не знали, что она придёт не одна. Я клянусь тебе, не знали! Что произошло у вас? Что вообще происходит, черт побери?! Вы две... это просто невыносимо всем нам.
— Я изнасиловала ее. — Тихо сказала Арина и, повернувшись, зашагала прочь.
Макс ещё какое-то время стояла на улице, прислонившись к стене и пыталась поверить в то, что сейчас услышала. Она знала, как сильно Арина любила Камиллу, задолго до того, как перевезла ее к себе, как ждала, пока та будет готова. Что надо было сделать с ней, чтобы превратить в зверя.
***
Николь уже час смотрела  в экран телефона с мыслью написать сообщение Максим, чтобы как-то отдать ей кофту. Хотя,  откровенно говоря, она просто хотела ее увидеть ещё раз. Но решиться она таки не могла.
Ее отвлёк звонок в дверь.
— Ну, привет, дорогая, ты как? — в дверях стояла Марина. — Ты целый день не берёшь телефон.
— Я не хочу разговаривать. — Николь встала у двери так, чтобы у подруги не было шансов зайти.
— Что у вас случилось? — Марина не делала попыток зайти. Она понимала, что то что она сделала вчера, могло помочь прекратить тишину между ними и ответить на многие их вопросы. Возможно, не решить их, но хотя бы дать возможность посмотреть правде в глаза. — Так все равно было нельзя. Нельзя выходить замуж, если не хочешь этого.
—  Ты понятия не имеешь, что это такое, и хочу я этого, или не хочу. — Огрызнулась Николь. — Зачем? Или, точнее, за что ты это вчера устроила?!
— Потому что я твой друг. — Марина с покровительской нежностью посмотрела на девушку. — Возможно, не самый лучший, или даже худший... Но я была бы последним предателем, если бы помогала тебе наряжаться в день свадьбы, зная о том, что у тебя внутри и чувствуя, как ты просто убиваешь себя в 25, не имея для этого ни одной веской причины.
— Он любит меня. — Девушка отступила назад, ослабляя оборону и давая возможность подруге зайти. — Это важная причина.
— Но это — глупая причина, если ты не любишь его. — Марина закрыла за собой дверь. — Иногда шанс быть счастливыми выпадает один раз в жизни, а мы отказываемся от него, потому что делаем то, чего ждёт от нас общество. Но только не общество будет жить с ним, каждый день видеть его, готовить ему еду, ложиться с ним в кровать...
— Не надо, прошу тебя... — Николь почувствовала, как по щекам текут слезы. — Только не про постель. Я едва выдержала прошлый раз.
— Девочка моя... — Марина обняла подругу. — Поговори с Никитой. Он все поймёт. Он всегда умел ценить тебя. Дай себе время.
— Я потеряю его навсегда, если отменю свадьбу. — Девушка плакала.
— Ты потеряешь себя, если не отменишь. — Тихо сказала Марина.
***
Арина шла по городу, не разбирая дороги. Теперь не имело особой разницы, что делать, не было вообще смысла делать хоть что-то. Она имела шанс быть с Камиллой, но упустила его дважды... Сначала, когда прекратила ценить их жизнь вместе, прекратила видеть красивую девушку в своей любимой, прекратила уделять ей внимание... Любить ее. Когда у них все только начиналось, Арина часто держала себя в руках, чтобы не давить, не торопить события. Она хотела знать, прежде всего, что им хорошо вместе, а потом уже воплощать свои фантазии в постели. Камилла много раз спрашивала, что сделать, чего она хочет, как разнообразить их сексуальную жизнь, но Арина была так занята семейным уютом и увлечена своей любовью к Камилле, что не хотела портить все разговорами о наслаждениях. Это казалось ей ниже тех тем, которые люди должны обсуждать. Все должно происходить естественно. Само собой, а не по предварительному договору.
Хотя в голове она представляла себе разные вещи, ей всегда казалось, что такое можно делать только с девушками лёгкого поведения, но не с Камиллой. И это привело к тому, что секс стал пресным, будто бы исключительно физической необходимостью, зачастую без особого желания. И финальным аккордом стала вчерашняя ночь, когда она даже не поняла, в какой момент ей снесло голову, когжа вдруг она стала оскорблять любимую, как позволила вылезти животному, которое требовало только инстинктов, у которого снесло все рамки отношений. Теперь ее Камилла принадлежала другой, и винить в этом можно было только себя.
Арина свернула в какой-то проулок, за ним — в следующий... Потом просто сползла по стене. От ее жизни ничего не осталось. Она разрушена до основания. Дети, которых она больше никогда не увидит, пустой дом... Смысла в жизни больше не было. Никакого. Можно ходить на работу, можно вставать утром... Но делать все это лишь потому, что покончить с жизнью у неё никогда не хватит смелости.
— Привет. — Девушка приложила телефон к уху. — Ты не могла бы приехать?.. Я даже точно не знаю, где я, но точно знаю, что хорошим это не кончится...
***
— Ты уверена, что нам стоит сюда идти сейчас? — Николь, нахмурившись, посмотрела на Марину. — Я не представляю, ни что сказать, ни что сделать..
— Ты пришла отдать свитшот. — Марина указала на пакет. — А дальше попробуешь поговорить с ней. Скажи, что ты чувствуешь.
— Я боюсь. Боюсь того, что я к ней чувствую. Боюсь, что мне все это кажется. Что я сама себе напридумывала все это. — Николь стояла у входа, не решаясь войти.
Дверь клуба внезапно открылась, и оттуда выбежала очень взволнованная Максим. Девушка рванула в сторону стоянки, никого не замечая на своём пути.
— Вот фак! Фак! Фак! Фак! — Макс, как бешеная, кругами носилась по стоянке. — Твари... редиски...
— Макс? — Николь подбежала к девушке. — Что случилось?
— Они эвакуировали мою машину! редиски! — Максим никак не могла успокоиться. — Мне срочно надо ехать, а ее нет... бл*ть... Уроды *баные...
— Я могу тебя подвезти! — Николь мгновенно достала ключи. — Куда?
— Я не знаю... — Макс посмотрела на девушку. — Мне нужно найти на улице человека. Она где-то в каких-то переулках, за баром «Айгуль», что ли... У меня есть примерный адрес.
— Поехали! — Николь протянула ей ключи. — Если не доверяешь мне, можешь сама сесть за руль. Я так понимаю, найти нужно как можно быстрее.
— Спасибо! — Макс с благодарностью посмотрела на девушку. — Правда, спасибо!
Николь хотелось бы сейчас сказать девушке, какая она удивительная и красивая, но, учитывая обстоятельства, старательно молчала и усиленно смотрела по сторонам в поисках девушки.
***
— Куда с такой скоростью убежала Максим? — Камилла посмотрела на девчонок. — У неё был очень взволнованный вид.
— Кам, — Лада провела рукой по лицу девушки, — ты удивительная! Успеваешь обо всех поволноваться...
— Она ничего не сказала. — Лара чувствовала себя неудобно, оставшись в обществе двух парочек. — Но вид у неё был такой, словно она призрака увидела.
***
— Ш-ш-ш-ш... — Макс подняла девушку с асфальта. — Я рядом, все хорошо. Все будет хорошо. Ты не одна больше. — Девушка подхватила подругу под мышку, пытаясь в одиночку донести до припаркованной неподалёку мазды.
— Я — тварь. Мне нет смысла жить. — В полубреду стонала Арина.
— Мы все не без греха. — Макс аккуратно положила девушку на заднее сидение. — Мы все совершаем ошибки.
— Мы все расплачиваемся за ошибки. — Протянула, глотая слезы, Арина.
— Николь... — Макс серьезно посмотрела на девушку. — Мне сейчас безумно нужна твоя помощь. Я прям сейчас не могу обьяснить тебе ничего.
— Что нужно? — девушка слабо понимала, что происходит, но если она могла хоть чем-то помочь Максим, она была согласна.
— Никита уже вернулся? — Макс явно тяжело давались эти слова.
— Нет. — Николь вспомнила утренний звонок. — Он остаётся в Петербурге ещё на четыре-пять дней. Завершает какие-то важные переговоры и гостит у родителей.
— Мы можем отвезти Арину к тебе до завтра? — Макс отлично понимала, что нельзя вести девушку домой, но и к себе домой отвезти ее не могла, потому что утром уже разрешила Камилле остановиться в квартире на несколько дней. — Я не могу обьяснить...
— Мне не нужны объяснения. — Николь твёрдо посмотрела на девушку, потом обернулась назад, — ей явно нужна помощь. Мой адрес ты знаешь.
***
— У тебя отличные подруги! — Лада посмотрела на девушку. — Очень прямолинейные девушки.
— Это они ещё держали себя в руках. — Вспоминая взгляды, которыми они обменялись, когда она представила им Ладу, ответила Камилла.
— Это была она? — Женщина специально подождала конца вечера, чтобы задать этот вопрос. — Твоя-нынешне-бывшая?
— Бывшая. — Твёрдо и холодно ответила Камилла.
— Быстро она ушла. — Лада хотела выяснить что у них произошло, но не знала откуда начать.
— Она вчера... — Камилла хотела все рассказать, но не могла. По крайней мере не сейчас. — Она унизила меня. Сказала, что я спала с тобой ради контракта.
— И ты не стала отрицать? — Лада подошла ближе.
— У меня особо не было такой возможности. — Камилла ещё раз вспомнила сцены из прошлой ночи. Каждое такое воспоминание приносило ей боль и возбуждение. И это ужасало ее.
— Поехали ко мне? — Лада наклонилась, чтобы поцеловать девушку.
— Не сегодня. — Камилла чувствовала себя не в своей тарелке. Да, она все ещё ощущала возбуждение, но оно отливало болью и принадлежало им с Ариной. — Я временно остановилась у подруги.
— Я никуда не тороплюсь. — Лада погладила Камиллу по щеке. — Может тебя хотя бы подвезти?
***
—  Мы к тебе или ко мне? — Полина нежно обнимала свою девушку.
— Мы по домам. — Алиса чувствовала, что безумно хочет побыть одна. В их компании творилось что-то странное. Сегодня они просидели все вместе не больше двадцати минут, в остальное время, кто-то уходил или приходил. — У меня завтра ранняя съёмка.
— Ты считаешь мы слишком торопимся? — Полина внимательно смотрела в глаза собеседнице. — Я слишком давлю на тебя?
— Нет! — Алиса обняла девушку. — Нет, что ты! Ты замечательная...
— Оооо... — протянула Полина. — Это самая знакомая мне фраза... «ты замечательная, но...», «но... я люблю другую», «я возвращаюсь к бывшей», «я выхожу замуж...»
— Так! — Алиса прижала девушку к себе. — У меня нет другой и до тебя я последний раз встречалась с кем-то сто лет назад, так что бывшей у меня нет, дааавно нет. И я стопроцентная лесбиянка, так что замуж я не выйду. Надеюсь тебе станет спокойнее. Ты мне нравишься! Просто мне надо выспаться перед съёмкой. А вместе мы не уснём... — Девушка мягко поцеловала шею Полины.

***

— Тебе лучше? — Макс сидела рядом с диваном, на который они с Николь положили Арину. — Ты вся горела, когда мы тебя привезли.
— Лучше бы умерла. — Арина смотрела в одну точку. — У меня все равно не осталось ни одной причины жить.
— Не говори так. Мы все делаем ошибки. Мы все не идеальны. Мы все творим порой ужасные вещи. Просто кошмарные... — Макс мягко гладила девушку по голове, периодически меняя горячее полотенце на холодное. — Ок, ты натворила дел. И перегнула палку. Но жизнь на этом не заканчивается. Посмотри на меня. Без всего этого тоже можно жить. Я не горжусь своей жизнью, я просто говорю, что она не так уж ужасна. Ты знаешь меня чуть ли не лучше всех, ты знаешь, я творила ужасную х*йню. Я почти угробила себя наркотой. Но выбралась же. И в первую очередь потому, что у меня были вы.
— Почему ты говоришь со мной, после того, что я сделала? — Арина перевела взгляд на Максим.
— Потому что ты мой друг. И этого более чем достаточно для меня. — Девушка сменила полотенце на голове Арины.
— Я ведь устроилась сегодня на работу... — еле перебирала губами девушка. — Я думала, я смогу все исправить.
— И ты сможешь. Вам обеим нужно время. — Макс посмотрела на Николь, которая вошла в комнату и поставила на столе чай. — Вам нужно время, чтобы начать сначала. Я уверенна, что такая любовь, как ваша, способна пережить очень многое.
— У неё теперь новая любовь. — Арина чувствовала, как по щекам вновь текут слезы. — Она богата, сексуальна, она уже нашла ей квартиру... И ты видела, как она смотрела на неё? Словно хочет ее сейчас и здесь..
— Не сексом единым жив человек. — Макс мягко улыбнулась, одними краешками губ. — Секс без ничего, это словно жрать торт у которого нет вкуса. Ты его ешь-ешь-ешь.. И тебе никак. Это ничего не меняет ни в тебе, ни в твоей жизни. Вы - моя надежда на этот гребанный лейсбийский мир.
— И она провалилась... — Арина чувствовала, как ее глаза закрываются. — Ты сможешь разбудить меня завтра в 7?
— Не вопрос. — Макс включила телефон и поставила будильник.

***
Камилла зашла в квартиру. Максим до сих пор не было дома, что вполне объяснимо ее ночными похождениями. Девушка поставила чайник, и только потом поймала себя на мысли, что не хотела чаю. Это было просто привычкой. Арина всегда, возвращаясь домой из поездок или с прогулки, пила чай. Лечь спать без этого ритуала было просто нельзя. Интересно, где сейчас была Арина. Учитывая что девушка думала вчера, сегодня их появление в «Queen» только убедило ее в собственной правоте.
«Господи, во что мы нас превратили...» — думала Камилла, — «все это, из паузы в отношениях перешло в сущий ад.»
Она и правда хотела дать им обеим время на размышления, на понимание, кто они друг другу, но вместо этого, они разрушили все до основания, до отвращения. Камилла зашла в комнату и легла на кровать, глядя в телефон. Неотвеченных не было.
Что делать дальше? Как сказать мальчикам, что Арина больше ничего не значит в их жизни... И как сказать это себе, чтобы поверить.
***
— Ты - лучший друг, какого только можно себе пожелать. — Николь поставила перед Максим тарелку с бутербродами и принесла чай. — Прости, что ужин такой скудный. У меня не было настроения сегодня готовить. И в холодильнике, кроме колбасы, сыра и пива ничего нет.
— Спасибо тебе! — Макс с улыбкой посмотрела на девушку.
— Брось, я умею готовить и более разнообразные блюда.
— Спасибо за то, что помогла ее найти, позволила привезти к себе и не задала ни единого вопроса. — Девушка сделала глоток чая. — Я не знаю, чтобы я делала без тебя.
— Ты бы справилась. — Николь улыбнулась. — Я ни на секунду в этом не сомневаюсь. — Девушка подошла к окну, разглядывая улицу. — Что будешь делать с машиной?
— Черт! — Макс подавилась бутербродом. — Вообще вылетело из головы... Наверное завтра утром буду искать штрафстоянку.
— Если тебя нужно будет отвезти, — Николь не знала, где в этой ночи та грань, за которой Макс снова превратится в колючего «парня-подростка», — я могу.
— Я буду благодарна. — Вопреки ожиданиям девушки, ответила собеседница.
— Ты - замечательная. — Сказала Николь то, что крутилось у неё в голове весь вечер. — Твоим друзьям очень повезло.
— Поверь мне, — Макс улыбнулась, — они такого говна со мной натерпелись, что я в долгу у них навсегда.
— Я постелю тебе в комнате. — Николь посмотрела на часы, — Половина четвертного. Тебе необходимо поспать.
— А ты? — Макс прекрасно понимала, что у них дома только две комнаты. И если в одной из них спит Арина, то значит есть только ещё одна. — Я не хочу спать. А ты ложись.
— Ты всегда такая упрямая? — Николь улыбнулась и вышла из кухни.
***
— Я посплю на полу. — Максим огляделась. Это была очень красивая комната, такая белая, с кованной кроватью, с фотографиями во всю стену, на которых Николь счастлива в объятиях Никиты.
— Ты человек же, а не животное. — девушка проследила за взглядом Максим, и ее неприятно кольнуло внутри, от того, что она сейчас видит. — У меня есть идея. Мы поспим на одной кровати. Она большая. Посередине мы положим подушки, и я дам тебе второе одеяло. Так пойдёт?
— Пойдёт. — Макс посмотрела на Николь, пытаясь сравнить девушку на фото с той, которая стоит сейчас перед ней. На фото она такая счастливая, светящаяся, любимая, а сейчас перед ней стояла измученная девушка, в глазах которой была то ли тоска, то ли боль... с синяками под глазами... И виной всему этому, Макс. Это она дала повод девушке усомниться в ее выборе, это она превратила ее жизнь в ад. — И знаешь, утром я лучше возьму такси.
— Это из-за фоток, да? — сердце Николь больно сжалось. — Я тебе скажу одно, никогда не делай выводов о человеке, не зная всего. И научись давать людям шанс.
Макс ничего не ответила. Девушка сняла джинсы и легла под одеяло, стараясь оставаться на самом краю кровати.
***
— Эй, вставай! — Макс аккуратно тронула Арину за плечо. — Тебе надо на работу.
— Да. — Девушка с трудом открыла опухшие глаза. — Я очень плохо выгляжу?
— Брось. — Макс улыбнулась. — Холодная вода и крепкий кофе и ты будешь красоткой.
— Не смешно. — Арина чувствовала ломоту во всем теле. — У тебя нет жаропонижающего?
— У меня точно нет. Но я сейчас спрошу...
— Привет! — Николь вошла в комнату с двумя кружками кофе, парой яичниц и бутербродами. — Вот завтрак.
— У тебя есть жаропонижающее? — Макс разглядывала завтрак. Она жила одна и зачастую обходилась только кофе... — У Арины температура.
— Сейчас принесу. — Николь вышла из комнаты.
— Что между вами? — девушка посмотрела на Максим. — Ты не умеешь врать.

0

15

Глава 15

— Ничего. — Макс встала с пола и отломила вилкой кусочек яичницы. — Не смотри на меня так. У нас. Ничего. Нет.
— Я видела ее взгляд. — Арина закашлялась. — Хуже того, я вижу сейчас твой... И он не похож на то, как ты обычно смотришь на девочек.
— У тебя кашель... Сильный. — Макс попыталась уйти от темы.
— А у тебя утренний стояк? — Девушка хрипло засмеялась.
— Она через неделю выходит замуж. — Макс сжала зубы так, что скулы проступили ещё отчётливее.
— И ты ей позволишь это сделать? — Арина посмотрела очень внимательно. — Не повторяй моих ошибок, бро. Иногда у людей нет второго шанса.
— Я не хочу говорить об этом. — Макс встала у окна, рассматривая, как солнце заливает горизонт, как дома из серых становятся розово-рыжими.
— Вот. — В комнату вошла Николь. — Это от кашля, а это – от температуры.
— Меня Арина зовут. — Девушка протянула ей руку. — И спасибо тебе за то, что ты сделала для меня этой ночью.
— Я – Николь, очень приятно. И это все Макс, я тут особо ни при чём.  — Николь посмотрела на девушку, стоящую у балконной двери. Сонная, слегка раздражённая, она была невероятно красива. Какой бы странной ни оказалась прошлая ночь, она была рада утру, в котором сонная Максим была на расстоянии пяти шагов от неё.
— Это вы обе. — Арина подмигнула девушке. — Она ужасна, правда?
— Ничуть. — Улыбнулась девушка.
— Заставь ее поесть, хорошо? — Арина привстала и взяла предложенную ей тарелку с едой.
— Я вообще-то тоже стою в этой комнате и все слышу. — Отозвалась Максим.
— Спасибо вам обеим! — чуть громче сказала Арина и тут же снова закашлялась.
— Тебе нельзя так ехать на работу. — Макс строго посмотрела на девушку.
— Чего мне точно нельзя, так это не ехать на работу, оставаясь при этом дома и оплакивая свою жизнь. — Арина посмотрела на Максим, — знаешь, единственное, чего нельзя делать в своей жизни, Макс, — это упустить шанс побороться за своё счастье.
***
— Привет! Ну ничего себе встреча! — Алиса обняла Лару. — Почему ты не сказала, что тебя пригласили снимать для этой рекламы?
— Ну, вчера был очень неподходящий для этого вечер, если ты помнишь. — Лара посмотрела на девушку, — к тому же ты была занята своей новой подругой..
— Полина и правда старается заполучить все мое внимание. — Девушка отошла к зеркалу в гримерной. — Наверное, это хорошо.
— Главное, чтобы тебе нравилось. — Лара сделала пару кадров. — Ты очень красивая...
— Лара... — Алиса пристально посмотрела на подругу, — ты?..
— Нет, нет.. — Девушка стушевалась и тут же положила фотоаппарат на столик. — Я — совсем не то, что ты подумала. Просто ты правда красивая! Но говорить такое подруге, наверное, не стоит, да?..
— Лара... — Алиса подошла ближе и коснулась плеча девушки, чувствуя, как та вздрогнула. — Я и понятия не имела... — Алиса развернула девушку к себе лицом...
— Так что, ты готова? — в зал вошли ещё несколько человек во главе с кем-то из режиссеров рекламы. — Сейчас тебя накрасят, и надо начать снимать. У нас тут шесть часов, с двумя перерывами. Потом — съёмка на улице, в вечерних огнях города.
— Да, конечно, готова. — Алиса отошла от подруги, не отрывая от неё взгляд. Они дружили уже так долго, что любые знаки внимания считались чем-то нормальным, дружеским, но сегодня в тоне Лары было что-то другое. В любом случае, у них ещё будет шанс поговорить вечером, или, может, в обеденный перерыв.
***
— Ты знаешь, сколько надо будет всего объездить, чтобы найти твою машину? — Николь критическим взглядом посмотрела на Максим. — Ты убьешь целый день на это и кучу денег! Почему ты отказываешься от помощи? Я свободна. Я все равно отпросилась уже с работы. Мне прислали на дом все, что я должна была сделать.
— Потому что я могу все сделать сама. — Макс допивала чай. — Я не хочу, чтобы ты своё время тратила на меня.
— Но я хочу потратить его на тебя. — Николь встала в дверях, — я пойду уберусь в комнатах и потом просто отвезу тебя! И прекрати спорить. — Девушка улыбнулась, — Кстати, вот.. — Она протянула Максим свитшот. — Я вчера ещё хотела тебе отдать.
— А я думала, что потеряла его... — Макс забрала кофту. — Спасибо! И.. — девушка встала из-за стола, — Можно, я помогу тебе с уборкой?
— Я сама. — Николь решительно подняла руку, останавливая Максим.
— У меня есть другое предложение. — Девушка дотронулась до руки Николь и тут же убрала свою. — Ты позволяешь помочь тебе с уборкой, а я позволяю тебе помочь мне с машиной. Договорились?
— Ну ты и вертля. — Засмеялась Николь.
— Значит, друзья? — Макс улыбнулась и протянула девушке руку.
— Друзья. — Улыбнулась Николь. В конце концов, за все последнее время это было лучшее предложение.
***
— Я могу в обед уехать ненадолго? — Камилла посмотрела на начальника. — Мне нужно посмотреть квартиру. Очень.
— Да, конечно! — Мужчина положил ей на стол папку с документами. — Вот новые бумаги на установку в магазине всего необходимого. Открытие меньше, чем через месяц. У нас очень поджимают сроки. Если можешь, свяжись с совладелицей. Она вроде из Одессы, недавно в городе. Мы пытались с ней связаться, но она хочет работать только с женщиной, если ты понимаешь, о чем я. Она недавно выкупила часть магазина, и нам нужно знать, чего она хочет.
— Хорошо. — Камилла взяла в руки документы и прочла фамилию. — Это же Лада Литвинова!
— Да! Я думал, вы в курсе. — Мужчина искоса посмотрел на Камиллу. — Мне показалось, раз тебе удалось заполучить от неё контракт на поставки, ты с легкостью справишься и с остальным.

***
— Вот, так, тяни.. — Макс помогала Николь поменять постельное белье в комнате, где они спали. — Слабачка.
— Я тебе дам, слабачка! — Николь отпустила край одеяла, и Макс села прямо на кровать.
— Ах, ты... — Макс кинула в девушку подушкой.
— Значит, вот как ты мне помогаешь! — Николь задорно засмеялась.
— Я ещё и не так могу! — Макс кинула в девушку второй подушкой из тех, что они положили себе в качестве «разделительной полосы»  ночью. — На тебе! — Она накинула на девушку одеяло и повалила рядом с собой, щекоча. — Так, значит, ты тоже боишься щекотки!
— Совести у тебя нет! — девушка неуклюже выбралась из одеяла, волосы на голове топорщились в разные стороны.
— Ты похожа на панка! — смеялась Максим, стараясь не думать о том, какая красивая Николь, когда смеётся. И дело было не в макияже или его отсутствии, не в том, есть ли под глазами синяки от недосыпа или нет, просто, когда девушка смеялась, мир вокруг неё светился.
***
— Добрый день! — Мужчина вошёл в маленькое помещение, отделённое перегородкой от остальных рабочих мест. — Смотрю, вы уже обустроились на новом месте.
— Да, все прекрасно, спасибо! — ответила Арина и слегка закашлялась. — Я уже и задание получила. Работаю, вот.
— Вы хорошо себя чувствуете? — Мужчина внимательно оглядел Арину. — Вы не очень-то похожи на здорового человека...
— Это просто простуда. Ерунда. — Алиса быстро спрятала за спину упаковку носовых платков, которую положила до этого на стол для удобства. — На работе это никак не сказывается.
— Я бы не хотел, чтобы мои работники занимались здесь самоуничтожением. — Мужчина строго посмотрел на подчинённую. — Давайте-ка, вы поработаете сегодня дома. Так будет лучше и вам, и нам.
— Вы же не увольняете меня? — испугалась Арина. — Мне очень нужна эта работа.
— Я похож на человека, который увольняет людей, которых только что взял на работу? — он улыбнулся, — нет, я просто хочу, чтобы пару дней вы поработали дистанционно, в режиме лайт. Вот и все.
***
— А чем ты ещё увлекаешься, кроме танцев? — Спросила Николь, пока они ехали вызволять машину Максим со штрафстоянки.
— Мне нравятся причёски. — Макс улыбнулась и посмотрела в окно. — Я в детстве подстригла всех кукол сестры, пока она спала... Дома был страшный скандал. Потом я начала стричь сама себя, потом — подруг... А потом пошла на танцы, и это не оставило мне времени ни на что больше.
— Бедная сестра. — Рассмеялась Николь. — Это же кошмар, встать утром и увидеть такое...
— Вот, значит, какой ты друг! — смеялась Максим. — Меня тебе не жалко?
— Нет... — съехидничала Николь, повернув во двор и подъехав к шлагбауму. — Ещё мне жаль твою маму, растить такую пацанку, наверное, непросто.
— Это лучше спросить у моего отца. — Макс вдруг стала серьёзной и собранной, — мать оставила нас с ним, когда мне было 1,5, а сестре — 7 месяцев, и укатила куда-то...
— Прости... — Николь очень разозлилась на себя, что опять попала в идиотское положение.
— Ты не могла знать. — Макс вышла из машины и захлопнула дверь. — Спасибо. Дальше я сама.
— Друзья так не поступают. — Николь решительно вышла из машины. — Я с тобой. Вдруг тебе ещё куда-то нужно будет ехать.

***
Арина открыла дверь в квартиру. Ей не очень хотелось сюда возвращаться. Слишком много воспоминаний...
Но она пообещала себе, что не сдастся так быстро и сделает все возможное, чтобы исправить то, что натворила. Пусть на это уйдут годы...

***
— Почему ты мне не сказала? — Камилла сдерживалась, как могла, чтобы не кричать. Она чувствовала себя пойманной в ловушку этой женщиной, обрубающей ей пути к отступлению, один за другим.
— Хотела сделать тебе сюрприз.. — Лада гладила пальцами руку девушки, лежащую на столе. — Мне кажется, если мы будем иметь полный контроль над продуктом, то это даст нам возможность сделать его идеальным. А я люблю, когда все идеально.
— Точнее, ты хотела иметь полный контроль надо мной, так ведь? — Камилла сердилась. — Ты же не просто так сказала, что будешь работать только с девушкой...
— Нам хорошо вместе. И я не вижу в этом ничего плохого. — Лада смотрела девушке в глаза, — я люблю работать в комфортных условиях.
— Так вот оно, кто я... — не выдержала Камилла, — комфортное условие. — Девушка встала из-за стола. — Я сегодня должна ехать смотреть квартиры. Так что, прости, но мне пора.
— Бери ту, что с видом на озеро. — Спокойно парировала ей вслед Лада.
***
— Распишитесь вот здесь и здесь. — Девушка в форме протянула Максим бланки. — Штраф вы уже оплатили?
— Да! — Макс взяла листы, слегка коснувшись руки девушки, и, получив ожидаемый взгляд, спросила, — у вас тут бывает обед?
— Через полчаса. — Девушка мягко улыбнулась и незаметно протянула листок с номером телефона. — Тут есть прекрасное кафе, за углом направо.
— Вот. Все. Расписалась. — Макс положила бумаги под стекло, которое их разделяло. — Я ужа-а-асно голодна.. — Она подмигнула девушке. — Но полчаса я потерплю.
***
— Спасибо тебе за помощь! — Макс радостно хлопнула рукой по своей машине. — Моя любовь снова со мной.
— И ты сейчас... — Николь заметила, как Максим флиртовала с девушкой в отделении, но ей очень хотелось верить, что она ошиблась.
— Потусуюсь немного тут.. — Макс отвела взгляд, чтобы не видеть то, как осуждающе Николь смотрит на неё сейчас. Именно под взглядом этих глаз она чувствовала себя особенным ничтожеством. Ей хотелось сейчас отвлечься, сделать вид, что все, как обычно. — Потом поеду на работу. У меня группы вечером.
— Ясно. Ладно. — Николь не знала, что ей делать, что говорить. Хотелось провалится сквозь землю, хотелось ударить Максим, чтобы она прекратила делать ей больно. — Пока.
— Пока! — Макс быстро махнула ей рукой, пытаясь игнорировать едкое, болезненное чувство внутри. — Ещё раз спасибо за помощь.
***
Камилла неслышно открыла дверь в квартиру. Тут было тихо, как и прежде. Девушка тихо огляделась, Арины, судя по всему, дома не было. Она зашла в кухню и машинально налила в чайник воды, сложила посуду в раковину и замерла... Она так скучала по всему этому. Тут все было родное. Девушка заглянула в холодильник. В нем все было на своих местах, словно тут никто не жил с того вечера, когда она отвезла детей к отцу.
— Я не знала, что ты приедешь. — Послышался за спиной шёпот. — Я бы ушла.
— Я приехала забрать кое-какие вещи. — Камилла обернулась и увидела девушку. Выглядела она неважно. Синяки под глазами, взлохмаченные волосы..
— Ты заболела? — Камилла смотрела на Арину и больше не чувствовала того холода внутри. Это была та же девушка, такая же родная, как и семь лет назад.
— Немного подстыла вчера. Ничего страшного... — Просипела девушка и сильно закашлялась.
— Ну-ка, дай мне лоб! — Камилла дотронулась рукой до головы девушки и ужаснулась. — Ты мерила температуру?
— Зачем? — Арина сделала два шага назад. — Я нормально себя чувствую.
— Я вижу. — Камилла забеспокоилась. — Иди, пожалуйста, ляг в кровать. Я сейчас принесу градусник и лекарства.
— Не стоит, правда. — Арина налила себе воды. — Ты, наверняка, спешишь.
— Я собиралась смотреть квартиры. — Камилла говорила тихо, понимая, как это может сейчас быть неуместно.
— Да, я слышала вчера, что Лада присмотрела для тебя хорошие варианты рядом со школой близнецов. — Арина говорила без какой-либо интонации. Ни раздражения, ни ревности в ее тоне не было. — Езжай! Чем скорее ты заберёшь детей, тем им будет лучше. Они, наверное, дико по тебе скучают.
— Сначала я удостоверюсь, что ты будешь в порядке. — Камилла открыла ящик, взяла градусник и дала его Арине. — Пожалуйста...
— Хорошо. — Арина слегка пошатнулась.
— Я прошу тебя, пойдём в кровать! — Камилла испуганно посмотрела на девушку. — Ты едва стоишь на ногах.
— Со мной все будет в порядке, — говорила она, пока Камилла вела ее в комнату. — Просто жаропонижающее закончило действовать. Нужно выпить новое.
— Ты что-нибудь ела? — Камилла села рядом с девушкой и накрыла ее одеялом. — Я пойду приготовлю тебе обед.
— Яичницу утром перед работой. — Арина прикрыла глаза, потом вновь открыла, — я устроилась в «Наш мир»!
— Поздравляю! — девушка тепло улыбнулась, — я очень за тебя рада.
***
— Нам нужно поговорить! — Алиса поймала Лару в коридоре.
— Нет, не нужно! — девушка сделала попытку уйти. — Тут нечего обсуждать. Все, как обычно. И тебя наверняка ждёт мисс-идеальная-подружка.
— Мы не договаривались о встрече с Полиной сегодня. — Алиса поставила руки с двух сторон от Лары, не давая ей уйти. — Мы можем просто поговорить?
— Слушай, я просто хочу в туалет, ясно!? — Лара поднырнула под руку Алисы и пошла по коридору.
— Да стой же ты! — Алиса влетела за девушкой в кабинку.
— Ты с ума сошла? — Лара остановилась вплотную в собеседнице. — Ты мне не дашь сходить в туалет одной? Я должна писать при тебе?!
Вместо ответа Алиса просто поцеловала Лару, прижав ее к стене и не давая возможности выбраться.
У Лары от неожиданности перехватило дыхание.
***
Макс прижала девушку к стенке, страстно целуя ей шею, плечи, расстегивая молнию на брюках и проникая внутрь.
— А... — Девушка тяжело дышала, — Черт... Это слишком хорошо...
— Шшшш.. — Максим закрыла ей рот ладонью. — Нас услышат. Она ласкала девушку между ног, мягко, но страстно, чувствуя, как девушка толкает бёдра в сторону ее руки и чуть поворачивается, давая возможность войти в неё.
— Пожалуйста... — девушка задыхалась, стараясь не издавать ни звука. — Я больше не могу терпеть. Мне нужна ты внутри. — Шептала она на ухо Максим. — Я думала о том, как ты вставляешь мне, все полчаса до нашей встречи. Я вся мокрая... И едва удержалась, чтобы не сделать это с собой прямо на рабочем месте.
— Так сделай это сейчас... — Макс направила руку девушки, давая ей возможность ласкать себя, пока она двигается внутри. Девушка перевернула партнёршу к себе спиной, приперев к стенке, и вновь вошла в неё сзади, чувствуя, как соприкасаются их пальцы.
— Я хочу больше... — Девушка насаживалась с силой, — вставь мне больше.
Макс вставила в неё два пальца, чувствуя, что партнёрша готова принять ее в себя.
— Да... — Девушка хотела бы быть тихой, но все, о чем она могла думать – это пальцы Максим внутри, с силой проникающие в самую глубину, и ее влажные пальцы, скользящие по клитору.

***
— Я вызываю скорую. — Камилла посмотрела на градусник. — У тебя слишком высокая температура.
— Не надо. — Арина лежала на постели, больше похожая на тряпичную куклу. — Просто дай мне лекарство.
— Я и не спрашиваю тебя. — Камилла набрала номер. — Алло, скорая? Да, моей подруге нужна помощь. У неё очень высокая температура, сильный кашель и почти нет голоса. Да, москвичка. Да, полис есть.

0

16

Глава 16

***
Николь сидела в «Queen» и пила кофе. Ей совершенно никуда не хотелось сейчас. Ни возвращаться домой, ни на работу. За последние десять лет в ее жизни не происходило столько изменений, сколько за последние пару недель.
— Можно присесть? — К столику девушки подошла владелица заведения. Утонченная, невероятно красивая женщина. На ней было чёрное гладкое платье чуть ниже колен. Волосы были аккуратно собраны на затылке. Грациозная, плавная, она была похожа на пантеру.
— Конечно, Яна! — Николь указала на стул рядом. — Я польщена, если честно.
— Ты Макса ищешь? — девушка наклонила голову, заглядывая в глаза собеседницы. — Она не появлялась тут со вчерашнего вечера.
— Нет. Я просто зашла выпить кофе и подумать. — Николь сделала глоток. — Тут очень хорошо. Все эти столики, столько света, пространства, материалы... Я любуюсь всегда, когда прихожу сюда. У меня такое чувство, что я была здесь раньше. То есть, вроде как бывала здесь до того, как пришла сюда впервые.
— Значит, это «твоё место». —  Яна улыбнулась. — Мы далеко не всегда в жизни находим своё место. — Девушка сидела, положив ногу на ногу, ее осанка была королевской. От неё веяло уверенностью в себе. Идеальный макияж завершал образ. Карие глаза светились каким-то необычным огнём. — Слишком много диктует общество. Особенно женщине. Мне кажется, это история из ещё не сильно далекого прошлого, когда мы не имели ни права голоса, ни права выбора. Сейчас нам номинально разрешили выбирать, дали иллюзию, что мы что-то решаем в жизни. Равноправие. Но мы, как и прежде, замкнуты в правила и законы общества. В детстве мы должны ходить аккуратно, «мы же «девочки», потом — учиться готовить, потому что «вот влюбишься, приведёшь парня домой, и кто тебе готовить будет, мама?», потом — беречь себя, потому что «тебе ещё детей рожать», получать образование, «ты же хочешь мужа—миллионера, а не слесаря..», потом — «ты одна? Как это возможно... Наверное, тебе стоит задуматься над характером..». — Девушка смотрела на Николь. — Наши права — фальшивка. И знаешь, почему? Потому что мы не хотим их принимать сами. Потому что страшно, что общество тебя отвергнет, что ты окажешься за стеклом привычной реальности, и в тебя будут тыкать пальцем, что ты навсегда останешься одна. Хотя это тоже только твой выбор. И, по сути, тоже страх, продиктованный обществом. Серой массой, которая не видит других вариантов, потому что слишком боится. Нет ничего страшного в том, чтобы быть одной, ничего фатального. Люди путешествуют, изучают новые культуры, пробуют работать в разных сферах, забираются на горы, переплывают океаны. Это интересно. Но у нас все зациклены на рождении детей, воспитании, накоплении капитала... Вот так, девочка. — Яна встала из-за столика. — Прости, что ворвалась сейчас в твоё личное время. Мне просто показалось, что ты должна это знать.
— Спасибо! — Николь сидела над кофе, пытаясь обдумать все, что сейчас услышала. Ей и раньше приходили в голову подобные вещи... Но она никогда об этом не думала так глубоко.
***
— Как она? — Камилла зашла в кабинет врача.
— А вы кто? — это было первое, что спросила женщина в белом халате.
— Я... — Камилла в сотый раз прокляла гомофобность этой страны. — Я — подруга. Мы вместе снимаем квартиру.
— Боюсь, я не имею прав разглашать информацию о ее здоровье, если только вы не родственница больной. — Женщина скептически оглядела взволнованную Камиллу. — Все с вами ясно, — Хмыкнула женщина. — Подруги они... — Потом подошла к девушке и протянула ей бумагу, на которой только что что-то написала. — Я больше ничем не могу вам помочь. У меня приём. — Она показала девушке на дверь.
Когда Камилла развернула бумагу, то прочла «Здесь всюду камеры. Приходите после 22.00. Я пропущу вас.»
Девушка улыбнулась тому, что даже в их стране можно вот так натолкнуться на человека, который все поймёт и поможет.
***
— И что нам теперь делать? — Лара смотрела на Алису, которая поправляла у зеркала растрепавшиеся волосы.
— В смысле? — Девушка посмотрела на собеседницу.
— Ну, у нас есть «законы стаи», ты же знаешь. — Лара прислонилась к стене напротив зеркала. — Или мы просто не будем никому ничего говорить? Да? Нам было неплохо... И это.. Это был дружеский секс, да?
— Я не знаю. — Честно сказала Алиса. — Ты всегда была мне симпатична, но была Лиз, потом Влада... И вот теперь сегодня...
— Давай просто пока оставим все, как есть, хорошо? — Лара улыбнулась и подошла ближе, обняв девушку сзади. — Это было даже слишком горячо...
— Я прошу тебя.. — Алиса засмеялась, — тут наверняка повсюду камеры, и ещё... мне надо привести себя в порядок, а когда ты вот так близко, — девушка прижалась к подруге спиной, слегка прогнув поясницу, — это последнее, чем я хочу заниматься.
***
— Макс, привет. — Камилла прижимала ухом трубку. — Я хотела сказать, что не приеду сегодня. Арина в больнице. — Девушка подошла к дверям. — Нет, ничего не надо. Я пока не знаю, как она. Но буду держать в курсе. Спасибо. — Камилла толкнула дверь и, встретившись на охране глазами с той самой женщиной, которая была врачом Арины, слегка кивнула.
— Это ко мне. — Женщина слегка улыбнулась охраннице. — Пожалуйста..
— Да мне оно не надо. — Проворчала женщина. — Ты только аккуратнее, Катерина Дмитриевна. А то останешься, добрая душа, без работы.
Женщина кивнула и пошла по коридору, затем по лестнице наверх.
— Арина не в лучшем состоянии. — Тихо сказала она. — Мы ещё делаем все необходимые анализы. У неё держится высокая температура, и явно идёт воспаление. Где и почему, мы пока не выяснили.
— Спасибо. — Камилла подошла к палате. — Я не знаю, как вас благодарить.
— Да ничего мне не надо. Я рада видеть пары, в которых людям не плевать друг на друга. Свои должны помогать своим. — Подмигнула Екатерина Дмитриевна. — Идите уже. Я думаю, ей сейчас очень нужна поддержка. Иногда любовь лечит лучше, чем медикаменты.
***
— Привет... — прошептала Камилла, зайдя в палату и обнаружив, что Арина не спит.
— Привет. — Слабо прошептала девушка.
— Не надо. Не перенапрягайся и ничего не говори. Я просто посижу с тобой. — Камилла присела на кушетку и ласково взяла горячую руку девушки.
— Прости меня. — Арина сжала руку любимой. — Я очень виновата перед тобой.
— Я прошу тебя... Не надо сейчас. — Камилла чувствовала, с каким трудом говорит девушка. — Мы обе хороши. — Девушка прекрасно помнила последний год их жизни, помнила, как часто приходила с работы уставшая и раздражённая. Помнила, что это она предложила сделать перерыв. Перерыв не значил конец. А потом Лада... Камилла понимала, как это все выглядело со стороны.
— Я не знаю, что на меня нашло. — Арина безумно хотела поговорить, пусть даже через боль. — Ревность меня ослепила.
— У нас с Ладой ничего не было, нет и не будет. — Камилла успокаивающе погладила подругу по волосам. — Я здесь. С тобой. У нас ещё будет время поговорить. А сейчас — поспи. Тебе нужно набираться сил.
— Я больше всего на свете боюсь потерять тебя и мальчиков. — Арина прикрыла глаза. — Я знаю, то, что ты пришла, ничего не меняет в наших отношениях...
— Шшшш... — Камилла не хотела сейчас ничего говорить или обещать. Им действительно необходимо было время, чтобы разобраться во всем. Но сейчас это не имело значения, да и ничего не имело, кроме здоровья Арины.

***
Макс, придя домой после вечерних тренировок, сидела на кухне, уставившись в ноутбук. Она пыталась ни о чем не думать, разглядывая бессмысленные фотки и переключая серии сериала, в суть которого так и не вникла. Перед глазами стояла улыбающаяся Николь сегодня утром. В ней было что-то схожее с теми фотографиями, что висели на стене, только она излучала ещё что-то, чему никак не удавалось подобрать название... Макс уже столько лет прожила, меняя партнёрш и ни на ком не останавливаясь, что нынешние ощущения пугали ее. И больше всего пугало в них то, что она не находила в себе прежней боли. Боли от того, что ее бросили в тот самый момент, когда она готова была уехать с любимой на край света, пожениться даже, и это все не казалось ей прежним бредом. Боли от того, что её сердце променяли на бумагу и дорогие отели, тачки, драгоценности... Теперь на месте прошлой выжженной земли, на которой ничего уже, казалось бы, не могло вырасти, показались первые зеленые ростки. Макс ощущала, что больше не может ненавидеть мир. Но, вместе с тем, знала, что никогда не будет способна дать этой девушке то, что она ищет. Кроме того, Макс всегда предпочитала исключительно тех девушек, которые знали, чего они хотят. Девушек, у которых она не будет первой.
— Алло? — Макс взяла трубку. — Катя? Как ты достала мой номер? Зачем встретиться? Хорошо, только если это очень срочно. Тогда у «Queen» через 30 минут.
***
— Да, я вас слушаю. — Камилла встала с кровати и подошла к окну, стараясь говорить как можно тише, потому что Арина спала очень плохо, постоянно вздрагивала и стонала. — Лада, я сейчас не могу. Арина в больнице. Нет, мне не нужна помощь. Я сама справлюсь. Пожалуйста! — девушка вздохнула. — Не надо мне звонить в нерабочее время... — Камилла осеклась, кинув взгляд на экран телефона, но на том конце уже положили трубку.
Девушка вновь посмотрела на Арину. Она была так бледна, и эти иголки в ее руках, капельницы... Она выглядела очень слабой, и дышала то как-то очень гулко, с хрипом, то совсем тихо, так, что Камилла пугалась и наклонялась, чтобы услышать, что девушка ещё дышит. Эти бледно-зеленые стены палаты и пустое неуютное пространство только усиливали ощущения страха.
— Камилла. — позвала девушку врач. — Зайдите ко мне. Только что пришли результаты анализов.
Девушка на ватных ногах вышла в коридор и прошла в кабинет, ожидая худшего. Арина никогда за все семь лет не болела так сильно.
— На самом деле, не бойтесь. — Екатерина Дмитриевна посмотрела на бумаги. — У Арины грипп. Это, конечно, не значит, что она в порядке, но, думаю, за неделю поднимем на ноги. Я боялась намного худших диагнозов, потому что зачастую такое состояние — предвестник очень и очень нехороших болезней. Но у вас крепкая подруга. Сейчас ей нужны лишь внимание и уход. И будет как новенькая. — Женщина посмотрела на Камиллу поверх очков. — Вы же сможете позаботиться о ней дома? Не сейчас, конечно, домой, но дня через три, при положительной динамике, я думаю, это будет возможно.
— Конечно. — Камилла чувствовала облегчение, потому что Арина выглядела чудовищно плохо. — Я позабочусь о ней. — Девушка не знала, как спросить... — Скажите, пожалуйста, когда ещё я смогу ее увидеть?..
— Ох, милочка... — врач мягко улыбнулась. — Я работаю сутки через сутки. Но я попробую договориться с заведующей отделением... — Катерина загадочно посмотрела на девушку. — Вот только дойду до дома.

***
— А ты тут какими судьбами? — Катя села рядом с подругой. — Сто лет тебя не видела, за работой совсем не успеваю никому звонить. Я думала, ты готовишься к свадьбе.
— Ну... — Николь не хотела рассказывать всю историю сначала. — Я бываю тут иногда. Никита у родителей, и вернётся через четыре дня. А я, вот, прихожу сюда, чтобы не сидеть дома. А ты?
— Мне один человек назначил здесь встречу. — Катя улыбалась. — На самом деле, я даже не знаю, с чего начать, Николь, кажется, я – лесбиянка!
— Ты... кто? — Николь расширила глаза... Катя, сколько она помнила подругу, всегда предпочитала парней, и никогда даже не намекала на возможность отношений с девушкой. Более того, она активно демонстрировала всегда свою неприязнь к гей-сообществу. — Ты нигде не ударялась?
— Нет! — Катя нетерпеливо крутилась на стуле так, словно бы сейчас лопнет, если не расскажет все подробности. — у нас были съёмки, ну, те, что для «women’s mood», я тебе рассказывала ещё, что чудом получила эту работу. Ну, так вот, у нас там была девушка, ну, как девушка... — Катины глаза светились, — такой худой, скуластый парень, с женскими красивейшими серыми глазами! — тараторила девушка, — и нас попросили сняться, в виде пары. Ну, типа они толерантны, все такое, чтоб больше покупательниц было. Чтобы все эти лесби ломанулись в магазин со своими подружками, скупать себе шмотки. Так вот... Ну, мы с этой девушкой-парнем говорили, пока снимались, всякие там сцены с поцелуями... И, знаешь, она так целуется! — девушка закатила глаза. — Ну, я не выдержала, и между съёмками у нас был горячий секс прямо в туалете студии! Меня в жизни никогда так не сносило! Она так управляется с пальцами, как парни членом в жизни не научатся... Это был тааакооой оргазм... Короче, я, кажется, влюбилась. Не знаю про неё, но в ее «инструмент» так точно. И вот мы договорились встретиться здесь, и я, как вижу, тут можно не стесняться особо... — Она посмотрела на Николь, которая сидела с отсутствующим взглядом. — Прости, я тебя заболтала совсем! — Катя посмотрела на вход в клуб. — А вот и она! — девушка замахала руками.
— Привет! — Макс посмотрела на девушек, сидящих за одним столом, надеясь, что их объединяет лишь случайное знакомство.
— Привет, Макс! — Катя белозубо улыбнулась и чмокнула девушку в губы. — Это моя подруга, Николь! И она через неделю замуж выходит!
— Привет. — Макс сжала губы и взглянула на девушку исподлобья.
— Привет, Макс, хороший выбор! — Николь быстро встала из-за столика. — И, да, ты самый принципиальный человек из всех, что я знала. Вы — идеальная пара.
— Николь... — Максим хотелось провалиться на месте. Глупые, ужасные пути господни... Надо же было умудриться из всех баб для разового секса выбрать подругу Николь.
— Она рада за нас! Просто решила не мешать. — Продолжала щебетать Катя, повиснув на шее девушки.

***
— Ну, как ты? — Камилла поправила подушку. Есть хочешь?
— Нет, только тебя. — Арина смотрела на девушку с нежностью и желанием. — Дома и стены лечат, знаешь...
— Арина! — Камилла встала с кровати. — Пойду, приготовлю поесть. И мне надо успеть за детьми в школу.
— Ты уже сняла квартиру? — Арина вдруг стала очень серьёзной. Они провели вместе практически пять дней. Один раз близнецы даже приезжали к ней в больницу. И это было очень счастливое событие. Казалось, всего этого кошмара не было. И они вновь семья.
— Нет. — Камилла не хотела говорить о своих делах и неприятностях на работе, которые начались с того дня, когда она отказала в отношениях Ладе. Она едва успевала лавировать между претензиями начальства, давлением со стороны Лады, больницей и детьми. Контракт, который она получила сейчас, рисковал провалиться. Камилла, как никогда, была зла, что работать пришлось с женщиной нетрадиционной ориентации. — Я привезу их сюда, если ты не против.
— Да ты шутишь!  — Арина подскочила на кровати. — Это же так здорово! Я соскучилась по ним!
— А они по тебе. — Камилла спешно уложила девушку обратно, поправила одеяло и вышла из комнаты. Она не была готова возвращаться в отношения. Слишком много всего было между ними. Слишком много чего между ними уже не было... Камилла сделала паузу в поисках квартиры, потому что старалась все своё свободное время проводить с детьми или в больнице, параллельно решая рабочие вопросы по телефону или онлайн. Но взять и просто вычеркнуть родного человека из жизни не так-то просто.

***
— Так что, у тебя девичник уже завтра? — Никита обнял девушку. — Ты не боишься изменить мне там с женщиной и передумать выходить замуж?
— У меня была тысяча возможностей сделать это в твоё отсутствие. — Николь совершенно не улыбалась, напротив, была даже слишком серьёзна. — Так что делать это за три дня до свадьбы было бы глупо.
— Кто будет? — Никита гладил девушку по волосам. — Марина, Катя...
— Кати не будет. — Резко ответила Николь. У нас с ней расходятся приоритеты.
— Поругались? — Никита удивленно посмотрел на невесту. Его девушка была очень разборчива в людях. И подруг выбирала годами. И тут вдруг прекратить общаться...

0

17

Глава 17

— Нет. Просто дружба иногда — дрянная штука. — Николь высвободилась из объятий жениха, чувствуя, что ей в них тесно и совершенно нечем дышать, —  все люди ошибаются. Это нормально.
— Ты ли это говоришь... — Никита присел на кровать и внимательно посмотрел на девушку. — Знаешь, меня не оставляет чувство, что за последний месяц ты выросла на несколько лет. Из хрупкой парижанки стала вдруг прожжённой московской... даже не могу подобрать слова нужного... Ты словно живешь какую-то жизнь параллельно, в которой меня нет. Знаешь, как компьютерные игроки... Они живут в своей игре, и им в принципе не сильно интересна реальная жизнь. Я словно теряю тебя. Ты ускользаешь, сквозь пальцы... И я не знаю, что мне делать.
— Просто женись на мне и увези меня отсюда. — Николь прильнула к жениху. — Мне не нравится этот город. Может, мы переедем в Санкт-Петербург? Продадим здесь квартиру... Обустроимся там.
— Ты же не хотела переезжать из-за работы... — Никита недоуменно смотрел на девушку и пытался понять, что с ней происходит сейчас... Нервы ли это перед свадьбой, или что-то совсем другое, непонятное ему.

***
Максим зашла в кабинет Элены.
— Я бы хотела уволиться. — Отчеканила девушка.
— Ты с ума сошла!? — Женщина резко повернулась на кресле, посмотрев на худощавую девчонку со стальным взглядом.  Эти вечные джинсы и футболки, заправленные внутрь, лохматые волосы, взгляд, острый, как бритва. Она выглядела сейчас как будто бы ещё более худой и осунувшейся. — Я не буду тебя увольнять.
— Тогда я просто уйду. — Макс развернулась и пошла к двери.
— Ты влюбилась? — Элена задала единственный вопрос, который был способен остановить девушку. — Так, я права... — женщина усмехнулась. — То-то ты последнее время была какая-то неактивная в наших любовных играх. И кто она?
— Никого нет. — Макс так и стояла лицом к двери. — Просто я хочу закончить все это.
— И пойти повеситься? — Элена встала с кресла, подошла к собеседнице и развернула ее лицом к себе. — Ни одна девушка не стоит того, чтобы портить себе жизнь. Ты очень талантлива. Но очень глупа. И это мне в тебе всегда нравилось. Характер, талант и дурь. Я могла бы сделать из тебя звезду.
— Я могу идти? — Макс смотрела куда-то сквозь женщину.
— Можешь взять выходной и проспаться. А потом вернуться на работу. — Элена видела, как Макс выходит за дверь, и знала, что по доброй воле та больше сюда не вернётся.

***
— Мне кажется, им все же пора знать... — Лара гладила лежащую у неё на плече обнаженную девушку. — Мы не вылезаем из постели уже пять дней, или около того... Они, наверняка, уже заметили наше  отсутствие.
— Камилла ухаживает за Ариной. И ей не до того, чем мы заняты. — Размышляла Алиса вслух. — Макс работает, как проклятая, так что не думаю, что нас кто-то хватился.
— Теперь ты не хочешь афишировать наши отношения, да? — Лара приподнялась на кровати и посмотрела на девушку. — Я хочу быть с тобой. Это не просто притяжение. Это не просто секс!
— Я знаю, детка... — Алиса погладила Лару по щеке. — Я просто хочу быть уверена в том, что мы не испортили все...
— Ты сейчас о чем?.. — Лара села на постели, прикрывшись одеялом. — В смысле, что мы могли испортить? Дружбу... Вот, значит, как ты к этому относишься. — Девушка встала и начала одеваться. — Я очень плохой друг, потому что я влюбилась в тебя. И я не желала этого...
***
Камилла завела детей в квартиру, попросив их быть тише, на случай, если Арина все-таки уснула. Дневной солнечный свет ложился на выложенный плиткой пол и от неё расходился во всей квартире. Камилла очень любила это время суток в квартире, хотя редко раньше позволяла себе провести целый день дома. Вообще все эти события дали шанс на очень многое посмотреть со стороны. Она столько работала, чтобы обеспечивать семью, что самой семьи толком не видела. Работа ради работы и отпуска длиной в двадцать один день. Это очень немного, чтобы вместе радоваться и что-то придумывать, и вообще жить. Сейчас ее место зам-директора висело на волоске, а она, впервые за долгое время, чувствовала себя счастливой.
— Мои сорванцы! — Арина распахнула руки, обнимая детей. Мальчишки рванули к ней навстречу с радостными криками.
— А обувь снимать кто будет? — Камилла хотела бы сказать это строго, но вышло уставше и нежно. Она не могла оторвать глаз от того счастья, которое происходило прямо перед ней. Когда твоих детей кто-то так любит, это дорогого стоит. А Арина в мальчишках души не чаяла. — Почему ты не в постели? — обратилась она к девушке.
— Там невыносимо скучно. — Арина поморщила нос. — И я гораздо лучше уже себя чувствую. К тому же, я хотела приготовить вам что-нибудь вкусное.
— Засранка. — Смеясь, ругалась Камилла. — Ни стыда, ни совести. — Она попыталась пройти на кухню, и вышло это сумбурно, одновременно с Ариной.
— У тебя тоже, знаешь, совести нет... — Девушка смотрела ей прямо в глаза, не смея пошевелится.
— Разве не это тебе во мне нравилось? — Камилла закусила губу. Она не планировала флиртовать, это вышло как-то само собой. — Лет семь назад.
— Я и сейчас не отказываюсь от своих слов. — Арина слегка дотронулась до талии девушки. Это был осторожный жест. За все время, что они провели вместе, они так и не поговорили о том, что случилось. Это угнетало. Сейчас они делали вид, словно все хорошо, но это были даже не отношения. Молчаливое партнёрство, возможно, дружба...
— Мама! Мама! — вернулись мальчишки из комнаты. — Арина сделала нам лебедей из полотенец! Пойдём, посмотришь!
— Лебедей из полотенец? — Камилла подняла глаза на девушку. Они все ещё стояли в дверном проёме. — Чего ещё я о тебе не знаю?
— Я умею управлять вертолетом. — Улыбнулась Арина.
— Серьезно? — Камилла удивлённо приподняла бровь.
— Да шучу я! — Смеялась девушка. — А вот про лебедей правда. Пойдём, покажу.
— Только лебедей? — Камилла шла за подругой в детскую.
— Нет, ещё могу сложить для тебя что-нибудь по индивидуальному заказу... — Девушка неожиданно остановилась в дверях, ловя Камиллу в свои руки и мягко обнимая за талию. — Если очень попросишь.   
***
Макс лежала на кровати и который час смотрела сериалы, чтобы хоть как-то отключить голову. Спать и есть не хотелось последние дней пять, всю работу она отменила.  Иногда вставала, делала себе чай и ложилась обратно.  Через три дня девушка, о которой Макс думала непозволительно много времени, выйдет замуж. И все будет кончено. Просто ещё один промах. Просто это карма, влюбляться не в тех девушек. Но она пережила разрыв с Эльмирой, хотя и ушла в работу с головой, чтобы не успевать чувствовать боль во всем теле. Так что и теперь просто нужно было время и много работы. Нужно все начать сначала. Возможно, пойти, наконец, учиться на стилиста или прыгнуть с парашютом, или переехать, скажем, в Санкт-Петербург и выстроить новую жизнь там, где её никто не знает.
Девушку отвлекло оповещение на экране телефона. Лара просила завтра всех придти в «Queen» к девяти. Писала, что это очень для неё важно. Макс чиркнула короткое «ок» и отжала паузу на экране.

***
— Ну, как ты себя чувствуешь? — Камилла села на краешек кровати и посмотрела на Арину. Лицо её все ещё было худым и бледным. — Принести что-то? Воды? Ты выпила лекарства?
— Да. — Арина улыбалась. — Мне ничего не нужно, правда. Я счастлива. У меня все есть.
— Тогда спокойной ночи. — Камилла встала с кровати. — Я рада, что ты дома.
— Я тоже. — Арина протянула руку... Когда Камилла её взяла, по всему телу прокатилась волна тепла. — У меня только одна просьба...
— Что-то болит? — Камилла с волнением посмотрела на девушку.
— Не уходи, пожалуйста. — Арина мягко потянула любимую к себе. — Просто можешь полежать со мной немного?
Камилла села на кровать. Она не знала, как сейчас поступить, что это между ними... Любовь? Дружба или привязанность? Последнее время она жила одним днём, совершенно не думая о будущем, потому что оно её пугало. Что будет, когда она вернётся в офис? Её уволят или оставят? Где тогда взять денег на квартиру, на образование детей... Что их дальше ждёт с Ариной, если рискнуть поговорить? Иногда проще поступить, как в детстве, закрыв глаза руками и свято веря, что тебя никто не видит. Есть ли смысл возвращать что-то и есть ли ещё что возвращать? Она думала, что причиной их размолвки был секс, но оказалось, что причины намного глубже и серьезнее.. И сейчас Камилла была не готова к тому, чтобы открыться снова. Она плыла по течению, в надежде, что оно однажды выкинет её на берег.
— Иди ко мне? — Арина привычно подняла руку, давая девушке возможность лечь. — Я не прошу тебя о разговоре или о том, чтобы все было как раньше. Я просто хочу полежать с тобой вот так...
Камилла положила голову на плечо Арины, чувствуя, как тёплая родная рука обнимает её. В такие моменты страх всегда отступал, а весь мир ограничивался их квартирой...

***
— Доброе утро, милая. — Никита принёс на подносе чай и круассан. — Просыпайся, соня...
— Доброе утро, любимый. — Николь сладко потянулась и села на кровати. Утром всегда возвращалось ощущение фантомной боли в области «максим», ощущение раковой опухоли где-то в груди, которая тяжестью разливалась по всему телу. Но сегодня вдруг стало легче. Солнце скользило по тонким занавескам, освещая и без того светлую комнату. Настроение было превосходное. Это чувство можно было сравнить с первым утром после сильной простуды, когда ты просыпаешься без температуры и ломоты во всем теле.
— Тебе сегодня надо на работу? — Никита кончиками пальцев рисовал невидимые узоры на обнаженном бедре невесты.
— Мне и правда хорошо бы там сегодня появиться. Надо закончить кое-какие дела перед свадьбой. — Николь присела и посмотрела на завтрак. — Спасибо тебе!
— Ну, а задержаться ты можешь? — парень нежно поцеловал будущую жену в шею и начал медленно спускаться ниже...

***
Солнце медленно ползло по кровати, сочась сквозь щель между плотными занавесками, робко, словно не решаясь тревожить сон. Арина лежала, не шевелясь, уже час. Она сама не знала, почему проснулась так рано. Наверное, бесконечные сутки сна в больнице дали ей возможность выспаться. Девушка прислушивалась к ощущениям в теле. На её плече сладко спала Камилла. Вчера она так и заснула, едва коснувшись Арины, даже не раздеваясь.
«Я так люблю тебя..» — думала девушка про себя, — «Если бы ты только знала, как сильно я тебя люблю, сколько нежности ты во мне рождаешь, сколько силы и желания жить... Я даже сама не знала, пока не потеряла тебя, детка... Я так виновата перед тобой..»
— Доброе утро. — Камилла подняла глаза на девушку, лежащую рядом. — Сколько сейчас времени?
— Шесть сорок пять. — Арина улыбалась. — Я давно проснулась. Хочешь, я отвезу ребят в школу, а ты ещё поспишь?
— Нет, спасибо. — Камилла все ещё лежала на плече девушки, не зная как ей себя вести. По утрам все мысли всегда наваливались снова, словно кто-то держал над ней пленку всю ночь, а к утру она прорывалась, и все выливалось на неё разом. — Мне нужно на работу. — Девушка привстала. — Как ты себя чувствуешь? Справишься одна?
— Только не навсегда. — Арина смотрела на Камиллу с грустью. Она чувствовала вновь стену молчания между ними. Конечно, она понимала, что этот хрупкий мир не вечен, но надеялась, что они сблизятся вновь и смогут простить друг другу всю боль, что причинили.
— Не навсегда. — Камилла первый раз за это утро улыбнулась.

***
Утром «Queen» всегда казался свободнее и больше, чем ночью. В огромных окнах от пола до потолка играло солнце, падая на светлые приоконные столики, окружённые ажурными белыми стульями. Яна каждый день сама, ещё до открытия, расставляла в вазы свежие цветы и ставила салфетницы с красивой серебряной короной на одной стороне и двумя нарисованными девушками с другой. На каждой из таких салфетниц рисунок был свой. Яна сама их рисовала в свободное от работы время, когда приходило вдохновение. Она много лет жила одна, совершенно осознанно сделав этот выбор. Когда-то давно у неё были отношения с девушкой, но однажды они просто закончились, исчерпали себя. Не было никаких трагедий и разборок. Они просто разъехались как-то вечером и больше не пересекались. Альбина переехала жить в Европу и иногда присылала открытки из путешествий, Яна купила заброшенный дом и начала делать из него место своей мечты. Место, где не будет границы между людьми по ориентации, где не будет пошловатых тусовок, девочек, приезжающих уже пьяными, чтобы не тратиться на выпивку и только догнаться в клубе, не будет наркотиков. Ей всегда хотелось светлое место, где люди смогут знакомиться, общаться, и не только ночью, но и днём. Несколько раз ей казалось, что её идея провалилась, и в этой стране просто не тот менталитет, особенно после первых пьяных драк между двумя недалекими женщинами в попытках поделить между собой третью. Потом они вместе напивались и засыпали прямо на диванах, обивку которых с такой любовью выбирала Яна. Но потом, поднаторев, разобравшись с управлением, системами фейс-контроля и заполучив себе, наконец, свою публику, девушка выдохнула. Это правда вышло очень живое, творческое место. Недалекие женщины обходили его стороной, несколько раз уяснив для себя последствия пьяных вторжений, ну и подобравшийся контингент их не прельщал. Клубов в Москве было ещё несколько, так что выбор был у каждого. Яна в своё время искатала всю Европу, училась в Штатах, прожила несколько лет в Лос-Анджелесе. Она видела, как там все устроено, и всегда хотела иметь такое место в городе, где родилась. Она знала практически всех клиентов по именам, всегда сама их встречала, с радостью общалась со всеми, при этом успевая вести документы, договариваться с группами, которые играли вечерами, и вот так расставлять вазы со свежими цветами по утрам.
— Доброе утро. — Девушка улыбнулась вошедшим Алисе и Ларе.
— Доброе! — отозвались девушки. — Даже очень! Там такое солнце...
— Да, весна пришла и в наш холодный город. — Улыбнулась Яна. — Вам как обычно?
***
— Давайте расставим все по местам. — Камилла пыталась сохранить самообладание. — Лада не хочет работать лично со мной, по причинам, не относящимся к моей профессиональной деятельности.
— Госпожа Литвинова поставила условие сотрудничества с нашей фирмой. — Крупный, располневший мужчина с лицом, похожим на белый кирпич, лет сорока пяти от роду, смотрел на Камиллу сверху вниз. Он давно имел на неё зуб, потому что у девушки все складывалось очень гладко, она легко контактировала с людьми, заполучала почти любые контракты, которые не давались никому. Когда-то фирмой управляла его жена, именно она взяла девушку на работу, и именно она сделала Камиллу своим замом. Но после её скоропостижной смерти, управление фирмой он взял в свои руки, и девушка была ему не симпатична. С ней сложно было договорится о взаимовыгодных для личного кармана контрактах. Она оказалась слишком честной и принципиальной. Фирма шла вверх, но все равно не получала столько дохода, сколько можно было заработать, заключив всего пару хитрых договоров. — Она ставит на ваше место человека, с которым будет работать.
— Вы меня увольняете? — Камилла говорила подчёркнуто холодно, сохраняя самообладание и чувство собственного достоинства.

0

18

Глава 18

— Нет. Я даю вам отпуск. — Мужчина сально улыбался. — На время этого проекта. А потом мы вновь рассмотрим вас на комфортную для вас должность. К тому же, у вас дети, и это в ваших же интересах, провести с ними побольше времени.
— Именно. — Девушка держалась из последних сил. — У меня дети. И я оплачиваю их образование.
— Но муж вам платит алименты. — Мужчина развёл руками. — И фирма выдаст хорошие отпускные.

***
— О, Камилла! — девушки за столиком поприветствовали подругу, но, поймав ее взгляд, стали серьёзными, — что-то с Ариной?
— Нет. — Девушка присела за столик и заказала себе кофе. — Арина дома, но ей уже лучше. Температура не поднималась уже три дня, и вроде болезнь миновала. — Тон девушки был ровным, ничего не выражающим. — Я безработная, можете меня поздравить.
— Камилла.. — Макс ободряюще приобняла девушку, и та расплакалась. — Ну.. Шшш... Ты справишься! У тебя есть мы, в конце концов. Мы не бросим тебя.
— Да! — Лара подсела ближе, — мы будем привозить тебе еду домой, если понадобится.
— Я просто не понимаю... — Камилла отстранилась и замерла, — я просто не понимаю, как Ладе удалось все это провернуть за моей спиной...
— О... — Макс села на место. — Так вот кто постарался. Вот с*ука.
— Это потому что ей не удалось затащить тебя в постель? — Лара сочувственно погладила руку Камиллы.
— Вероятно. — Девушка все ещё смотрела в одну точку. — У меня двое сыновей, я планировала снимать квартиру...
— Вы всегда можете пожить у меня. — Максим хотелось поддержать девушку. — Тем более, я планирую уехать.
— Куда? — Лара удивлённо посмотрела на собеседницу.
— Это из-за Николь, да? — Алиса чувствовала, что их мирок, державшийся много лет, постепенно рассыпается, и от этого только ещё больше боялась признаваться в том, что они с Ларой нарушили немой закон.
— Пока не знаю, куда. — Брюнетка разглядывала свои пальцы, — это из-за всего. — Макс тряхнула головой, и её короткие непослушные кудри упали на лицо. — Я ушла от Элен. Это давно надо было сделать, просто не было причин. Мне всегда нужны зачем-то причины... — Макс посмотрела в окно, — я не хочу больше этого города, не хочу вести занятия и знать, что они приходят, только чтобы получить от меня секс, возбуждение, чтобы я их трахнула в туалете, а они наконец почувствовали себя женщинами. Это только со стороны кажется, что я трахаю их. На самом деле, все они имеют меня по очереди. Они называют шлюхами себя, а по факту — это я. Я - шлюха. — Девушка положила руки на стол и уткнулась в них лицом. — Я хочу пойти на курсы стилистов, не знаю, или, может, учиться фотографии, или писать романы, или, может, просто ходить ночами, смотреть, как разводят мосты.
За столом воцарилась тишина. Они все были разными. Они не были хорошими или плохими, но были живыми и настоящими. Каждая любила другую, и при этом была занята собой и своими проблемами, как и все в этом мире. Им не надо было делать вид, что это не так, и врать друг другу. Именно это их держало вместе все эти годы. Они могли быть странными, пошлыми, шутить глупые шутки, говорить правду, а не то, что от них хотят услышать. Они принимали друг друга, никогда не осуждая.

***
На город опускался вечер, неровно стекая по домам яркими пятнами загорающихся окон. За каждым из них пряталась своя история, о которой можно было писать книги. Тысячами. Город огромных про*ебанных возможностей, город одиноких в толпе людей. Бизнес-центр россии, где отношения — это вклады, где разрывы — это финансовые потери, тяжбы и банкротства. Где люди живут, взяв ипотеку на чье-то доверие, под проценты, а потом расплачиваются всю жизнь, возненавидев друг друга, если ничего так и не удалось построить. Город, где кредиты делятся пополам, как и нажитые в браке недоверие, болезни, нервные срывы, измены и счета за психиатра. Где дети страдают больше остальных, чтобы потом стать такими же взрослыми, взяв свой первый кредит... Город, где можно получить много секса, но так никогда и не узнать, как это — быть любимым. Город, где возможно настолько все, что уже ничего не хочется. И если ты выжил в этом, значит, продал душу дьяволу. Если умер, то о тебе будут плакать целым миром неделю и постить к себе в инстаграм свечки с душераздирающими подписями, а помнить всегда тебя будет один человек, или, может, два, если очень повезёт.
Никто по доброй воле не выбирает здесь родиться, но многие думают о том, чтобы умереть.
Город размером с ад.
Фары машин разрезают улицы на «до» и «после», бары призывно, вульгарно, фальшиво светятся, привлекая всех спастись хотя бы на одну ночь, чтобы не чувствовать себя такими мертвыми. Город, где каждой твари — по ещё паре, тройке, кальяну на всю компанию и паре бутылок беленькой, чтобы не так стыдно ночью, и чтобы на утро все — белый лист.

***

0

19

Глава 19

— Я вообще не знаю, зачем я это затеяла. — Николь оглядела клуб. Он был полон. Люди танцевали и веселились, у барной стойки страстно целовались две девушки, разноцветные огни метались по залу, выхватывая очертания, осколки сюжетных линий, чьи-то глаза, руки, улыбки... девушка вдруг почувствовала себя здесь чужой, лишней. — Надо было просто посидеть с тобой дома.
— Ну уж нет, это твоя прощальная вечеринка, дорогая! — Марина взяла девушку за руку. — И мы должны повеселиться на полную катушку! Не хочешь быть здесь — пойдём в другое место! Вряд ли Никита свой мальчишник провёл, читая учебник по химии.
— Мне не весело. — Николь смотрела на подругу. — Мне так тошно, что вообще не весело.
— Ты уже точно решила, что выйдешь за него? — Марина говорила очень аккуратно, она не хотела задеть чувства близкого ей человека. — Ты не должна жертвовать собой.
— Никита — мужчина моей жизни. — Утвердительно кивнула девушка.
— А может, в жизни тебе не нужен мужчина?
— Я бы заметила это раньше. — Николь закрыла лицо руками. — Понимаешь, я никогда раньше не представляла рядом девушку, никогда не думала, что это вообще может ко мне как-то относиться. И с Максим, я думаю, это просто помешательство, нервы перед свадьбой, может, я просто испугалась вот этого «вместе навсегда, пока смерть не разлучит вас», и мой мозг нашёл самый простой выход, чтобы сбежать. Может я просто слишком торопила события, к которым не была готова.
— Поговори с Никитой. — Марина убрала руку от лица девушки, чтобы увидеть ее глаза. — Ты и правда не готова сейчас выходить за него замуж. Тебе нужно дать себе время. Он должен понять. Поезжайте вместе отдохнуть, побудьте вдвоём. Не обязательно для этого жениться.
— Он столько сделал для этой свадьбы... — Николь ощущала, будто задыхается, словно кто-то отключил подачу кислорода в воздух. Ей было тесно внутри себя, но бежать было некуда. — Его родители, мои родители, все наши друзья, ресторан, церемония на озере, как я мечтала... Я потеряю его навсегда, если скажу, что я не готова, что мне нужно время. — Девушка вновь зажмурилась. — Знаешь, в конечном итоге, вся эта любовь, человеческие отношения — это танцы в темноте. Потому что вы все делаете, не глядя, надев на глаза повязку, как в детстве, какие-то движения, касания, руки партнера, повороты, вы понятия не имеете, куда идёте, где конец этого всего... — она открыла глаза, — а когда вы вдруг случайно видите друг друга, не успев спрятаться, вы понимаете, что, возможно, никогда не были по-настоящему знакомы.

***
— Кто-то должен нарушить тишину. — Лара взяла в руки бокал вина и оглядела подруг. — Мы знакомы уже столько лет, что у меня язык не поворачивается назвать нас просто подругами. Мы — семья. И я очень люблю вас всех. Мы столько знаем друг о друге всякой ерунды, боли, смешных шуток, несмешных шуток. И я вижу, что происходит с каждой из вас. Я с радостью забрала бы боль каждой себе, чтобы вам было хоть немного легче. Я очень люблю вас... И я боюсь потерять то, что незаслуженно имею. Я знаю, я болтливая, я иногда глупо шучу, я, может, не такая крутая, как Макс, не такая образованная, как Камилла и Арина, не такая красивая, как Алиса. Я не умею держать язык за зубами тогда, когда это здорово было бы сделать. Я, вот, как сейчас, слишком много говорю о себе и, наверное, всех уже утомила, но мы с Алисой позвали вас всех не случайно.
— Постой. — Алиса взяла девушку за руку. — Это сделаю я. Просто потому, что до этого момента не знала, хочу ли это делать, а сейчас уверена, что знаю, чего хочу в жизни. И это ты. — Алиса чуть наклонилась и поцеловала девушку.
За столом раздались аплодисменты.
— Ну. наконец-то, — Камилла улыбалась. — Мы не знали, сколько ещё вы будете это скрывать и делать вид, что вы друзья.
— Так вы знали? — Лара удивленно обвела глазами девочек, — вы все всё знали?
— Ну, знаете, ваши взгляды друг на друга, эти случайные касания, или то, как вы «залегли на дно»... — смеялась Макс. — Вы всерьез думали, что мы ничего не заметим?
— Мы боялись говорить... — Лара взяла любимую за руку.
— Мы отлично помним правило про «не спать с подругой». — Договорила за Лару Алиса.
— Да какая вообще разница, если вы счастливы? — Арина посмотрела на Камиллу. — В любви нет правил. Нет хорошо и плохо. Есть только чувство, на котором все держится. И оно от нас не зависит. Нельзя выпить таблетку, чтобы оно закончилось, нельзя выпить таблетку, чтобы полюбить кого-то.
Камилла опустила глаза. Она понимала, что, наверное, нужно сейчас ответить что-то, но не могла найти слов. Они жили в какой-то параллели между «вместе» и «порознь». Она понимала, что не может и не хочет сейчас оставлять Арину, но и просто быть с ней вместе, будто бы всех последних недель не было, стало невозможным. Если поддаться привычке, удобству, так и не прожив все, сделав вид, что это им приснилось, то однажды прошлое выест их изнутри, не оставив ничего, за что можно было бы ухватиться. Вакуум, пустота, под тоненькой оболочкой. И стоит кому-то дотронуться или выдохнуть, как все это лопнет, словно мыльный пузырь.
— Да, мы рады за вас! — Макс нарушила затянувшуюся паузу. — Это круто, когда люди находят друг друга. Не важно, при каких обстоятельствах. 
***
— Ой, Николь, привет! — Лара вышла из кабинки женского туалета, и они чуть не столкнулись. — Ты давно тут? В смысле, не в туалете конечно, в клубе.
— Мы с подругой тут пару часов, наверное... — девушка поцеловала Лару в щеку.
— Так ты... с девушкой... — Лара подошла к раковине. — В смысле, это не моё дело конечно...
— Нет! — Николь улыбалась. — Я с подругой. У нас тут, вроде как, девичник. Через три дня свадьба... Ну, помнишь, мы с тобой говорили?..
— Точно! Свадьба. — Лара постучала себе по голове пальцами, — я забыла совсем. Балда я какая. — Она посмотрела на девушку. — А пойдём к нам? Мы вроде тоже празднуем. Мы вот, с Алисой.. — Она сделала паузу, — ну, вместе, понимаешь... Макс уезжает на днях в неизвестном направлении, в общем, наша компания, кажется, выросла, и всем пора жить своей жизнью, поэтому у нас «прощальная вечеринка», так сказать.
— Макс что?.. — Николь почувствовала, как в груди екнуло от знакомого до боли имени. — Вы вместе! Я вас поздравляю!
— Макс уволилась, кажется, со всех работ. Сегодня паковала сумки с вещами. — Лара развела руками, — хочет начать все сначала. — Девушка потянула Николь за руку. — Пойдём к нам! Бери подругу, и присоединяйтесь.
***
— Смотрите, кого я нашла в дамской комнате! — Лара подошла к столику. — Ну, Николь вы знаете, а это Марина, ее подруга. У них тут девичник!
— Привет! Мы рады тебя видеть. — Алиса подвинулась, давая возможность девушкам присоединиться. — Марина, рада познакомиться.
— Мы, на самом деле, не планировали вторгаться... — Марина пожала всем руки.
— Да мы рады вам! — улыбалась Лара. — Если уж где и провожать свою свободную жизнь перед свадьбой, то в кругу лесбиянок. — Лара засмеялась, но, увидев лица девочек, поняла, насколько неудачно пошутила. — Я просто хотела сказать «добро пожаловать!», и давайте выпьем вместе!
— За Алису с Ларой! — подняла бокал Камилла.
— И за скорую свадьбу Николь! — Макс посмотрела на девушку. — Счастья вам.
За столом вновь воцарилась тишина. Напряжение между Николь и Максим можно было резать, затупив все ножи.
— А кто что думает о браке? — пыталась разрядить атмосферу Лара. — Ну, давайте, только честно, как мы умеем.
— Хорошее дело браком не назовут. — К столику подошла Яна. — Я за свободу, ну, вы знаете!
— О, привееет! — Оживились девушки. — Садись к нам!
— Спасибо! — Яна села рядом с Максим. — Только ненадолго, клиенты ждут.
— Ну! — нетерпеливо спросила Лара. — Кто ещё скажет?
— Я думаю, это чудесно, но очень ответственно. — Отозвалась Арина. — Семья — это самое дорогое, что только есть в жизни, но годы стирают отношения, границы, быт съедает вас незаметно, день за днём, делая из вас сожителей, друзей, при хорошем раскладе. Но не тех людей, которые с ума друг по другу сходили. Секс становится пресным, если не суметь поговорить о нем, потому что секс — это просто секс, если в нем нет никакой новизны, если в нем больше нет эксперимента. Когда мы только вступаем в отношения, все, что бы мы ни делали — это эксперимент. Потому что мы не знаем реакций. Это возбуждает. А когда вы много лет вместе, вы просто занимаетесь этим, как стиркой, скажем, или готовкой. Это один из аспектов вашей жизни, не более. Все острые ощущения вы оставляете в прошлом, потому что считаете, что это уже слишком пошло для вас. Вот. — Арина осушила бокал. — Так что я желаю вам секса в отношениях. — Сказала она Николь.
— А я пока не готова ни к чему такому. — Алиса смотрела на танцующих людей. — Просто хочется лёгкости, путешествий, не знаю, радости. Я не хочу детей, не хочу ни с кем делить быт сейчас. Мне хорошо, как есть. Нам хорошо, как есть, да, Лара? — она посмотрела на любимую.
— Ну... — Девушка отпустила руку партнёрши. — Я готова была бы жить с тобой и готовить тебе завтрак, там... И, может, вместе гулять вечерами, готовить, забирать тебя с работы... Я хотела бы с тобой семью. — Девушка выглядела грустной.
— Я считаю, что семья — это крепость. — Камилла посмотрела на Лару. Ей очень хотелось поддержать девушку. — Крепость, состоящая из стенок. Любовь. Секс. Работа. Понимание. Способность разговаривать, договариваться и находить золотую середину. Тогда она выстоит. Если хотя бы одна стена пошла трещинами, то крепость начинает крениться, другие стены тоже идут трещинами, и потом вся эта конструкция падает к чертовой матери, и потом вы обнаруживаете себя на руинах и ищете первый треснувший кирпич, чтобы понять, где ошиблись, и из-за чего все закончилось.
— Семья.. Брак.. — Макс подняла мрачные глаза от бокала, — да я не знаю, что такое семья. У меня её никогда толком не было, кроме вас. Я думаю, я из тех людей, которые, как Яна, осознано выбирают одиночество. Я не приспособлена для отношений. Я — слон в посудной лавке. Я не умею строить вот эти стены, о которых говорила Камилла. Мне кажется, я сама по себе — треснувший кирпич.
— А я думаю, ты не такая. — Марина сделала глоток коктейля и посмотрела на Максим. — Просто у тебя другая душевная организация. С тобой сложнее, возможно, но это не значит, что хуже, чем с другими. И я уверена, что твоё счастье тебя найдёт, когда вы обе будете к этому готовы. Я тоже не сильна в семьях. Но, мне кажется, основа всего — любовь. Причём, не тихая, с вот этим всем взаимным уважением и прочими красивыми словами, а жгучая, сжигающая изнутри, когда что в ад, что в рай, без разницы, лишь бы вместе, когда мир стоит под углом 90 градусов, и ты едва можешь удержаться на ногах, когда порознь невыносимо. Полумеры не для меня. Я пока не встретила такого мужчину. Но я верю, что он тоже где-то ищет меня.
— Хорошо, — Николь пыталась собраться с силами, потому что весь этот разговор только взбаламутил ее и без того неспокойные мысли и сомнения, еще и Максим, до которой можно было дотронуться, просто протянув руку... — для меня брак — это надежность. Это домик у моря, детишки, это когда вы вечерами после работы гуляете вместе по парку, когда читаете друг другу книжки зимними снежными вечерами, когда к вам приезжают внуки на рождество, когда вы вместе наряжаете ёлку. Брак — это опора, поддержка, забота.
— Ты ни слова не сказала про любовь. — Мягко заметила Яна.
— Потому что любовь — это всегда ад. Это всегда то, чего у тебя нет, то, до чего невозможно дотянуться, даже если вы сидите на расстоянии вытянутой руки. — Николь посмотрела на Максим, в глазах её читалась боль. — Это всегда страх быть отвергнутой, это когда от одного взгляда у тебя подкашиваются ноги. Это всегда разочарование, которое придёт следом, чёрная дыра, которая убивает тебя изнутри. Это когда тебе кажется, что в твоих руках мир, и ты танцуешь с ним в темноте, но когда открываешь глаза, оказывается, что ты обнимаешь мыльный пузырь. Он лопается, попадает в глаза и сильно щиплет. И ты плачешь.
— Я курить. — Макс встала из-за стола и пошла через клуб на улицу.
— Я... — Николь спешно подыскивала повод выйти.
— Да иди уже! Быстрее! — подтолкнула её Марина.

***
— Так ты уезжаешь? — Николь выбежала на улицу следом за Максим. — Куда?
— Ещё не знаю. — Макс прикурила сигарету и выпустила дым. — Может, Европа... Куда-то, где не бывает зимы.. Или в Питер, он единственный мне нравится. Мне кажется, я бы смогла там осесть.
— Бежишь? — Николь прислонилась к стене, разглядывая девушку. Её темные глаза в тусклом свете фонарей казались чёрными, футболка спадала с худого острого плеча... Она была до боли, до изнеможения красива и притягательна. Все лучшее женское и мужское было смешано в этой девушке в идеальных пропорциях. Не удивительно, что столько женщин готовы были продать душу дьяволу, лишь бы заполучить её хотя бы на ночь. От неё веяло недоступностью и сексом. Всё, в том, как она стояла, как выглядели её бедра в этих джинсах, как она держала сигарету, было невыносимо притягательным, лишающим воли.
— Уже нет. Думаю, я закончила с этим. — Макс окинула взглядом девушку. Бордовое платье до колен, выгодно обтягивало ее бедра, тонкие лямки на худеньких девичьих плечах манили. Было в ней что-то такое женственное, утонченное, загадочное, что терзало желанием разгадать. Макс прикрыла глаза, стараясь избавиться от навязчивой мысли о том, как, должно быть, красиво она стонет в постели.. — Я хочу пойти учиться, возможно. — Макс вновь взяла себя в руки. — Стилист, может быть, или ещё кто-то, хочу понять, кто я, и чего стою сама по себе.
— Всего. — Николь развернулась и пошла обратно в клуб.
— Потанцуем? — Макс быстрым шагом зашла следом за девушкой и поймала её на танцполе за локоть. — Только один танец.
Николь была не в силах сопротивляться. Этот жуткий странный вечер, эти чудовищно долгие пять дней, в течение которых она делала все, чтобы не думать больше о девушке, не искать её глазами в толпе, едва почуяв знакомый запах мужских духов... Боль и желание переплелись внутри. Макс обняла её за талию, нежно притянув к себе. Играла какая-то до боли знакомая песня, по лицам, плечам, спинам танцующих лениво ползали огоньки света. Николь чувствовала, как Макс кончиками пальцев гладит обнаженную кожу плеча, медленно спускаясь к лопатке, как прижимает её к себе, словно боится выронить, потерять, словно девушка сейчас растает, исчезнет. Николь прижималась к Максим щекой, чувствуя ее дыхание в своих волосах. Их тела были так близко, что сложно было разделить, где заканчивается одно и начинается другое. Николь чуть сильнее обняла Максим за шею, почти отчетливо слыша легкий рык, который издала девушка.
Ей хотелось запомнить это мгновение навсегда. Мира не существовало, ничего не существовало, кроме них двоих. В голове вдруг всплыла фраза подруги про «ад и рай». Она чувствовала сейчас именно это. Хоть в ад, хоть в рай, все равно. Только чтобы это мгновение застыло. Песня закончилась, и Макс слегка ослабила объятия, понимая, что теряет девушку. Ничто не может длиться вечно. Даже если внутри все переворачивается от ощущения её кожи под пальцами, даже если хочется вырвать себе сердце...
— Поцелуй меня. — Николь посмотрела на девушку. — Я прошу тебя, поцелуй меня сейчас.
— Я... — Макс чувствовала себя в ловушке. Дыхание сбилось, и контроль над ситуацией давался ей с каждой секундой все тяжелее.
— У меня в запасе одно желание, помнишь? — Николь смотрела на девушку. — Там, в зале...
— Я помню. — Макс улыбнулась, — «проси все, что хочешь...» — повторила она свои слова.
— Я хочу, чтобы ты меня поцеловала. — Николь улыбнулась, приблизившись губами к губам девушки. — Не смей только целовать меня в щеку или нос, потому что иначе я убью тебя.

0

20

Глава 20

— Даже не думала. — Макс чуть наклонила голову и почти коснулась губами губ Николь, ловя секунду между «до» и «после», все ещё сомневаясь и безумно желая одновременно. Они несколько раз коснулись друг друга совсем слегка, доводя до изнеможения, ходя по самому краю желания. А потом Макс прижала ее к себе и поцеловала, сначала мягко, потом чуть сильнее, углубляя поцелуй, а потом, когда границ больше не осталось, сильно, страстно, гладя волосы, плечи, бедра девушки, с силой прижимая её к себе, чувствуя, как Николь отвечает, как её руки гладят спину, шею, волосы, как сбивается её дыхание. Сил расцепить объятия не было. Слишком долгожданными они были, слишком дорогими.
Николь едва стояла на ногах, это было нежнее всех лепестков роз и больнее всех иголок, разом входящих в тело. Она чувствовала, как дрожит в этих сильных руках, как все тело горит огнём, как низ живота сплёлся в тугой узел. Эти губы были самыми вкусными из всех, когда-либо её целовавших. Хотелось умереть в эту секунду, чтобы не знать, что будет дальше. Чтобы все закончилось здесь и сейчас.

***
— Кажется, мы их потеряли... — Алиса указала на два силуэта, стоящих посредине танцпола.
— Я буду рада, если это так. — Марина смеялась. — Николь заслуживает настоящего чувства.
— Я просто хочу верить, что она не разобьёт Макс сердце. — Арина дотронулась до руки Камиллы, — может, пойдём домой? Я волнуюсь, как там ребята. Им завтра в школу, а они до сих пор не спят.
— Да, я тоже сижу, как на иголках. — Камилла посмотрела на подруг. — Простите, но мы вас покинем. Дети у Саши, а им завтра в школу. Марина, — девушка пожала руку, — были очень рады знакомству!
— Конечно! Идите, передавайте от нас привет близнецам!
***
— Давай сбежим отсюда? — Макс смотрела на Николь совершенно счастливыми глазами. — Я не хочу возвращаться за столик.
— Но моя сумочка там... — Николь показала на столик. — И Марина... Было бы просто нечестно с ней так поступить.
— Хорошо. — Макс взяла девушку за руку, — десять минут. Это максимум, сколько я выдержу не целовать тебя.
Они подошли к столику под смех и аплодисменты подруг. Николь смущенно уткнулась носом в плечо Максим.
— Ну, хватит, хватит... — Девушка улыбалась. — Давайте не будем устраивать из нас событие мирового масштаба.
***
Арина вела машину и улыбалась, видя, как Алекс и Артур спят на коленях у Камиллы, совершенно одинаково подложив руки под щеку.
— Вы – лучшее, что случилось со мной в жизни. — Арина посмотрела в зеркало заднего вида, и, поймав в нем глаза любимой, спросила, — Как думаешь, у них есть шанс?
— У Макса и Николь? — Камилла пожала плечами. — Шанс есть даже тогда, когда ты застрял на рельсах, и на тебя едет поезд.
— Я давно не видела Максим такой несчастной и потерянной, как в последние две недели. — Арина повернула к дому. — Она любит ее, мне кажется.
—  Любовь — это далеко не все, что должно быть в отношениях. — Камилла нежно погладила мальчиков по голове. — Ребята... мы приехали.
— Но если нет любви, то все вообще не имеет смысла. — Арина помогла мальчикам выйти из машины и взяла их за руки. — Если нет любви, я бы предпочла так и не выбраться с рельсов.

***
— Тут очень красиво! — Николь подняла голову вверх, чтобы разглядеть живописный мост. Над ним было темное небо, в рыжих пятнах от отсветов фонарей. Сбоку был слышен отчётливый гул машин, внизу постепенно из-подо льда вылезала темная вода Москвы-реки.
— Я иногда бываю тут, когда никуда больше не хочу. — Макс сидела, откинувшись на спинку сидения. — Тут тихо, и почти никого никогда не бывает.
— Эта твоя манера сидеть... — Николь смотрела на девушку горящими глазами.  — Знаешь, ты невыносимо сексуальна.
— Да я обычно сижу... — Макс посмотрела на свои ноги. — Как все.
— Как все парни... — улыбнулась Николь.
— Ну, знаешь... — Макс собрала ноги. — Так за рулем сидеть неудобно.
— И не сексуально! — засмеялась девушка. — Не надо. — Она отодвинула ногу Максим на прежнее место.
Макс поймала её за руку и притянула к себе, нежно целуя. Николь мягко провела рукой по щеке девушки, потом коснулась шеи... Кожа девушки была гладкая, как шёлк. Николь провела рукой по футболке, слегка касаясь груди и живота девушки, слыша, как учащается её дыхание.
Максим потянула Николь на соседнее сидение, усаживая девушку на себя, целуя шею, губы, глаза... Ей хотелось вложить в эти поцелуи все, что она чувствовала за последние недели.
Николь задыхалась от этих ощущений, тело горело, в голове был шум машин, летящих по мосту, и дыхание Максим. В прикосновениях девушки было столько нежности и едва сдерживаемой страсти... Николь скользила руками по телу Максим, инстинктивно прижимаясь к ней как можно ближе, рука девушки опустилась ниже, лаская бедра, и соскользнула к их внутренней стороне. Николь услышала стон, коснувшись партнерши между ног.
— Нет. — Макс с трудом остановилась. — Я не хочу так. — Она смотрела на девушку совершенно чёрными от возбуждения глазами. — Я не так этого хотела.
— Я хочу тебя... — Николь пыталась восстановить дыхание. — Мне не тринадцать, и я знаю, что ни о чем не пожалею.
— Я просто не хочу так. — Девушка усадила Николь обратно на пассажирское сидение. Она видела её взгляд. В нем были недоверие и разочарование.
— Что со мной не так? — девушка смотрела на Максим, едва не плача. — Почему с кем угодно, но не со мной?
— Ты хочешь от меня только секса? — Макс вдруг ощутила себя беззащитной. — Все это просто для того, чтобы получить то, что от меня получают все, и потом со спокойной совестью выйти замуж?
— Я... — Николь за все это время ни разу не вспомнила про Никиту. Она медленно вытащила из сумочки телефон. На экране красовались больше пятидесяти неотвеченных вызовов. И целый монолог из сообщений от Никиты.
— Я отвезу тебя домой. — Макс поставила сидение в исходное положение, завела машину и с визгом рванула с места.
— Алло, — Николь позвонила Марине, — да, мы вместе. Нет, уже еду домой. Он звонил тебе? Что ты ему сказала? — девушка выдохнула, — спасибо тебе!
***
Спустя десять минут они уже подъезжали к дому Николь. За всю дорогу Макс не проронила ни слова. Она гнала машину так, что девушка молилась, чтобы они ни в кого не врезались.
— Можешь остановить здесь? — Николь указала на поворот. — Никита внизу. Он уже был в клубе и знает, что меня там не было. Вам не надо сейчас видеться.
— Нет проблем. — Макс резко дала по тормозам. — Счастливой свадьбы и долгих лет жизни! — бросила она вслед девушке и сорвалась с места, оставив на асфальте чёрные следы от шин.
***
Никита ходил вдоль дороги, высматривая Николь и заглядывая в каждую из проезжающих машин. Их квартира была в центре, поэтому движение было оживлённым даже ночью.
— Никита. — Девушка окликнула жениха.
— Николь!.. — парень поспешил навстречу. — Ты решила вмести меня с ума? Я был везде... Я видел Марину. Она была в клубе. Это было час назад! Где ты была? Я не знал, что и думать! Я звонил сто раз, ты не брала трубку. Я уже хотел вызывать милицию!
— Я просто гуляла. — Сердце Николь билось так сильно, что, казалось, парень должен был его слышать.. — Я уехала из клуба, как тебе и сказала Марина, час назад. Я просто хотела побыть одна, погулять, подумать.
— Ты была одна? — голос Никиты звучал жёстко.
— Да. — Николь старалась, чтобы фальшь в её голосе не была заметна. Девушка не умела врать, и ей не приходилось раньше этого делать. — Я хотела проветрить голову.
— И проветрила? — парень открыл дверь в подъезд, пропуская девушку перед собой.
— Наверное... — Николь почувствовала, как  в помещении вдруг стало невыносимо душно. — Не знаю.
— Что с тобой происходит в последнее время? — Никита зашёл в квартиру. — Я больше не знаю, с кем я живу, на ком собираюсь жениться. Ты то ласковая, то холодная, как лёд, то хочешь жить в этом городе, потому что любишь его, то просишь меня продать квартиру и уехать...
— Я не знаю... — Ответ был предельно честный. — Я не знаю, кто я. Я не знаю, чего хочу, а чего не хочу. — Девушка тихо заплакала. — Я... Мне нужно побыть одной.
— У нас через два дня свадьба... — Никита прижал девушку к стене, сделав попытку поцеловать. — У меня чувство, что я бревно целую. — Парень нервно дёрнулся и ушёл в комнату, хлопнув дверью.
Николь медленно сползла по стене в коридоре. Она не знала, что ей теперь делать. Она понятия не имела, кто она. Вчера она хотела уехать, сегодня целовалась с Максим и почти занялась с ней сексом в машине, в то время как ее жених повсюду её искал. Она не знала, чего хотела от Максим, от Никиты, от себя. Никогда ещё она не чувствовала себя такой тварью, и таким ничтожеством.
***
— Как здорово, что ты зашла. — Яна обняла Максим. — Я как раз хотела поговорить с тобой.
Девушки сели за их обычный столик. Макс оглядела клуб, сегодня он был практически пуст. Несколько человек что-то обсуждали на сцене, две девушки пили кофе через столик от них.
— Я зашла попрощаться. — Максим смотрела куда-то мимо стен, в пустоту. — Я вчера ещё собрала вещи. Планирую немного попутешествовать.
— Ты уезжаешь из-за неё? Из-за той француженки? — Яна всегда говорила очень спокойно, мягко, без давления. — Ты влюблена в неё?
— Мне так кажется. — Девушка с болью и толикой отчаяния посмотрела на Яну. — Я все равно не тот человек для неё. Любопытный опыт — возможно, но не девушка для отношений. А я устала быть «вибратором» у них между ног. Я хочу начать все сначала.
— Ты могла бы не уезжать буквально ещё дня два? Мне нужна твоя помощь. У клуба сейчас не самые простые времена. Я знаю, так это не выглядит, но у нас большие сложности с арендой. Её повысили до нереальных размеров, но выкупить территорию у меня не хватает денег. Если сейчас я не смогу платить, то меня просто лишат этого места. У меня есть подозрение, что либо кому-то очень мешает эта территория, либо она кому-то очень нужна. Они уже два месяца делают мою жизнь невыносимой. Я отдала уже большую часть своих сбережений, но этого все равно не хватает. Поэтому я прошу своих. — Яна указала на сцену. — Я хочу сделать особую vip-вечеринку, собрать тут максимум состоятельных лесбиянок, возможно, заполучить кого-то в спонсоры или партнеры. И я договорилась о выступлении здесь новой, очень крутой группы. Ребята попросили меня о подтанцовке. Чтобы вышло полноценное шоу. Мне подумалось, что здорово было бы, если бы это были две девушки разных типажей, ну, ты понимаешь меня. Я вам даю карт-бланш. Можете делать на сцене все, что угодно, хоть сексом заниматься...
— А можно не заниматься? Я устала от вечной ассоциации «Макс-секс». — Девушка говорила серьезно. — И, если хочешь, я спрошу девчонок, которые танцевали со мной в одной школе, может, кто-то ищет подработку.
— На самом деле, вторую девочку я уже нашла. — Яна подняла руку и окликнула кого-то со сцены. — Это Мишель. — Сказала Яна, когда девушка подошла.
— Привет. — Мулатка окинула Максим ироничным взглядом. — Ты так и не позвонила.
— Вы знакомы? — Яна удивленно смотрела на девушек.
— Мы пересеклись случайно, тут, однажды. — Ответила темнокожая девушка.
— Тогда вам будет проще договориться. — Яна встала из-за стола и повернулась к подруге. — Макс, спасибо тебе!   
— Мне несложно это сделать для тебя. — Девушка махнула рукой в знак согласия.
— Так ты танцор, значит. — Мишель смотрела в глаза Максим и улыбалась. — А говорила, танцевать не любишь.
— Потому и не люблю. — Макс разглядывала мулатку при свете дня. Красивое гладкое лицо, какое бывает только у темнокожих женщин, большие карие глаза, маленький аккуратный носик, густые темные кудри и потрясающая улыбка. Столкнись они при других каких-то обстоятельствах, Макс могла бы даже влюбиться в неё. — Работа есть работа.
— Ты её не любишь? — Мишель удивленно посмотрела на собеседницу.
— Я много чего люблю делать, и мне не нравится себя ограничивать.
— Да, я поняла это. — Девушка улыбнулась. — Итак, Макс, которая ни в чем не любит себя ограничивать, — Мишель видела, как собеседница её разглядывает, и ей это нравилось, — значит, потанцуем с тобой?
— Потанцуем. — Макс удивлялась, насколько открыто разговаривала с ней девушка, не выказывая никаких претензий к тому, что Макс, проведя с ней ночь, просто исчезла... — И извини меня. Некрасиво вышло.
— Нет проблем. — Мишель слегка хлопнула по руке девушки. — Я совершенно нормально к этому отношусь. Мне можно было просто сказать обо всем прямо.
— У меня тяжело с «прямо». — Макс улыбнулась в ответ на лучезарную улыбку мулатки. — Но я не лгала, когда говорила, что ты очень красивая.
— Я знаю. — Мишель нарочито грациозно встала из-за стола и, махнув Максим рукой, ушла к сцене. — Увидимся.
***
Арина вошла в редакцию. Это была небольшая территория, занимающая два этажа в огромном здании. Первый этаж был отдан под типографию и съёмочные павильоны, с гримёрками и костюмерными, а на втором этаже кипела именно журналистская работа. Большое просторное помещение, разделённое невысокими перегородками, так, чтобы можно было быстро перекинуться нужной информацией, но при этом номинально у каждого была своя личная территория, на которой находились стол с монитором и кресло. Святой европейский минимализм, экономно и максимально продуктивно разделённая территория. Из окна кафе, располагавшегося прямо по коридору, было видно скверик с лавочками, которым разделялось шоссе.
— Я рад, что вы вновь с нами. — Мужчина посмотрел на Арину. — Я надеюсь, вы полностью поправили здоровье.
— Да, я в полном порядке. — Девушка чувствовала себя неловко. Редко кому удаётся устроиться на работу и угодить в больницу в первый же рабочий день, при этом не потеряв место. — Спасибо вам, что не выгнали меня! Я не знаю, как вас и благодарить.
— Я навёл некоторые справки о вас, Арина, — начальник посмотрел так, что у девушки похолодело внутри.
«Сейчас он скажет, что я не подхожу им из-за ориентации» - подумала девушка.
— Вы закончили журфак МГУ, работали с потрясающими журналами, я связался с ними, и они дали мне лучшие рекомендации из всех, что я когда-либо слышал. Я читал то, что вы писали. Вы действительно хороши! И если вы, Арина, не растеряли хватку и навыки, то я был бы глупцом, уволив вас, даже не дав себя проявить. Ваше задание находится в папке на рабочем столе, летучка в 12.00, я прошу вас не опаздывать.
— Конечно. — внутри себя Арина лишь радостно выдохнула, поняв, что ничего плохого её не ждёт.
***
— Ну, давай же! — Алиса стояла в дверях, ожидая девушку, которая что-то искала в сумке. — Я сейчас опоздаю на работу!
— Я, вообще-то, тоже опаздываю. — Лара в третий раз выкинула все содержимое сумочки на пол. — Просто, если я не найду эту гребанную карту памяти, мне можно никуда не ходить. Меня все равно уволят. — Девушка перебирала таблетки, тампоны, солнечные очки, блокнот, ручки... — Вот она! — Лара широко улыбнулась. — Я же говорила, что она здесь.
— Копуша. — Алиса сердито закрыла за девушкой дверь. — Вот поэтому я не хочу ни с кем жить. Это зависимость от другого человека.
— Я тебе надоела? — Лара шла за Алисой к лифту. — Ты все время раздражена. Нет, я знаю, что я не идеальная. Я - растяпа, я неаккуратная... Но я люблю тебя.
— Не надо самокопания. Я прошу тебя. — Алиса зашла в лифт. — Ты слишком много думаешь.
***
Николь с трудом раскрыла глаза. Вчерашние слезы дали о себе знать. Девушка встала с кровати и посмотрела на себя в зеркало. На месте глаз красовались два опухших больших волдыря с щелочкой посередине.
— Отлично! — Николь побрела в душ. — Я самая красивая невеста на свете.
Вчерашние воспоминания постепенно возвращались, давя на грудь, словно огромный камень. Вечер, Макс, танец, поцелуй, мост, дорога домой, пожелание, глаза Никиты... Слезы на кухне. Никогда ещё никогда не чувствовала себя такой одинокой. В своей жизни ей ещё не приходилось бывать в настолько безвыходном положении. Девушка сидела на полу в душевой кабинке, чувствуя, как сверху льётся вода. Это не приносило обычного облегчения.
«Никита, я — лесбиянка.» — продумывала  девушка возможный диалог. Или, вот... «Прости, ты не виноват. Ты — замечательный. Лучший мужчина на свете, но я тут выяснила, что мужчины меня не интересуют». Все было плохо. Что и как ни скажи, а суть одна: она — предательница и последняя женщина на земле.
Николь вышла из душа и зашла на кухню.

0


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Творческая гостиная » Роман «Танцующие в темноте»