Тематический форум ВМЕСТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Конкурсы и викторины » Конкурс перевода 2.0. Голосование


Конкурс перевода 2.0. Голосование

Сообщений 1 страница 20 из 339

1

http://s8.uploads.ru/8suqO.png
http://s8.uploads.ru/t/r6bdH.jpg    http://s5.uploads.ru/t/L3zNS.png

Уважаемые читатели, пора насладиться работами!
 
Мы традиционно разбили текст на фрагменты, а участниц на группы.
Каждой группе для перевода был предложен отдельный фрагмент. Каждый участник в группе переводил текст индивидуально.
Таким образом, вам необходимо проголосовать за понравившийся вариант (варианты) перевода в каждом фрагменте.
Успейте сделать это до 18.00 30 апреля
 
Ссылки для быстрого перехода к работам:

 
ФРАГМЕНТ 1
Работа 1—  Чешир
Работа 2 — Shrink
Работа 3 — Кроха
 
ФРАГМЕНТ 2
Работа 4 — Dirty Pink
Работа 5 — Kendr
 
ФРАГМЕНТ 3
Работа 6 — PaLena
Работа 7 — JuMalaya
Работа 8 — Ирби
 
ФРАГМЕНТ 4
Работа 9 — Китана
Работа 10 — lysha
Работа 11 — dark horse
Работа 12 — Окса
 
ФРАГМЕНТ 5
Работа 13 — Lightful
Работа 14 — Ли Сури
Работа 15 — DenkMalNach!
Работа 16 — Quicksilver
 
ФРАГМЕНТ 6
Работа 17 — Stefanibella
Работа 18 — Happiness
Работа 19 — Andi

   
Ссылка на полный текст конкурсного  задания

Внеконкурсный бонус для тех, кто читатет на украинском

Отредактировано Вместе (30.04.19 21:07:17)

+7

2

К читателям: 
в этом году мы начали перевод не с первой главы книги, поэтому для лучшего понимания публикуем коротенькую вводную.
 
Итак, главная героиня (ГГ)  - ей тридцать с чем-то, она одинока, потому что строить отношения не получается из-за психологической травмы: десять лет назад возлюбленная бросила ее безо всяких объяснений, просто испарилась и все. Теперь у ГГ проблемы с доверием. Зато с друзьями все хорошо: их много, они часто встречаются и поддерживают друг друга всегда и во всем. Правда, в данный момент один из них  (Джеймс) умер, оставив вдовой Керри, тоже хорошую подругу ГГ.  Во время похорон ГГ узнала ошеломляющую новость: в город вернулась ее бывшая любовь, Мэдди Кайнд. Та самая, что ее бросила. Сама Мэдди не замедлила явиться на церемонию прощания с покойным, что вызвало у ГГ массу противоречивых чувств.

Отредактировано Вместе (21.04.19 11:53:07)

0

3

http://s9.uploads.ru/t/b5PAm.png

Фрагмент 1. Работа № 1

Мы возвращались в дом Керри после посещения китайского ресторанчика в деревне. На одной руке у меня болтались ботинки. За день они так истязали мои бедные ноги, что я решила этот вопрос кардинально и просто сняла их.
Когда мы свернули к ее жилому району в Бристоле, уже стемнело, но даже с короткими рукавами было тепло. Аккуратные ряды домов, белые заборчики, дорожки к свежевыкрашенным парадным дверям, идеально скошенные крыши. Будучи подростком, я всегда посмеивалась над подобными местами, но со временем начала питать к ним слабость. В такой обстановке все имело свое место, и когда я приехала вчера вечером, то ощутила умиротворение. Так было всегда, когда я навещала Керри и Джеймса.
Теперь, увы, только Керри... И с этим надо как-то свыкнуться.

Джемма, подцепив меня под руку, тарахтела без умолку: как она обожает меня и наше общее дело. Пять лет назад мы совершили рывок и открыли нашу школу "Райский тортик". По прошествии двух тернистых лет, в течение которых едва сводились концы с концами, мы уже подумывали о том, чтобы перебраться в помещение попросторнее. Спрос на наши занятия рос с каждым месяцем.
— Хотелось бы, чтобы кто-то до чертиков сногсшибательный явился однажды на какое-то наше занятие — женщина для тебя, ну, и для меня кто-нибудь. Люди думают, что у бисексуалов обалденный выбор, но как жестоко они ошибаются! Я лишь хочу встречаться с тем, с кем можно поладить. Неужели это так чертовски трудно?

Я чмокнула Джемму в щеку, посмеиваясь, как всегда, над суждениями общества о бисексуалах. Будто они все корыстолюбивые и неверные. Вот уж кто-кто, а Джемма была бесконечно далека от этого предвзятого стереотипа. Такой великолепной девушкой любой бы обладал с радостью — будь то мужчина или женщина.
— Ну, вроде все так и должно быть по теории вероятности, правда? — я повернулась к Джемме. — Первый кирпичик в твоей жизни — это дом. Второй — отношения. Третий — твоя карьера. И теория гласит, что ты не можешь быть счастлива со всеми тремя компонентами сразу, иначе где же место драме?
— Ну и фигня эта теория!
— Согласна, но она — одна из общепризнанных. Мы обе преуспеваем в карьере и дома, но с любовью как-то не очень. — Я замолчала, выуживая ключ Керри, который она дала мне в ресторане. Мы вернулись первыми, остальные рассеялись где-то по пути.

— Посмотри хотя бы на Керри. Ее жизнь — прямое подтверждение моим словам. Они с Джеймсом прекрасно ладили, у них идеальный, словно сошедший с картинки, дом. — Я толкнула красную входную дверь и вошла в гостиную. — Подходящий интерьер, хорошая работа, и взаимная любовь. Какое-то время Вселенная не обращала на них внимания, позволяя наслаждаться жизнью на полную катушку. А потом — бац! — Я щелкнула пальцами. — Вселенная сделала переучет, провела конференцию и ниспослала Джеймсу рак. — Я включила свет. Кухня выглядела точно так же, как и прошлой ночью, когда мы ее покинули и оставались возле Керри, чтобы поддержать ее. Принесенное нами вино, все так же стояло на столе. — Теперь у нее есть собственный дом, работа по душе, но нет мужа. Невозможно иметь все сразу.
— Ты в курсе, что сегодня смахиваешь на прорицательницу в ПМС фазе?
— Говорю лишь то, что вижу. — Я раздобыла штопор, откупорила бутылку "Шираза" и извлекла "Пино Гриджио" из холодильника Керри. Ее кот Геркулес зашевелился на своем излюбленном местечке у кухонного окна и, выразительно мявкая, сотворил круг почета у моих ног. Я наклонилась, чтобы погладить его, но в ту же секунду независимый зверь дал деру. Коты — они такие коты.

— Так ты серьезно говоришь мне, что я не могу заполучить сразу все три твоих "кирпичика"? — Джемма нахмурилась и снова принялась возиться со своими волосами. Мать честная! Она так щедро сбрызнула их лаком, что, в течение дня ни один волосок даже не шелохнулся. — Да ладно, хорош пудрить мозги! Я знаю кучу людей, у которых все это есть.
— Скорее всего, это ты так думаешь. А на самом деле все не так однозначно.
— Ну, возьмем хотя бы твоих родителей для начала. Они любят друг друга.
— Но никому из них не нравится его работа.
— Как и твоей маме.

Моя мама работала в Marks & Spencer's. Она любила своих коллег, но терпеть не могла руководство, называя их “кучкой идиотов“. Когда заходила о них речь, она пускала в ход свой родной ирландский акцент. Папа предлагал ей бросить работу, если она пожелает, но ей нравилось быть востребованной. Теперь ее дети разъехались и у нее осталась только работа. Поэтому она не ушла.
Настоящая причина, по которой мама держалась за работу, заключалась в том, что ей нравилось с кем-то болтать, — будь то клиенты или коллеги, — ей было без разницы. Кроме того, она обожала скидку на питание, которая полагалась персоналу. Каждый раз, когда я возвращалась домой, она гордо демонстрировала мне что-то купленное по дешевке. — Только взгляни, Джастин — восклицала она, — две куриные грудки в горчично-сливочном соусе всего за 99 пенсов! А они стоили 3,75 фунта. Вот это экономия! — Мама жила ради таких моментов.

— Она хотя бы чуточку любит свою работу; мой же отец терпеть не может. Но никогда не уйдет, потому что понимает универсальный закон. Он предпочитает иметь жену и крышу над головой, чем приемлемую работу.
Мой отец был водопроводчиком, и, как он всегда говорил мне, что, если уж начистоту, то никто не хотел копаться в сортирах. Он делал это, потому что ценил свободу, которую давала его работа. Кроме того, ему нравилось, что люди щедро платили ему за то, что он ковырялся в их ватерклозетах.

Джемма вперилась в меня недоверчивым взглядом, размышляя о сказанном. — В перспективе не очень-то обнадеживает, если учесть, что мне нравятся моя работа и квартира.
— Может, в этом году попробуем бросить вызов судьбе? Мы обе любим свою работу, нам обеим нравится, где мы живем. Так, давай посмотрим, удастся ли нам обвести вокруг пальца этот закон.
— Думаешь, сможем? — По лицу Джеммы я поняла, что она сомневается.
— Все осуществимо, если ты действительно веришь.
— Как в Санту?

Я рассмеялась. Мне было известно, что даже в мае Джемма все еще смотрит рождественские фильмы. — Да, точно так же, как в Санту. — Я замолчала. — Видишь ли, мне бы очень хотелось иметь девушку, как и тебе. Если кто-то из нас завтра умрет, придут друзья и родственники, но у нас не будет близкого человека. Того, кто будет сидеть в первом ряду и рыдать. Того, кто докажет, как искренне мы были любимы.
Джемма на мгновение задумалась. — Мэдди бы объявилась и печалилась по тебе.
Я шлепнула ее по руке. — Обалденно! Уж 10 лет как бывшая! Поражаюсь, что моя душа еще не зачахла и не отмерла.
— Мейзи придет.
— И притащит с собой жену и ребенка? — Мейзи была моей последней отчалившей любовью; мы расстались три года назад. — Мать твою... Аж депрессняк накатывает. Если я откину ноги, никто особо не пострадает и распорядок дня ни у кого не поменяется.

Джемма ткнула себя в грудь указательным пальцем. — Эй! Мы каждый день работаем вместе. Думаю, мой распорядок слегка бы изменился.
— Ты же понимаешь о чем я. У меня нет возлюбленной, самого близкого человека. Того, кто сидит в первом ряду в ритуальном зале крематория; и это не мои родители или мой назойливый брат.
— Если ты умрешь, я обещаю быть в первом ряду и лить слезы ручьем. Ты можешь сказать то же самое, госпожа "Ни слезинки"? — Джемма нахмурилась, показывая, что думала об этом вполне серьезно.
Я мысленно представила себя в первом ряду и поморщилась. Джемма умерла, и я была на ее похоронах. — Ну... я бы оплакивала тебя.
— Да уж, фиговая из тебя врушка.
Она слишком хорошо меня знала. — Но нам бы разобраться со Вселенной. Надо как-то достучаться до нее, заставить полюбить нас и нарушить закон.
— Обычно я законопослушна, но этот закон буду рада нарушить. — Джемма помолчала. — Давай проясним. Мы будем искать любовь, в основном, для того, чтобы обзавестись оплакивающей нас возлюбленной, когда мы отойдем в мир иной?
— Я слышала о причинах и покруче.

Стук в дверь прервал наш разговор.
— Слава богу. Эта беседа принимает какой-то странный оборот. — Джемма вышла из комнаты и вскоре вернулась вместе с остальными, включая школьных друзей Джеймса, чьих имен я не знала. Один из них смахивал на Дейва, но нарекать его так было бы уже слишком. Но вообще-то, он, как правило, и оказывался Дейвом. Тут действовал другой закон.
Энергия хлынула на кухню вместе с потоком людей и пространство наполнилось болтовней и скрипом дверец шкафчиков.
— У тебя есть розовое вино, Керри? — спросила дама в розовом. — Как бишь ее там?.. Ээ... Джули? Дженни? Джанет? На ней было розовое платье, розовые серьги и розовые туфли. И она пила розовое вино. Держу пари, если она достанет свой телефон, его чехол будет розовым. Наверняка, и вибратор у нее того же цвета.
Керри выудила розовое вино из холодильника, и розовая дамочка одарила ее улыбкой во все 32 зуба.
Шипение открывающейся рядом пивной банки означало, что Роб обнаружил заначку со "Стеллой"*. Мэдди неловко стояла в дверях кухни, возле ее ног мяукал Геркулес.

— Выпьем? — спросил Роб, салютуя своей банкой.
Мэдди кивнула. — Было бы здорово. — Ее глаза на мгновение встретились с моими, затем она отвела взгляд.
Что же в ней было такого? Она притягивала меня и отталкивала одновременно, словно какой-то магнит. Все было настолько запутанно. Мне хотелось сбежать, но в то же время неотрывно смотреть на неё.

Я подхватила бокал с Пино Гриджио и направилась к задней двери. Шагнула в сад, освещенный лишь отблесками кухонной лампы. Сад выглядел немного запущенным, словно живое свидетельство того, что Джеймс болел. При жизни он был страстным садовником.
Я глубоко вдохнула и запрокинула голову к чернильному небу. Всего парочку звёзд и можно было различить. Даже в глубинке Сомерсета засветка неба искусственными источниками света ставила крест на возможности что-то разглядеть в нем.

* Stella (Stella Artois) — сорт светлого бельгийского пива.

+11

4

http://sd.uploads.ru/t/KIaqW.png

Фрагмент 1. Работа № 2

Мы возвращались в дом Керри после ужина  в китайском ресторане в пригороде Бристоля.
Броги раскачивались в руке. Из-за них к концу дня ноги болели так, что я  решила разуться.
Было уже поздно, когда мы свернули к дому Керри в Бристоле, однако ночная прохлада была едва ощутима. Аккуратные ряды домов, белые заборы, дорожки к свежевыкрашенным входным дверям, идеально скошенные крыши - в детстве я всегда посмеивалась над подобными вещами. Теперь же начала испытывать к ним определенную слабость. Все здесь, казалось, на своих местах. Приехав вчера вечером, я ощутила безмятежность и умиротворение. Я всегда их ощущала, навещая Керри и Джеймса.
Теперь только Керри. К этому придётся привыкнуть.
Джемма взяла мою руку, продолжая говорить, как сильно любит меня и наш бизнес. Пять лет назад мы решились открыть собственную школу выпечки "Рождественский Пирог". После череды сложностей в первые два года, когда мы едва сводили концы с концами, пришло время задуматься о переезде в новое помещение - спрос на наши курсы рос с каждым днем.
- Я мечтаю , что однажды в нашу школу запишется кто-нибудь особенный - прекрасная незнакомка для тебя, и возможно кто-то для меня. Люди полагают, что бисексуалам достается все самое лучшее, но они ошибаются. Я просто хочу встретить человека, с которым буду вместе надолго. Неужели это так сложно?
Я поцеловала Джемму в щеку, привычно посмеиваясь над общественным мнением по части бисексуалов. Их считают охотниками за удовольствиями и неисправимыми изменщиками. Конечно, Джемма и близко не вписывалась в этот обидный стереотип. Она была замечательной. Любой был бы просто счастлив заполучить ее, будь то женщина или мужчина.
- Возможно, все дело в Универсальном Законе распределения благ? - я повернулась   к Джемме,  - Первым благом в жизни  является дом, вторым - любовные отношения, и третьим - карьера. Следуя Универсальному Закону, ты не можешь быть обладателем всех трех благ одновременно. В этом и состоит трагедия человеческой жизни.
- Это дурацкий закон.
- Согласна. Но все знают, что он работает. Смотри - мы обе преуспеваем в карьере, у нас есть дом, но не клеится с отношениями. - Я замолчала, выуживая ключ, который Кэрри дала мне в ресторане. Мы добрались до дома первыми, остальные  еще задерживались в дороге.
- Посмотри на Керри, она просто воплощение этого закона. Их жизнь с Джеймсом казалась идеально-образцовой, - открыв входную дверь я  зашла в гостиную, - Роскошный дом, удачная карьера замечательные отношения - они действительно любили друг друга. Вселенная ненадолго выпустила их из вида, давая повеселиться. А затем, бац!  - я щелкнула пальцами - подвела итоги, заставила платить по счетам, и у Джеймса обнаружили рак, - я включила свет. На кухне ничего не изменилось со вчерашнего вечера. Все лежало там же, где мы оставили, приехав поддержать Керри вчера ночью. Бутылки с вином, привезенные с собой, громоздились нетронутыми на столе.
- Сейчас у Керри полностью погашен кредит за дом, есть любимая работа, но она потеряла мужа. Этот закон действительно работает - невозможно иметь все сразу
- Тебе не кажется, что ты смотришь на жизнь слишком мрачно?
- Я говорю лишь то, что вижу, - достав штопор, я откупорила бутылку красного вина Шираз еще до того, как успела обнаружить в холодильнике Керри бутылку белого  Пино Гриджио. Ее кот Геркулес соскочил с излюбленного места на подоконнике и стал крутиться у моих ног, громко мяукая. Я наклонилась, чтобы его погладить, но как только я это сделала, он сбежал. Вот и пойми этих котов.
- Значит, ты на полном серьезе считаешь, что я не смогу иметь все блага одновременно?  - Джемма нахмурилась, вновь поправляя волосы. На них было так много лака, что, клянусь, за целый день они ни разу не шелохнулись, - Это полная ерунда. Я знаю многих людей, у которых все в порядке и с домом, и с отношениями, и с работой.
- Возможно, со стороны так и кажется, но в действительности дела обстоят иначе.
- Возьмём, к примеру, твоих родителей - они любят друг друга.
- Но никто из них не любит свою работу.
- Твоя мама любит.
Моя мама работала в магазине Marks & Spencer. Она обожала своих коллег, но терпеть не могла руководство, называя его "сборищем тупиц". Её ирландский акцент становился особенно заметным, как только речь заходила о начальстве. Папа уговаривал маму бросить работу, но ей нравилось ощущать себя нужной. Теперь, когда оба  ребенка выросли, покинув родные пенаты, работа стала тем местом, которое наполняло ее жизнь событиями. Поэтому она и осталась.
Настоящей же причиной, по которой она держалась за работу, была возможность хоть с кем-то общаться в течение дня - будь то клиенты или коллеги по работе - не имело значения. Еще ей нравилась возможность покупать еду со скидкой "только для персонала". Всякий раз, когда я приезжала домой, она с гордостью демонстрировала свою последнюю покупку.
- Посмотри, Джастина, - говорила она, - две куриные грудки в горчично-сливочном соусе всего за 99 пенсов, а в магазине они стоят целые 3.75 фунтов. Видишь, какая экономия! - мама жила ради таких моментов.
И если маме местами нравилась ее работа, отец свою ненавидел. Правда, и уходить с нее не собирался, памятуя об Универсальном Законе. "Пусть лучше будет жена и крыша над головой, чем хорошая работа". Будучи сантехником, отец часто признавался, что мало кто мечтает зарабатывать на жизнь, копаясь в чужих унитазах. Он занимался этим и ради свободы, которую давала эта профессия. К тому же, ему нравилось, что люди платили хорошие деньги за чистку своих туалетов.
Джемма бросила на меня недоверчивый взгляд, давая понять, что она об этом всём думает.
- Зная, как я люблю свою работу и дом, стоит ли мне вообще на что-то надеяться в этой жизни?
- В этом году мы должны найти способ обойти этот закон. Ведь мы обе любим свою работу и свой дом. Так что, возможно, нам удастся перехитрить Вселенную.
- Ты думаешь, у нас получится? - лицо Джеммы  выражало сомнение.
- Все получится, если в это искренне верить.
- Как в Санта Клауса?
Я рассмеялась, отлично зная, что Джемма не расстается с рождественскими фильмами до самого мая.
- Да, точно, как в Санта-Клауса,- я на мгновение умокла, - Мне также сильно хочется встретить свою любовь, как и тебе. И если завтра кто-нибудь из нас вдруг умрет, приедут друзья и семья,  среди них не будет того, кто сядет в первом ряду и будет оплакивать наш уход всем сердцем, того, кто любит нас по-настоящему.
Джемма задумался на мгновение.
- Мэдди приедет оплакивать тебя.
Я шлёпнула её по руке.
- Ты говоришь о бывшей девушке, с которой мы расстались 10 лет назад. Я удивлена, что мои чувства к ней еще живы, а не превратились в прах.
- Мейси, возможно, придет.
- Вместе со своей новой женой и ребенком? -  Мейси была последней, с кем я встречалась. Мы расстались три года назад. - Это чертовски печально осознавать, что твоя смерть не изменила бы ничей жизненный уклад. Все продолжали бы жить своей обычной жизнью.
Джемма коснулась своей груди указательным пальцем - А как же я? Мы работаем вместе каждый день. Я думаю, что моя жизнь немного бы изменилась.
- Ты прекрасно понимаешь, о чем я. У меня нет любимой, которая будет горевать и оплакивать меня больше всех, которая сядет в первом ряду на похоронах рядом с моими родителями и занудным братцем.
- Если ты умрешь, я обещаю сидеть в первом ряду и рыдать о тебе. Можешь ли ты пообещать мне то же самое, миссис Никогда-Не-Плачу? -  Джемма нахмурила брови, демонстрируя, что она думает обо всем этом на самом деле.
Я представила себя в первом ряду с искаженным от скорби лицом. Джемма мертва,  и я скорблю на ее похоронах.
- Я бы очень сильно тебя оплакивала. Очень сильно…
- Ты совершенно не умеешь лгать и притворяться.
Джемма слишком хорошо меня знала.
- Нам нужно уладить все вопросы с Вселенной, заставить её полюбить нас и найти способ обойти закон.
- Обычно я законопослушна, но этот нарушу с радостью ,- Джемма замолчала на минуту,- Итак, правильно ли я понимаю, что мы собираемся уделять больше внимания любви для того, чтобы после нашей смерти появился кто-то, кто будет оплакивать нас по-настоящему?
- Да, и, кстати, бывают причины и похуже.
Стук в дверь прервал наш диалог.
Слава Богу, что это произошло, потому что разговор становился все более и более странным. Джемма вышла из комнаты и вернулась через мгновение с остальными, включая школьных друзей Джеймса. Их имена я еще не успела запомнить. Один из них был похож на Дейва, хотя я вовсе не собиралась называть его чужим именем. Но обычно "Дейв" оказывался на самом деле Дейвом, по какому-то другому неизвестному закону Вселенной.
Кухня мгновенно ожила, как только в нее начал вливаться народ, воздух наполнился разговорами и скрипом то и дело открывающихся дверок буфета.
- У тебя есть розовое вино, Керри? - спросила девушка в розовом. Джулия? Дженни? Джанет? На ней было розовое платье, розовые серьги и розовые туфли. При этом она пила розовое вино. Бьюсь об заклад, достань она свой телефон, он оказался бы тоже розовым, как, впрочем, и ее вибратор.
Керри достала розовое вино из винного холодильника, и розовая леди улыбнулась в ответ улыбкой, размером с шоссе M25.
Шипение открывающейся  рядом банки пива свидетельствовало о том, что Робу удалось разыскать свой тайник со Стеллой Артуа. Мэдди неловко стояла в дверях кухни, а Геркулес крутился у её ног, привычно мяукая.
- Выпьешь? - спросил Роб, держа в руках банку с пивом.
Мэдди кивнула:
- Отличная идея,- её глаза на долю секунды встретились с моими, но она тут же перевела взгляд в сторону.
Как это, оказаться с ней снова рядом? Она влекла и отталкивала меня одновременно, словно испорченный магнит. Все это было более, чем странно. Мне хотелось бежать прочь, но еще больше хотелось смотреть на нее, не отрывая глаз.
Я взяла свой бокал с Пино Гриджио и направилась к выходу, затем спустилась в сад, освещаемый лишь светом, идущим из кухни. Все выглядело немного заросшим и указывало на то, как сильно Джеймс был болен. В лучшие свои времена, ему нравилось возиться в саду, и он был довольно искусным садовником.
Я вдохнула полной грудью, подняла глаза в иссиня-черное небо и смогла различить всего пару звезд, не больше. Плохая видимость из-за грязного воздуха была обычным делом даже в сельской местности Сомерсет.

+15

5

http://sh.uploads.ru/t/9Y6Ci.png

Фрагмент 1. Работа № 3

После ошеломляющих поминок мы отправились на окраину города в дом Керри. Мои новые темно-синие башмаки болтались в одной руке. Они весь день причиняли мне боль, и, в конце концов, я решила взять инициативу в свои руки.
Когда мы добрались до бристольского жилого комплекса, было уже темно, но всё ещё достаточно тепло для того, кто был одет в рубашку с короткими рукавами. Аккуратные ряды домов, белые заборчики, ровные дорожки к свежевыкрашенным входным дверям, крыши, скошенные под идеальным углом. Раньше я всегда смеялась над такими местами, а теперь испытывала к ним слабость. Здесь всегда у всего было своё место, и когда вчера вечером я приехала сюда, то испытала какое-то успокоение. Я всегда чувствовала это, навещая Керри и Джеймса.
Теперь осталась только Керри. К этому придется привыкнуть.

Джемма держала меня под руку и говорила о том, как она любит меня и наше общее дело. Пять лет назад мы с ней совершили прыжок в неизвестное и открыли школу "Райский торт", где обучали искусству украшения тортов. Первые два года мы с трудом сводили концы с концами, а сейчас были готовы переехать в более просторное помещение, потому что спрос на наши занятия возрастал с каждым месяцем.
- Мне бы очень хотелось, чтобы однажды кто-нибудь великолепный записался на наши уроки - женщина для тебя и кто угодно для меня. Люди думают, что у бисексуалов огромный выбор, но как же они ошибаются! Я просто хочу встретить того, с кем мне будет хорошо. Почему, черт возьми, это так трудно?
Я поцеловала Джемму в щеку и, как всегда, посмеялась над её мнением об отношении общества к бисексуалам. Что они ненасытны и неверны. Джемма ужасно далека от такого несправедливого стереотипа. Она великолепна, и любой был бы счастлив с ней, независимо от пола.
- Но ведь существует закон равновесия, - я повернулась к Джемме. - Первая важная величина в жизни человека - его дом. Вторая - его отношения. Третья - карьера. И закон гласит: "Человек не может быть счастлив всегда и везде". Иначе, где драма?
- Какой-то дерьмовый закон!
- Согласна. Но он всеми признан. Мы с тобой обе преуспеваем в делах, у нас хорошее жильё, но нам обеим не везет с любовью.

Я остановилась и поискала ключ, который Керри дала мне в ресторане. Мы пришли первыми, остальные ещё не добрались до её дома.
- Вот посмотри на Керри, она живое доказательство этого закона. У неё с Джеймсом всё было замечательно. Прекрасный дом, - я открыла красную входную дверь и вошла в гостиную. - Соответствующая обстановка, хорошая работа и они любили друг друга. Вселенная некоторое время не обращала на них внимания, позволяя развлекаться. А потом - бац! - я щелкнула пальцами. - Вселенная провела инвентаризацию, посовещалась и подарила Джеймсу рак.
Я включила свет. Кухня была такой, какой мы оставили её накануне вечером, когда приезжали поддержать Керри. Вино, которое мы принесли, до сих пор стояло на барной стойке.
- Теперь у неё есть оплаченный дом, работа, которая ей нравится, но нет мужа. Никто не может получить всё сразу.
- Знаешь, ты сегодня какая-то злая вещунья!
- Просто называю всё так, как вижу. - Я взяла штопор и открыла бутылку Шираза, а затем достала из холодильника Керри Пино Граджио. Её кот Геркулес потянулся на своём любимом месте, устроенном возле кухонного окна, мяукнул и потёрся о мои ноги. Я наклонилась, чтобы погладить его, но как только я это сделала, он убежал. Кошки!
- Так ты серьезно говоришь о том, что я не смогу иметь все три удовольствия сразу? - Джемма нахмурилась и снова принялась теребить волосы. На них сегодня было вылито столько лака, что её прическа за день ни разу не шелохнулась. - Чушь собачья! Я знаю много людей, у которых всё это есть.
- Возможно, только ты так думаешь. А они сами, скорее всего, нет.

- Возьмем для начала твоих родителей. Они обожают друг друга.
- Но никто из них не любит свою работу.
- Мама твоя любит.
Моя мама работает в "Marks & Spencer". Она любит всех своих коллег и ненавидит руководство. Называет их "кучкой идиотов" и, когда говорит о них, у нее отчетливо проявляется ирландский акцент. Папа посоветовал ей бросить работу, если она хочет, но ей нравится быть необходимой. Сейчас, когда оба её ребёнка уехали из дома, это происходит только на работе. Поэтому она осталась.
Настоящая же причина, по которой она всё ещё работала, заключается в том, что ей нравиться в течение всего рабочего дня с кем-то разговаривать - клиенты или коллеги, она не привередлива. Кроме того, ей нравятся скидки на продукты, которые получают сотрудники. Каждый раз, когда я появляюсь дома, она с гордостью показывает мне свою последнюю покупку. "Вот посмотри, Жюстин, - говорит она. - Две куриные грудки в горчично-сливочном соусе за 99 пенсов, а стоили 3, 75 фунта. Вот это экономия!" Мама жила ради таких моментов.
- Ей нравится её работа, а отец ненавидит свою. Но он никогда не оставит её, потому что принимает закон равновесия. И предпочитает иметь жену и крышу над головой, чем хорошую работу.
Мой папа был сантехником и всегда говорил мне: "Если честно, никому не нравится совать свои руки в чужие унитазы". Сам он занимался этим потому, что ему нравилась свобода, которую давала эта работа. Кроме того, ему было по душе, что клиенты щедро платили за то, что он совал свои руки в их унитазы.
Джемма недоверчиво посмотрела на меня и задумалась над сказанным.

- Как-то всё это лишает меня надежды на всю оставшуюся жизнь, поскольку я люблю свою работу и квартиру.
- Может быть, в этом году мы попытаемся пренебречь правилом. Мы обе любим свою работу, и нам обеим нравится наше жильё. Посмотрим, сможем ли мы обвести вокруг пальца этот закон.
- Думаешь, сможем?
По лицу Джеммы я поняла, что она сомневается.
- Все обязательно получится, если ты по-настоящему поверишь в это.
- Как в Санту?
Я рассмеялась, потому как знала, что даже в мае Джемма всё ещё смотрит рождественские фильмы.

- Да, как в Санту, - я немного помолчала. - Дело в том, что мне очень бы хотелось иметь подругу, да и тебе тоже. Если завтра вдруг кто-нибудь из нас умрет, кто сядет на переднюю скамью крематория и будет оплакивать нас от всего сердца? Кто докажет всем, что нас действительно любили?
Джемма на мгновение задумалась.
- Мэдди пришла бы и погрустила о тебе.
Я шлёпнула ее по руке.
- Отлично! Бывшая, которая бросила меня десять лет назад. Я удивлена, что мои внутренности до сих пор не сморщились и не умерли.
- Мейзи придёт.
- И приведёт с собой жену и ребенка? - Мейзи была моей последней бывшей, мы расстались три года назад. - Всё это чертовски угнетает! Если я умру, никто не расстроится. Едва ли чей-то ритм жизни изменится.
Джемма ткнула себя в грудь указательным пальцем.
- Эй! Аллё! Мы ежедневно работаем вместе. Думаю, ритм моей жизни точно изменится.
- Ты знаешь, что я имела в виду. У меня нет любимой, главной плакальщицы. Той, которая будет сидеть в первом ряду крематория и не будет моей родительницей или надоедливым братом.
- Если ты умрёшь, я обещаю, что буду сидеть в первом ряду и лить слёзы вёдрами. А ты можешь пообещать мне то же самое, мисс "Я никогда не плачу"? - Джемма нахмурила брови, пытаясь показать, что она думает об этом.
Я представила себя, сидящей в первом ряду, и поморщилась. Джемма умерла, я сижу на её похоронах.
- О тебе я бы точно поплакала.
- Ты такая плохая лгунья!
Она слишком хорошо меня знала.
- Нам нужно разобраться со Вселенной. Мы должны заставить её полюбить нас и нарушить закон.
- Обычно я очень законопослушна, но этот закон я искренне рада нарушить, - Джемма помолчала. - Вопрос для ясности. Мы будем искать любовь только для того, чтобы, когда умрём, у нас был главный плакальщик?
- Я слышала о причинах и похуже.
Стук в дверь прервал нашу беседу.
- Слава богу! А то разговор стал каким-то странным, - Джемма вышла из комнаты и вскоре вернулась вместе с другими гостями, включая школьных друзей Джеймса, имена которых я так и не запомнила. Одного из них, кажется, зовут Дейвом, но я не собиралась обращаться к нему, чтобы случайно не ошибиться в имени. Обычно говорили о каком-то Дейве. Но это был какой-то другой закон.

Пришедшие толпой хлынули в кухню, пространство наполнилось болтовней и скрипом дверок буфета.
- Керри, ты купила розовое вино? - спросила дама вся в розовом. Джули? Дженни? Джанет? Розовое платье, розовые серьги, розовые туфли. И вино она пила только розовое. Держу пари, если бы она достала свой телефон, чехол на нем тоже оказался бы розовым. Да и вибратор, вероятно, тоже.
Керри достала из винного холодильника бутылку розового вина, и розовая дама широко улыбнулась ей, показывая почти все зубы.
Шипение открывшейся рядом со мной банки с пивом означало, что Роб нашёл тайник со Stella Artois. Мэдди смущенно стояла около двери в кухню, а Геркулес мяукал возле её ног.
- Выпьешь? - спросил у неё Роб, протягивая банку. Мэдди кивнула.
- Было бы здорово.
Её глаза на мгновение встретились с моими, а затем она отвернулась.
Что происходит, когда я оказываюсь рядом с ней? Она одновременно то притягивает меня, то отталкивает, как какой-то сломанный магнит. Всё это немного сбивает с толку. Мне хочется сбежать, и в тот же момент хочется смотреть на неё.
Я налила в бокал Пино Граджио, направилась к задней двери и вышла во двор, освещенный только светом, падающим из кухонного окна. Сад выглядел немного заросшим - признак того, насколько болен был Джеймс. При жизни он был заядлым садоводом.
Глубоко вздохнув, я подняла голову и посмотрела в тёмное, почти чернильного цвета, небо. И смогла обнаружить всего только пару звезд. Даже на окраине Сомерсета приходится расплачиваться за световое загрязнение среды.

+7

6

http://s9.uploads.ru/t/b5PAm.png

Фрагмент 2. Работа № 4

Задняя дверь со скрипом отворилась, я вскинула глаза и увидела её, Мэдди, с зажатой меж пальцев сигаретой.  Она поежилась, выходя на задний дворик. - Не возражаешь? - она указала на сигарету. Не дожидаясь моего ответа, она примостила свою банку «Стеллы» и сладко затянулась.
«Да хренушки», - хотелось мне сказать, но я сдержалась. Вместо этого, будучи истинной англичанкой, я только скривилась в ухмылке и кивнула. Казалось, возражай я или нет, она все равно бы не заметила моей реакции, и продолжила дымить сигаретой.
«Видишь пояс Ориона?» -  Мэдди остановилась чуть позади меня, так что мне пришлось вдыхать пьянящий аромат мускусных духов и ее самой. Она пахла все так же, запах вернул меня в те времена, когда мы встречались. То же самое делала со мной и песня Джастина Тимберлейка «Сексуальная попка» всякий раз, когда я слышала ее по радио. Где бы и с кем я в тот момент ни была, эта композиция всегда приводила мои мысли к Мэдди. Песня возвращала меня в счастливейшие времена моей жизни, когда все, чего мы хотели с любимой, - это сражаться с тяготами жизни бок о бок. Интересно, для Мэдди она так же много значила, или она растоптала все, что было «нашим» в тот момент, как за ней захлопнулась дверь нашего дома?
Я обратила свой взгляд на небо: «Слишком пасмурно». Краем глаза я видела, как оранжевый огонечек сигареты Мэдди пляшет в темноте, пока она затягивается.
«А помнишь, как мы рассматривали звезды, когда учились в универе?»
Как я могла забыть! «Конечно! Ты же мне их и показала. Ты была страстным звездочетом, и тебе не терпелось поделиться со мной своими знаниями.»
Она улыбнулась:
- Я была заучкой.
- Сладкой заучкой, - произнесла я. На мгновение злость на неё отпустила меня. Мэдди Кайнд, милая Мэдди. Только вот не такой уж милой она была в тот момент, когда бросила меня. (прим. Kind  по-англ. «милый»)

Мы еще какое-то время поглазели на небо, а потом Мэдди произнесла:
- Паршивая все-таки вещь случилась с Джеймсом.
- Да, - ничего более умного не смогла я ответить.
- Как думаешь, он сейчас смотрит на нас сверху?
- Ты хочешь сказать, что Джеймс в раю?
Мэдди вздохнула:
- Мне трудно судить об этом, но все же… возможно, он где-то там?
Она замолчала и полезла в карман за сигаретами. Вытащила пачку, протянула ее мне.
Поначалу я колебалась, но потом взяла сигарету. Я не курила уже семь лет. Но что-то такое было в этом вечере, что сейчас это показалось правильным.

Когда мы были студентками, то дымили как паровозы. Если сложить все то время, что мы проводили тогда вместе с Мэдди - курили, болтали, держались за руки и глазели на звезды - наверное, можно было насчитать кучу суток напролет или даже недель.

- Если ты видишь нас сверху, - Мэдди произнесла это и глубоко затянулась, - то это за тебя, Джеймс. Она подняла вверх руку с дымящейся сигаретой. - И все-таки это было чертовски глупо, просто взять и умереть.
Я улыбнулась ее словам.
Мэдди пристально посмотрела на меня. Даже при слабом свете луны я видела, что ее глаза буквально сверлят меня насквозь.
- Но мы все как-то по-идиотски распорядились своими жизнями, правда?
Ее слова застыли в воздухе, как запах тяжелых духов. Я не сразу ответила:
- Некоторые и правда по-идиотски, некоторые – не совсем.
Она отвела глаза и снова потянулась за сигаретой. Мэдди смотрела уже не на меня, а прямо перед собой.
- Не могу поверить, что ты все еще куришь. Даже со всеми этими предупреждениями на упаковках. Я сдалась семь лет назад.
Она покачала головой:
- Вообще-то я тоже завязала. Позволяю себе, только когда нервничаю.
- Я заставляю тебя нервничать?
- Вообще-то очень, - она помолчала, - Знаю, что уже слишком поздно это говорить, но я очень сожалею о том, что произошло, Юс.
Я поперхнулась. Мэдди просила прощения! Было время, когда я со всем неистовством желала только одного: чтобы Мэдди появилась на пороге моего дома и извинилась. В течение года с ее ухода я прокручивала эту сцену каждый день, и моя реакция менялась только с течением времени.
Спустя пару-тройку месяцев, я бы накричала на нее, горько расплакалась, но потом, скорее всего, оказалась бы с ней в постели.
От четырех месяцев до полугода, я, возможно, залепила бы ей пощечину и стенала изо всех сил, но потом оказалась бы с ней в постели.
От семи месяцев до девяти моим рыданиям на было бы предела, наверняка я бы вышла из себя, но потом оказалась бы с ней в постели.
Однако, спустя десять месяцев и больше, я приказала бы ей убираться и захлопнула перед ее носом дверь.
Но теперь, на десятом году разлуки, что могла я сказать ей спустя сто двадцать два месяца  с тех пор, как она будто самый заправский маг, просто испарилась из моей жизни? Мне было горько, но и только. Никаких рыданий и разбитых в кровь кулаков. Все это не имело уже никакого значения - мы были чужими людьми со своими жизнями. Хоть близость Мэдди все еще волновала меня.
- Да, уже слишком поздно. - Я повернулась к ней. - Ты не собираешься мне ничего рассказать? Почему тогда ты просто исчезла безо всяких объяснений?
Она снова обратила лицо к звездам, выпустив к небу струйку дыма.
- Страх. Боязнь обязательств. Куча всего, - она сделала паузу, - Я прокручивала в голове наше будущее и это пугало меня.
- И ты не придумала ничего лучше, чем просто исчезнуть? Тебе не кажется, что я заслуживала чуть большего, после того как четыре года пробыла твоей девушкой?
Она кивнула.
- Ты заслуживала самого лучшего, а я, я, тупая сволочь, все обратила прахом. Вот что я сделала. Тогда мне казалось это правильным. Мне казалось, что прежде, чем все пойдет не так, лучше поскорее с этим расквитаться.
Она замолчала. - Навряд ли это что-то меняет, но с тех пор я жалею о своем поступке каждый день.
Гнев все-таки прорвался и заполнил меня изнутри. Все это время я чего только не передумала, размышляя над тем, отчего все так вышло, но причина оказалась гораздо прозаичнее. Мэдди просто показалось, что у нас ничего не получится? Это все ее страх перед обязательствами и взрослой жизнью?
Желание влепить ей пощечину снова обуяло меня, но я сдержалась. Сжав кулак, я чувствовала, как ногти больно впиваются в ладонь. Я глубоко вдохнула, прежде чем ответить.
- И как складывалась твоя жизнь с тех пор? Удалось с кем-то завязать отношения?
Она бросила окурок на пол, притушила и отрицательно покачала головой:
- Ни с кем. Я не могу сказать, что мои принципы сильно поменялось с того времени. И, конечно, люди это чувствовали. Женщины приходили и уходили. А сейчас… что ж, сейчас более важное значение приобрели другие вещи.
Я предупредительно подняла руку:
- Подробностей мне знать не обязательно.
- Просто знай, что никого больше не было. По крайней мере, так, как это было с тобой.
Она помолчала.
- А как насчет тебя - вижу, ты без кольца?
- Уверена, что Джеймс держал тебя в курсе моей любовной жизни, - раздражительность снова ко мне вернулась. И конечно, мне не хотелось говорить ей всю правду. Правду о том, что она испепелила меня своей ложью, что теперь доверие к людям - точно не мой конек. С тех пор я освоила множество вещей: говядина по-веллигтонски, французский пирог «наизнанку», я даже научилась белить потолок без падений с лестницы. Но вот доверить кому-то свое сердце, с тех пор как Мэдди оставила меня, мне оказалось не под силу.
Она отрицательно помотала головой:
- Не совсем. Джеймс очень оберегал тебя, тем более, что я прекрасно понимала, что не лучшим образом обошлась с тобой. Мы сознательно избегали скользких тем, чтобы ему не приходилось лгать.
- Я все еще не могу поверить, что он ушел.
- Знаю, - ответила она, - он был той ниточкой, что связывала меня с тобой, и я крайне дорожила этим. Он как-то даже пытался убедить меня пойти на встречу выпускников, - добавила Мэдди, - ссылаясь на то, что ты не будешь против, так как с тех пор куча воды утекла.
Хотя я была не согласна с его доводами, я спросила:
- Так что же ты не пришла?
Мэдди пожала плечами и отхлебнула пива.
- Мне казалось, что я не имею права. Я думала, что мне потребуется от тебя чуть ли не письменное разрешение, что ты не против, и что это будет слишком большая просьба. Поэтому я никогда и не думала прийти.
- И вот мы здесь, - ответила я. - Так или иначе, Джеймс в конце концов заставил нас поговорить, пусть и очень экстремальным способом.
- Да уж.
Мэдди прочистила горло прежде, чем заговорить вновь. И пристально посмотрела на меня:
- Что ж, я надеюсь, это только начало. Если ты не против, я бы в следующий раз пригласила тебя куда-нибудь выпить… если ты не против, конечно.
Слова Мэдди заплелись в сияющую в лунном свете паутину. Стоит зацепить хоть краешек, и я в ней застряну. Угожу в паутину Мэдди.
Поэтому я словно приросла к полу.
Да, минуло сто двадцать два месяца с тех пор, как за ней закрылась дверь, но это не означало, что я хочу, чтобы она вошла в нее обратно. Так оно не работает, и, к счастью, Мэдди это прекрасно понимала.
Смогу ли я когда-нибудь смириться с тем, что она сделала? Я взглянула на все еще не зажженную сигарету в моей руке. Я была уже не той девочкой, которую она оставила десять лет назад.
Я задумалась: смогу ли я вновь пустить Мэдди в свой мир? Ответом пришел сразу и был однозначным: не в этой жизни.

Отредактировано Вместе (21.04.19 13:00:11)

+16

7

http://sh.uploads.ru/t/9Y6Ci.png

Фрагмент 2. Работа № 5

Дверь во двор со скрипом распахнулась, и я увидела Мэдди с сигаретой в руках. Выйдя на террасу, она поморщилась.
- Не возражаешь? - махнула она сигаретой.
Не дожидаясь моего ответа, она поставила банку “Стеллы“ и зажала сигарету губами.
- Да, черт возьми! - хотела ответить я, но промолчала.
Вместо этого, будучи англичанкой, я улыбнулась и кивнула.
Похоже, было неважно, возражала я или нет, она все равно останется здесь, прикуривая сигарету.
- Ты видишь пояс Ориона? - Мэдди стояла рядом, пьянящая смесь терпких духов и ее самой.
Она пахла как прежде, и это вернуло меня к тому времени, когда мы встречались. То же самое происходило всякий раз, когда по радио звучала Sexy Back Джастина Тимберлейка. Это была наша песня. Услышав ее, неважно, где я была и с кем, я всегда думала о Мэдди. Песня вернула меня в те счастливые времена, когда все, чего мы хотели, - это вместе изменять мир. Было ли для нее это тем же самым, или она уничтожила все воспоминания о нас из своей памяти, когда ушла?
- Слишком пасмурно. - Мой взгляд остался обращенным вверх.
Краем глаза я заметила, как в темноте вспыхнула оранжевым цветом сигарета Мэдди, когда она медленно затянулась.
- Помнишь, как раньше, в университете, мы мечтали под звездами?
“Неужели она действительно думает, что я забыла?“
- Конечно. Ты показала их мне. Ты была загадочным звездочетом, жаждущим поделиться своими знаниями.
Она рассмеялась.
- Я была немного чудачкой, не так ли?
- Милой чудачкой, - на мгновение я забыла, что рассержена на нее.
Мэдди Кайдн. Мэдди Добрая. Только все-таки не было в ней этой доброты.
Несколько секунд мы вглядывались вверх. Потом Мэдди заговорила.
- С Джеймсом может случиться что угодно.
Глупо так говорить.
- Да.
- Думаешь, он видит нас сверху?
- Хочешь сказать, что Джеймс на небесах?
Мэдди усмехнулась.
- Не знаю, что там с небом, но, может быть, он... где-то здесь?
Она замолчала, полезла в карман, вытащила из пачки сигарету и предложила мне.
Я удивилась, а потом взяла одну. Я бросила курить семь лет назад. И все же что-то в сегодняшнем вечере, в этом мгновении было такое, что курение казалось правильным. Когда мы были студентами, мы дымили как печные трубы. Если бы мне пришлось подсчитать, сколько времени мы с Мэдди провели куря, болтая, держась за руки и глядя на звезды... возможно, это длилось дни, а может и недели.
- Если ты смотришь вниз, - сказала Мэдди, затягиваясь как профи, - за тебя, Джеймс. - Она подняла сигарету. - И, между прочим, это был идиотский поступок - взять и умереть.
Я улыбнулась этому.
Мэдди уставилась на меня. Даже в лунном свете белки ее глаз докучали мне.
- Но ведь все мы в жизни совершали идиотские поступки, не так ли?
Я позволила ее словам повиснуть в воздухе, как дуновению затхлых духов.
- Некоторые больше, чем другие.
Она быстро опустила глаза и снова затянулась сигаретой, глядя прямо перед собой.
- Не могу поверить, что ты все еще куришь. Даже со всеми этим предупреждениями на пачке. Я сдалась семь лет назад.
Она покачала головой.
- Обычно нет. Только когда нервничаю.
- Я заставляю тебя нервничать?
- Похоже, так и есть. - Она помолчала. - Я знаю, что уже немного поздно для этого, но мне очень жаль, Джус.
Я закашлялась. Мэдди извинялась. Было время, когда единственное, чего я хотела, - это чтобы Мэдди появилась у моей двери и попросила прощения. Я желала этого целый год, и мой ответ менялся каждые несколько месяцев.
В первые три месяца я бы кричала на нее, плакала, а потом, вероятно, оказалась бы в постели. С четвертого по шестой месяц - я бы ударила ее по лицу, кричала, а потом, вероятно, оказалась бы в постели. С седьмого по девятый месяц - я бы плакала, рыдала, злилась и, в конце концов, оказалась бы в постели. Однако на десятом месяце и уж точно в конце года я велела бы ей оставить меня одну и захлопнула бы дверь перед ее носом.
Но теперь мы были на десятом году. Прошло 122 месяца с тех, как она исчезла, как лучший из фокусников. Мой ответ после стольких лет? Мне было грустно, но не более того. Никаких воплей, ударов и плача. Потому что это не имело значения. Теперь мы были другими людьми с разными жизнями. Тем не менее, находясь так близко от Мэдди, я все еще чувствовала себя беззащитной.
- Так и должно быть. - Я повернулась к ней лицом. - Ты собираешься ввести меня в курс дела? Почему ты исчезла без следа?
Она снова подняла лицо к небу, выдыхая дым по прямой линии.
- Трусость. Боязнь обязательств. Среди прочего. - Она помолчала. - Я видела, как перед моими глаза промелькнуло наше будущее, и оно до смерти меня напугало.
- Значит, ты просто встала и ушла? Разве я не заслуживала немного большего, будучи твоей девушкой почти четыре года?
Она кивнула.
- Ты заслуживала всего. Это я, дура, ничего не заслуживала. И вот что я получила. Думаю, это именно то, во что я верила, потому что в то время я решила, что лучше сама исполню это самовнушенное предсказание, прежде чем оно действительно произойдет. - Она помедлила и добавила - Если для тебя это еще имеет значение, то с тех пор я жалею об этом каждый день.
Шар гнева пронесся по моему телу. Все это время я задавалась вопросом “Почему?“, беспокоилась о том, что я сделала, а виной всему оказался классический страх перед обязательствами? Просто Мэдди и ее вера в то, что ничего не получится? Если раньше у меня не было желания дать ей пощечину, то сейчас оно появилось. Однако я сдержалась. Мы все еще были на поминках. Я держала руки по швам, хотя мой левый кулак был сжат так сильно, что ногти оставили на коже следы. Я глубоко вздохнула, прежде чем ответить.
- И как с тех пор сложилась твоя жизнь? У тебя кто-то есть?
Она покачала головой, бросила окурок на пол и растерла его ногой.
- Нет. Не думаю, что с течением времени мои взгляды изменились. Когда хочешь оставаться свободной, излучаешь флюиды. Женщины приходили и уходили. А теперь... другие вещи стали более важными.
Я подняла руку.
- Мне не нужны подробности.
- После тебя никого не было. Не в этом смысле. - Она помедлила. - А как насчет тебя? Я не вижу кольца.
- Уверена, Джеймс держал тебя в курсе моей личной жизни. - Я снова начинала злиться.
Но я не собиралась говорить ей правду. Что она погубила меня своей ложью, и теперь доверие не числилось в списке моих навыков. За прошедшие годы я освоила многое: говядину “Веллингтон“, Тарт Татен, покраску потолка без падения с лестницы. Но после Мэдди доверять кому-то свое сердце было выше моих сил.
Она покачала головой.
- Не совсем. После того, как я с тобой обошлась, Джеймс защищал тебя, и я это понимала. Поэтому мы остановились на более безопасных темах и оставили эту ложь.
- Все равно в голове не укладывается, что его больше нет.
- Я знаю, - ответила она. - Он был моей связью с тобой, и я дорожила этим и им самим. Он пытался уговорить меня пойти на университетские встречи, - добавила Мэдди. - Сказал, что ты не против, учитывая, что прошло уже довольно много лет.
- Так почему ты этого не сделала? - Меня бы это не устроило.
Мэдди пожала плечами и сделала еще глоток пива.
- Я никогда не считала, имею на это право. Думала, мне придется получить твое письменное разрешение, но после стольких лет разговор с тобой показался мне чрезмерной просьбой. Поэтому я никогда не приходила.
- Но сейчас мы здесь, - ответила я. - В конце концов, Джеймс нашел радикальный способ заставить нас поговорить.
- Так и есть.
Мэдди откашлялась, прежде чем снова заговорить, и посмотрела на меня.
- Надеюсь, это не единичный случай. В следующий раз я бы хотела пойти выпить с тобой, но только если ты не против.
Вопрос повис между нами, как паутина, поблескивая в лунном свете. Если бы я подошла к нему, то попала бы в ее паутину. Паутину Мэдди.
Из-за этого мои ноги приросли к полу.
Да, прошло 122 месяца с тех пор, как она вышла за дверь, но это не означало, что я хотела, чтобы она вернулась. Были негласные правила и, к счастью, Мэдди их признавала.
Смогу ли я когда-нибудь смириться с этим? Я посмотрела на сигарету в руке, так и оставшуюся не зажженной. Я уже не была тем человеком, от которого она ушла десять лет назад, и сигарета доказывала это.
Останусь ли я невозмутимой, если Мэдди вернется в мой мир? Моя первая реакция: не в этой жизни.

+8

8

http://s9.uploads.ru/t/b5PAm.png

Фрагмент 3. Работа № 6

Мастер класс по приготовлению выпечки был безумно популярным классом по выходным и сегодня мы готовились к девичнику из 14 человек.
Джемма и я прошлую ночь всё приготовили, чтобы я смогла подольше поваляться в постели в субботу. Это было после 7 утра. Как бы посмеялся мой университетский "я".

Я припарковала свой зелёный " Гольф"- Кермит- на стоянку позади студии, захлопнула дверцу и потянулась.
Солнце ярко светило даже в  9 утра. Я поправила свои Рэй Бэнс* на носу и схватила черную кожаную сумку с заднего сиденья.
Мой "Гольф" был машиной, о которой я всегда мечтала в юности, и теперь, когда мне перевалило за тридцать, я смогла себе это позволить. Это была одна из первых вещей, которые я приобрела.  Я всё ещё не могла себе позволить дом, но я арендовала у друга, который сдает мне по выгодной цене. Кроме того,  я копила деньги на депозит, чтобы купить свой, как только смогу, возможно в Бристоле, где цены были дешевле.

Я пришла первой. Джемма сегодня взяла выходной. Мы по очереди давали уроки по выходным и сегодня Амиша- супер пекарь, была моей помощницей.
Я улыбнулась оценивая наше пространство.
Ослепительное солнце заливало студию из окон от пола до потолка и длинные деревянные верстаки выглядели свежо и маняще, ожидая, когда их испортят мукой, маслом и цветными желе.
Скамейки были увенчаны фирменными фартуками " Райская выпечка", а вдоль них рядами выстроились миксеры пастельных тонов, готовых к действию.

Когда я только начала преподавать уроки выпечки я импровизировал на ходу. Но теперь, занимаясь этим последние несколько лет, я была уверена, что смогу справиться с любыми вопросами.
Большинство наших клиентов имели определенный уровень знаний, но некоторые были полными новичками.
Моя любимая часть работы заключалась в том, чтобы дать людям дополнительные навыки и уверенность, чтобы вывести их выпечку на следующий уровень. Эта уверенность неизменно оказывала влияние и на всю их дальнейшую жизнь.

Я надеялась, что хоть кто-то из сегодняшних учеников не только хорошо проведет время, но и приготовит что-нибудь вкусненькое.
Они всегда были этаким "сплавом динамики" с коллегами по работе, семьёй и друзьями, собранными вместе, часто в первый раз.
Всё, что они на самом деле хотели- это выпить, снимая стресс от свадеб. И девичники иногда доставляли больше хлопот, чем стоили.

Я вспомнила одну вечеринку в прошлом месяце. В течение первого часа невеста была в слезах из-за того, что сделала группа. Весь следующий час мы ругали мужчин и готовили чай, пытаясь успокоить невесту. Когда я, в конце концов, заставила их всех печь, они какое-то время уделяли мне внимание. То есть, до тех пор, пока не потребовали принести  Просекко* раньше времени и тогда, все пошло коту под хвост.
В итоге, я сама украсила половину тортов, чтобы на вечеринке было что-то, что они могли взять домой.
Я скрестила пальцы, сегодняшняя группа не должна быть такой головной болью.

Прошло шесть недель после похорон и шока, вызванного встречей с Мэдди. Ко мне вернулось спокойное состояние. Мой мир не рухнул.
Да, сначала я была потрясена, но теперь почувствовала, что справлюсь.
Я пережила инцидент на дороге и услышав, как Керри говорит о Мэдди, поняла, возможно, она уже не такая плохая.

К тому же, как оказалось, мне стало лучше и я смогла вылезти из этого дерьма.
Прошедшие годы укрепили мою стойкость и Джемма была права, я стала крутой. Возможно, мне стоит сделать эмблему на фартуке для будущих занятий, на случай, если кто-то сомневается.

Я включила свет на кухне и поставила кофе. Это была самая важная часть дня.
Я только наполнила машину водой, как вошла Амиша, одарив меня широкой улыбкой.
Она несла поднос с кексами в форме
"вагины", которые на вкус были лучше, чем выглядели. Кексы " вагины" означали, что сегодняшний девичник будет для лесбиянок. Я и забыла об этом. Я не была поклонницей текущей тенденции для кексов с генитальной тематикой, но всякий раз, когда был девичник, они были нашим угощением толпе. Мне не хотелось тратить свой день на то, чтобы смазывать сливочным кремом губки вульвы, но пока мы их готовили, это избавляло от желания.
У подружек невесты было время, чтобы сделать кексы с мастерством, которые они могли бы показать своей матери.

Как всегда, мое сердце затрепетало, когда я поняла, что это толпа лесбиянок. В наши дни мы часто устраивали лесбийские девичники, что было великолепно. Однако, я всегда боялась, что встречусь с кем-то, кого я знала. Или, точнее, с кем спала за последние десятилетия. Не то, чтобы я была шлюхой высшего класса, но я спала с горсткой женщин.  Может с двумя горстками.

- Ты испекла кексы. Я говорила тебе недавно, что люблю тебя?

-  Я даже сделала по одному для нас обоих, так что всего шестнадцать кексов " вагины".

Амиша снова покрасила волосы. На этот раз она стала металлически- зелёной.
Я рассмеялась.
- Я уверена, что они станут хитом.

Если бы мы и сомневались в том, кто невеста, то это было совершенно ясно, когда полчаса спустя она вошла в наши двери в сверкающей тиаре. Ее звали Брианна и подружки настойчиво повторяли ее имя при каждом удобном случае, несмотря на то, что было, только 9:45 утра.

- Брианна! Брианна! Брианна!

С другой стороны, Брианна казалась расслабленной и не собиралась плакать о своей будущей женитьбе, за что я была благодарна ей.
Что ещё более важно, я не знала ни одного человека, в основном  из-за того, что они были из Лондона.
Я мысленно вознесла благодарственную молитву лесбийским богиням, которые явно улыбались мне.

Взяв у всех пальто и усадив их за скамейки, мы угостили дам кофе и кексами, что доставило им необычайное удовольствие, как будто никто раньше не давал им кофе и кексы.
Я заговорила с главной подружкой невесты - Хелен. Я догадалась, потому что на ней была футболка с надписью " главная подружка невесты".
У Хелен была косая челка, которая падала ей на глаза. Ещё у нее было кольцо в носу, и я зааплодировала. Я попробовала однажды, когда мне было за двадцать, но быстро вытащила его, когда поняла, что не могу нормально  высморкать сопли. Хелен явно с этим справлялась.

- Хелен, извините, что прерываю. - Амиша подошла к нам, выглядев при этом виноватой.
Она была самым милым человеком на свете.
- Мне просто интересно, придут ли ещё люди?
Вы заказали на 14 человек, а у нас только 10?
Хелен почувствовала боль во рту из-за изюма и кивнула, размахивая телефоном в правой руке:
- На подходе ещё одна машина, но у них возникли проблемы. Они скоро будут, но могут и задержаться. Они сказали ехать без них. Давайте я напишу им ещё раз.
Именно это она собиралась сделать.

Я улыбнулась. Мне не нужно прерывать занятия, но опять же, я не хотела делать из этого проблему. Эта группа заплатила нам хорошие деньги и я хотела сделать их опыт идеальным,  чтобы они рассказали всем своим друзьям.
Наряду с Инстаграм, сарафанное радио было нашим самым большим источником бизнеса.
- Было бы здорово, если бы вы это выяснили. Я лучше подожду, пока вы все соберётесь, чтобы начать. Если кому-то захочется ещё чашечку кофе, это не проблема.

Лицо Хелен расплылось в улыбке.
- Они только что въехали в центр города, так что скоро будут здесь. Спутниковая навигация вела их не в ту сторону.
Она опустила глаза в пустую кружку:
- Но я бы не отказалась от ещё одной чашечки кофе.
Амиша схватила кружку:
- Сейчас будет.

- Скажите им, чтобы они припарковались в конце дороги, а не на улице.  Здесь всё время эвакуируют машины. Джемму эвакуировали три раза, к ее большому огорчению.

Хелен кивнула и отправила сообщение.
- Готово.- ответила она.

Всем женщинам было за тридцать, кроме одной, которая, предположительно, была матерью или тетей невесты.
Именно она в данный момент возбуждённо размахивала руками и провозглашала:
- Кулинарный поединок! Мы сделаем это.

- И так леди! - я хлопнула в ладоши, привлекая их внимание.
При том, что в комнате было всего 10 подружек невесты, громкость была уже на пределе. День только продолжается, а они такие шумные.
- Это ваш последний звонок, так что, если кому-то понадобиться сходить в туалет или ещё выпить, поднимите руку и мы с Амишей поможем вам. Как только прибудут остальные, начнем печь.

Хелен была права насчёт точного время прибытия. Через 10 минут двери студии распахнулись и вошли четыре женщины в обычных свадебных футболках с надписью
" Команда Брианны!"
Я была на кухне, когда услышала радостные крики и вышла в главный зал.
Я остановилась как вкопанная, когда увидела одну из женщин.
Потому что там, увидев меня и застыв с полуулыбкой на лице, была Мэдди.

*Рей Бен (Ray- Ban)- бренд солнцезащитных очков.
* Просекко (Prosecco)-  итальянское белое игристое вино.

+8

9

http://sd.uploads.ru/t/KIaqW.png

Фрагмент 3. Работа № 7

Мастер-класс по капкейкам был чрезвычайно популярным в выходной день, и сегодня мы готовились к девичнику. Джемма и я потратили прошлую ночь на все приготовления, поэтому с утра я могла немного поваляться в постели. В эти дни, это было что-то после 7 утра. Как бы меня высмеивали в университете.

Я припарковала свой зеленый гольф – по имени Кермит – на парковке, за нашей студией, хлопнула дверью и потянулась. Солнце светило ярко даже в 9 утра. Я подтолкнула свои очки (Рэй Бэнс) к носу и схватила черную кожаную сумку с заднего сиденья. Мой гольф - это была машина, которую я всегда хотела еще с юности, и сейчас, в свои тридцать с небольшим, я могу себе это позволить, это была одна из моих первых вещей, которую я приобрела. Я все еще не могла позволить себе дом, но я снимаю его у друга, который сдает его мне по сниженному тарифу. Кроме того, я накопила на депозит, таким образом, я могу купить свой, как только представиться возможность, в Бристоле, где цены дешевле.

Я прибыла первой, у Джеммы был выходной. Мы по очереди проводили занятия, и сегодня Амиша была моей помощницей, которая была супер-пекарем. Я улыбнулась, оценивая наше рабочее пространство. Ослепительный солнечный свет купал студию, проникая в окна от пола до потолка, а длинные рабочие столы с деревянными поверхностями выглядели свежо и привлекательно, ожидая, когда их испачкают в муке, в масле и во всех красках. Скамейки были покрыты фирменными фартуками Cake Heaven, а наряду с миксерами, выстроенными в ряд, находились готовые красители.

Когда я только начала преподавать, я была на взводе. Но теперь, занимаясь этим в течение последних нескольких лет, я была уверена, что смогу справиться с тем, чтобы мне не выпало. У большинства наших клиентов уже был некий уровень, но некоторые были новичками. Моя любимая часть работы заключалась в том, чтобы дать людям специальные навыки и уверенность, чтобы поднять их выпечку на следующий уровень. Эта уверенность неизменно будет оказывать влияние на всю их оставшуюся жизнь.

Я надеялась, что хоть кто-то из сегодняшних участников будет готов к выпечке и хорошо проведет время, но с девичниками никогда не угадаешь. Они всегда были такими динамичными, с коллегами, семьей и друзьями, собранными вместе, а то и часто в первый раз. Смешайте стресс от свадеб и тот факт, что все, что они действительно хотели сделать, это выпить, и девичники иногда приносили больше проблем, чем они того стоили.

Я вспомнила одну вечеринку в прошлом месяце. В течение первого часа невеста была в слезах из-за того, что сделала группа. Весь следующий час мы ругали мужчин и готовили чай, пытаясь успокоить невесту. Когда я, в конце концов, заставила их всех печь, они какое-то время уделяли мне внимание. То есть до тех пор, пока не потребовалось вино (Просекко), и тогда все отменилось. В итоге я украсила половину тортов, чтобы на вечеринке было что-то, что они могли взять домой. Я скрестила пальцы, надеясь, что сегодняшняя группа не будет такой головной болью.

Прошло шесть недель после похорон, и после шока, вызванного встречей с Мэдди, я снова плыла по течению. Я не вышла из строя. Да, сначала я была потрясена, но теперь почувствовала, что справлюсь. Я пережила инцидент на подъездной дорожке, и, услышав, как Керри говорит о Мэдди, поняла, что, возможно, она уже не такая плохая.

К тому же, как оказалось, у меня это получалось лучше, чем я себе представляла. Прошедшие годы укрепили мою стойкость, и Джемма была права. Я была задирой. Возможно, мне стоит сделать эмблему на фартуке для будущих занятий, на случай, если у кого-нибудь возникнут сомнения.

Я включила свет на кухне и поставила кофе — самая важная часть дня. Я только наполнила машину водой, когда вошла Амиша, одарив меня широкой улыбкой. Она несла поднос с кексами "вагина", которые на вкус были лучше, чем выглядели. Кексы в виде “вагины“ означали, что сегодняшний девичник у лесбиянок. Я и забыла об этом. Я не была поклонницей нынешней тенденции кексов на тему гениталий, но всякий раз, когда был девичник, это было нашим угощением. Я не хотела тратить свой день на то, чтобы намазывать сливочный крем на губчатую вульву, но когда мы предоставляли их готовыми, это вызывало непреодолимое желание. А так у подружек было время, чтобы сделать кексы с артистизмом, которые они могли показать своей матери.

Мое сердце затрепетало, как всегда, когда я поняла, что это лесбийская толпа. В эти дни мы чаще устраивали лесбийские девичники, и это было великолепно. Тем не менее, я всегда боялась, что они будут связаны с кем-то, кого я знала. Или, точнее, с кем я спала за последние десятилетия. Не то чтобы я была гулящей, но я переспала с горсткой женщин. Может, две пригоршни.

- “Ты испекла кексы. Я говорила тебе на днях, что люблю тебя?“

-  “Я даже сделала один для нас обоих, так что всего шестнадцать кексов в виде “вагины““. Амиша снова покрасила волосы. На этот раз она стала металлически-зеленой.

Я рассмеялась. – “Я уверена, что они станут хитом“.

Если у нас и были какие-то сомнения относительно того, кто была невеста, то это стало кристально ясно, когда полчаса спустя она вошла в наши двери в сверкающей тиаре. Ее звали Брианна, и подружки настойчиво повторяли ее имя при каждом удобном случае, несмотря на то, что было только 9:45 утра.

- “Брианна! Брианна! Брианна!“

С другой стороны, Брианна казалась расслабленной и не собиралась плакать о своей будущей жене, за что я была ей благодарна. Что еще более важно, я не знаю ни одного человека, в основном из-за того, что все они были из Лондона. Я мысленно вознесла благодарственную молитву лесбийским богиням, которые явно улыбались мне.

Взяв у всех пальто и усадив их за скамейки, мы напоили дам кофе с пирожными, что доставило им необычайное удовольствие. Как будто никто раньше не давал им кофе с выпечкой. Я болтала с главной подружкой невесты, Хелен. Я догадалась, что это ее роль, потому что на ней была футболка с надписью “Главная подружка невесты“. У Хелен была подрезана челка, которая падала ей на глаза. Еще у нее было кольцо в носу, которое я не одобряла. Я попробовала один раз нацепить такое, когда мне было за двадцать, но быстро вытащила его, когда поняла, что не могу высморкаться. Хелен явно справилась с кольцом в носу.

- “Хелен, извини, что прерываю“.- Амиша подошла к нам и действительно выглядела виноватой. Она была самым милым человеком на свете. “Мне просто интересно, приедут ли еще люди? Так как вы заказали на 14, а пришло только 10?”

У Хелен был полон рот булочки с изюмом, и она кивнула, размахивая телефоном в правой руке. – “Подъезжает еще одна машина, но у них возникли проблемы. Они собирались быть здесь, но, возможно, их оштрафовали. Они сказали ехать вперед без них. Давай я напишу им еще раз“.- И она принялась писать.

Я скривила рот. Мне не следовало бы прерывать занятия, но опять же, я не хотела делать из этого проблему. Эта группа неплохо заплатила нам, и я хотела сделать их опыт идеальным, чтобы они рассказали всем своим друзьям. Наряду с Instagram, сарафанное радио было нашим самым большим источником бизнеса. – “Было бы здорово, если бы вы это выяснили. Я лучше подожду, пока мы все соберемся, чтобы начать, так что если нам придется налить еще чашку кофе, это не проблема“.

Но лицо Хелен расплылось в улыбке. “Они только что въехали в центр города, так что скоро будут здесь. Спутниковая навигация вела их не в ту сторону“. Она опустила глаза в пустую кружку. – “Но я бы не отказалась от еще одного кофе“.

Амиша состроила гримасу. – “Сейчас начнется“.

- “Скажите им, чтобы они парковались в конце дороги, а не на улице. Здесь все время буксируют машины“. Машину Джеммы забирали три раза, к ее большому огорчению.

Хелен кивнула и отправила сообщение. – “Договорились“ - ответила она.

Всем женщинам было за 30, кроме той, как я предположила, что была матерью или тетей невесты. Именно она в данный момент возбужденно размахивала руками и заявляла, что быть здесь-это “все равно, что испечь пирог“! Мы многому научимся.

- Правильно, леди!” Я хлопнула в ладоши, чтобы привлечь внимание группы. Даже при том, что в комнате было всего десять подружек, громкость была уже на пределе. Я только собиралась повысить голос, как все утихли. – “Это последний раз, когда вы можете сходить в туалет перед началом, и если кому-нибудь понадобится еще выпить, подними руку, и мы с Амишей поможем вам. Как только прибудут запоздавшие, настанет время для выпечки“!

Как и ожидалось, через десять минут двери студии распахнулись, и вошли четыре женщины в обычных футболках с надписью: “Команда Брианна“. Я была на кухне, когда услышала радостные крики и вышла в зал. Но когда я увидела, кто была одна из женщин, я остановилась как вкопанныя. Улыбка сползла в моего лица, когда она увидела меня, это была Мэдди.

+4

10

http://sh.uploads.ru/t/9Y6Ci.png

Фрагмент 3. Работа № 8

Мастер-класс по приготовлению кексов был чрезвычайно популярным занятием в выходные и сегодня у нас намечался 14 по счету девичник (англ. «куриная вечеринка»). Мы с Джеммой провели прошлую ночь, подготовив все, чтобы я могла встать в субботу попозже. В такие дни это было после 7 утра. Как посмеется мое "я".
Я поставила свой зеленый гольф — Кермита — на стоянку позади студии, захлопнула дверцу и потянулась. Солнце светило ярко даже для 9 утра. Нацепила Рэй-Бэн на нос и схватила с заднего сиденья черную кожаную сумку. Мой гольф был той машиной, которую я хотела с самой юности, и теперь, когда мне перевалило за тридцать и я могла себе это позволить, это была одна из первых вещей, которую я приобрела. Я все еще не могла позволить себе дом, но я арендовала его у друга, который сделал мне дружескую скидку. Кроме того, я копила деньги на вкладе, чтобы купить свой, как только смогу, возможно, в Бристоле, где цены были дешевле.
Я пришла первой, Джемма сегодня взяла выходной. Мы по очереди проводили занятия по выходным и сегодня моей помощницей была Амиша, которая была супер-сильным пекарем. Я улыбнулась, оценивая наше пространство. Ослепительное солнце заливало студию из панорамных окон, и длинные деревянные верстаки выглядели свежими и манящими, ожидая, когда их испачкают мукой, маслом и цветными желе. Скамейки были увенчаны фирменными фартуками «Райский торт», вдоль них рядами выстроились миксеры пастельных тонов, готовые к действию.
Когда я только начинала преподавать пекарское дело, я что-то упускала. Но теперь, занимаясь этим в течение последних нескольких лет, я была уверена, что смогу справиться с любым уроком, подкинутым мне. Большинство наших клиентов что-то умели, но некоторые были полными профанами. Моей любимой частью работы было придание людям дополнительных навыков и уверенности, чтобы вывести их выпечку на следующий уровень. Эта уверенность неизменно оказывала влияние и на всю их остальную жизнь.
Я надеялась, что хоть кто-то из сегодняшних учеников  преуспеет в выпечке, а также хорошо проведет время, но об этом никогда нельзя сказать наверняка на девичниках. Они всегда были такой взрывной смесью из коллег, семьи и друзей, собранными вместе зачастую в первый раз. Сочетание свадебного стресса и того факта, что все, чего они на самом деле хотели, - это выпить, и девичники иногда доставляли больше хлопот, чем можно было предположить.
Я вспомнила одну вечеринку в прошлом месяце. В течение первого часа невеста была в слезах из-за того, что делала группа. Следующий час мы провели ругая мужчин и готовя чай, пытаясь успокоить невесту. Когда я в конце концов заставила их всех печь, они какое-то время уделили этому внимание. Но просекко потребовали раньше времени, и тогда все было брошено. В итоге я украсила половину тортов, ту часть, что они могли взять домой. Я скрестила пальцы - пусть сегодняшняя группа не будет такой головной болью.
Прошло шесть недель после похорон, и после шока, вызванного встречей с Мэдди, я снова была в порядке. Мир не перевернулся. Да, сначала я была потрясена, но теперь почувствовала, что справляюсь. Я пережила инцидент на подъездной дорожке, и, услышав, как Керри говорит о Мэдди, поняла, что, возможно, она уже не такая плохая.
К тому же, как оказалось, у меня это получалось лучше *цензура*, чем я себе представляла. Прошедшие годы закалили меня, и Джемма была права. Я - офигенна. Возможно, я нанесу эту эмблему на фартук для будущих занятий, на всякий случай, если кто-то засомневается.
Я включила свет на кухне и поставила кофе — самая важная часть любого дня. Только я залила в машину воду, как прошла Амиша, одарив меня широкой улыбкой. Она несла поднос с кексами-вагинами, которые на вкус были лучше, чем выглядели. Кексы-вагины означали, что сегодня лесби-девичник. Я и забыла об этом. Я не была в восторге от того, что кексы в генитальном стиле в тренде, но всякий раз, когда был девичник, нам нужно было выполнять желание клиента. Я не хотела посвящать свой день намазыванию сливочного крема на бисквит-вульву, но пока мы поставляли их готовыми, это было как расчесывание комариного укуса. У кур было время, чтобы сделать кексы с достаточным мастерством, чтобы можно было показать своей матери.
Мое сердце дрогнуло, как всегда, когда я осознала, что это лесби-тусовка. В последнее время мы все чаще устраивали лесби-девичники, и это великолепно. Тем не менее, я всегда беспокоюсь, что они привлекут кого-то, кого я знала. Или, если быть точным, с кем я спала за последнее десятилетие. Не то чтобы я была повесой высшего разряда, но  женщины у меня были. Вспомнить бы, сколько.
- Ты испекла кексы. Я же говорила тебе, что люблю тебя?
- Я даже сделала один для нас обоих, так что всего шестнадцать кексов с вагиной, - Амиша снова покрасила волосы. На этот раз в зеленый металлик.
- Уверена, что они станут хитом, - рассмеялась я.
Если мы и сомневались в том, кто невеста, то это стало совершенно ясно, когда полчаса спустя она вошла в наши двери облаченная в сверкающую тиару. Ее звали Брианна, и куры настойчиво повторяли ее имя при каждом удобном случае, несмотря на то, что было только 9:45 утра.
- Брианна! Брианна! Брианна!
С другой стороны, Брианна казалась расслабленной и не собиралась разражаться слезами о своей будущей жене, за что я была ей благодарна. Что еще важнее, я не знаю ни одного человека, прежде всего потому, что они были из Лондона. Я мысленно вознесла благодарственную молитву лесбийским богиням, которые явно улыбались мне.
Взяв у всех пальто и усадив их на скамейки, мы загрузили в девочек кофе и пирожные, чему они были необычайно довольны. Как будто никто раньше не давал им кофе и пирожных. Я болтала с главной подружкой невесты, Хелен - я догадалась, что это ее роль, потому что на ней была футболка с надписью "Главная подружка невесты". У Хелен были выбритые виски и длинная челка, которая падала ей на глаза. Еще у нее было кольцо в носу, которому я зааплодировала. Я как-то попробовала, в мои двадцать, но быстро вытащила его, когда поняла, что не могу высморкаться, не истекая соплями через него. Хелен явно удалось с ним справиться.
- Хелен, извини, что прерываю, - Амиша подошла к нам и действительно выглядела виноватой. Она была самым милым человеком на свете. - Мне просто интересно, придут ли еще люди? Просто вы заказали на 14, а вас только 10?
Рот Хелен был занят булочкой с изюмом, поэтому она кивнула, размахивая телефоном в правой руке.
- Подъезжает еще одна машина, но у них возникли проблемы. Они будут здесь, возможно вот-вот. Они сказали идти вперед без них. Давайте я напишу им еще раз.- Именно это она только что делала.
Я поморщилась. Мне не хотелось бы прерывать занятие, но впрочем, я не хотела делать из этого проблему. Эта группа потратила сегодня с нами много денег, и я хотела оставить им идеальные впечатления, чтобы они рассказали всем своим друзьям. Наряду с Инстаграм, сарафанное радио было нашим самым большим источником рекламы.
- Было бы здорово, если бы вы это выяснили, - я лучше подожду, пока мы все соберемся, прежде чем начать, так что если мы нальем еще чашку кофе, это не проблема.
Но лицо Хелен расплылось в улыбке.
- Они только что въехали в центр города, так что скоро будут здесь. Спутниковая навигация вела их не в ту сторону. - Она опустила глаза в пустую кружку. - Но я бы не отказалась от еще одного кофе.
Амиша схватила кружку.
- Сейчас будет.
- Скажите им, чтобы они парковались в конце дороги, а не на улице. Здесь все время эвакуируют машины. - Джемму эвакуировали три раза, к ее большому огорчению.
Хелен кивнула и отправила сообщение.
- Договорились
Всем женщинам было за 30, кроме кого-то, кто, как я предположила, был матерью или тетей невесты. Именно она в данный момент возбужденно размахивала руками и заявляла, что быть здесь это “все равно что участвовать в кулинарном поединке!” У нас это часто бывает.
- Так, девочки! - Я хлопнула в ладоши, чтобы привлечь внимание группы. Даже при том, что в комнате было всего десять кур, громкость была уже на пределе. И она только собиралась нарастать, т.к. праздник продолжался. - Это ваш последний перерыв на туалет, и если кому-нибудь хочется еще выпить, поднимите руку, и мы с Амишей поможем вам. Как только последние отстающие прибудут, наступит время выпечки!
Как и предположила Хелен, через десять минут двери студии распахнулись, и вошли четыре женщины в свадебных футболках с надписью: "Команда Брианна!”. Я была на кухне, когда услышала радостные крики и пошла на них. Но увидев, кто была одна из женщин, я остановилась как вкопанная. Широченная улыбка Мэдди застыла, когда она заметила меня.

+10

11

http://s9.uploads.ru/t/b5PAm.png

Фрагмент 4. Работа № 9

Я застыла,увидев ее.Только комок в горле рос и пытался меня задушить.Какого дьявола она здесь делает?Она не имеет права..Успокоившись,я вспомнила,наконец,что она здесь не из-за меня,а из-за невесты,свадьбы и Хелен,выбросившей тонну денег дабы организовать сие мероприятие.Я намеревалась разобраться.
  После универа с его драмзанятиями я была актрисой хоть куда.Прошествовав вперед,я поприветствовала:"добро пожаловать,дамы!"Я проверила часы,стараясь всячески избегать уставившуюся на меня Мэди."У вас десять минут,чтобы перехватить пирожных и кофе,а затем,я надеюсь,вы готовы печь кексы?"
Широко ухмыляясь,я потирала руки,игнорируя грохочащее сердце.Господи,за что мне это?
Три другие новенькие толпились сзади,ослепляя белыми зубами и глянцевыми волосами.Пахло от них восхитительно.Как в парфюмерном салоне.А,впрочем,скоро я убедилась,что аромат хорошей выпечки перебьет любое благоухание.
Я думала не о кексе,над которым трудилась рядом Мэди.Я видела грусть в ее глазах.
"Мы снова встретились." Ей было неловко."Я знала,что ты увлекаешься выпечкой,но представить не могла насколько."
"А я не знала,что ты захочешь научиться печь." Когда мы встречались,все,что она умела,это намазывать тосты маслом.Она оглядела комнату прежде чем посмотреть на меня-"у меня не было большого выбора,но это впечатляет,Джас.У вас даже фирменные фартуки есть.Ты скромничала,когда мы встретились в последний раз."
"Я не люблю хвалиться",я проглотила комок.
"Знаю"Мэди смотрела на меня.У нее были угловатые скулы,из-за чего людям чудилось в ней что-то демоническое.Они не видели того,что видела я-как прекрасна она была.
Я глубоко вздохнула.Так..у нас урок..просто урок по выпечке кексов,а Мэди всего лишь еще один ученик.И только.
Ее губы растянулись в неловкую улыбку.Губы,которые я пробовала столько раз.Во мне зашевелились давно забытые чувства.Я моргнула,проясняя мысли.
"Нам нужно приступать",я взглянула на нее."Ты чему-нибудь научилась за это время?"
Она улыбнулась улыбкой,которую я так любила.И я не потеряла сознание.Лишь вспомнила времена.когда все было гораздо проще.
"Ты же помнишь,что на кухне я стихийное бедствие?"этот вопрос не требовал ответа.
"С тех пор многое могло измениться",я была сама строгость.
"Но тебе же нравилось,не так ли?Давай простим мне это.Ты всегда была сообразительна."
Я уперла руки в бедра:"налей кофе,надень фартук и будь готова испачкаться в муке."
"Сегодня я буду делать только это."Скользнув назад,она неожиданно потерлась о меня.Или только показалось?По телу пробежала дрожь.Я замерла. Мэди поймала мой взгляд с полуулыбкой,на щеках играл румянец.Она тоже это почувствовала?Нужно держаться от нее подальше.Не нужно,чтобы Амиша знала,что я не просто спала с ней,а отдала почти четыре года своей жизни.
Девичник Брианы не отличался от остальных-пол все еще был в блестках.Мы только что сплавили невесту с компанией в клуб,и Амиша вышла купить открытку ко дню рождения мамы.Я вытирала скамью,когда услышала стук во все еще открытую дверь.Это была Мэди.
Она стояла с невинным видом и сногсшибательной улыбкой.Будто и не вкалывала над мукой последние несколько часов.
"Привет",она оказалась рядом одним длинным шагом,заставив сжаться мой желудок.Странно,но я помню ее походку.Прошло десять лет,а я помню все.Каждую ее частичку.Я улыбнулась одними губами.Меня одолевала усталость после целого дня преподавательских забот.
"Чем обязана?",я прекратила вытирать. "Ты не должна быть в клубе?У вас же девичник."
Она пожала плечами:"никто не заметит,что меня нет.Они заказывают грязный мартини,а я знаю к чему это приведет.Я подойду позже.Вообще-то я пришла сказать как мне понравилось работать сегодня с тобой.Ты была на высоте.Не то,чтобы я удивлена,у тебя всегда была хватка." Она взмахнула рукой."И все говорит об этом..Твое собственное дело..Впечатляет."
"Спасибо."Я приняла комплимент.Я показала на фартуки,разбросанные на сиденьях:"если хочешь помочь,собери их в кучу возле двери."
Кивнув,Мэди стала помогать.
"Ну,как тебе урок?Как новичку?Мне любопытно."
Она подняла взгляд.Ее серые глаза изучали мое лицо.Было так уютно и знакомо.Как будто и не было этих лет.
"С твоей легкой руки печь научится любой,даже такая как я.А твой юмор бесподобен.О,я надолго запомню твои кексики-"лохматки". Вульва с ароматом ванили-мечта каждой лесбиянки."
Я хохотнула-"я просто угощаю публику."
"Лохматки" подавались с итальянским вином и вызывали волну безудержного веселья и нескончаемые фотосессии.Я же по прежнему считала,что лучше съесть обычный кекс нежели "лохматку."Наверное поэтому я так одинока.
"Если я делаю кексы с пенисом для натуралок на их вечеринки,почему бы мне не сделать кексы с лохматкой для лесбиянок?Кому не захочется лизнуть сливочную вульву?"вылетело из моего рта.Я тут же пожалела.Мне не хотелось,чтобы она думала,что я флиртую.Я выпрямилась,стараясь выглядеть серьезно.Надеюсь,сработало.
Не сработало,поняла я по ее сверкающим глазам:"я не смогла бы придумать лучшего способа провести субботний день."
Я только улыбнулась.Я очень гордилась тем,что делаю и слова Мэди были бальзамом на душу.Мои обиды таяли словно масло "Президент",из которого мы готовим кремовую глазурь.
Мэди бросила фартуки в кучу у двери и встала напротив скамьи,которую я вытирала.
"Ты можешь положить кексы в холодильник,если хочешь сделать что-то полезное." Я паказала на коробки до сих пор стоявшие на столешницах-"а они пригодятся тебе завтра,когда будешь страдать от похмелья."
Она направилась к ним,качая головой."Надеюсь,они не заставят меня пить."
Я вернулась мыслями в самое начало,в универ,к тусовкам с алкоголем,когда по утрам Мэди мучалась похмельем.Она совсем отказалась от алкоголя на третьем курсе и все наши друзья об этом знали.

+6

12

http://sd.uploads.ru/t/KIaqW.png

Фрагмент 4. Работа № 10

Когда я взглянула на нее, каждый мой мускул застыл, и кровь остановилась. Единственное, что пульсировало в моём теле, - это ком в моём горле, угрожающий подняться до гортани и задушить меня. Что она делает здесь,   на моей работе, в моём городе? Она не имела на это права.
Однако, будучи непревзойдённым профессионалом, я напомнила себе, что я здесь не главная. Это был день невесты, день Хелен, которая потратила кучу денег, чтобы сделать его особенным. Я хотела убедиться, что так и произойдёт. У меня был драматический класс в университете, и теперь настало время вспомнить то, чему меня там научили. Это мне понадобятся,  я была уверенна.
Я шагнула им навстречу. “Добро пожаловать, дамы! Я взглянула на часы, прежде чем поднять глаза, избегая взгляда Мэдди любой ценой. “У вас есть десять минут, чтобы съесть пирожное и выпить кофе, а потом, надеюсь, вы будете готовы к кексу! Я широко улыбнулась им и потёрла руки, игнорируя настойчивый стук сердца.
Вселенная явно вознамерилась сыграть со мной сегодня злую шутку, и я понятия не имела почему.
Трое других новеньких прошли мимо меня, сверкая  белыми зубами и  блестящими волосами. К тому же они восхитительно пахли, как обычно, это могут женщины. Прогулка по  залу была похожа на посещение парфюмерного отдела, где все были свежи и готовы к новому дню.  Я же знала, что скоро эти запахи будут вытеснены ароматами выпечки.
Но я думала не о торте, когда Мэдди приблизилась  ко мне со страдальческим выражением лица. - Мы снова встретились.- У неё хватило такта хотя бы выглядеть неловко. - Я знаю, ты говорила, что любишь печь, но я не сложила два и два.”
“И я не ожидала, что ты придёшь на занятия по выпечке.- Кулинарные способности Мэдди, когда мы были вместе, простирались до тостов с маслом.
Она обвела взглядом комнату, прежде чем снова повернуться ко мне. - У меня не было выбора. Но это впечатляет, Джус. У тебя даже есть фирменные фартуки. Я думаю, ты недооценивала себя, когда мы общались ранее.”
- Я не пыталась произвести на тебя впечатление.” .сказала я, проглотив комок в горле.
- Я понимаю. Мэдди взглянула на меня. Её скулы были такими же угловатыми, как тогда. Люди часто думали, что Мэдди фанатично очерчивает их контуры. Они не знали того, что знала я: у неё просто великолепные скулы от природы.
Я сделала глубокий вдох. Мне нужно было вести занятия и печь пироги. Сегодня Мэдди была просто ещё одним пекарем. Ничего больше.
Губы Мэдди изогнулись в неловкой улыбке.
Губы, к которым я прикасалась много раз. Вспыли давно забытые эмоции. Я моргнула, пытаясь переключиться.
— Мне пора собираться — нам надо печь пироги. Я посмотрела на неё. - Ты сейчас хорошо печёшь?”
Она скривила губы в улыбке, которую я так любила. У меня не ослабели колени, просто это вернуло меня в другое время моей жизни. Время, когда всё казалось намного проще.
- Ты помнишь, какой кошмар я устраивала на кухне?”
На этот вопрос ответа не требовалось. - С тех пор всё могло измениться. Я едва ли уже была той прежней Мэри Берри.”
- Но тебе это нравилось, ты всегда была творческой личностью.
Скажем так, я и моё приложение Just Eat в хорошем взаимодействии.”
Я положила руку на бедро. - Налей себе кофе, надень фартук и приготовься к мучному.”
- Это моё единственное задание на сегодня. Она протиснулась мимо меня, её тело потерлось о моё так, как не должно было. Или это только моё воображение? Как бы то ни было, дрожь почему-то пробежала по моему позвоночнику, упираясь в диафрагму, заставив оцепенеть мой разум, а тело затрепетать.
Мэдди поймала мой взгляд и слегка улыбнулась, её щёки покраснели. Неужели она тоже это почувствовала?
Я оглядела комнату. Сложность сегодняшнего дня заключалась в том, чтобы держать нас с Мэдди как можно дальше друг от друга и не показать Амише, что я не только спала с ней, но и отдала ей почти четыре года своей жизни. А всё началось из-за этого ротика.
Девичник Brianna’s ничем не отличался от других: пол также был покрыт блёстками. Мы просто помахали невесте перед отправлением её компании в паб, и Амиша вышла, чтобы получить поздравительную открытку для своей мамы, прежде чем магазины закроются.
Я вытирала одну из скамеек, когда стук, в всё ещё открытую входную дверь, заставил меня оглянуться.
Мэдди. Одета в свою обезоруживающую улыбку и выглядит безупречно. Как будто она не работала с мукой последние несколько часов.
“Эй. Она подошла ко мне, и от её знакомой широкой походки у меня в животе что-то дрогнуло. Было странно вспоминать, как она ходила? Даже десять лет спустя каждая её грань всё ещё была вытатуирована на моей душе. Я улыбнулась, хотя была уверена, что улыбка не коснулась моих уст. После целого дня занятий у меня ломило кости от усталости.
- Чем могу помочь?”
Я перестала вытирать скамейку. “Разве ты не должна быть в пабе? Ты на девичнике, если ты не заметила.”
Она пожала плечами. “Они не заметят, что меня нет. Сейчас они заказывают коктейль Мартини Порностар, и я знаю, куда это приведёт. Я дам им фору, а потом догоню. К тому же, я хотела вернуться и сказать, что мне очень понравилось сегодня. У тебя хорошо получается. Не то чтобы я удивлена. У тебя всегда была предпринимательская жилка.- Она взмахнула рукой в воздухе. - И это доказывает, что он у тебя есть. Собственный бизнес. Впечатляюще.”
Я решила поверить её комплементу. “Благодарю.- Я указала на фартуки, разбросанные по скамьям. “Если хочешь помочь, можешь собрать всё это и сложить у двери.”
Мэдди кивнула и сделала, как ей было сказано.
“Как вы решили заняться мастер-классами? Как вы решились на это, даже не будучи пекарями? Мне всегда интересно такое.”
Она подняла голову, её серые глаза скользнули по моему лицу. Это было странно успокаивающим и знакомым. Как будто прошедших лет никогда и не было. –Ты очень понятно рассказываешь, так что становиться понятно даже новичку вроде меня. Плюс, ты это делаешь с юмором, что всегда помогает. Кексы в виде  вагины будут долго жить в моей памяти и моих вкусовых рецепторах. Половые губы со вкусом ванили-это предмет лесбийских мечтаний.”
Я фыркнула от смеха. “Я просто отвечаю вкусам толпы. Как и предполагалось, кексы "вагина", поданные с шампанским prosecco   , вызвали взрывы смеха и фото-шторм. Я же  все еще думала, что есть кексы с цветами на верхушке предпочтительнее, чем есть кексы с влагалищем может, поэтому я до сих пор одинока.
"Я подумала, что лучше чем делать пенисы для девичников,  буду делать вагины для лесбиянок. Кроме того, кому не захочеться лизать языком  вульву  со сливочным маслом?”
Как только это вырвалось у меня из уст, я мысленно пнула себя по ноге. Меньше всего мне хотелось, чтобы меня обвинили во флирте. Я расправила плечи и выпрямилась, словно подтверждая свои первоначальные намерения. Я надеялась, что это сработает. По тому, как блестели глаза Мэдди, когда я смотрела на нее, я не была уверен, что это так. Или они все время сияли?
- Не могла придумать лучшего способа провести субботний день.”
Я могла устоять, но улыбка. Я гордился нашим бизнесом, а Мэдди нажала на нужную кнопку. Моя решимость противостоять Мэдди смягчилась, как масло President, которое мы использовали в глазури из сливочного крема.
Мэдди бросила фартуки у двери и встала по другую сторону скамейки, которую я вытирала.
- Можешь положить кексы в холодильник, если хочешь быть полезной.- Я указала на сегодняшние коробки, которые все еще стояли на столешницах. “Они все равно пригодятся тебе, когда завтра у тебя будет сильное похмелье.”
Она покачала головой и направилась к ним. - Надеюсь, они не заставят меня делать уколы.”
Я вспомнила, как пыталась заставить Мэдди  делать уколы в университете. Это никогда не было ее сильной стороной, и она всегда страдала на следующее утро. К третьему году она взяла на себя обязательство избегать уколов, и все ее друзья знали, об этом.

+6

13

http://sh.uploads.ru/t/9Y6Ci.png

Фрагмент 4. Работа № 11

Когда я взглянула на нее, внутри у меня все перевернулось, а в горле образовался удушливый ком страха. Черт побери, какого черта она делает здесь у меня на работе, в моем городе? У нее нет права на это!
Тем не менее, будучи профессионалом, я напомнила себе, что это меня не касается. Это касалось невесты и ее праздника, и Хелен, которая выбросила кучу денег, чтобы сделать этот день особенным. Я хотела убедиться в том, что происходит. Я в свое время посещала занятия по актерскому мастерству в университете, и сейчас как раз пришло время чтобы применить полученные навыки на практике. Я была уверена в том, что они мне понадобятся.
Я шагнула вперед, чтобы поприветствовать их. “Добро пожаловать, дамы!“ Я взглянула на свои часы перед тем, как снова поднять глаза, любой ценой избегая взгляда Мэдди. “У вас есть десять минут, чтобы взять выпечку и кофе, и затем, я надеюсь, вы будете готовы заняться кексами!“. Я одарила их широкой улыбкой и потерла руки, не обращая внимание на бешено колотящееся сердце в моей груди.
Уж не знаю почему, судьба определенно решила поиздеваться сегодня надо мной.
Другие три новенькие промаршировали мимо меня, демонстрируя бесконечность своих белоснежных улыбок и лощеных волос. Плюс ко всему, все они восхитительно благоухали. Вообще это свойственно женщинам. Находясь среди них, я ощущала себя будто в парфюмерном отделе, где все были свежи и готовы к новому дню. Я знала, что вскоре все эти запахи будут вытеснены ароматом выпечки.
Но не выпечкой были заняты мои мысли, когда Мэдди остановилась рядом со мной с выражением боли на лице. “Мы снова встретились“. По крайней мере у нее хватило такта, чтобы выглядеть неловко.
“Я знаю, ты говорила, что занимаешься выпечкой, но я не смогла сопоставить факты“.
“И я в свою очередь не ожидала, что ты придешь на занятия по выпечке“. Когда мы были вместе, кулинарных способностей Мэдди хватало только на приготовление тостов с маслом.
Она обвела взглядом комнату, прежде чем снова повернуться ко мне. “У меня не было особого выбора. Но это впечатляет, Джус. У тебя даже есть фирменные фартуки. Я вижу, при нашей последней встрече ты не все рассказала о себе“.
“Я не пыталась произвести на тебя впечатление“ - выдавила я из себя, проглотив комок в горле.
“Я понимаю“.  Мэдди взглянула на меня. Ее скулы были все также угловаты. Из-за этой особенности многие считали, что в чертах лица Мэдди есть что-то демоническое. Но я всегда считала, что у нее просто великолепные скулы.
Я глубоко вздохнула. Мне нужно было вести занятия и печь пироги. Сегодня Мэдди была просто еще одним учеником. Ничего больше.
Губы Мэдди изогнулись в неловкой улыбке.
Губы, которых я касалась множество раз. Давно забытые чувства снова проснулись. Я моргнула, пытаясь стереть свои мысли.
“Мне нужно приготовиться – мы должны испечь пироги“. Я посмотрела на нее. “Ты хорошо умеешь печь пироги?“
Она скривила губы в улыбке, которую я так любила. Но слабости в коленях я не почувствовала, просто это вернуло меня в другое время моей жизни. В то время, когда все казалось намного проще.
Ты помнишь, какой катастрофой я была на кухне?”
Это был вопрос, который не требовал ответа. “С тех пор многое могло измениться. Меня тоже трудно было назвать кулинарным гением“.
“Но тебе это нравилось, ты всегда была творческой личностью. Могу сказать, что я, обычно пользовавшаяся сервисами доставки еды, была с тобой в очень хороших условиях“.
Я положила руку себе на бедро. - Налей себе кофе, одевай фартук и приготовься заняться выпечкой.”
“Это моя единственная миссия сегодня“. Она протиснулась мимо меня, ее тело потерлось о мое так, как на самом деле не следовало бы. Или это только мое воображение? Как бы то ни было, что-то наподобие дрожи пробежало по моему позвоночнику и остановилось в районе диафрагмы, заставив мой разум отключиться, а тело затрепетать.
Мэдди поймала мой взгляд и слегка улыбнулась, ее щеки покраснели. Неужели она тоже это почувствовала?
Я оглядела комнату. Задача заключалась в том, чтобы  нам с Мэдди сегодня держаться как можно дальше друг от друга и не дать Амише догадаться, что я не только спала с ней, но и отдала ей почти четыре года своей жизни. И это все началось из-за этого проклятого рта.
Девичник Брианны ничем не отличался от других: пол все еще был покрыт блестками. Мы только что проводили невесту и ее компанию в паб, и Амиша ушла, чтобы успеть купить поздравительную открытку для своей мамы, прежде чем магазины закроются.
Я вытирала одну из скамеек, когда стук во все еще открытую дверь заставил меня поднять голову.
Мэдди.  Ослепительно улыбавшаяся и выглядевшая безупречно. Как будто она не работала с выпечкой последние несколько часов.
“Привет“. Она подошла ко мне, и от ее знакомого длинного шага у меня в низу живота что-то всколыхнулось. Странно было вспоминать, как она ходила? Даже десять лет спустя каждая ее черта все еще была отпечатана в моей душе. Я улыбнулась, хотя была почти уверена, что глаза мои не улыбались. После целого дня занятий усталость скручивала мои кости.
“Я могу помочь?”
Я перестала вытирать. “Разве ты не должна быть в пабе? У тебя девичник, если ты не помнишь.”
Она пожала плечами. “Они пока не заметят моего отсутствия. Сейчас они заказывают мартини порнозвезды, и я знаю, куда это ведет. Я дам им фору, а потом догоню. К тому же, я хотела вернуться и сказать тебе, что мне действительно очень понравилось сегодня. Ты хороша в своем деле. Не то чтобы я удивлена. У тебя всегда была деловая хватка. - Она взмахнула рукой в воздухе. - И это еще раз доказывает, что она у тебя есть. Собственный бизнес. Впечатляюще.”
Я решила принять ее комплимент за чистую монету. “Благодарю“. Я указала на фартуки, разбросанные по скамейкам. “Если хочешь помочь, можешь собрать все это и сложить все в кучу у двери.”
Мэдди кивнула и сделала, как я просила.
“Как ты придумала устроить занятия? Как для кого-то, кто не умеет печь? Мне всегда было любопытно узнать.”
Она подняла голову, ее серые глаза остановились на моем лице. Это было странно успокаивающим и знакомым. Как будто этих лет никогда и не было.
“У тебя очень легкий стиль, который легко дается даже новичку вроде меня. Плюс, ты добавляешь юмора, что всегда помогает. Кексы в виде вагины будут долго жить в моей памяти и моих вкусовых воспоминаниях. А приправленные ванилью губы-это лесбийские мечты.”
Я фыркнула от смеха. - Я просто удовлетворяю желание масс. Как и предполагалось, кексы "вагина", поданные с просекко, вызвали взрывы смеха и фото-ажиотаж. Я все еще думаю, что предпочтительней было бы есть кексы, украшенные цветами, а не кексы, украшенные вагиной. Может быть, поэтому я до сих пор не замужем.
"Если мне приходится делать пенисы для девичников, я решила, что сделаю вагины для лесбиянок. Кроме того, кто не захочет лизнуть вульву из сливочного крема?”
Как только эти слова вырвались у меня, я мысленно пнула себя. Меньше всего мне хотелось, чтобы меня обвинили в флирте. Я расправила плечи и выпрямилась, как бы подтверждая свои первоначальные намерения. Я надеялась, что это сработает. Но судя по тому, как сияли глаза Мэдди, когда я взглянула на нее, я не была в этом уверена. Или они сияли все это время?
“Не могу придумать лучшего способа провести субботний день.” Я не смогла сдержать улыбки.
Я гордилась нашим бизнесом, и Мэдди нажала на нужную кнопку. Моя решимость в отношении Мэдди смягчилась как “президентское масло“, которое мы использовали в глазури из сливочного крема.
Мэдди бросила фартуки у двери и встала по другую сторону скамейки, которую я вытирала.
“Если хочешь быть полезной, можешь положить кексы в холодильник“.  Я указала на оставшиеся после сегодняшнего занятия коробки, которые все еще стояли на рабочих столах. “Они должны пригодиться тебе завтра, когда тебя будет мучить сильное похмелье.”
Она покачала головой, направившись к ним. – “Надеюсь, они не заставят меня пить коктейли.”
Я вернулась мысленно назад в те времена, когда пыталась научить Мэдди пить коктейли в университете. Они никогда не были ее сильной стороной, и она всегда страдала на следующее утро. Примерно к третьему году она взяла на себя обязательство не пить коктейли, и все ее друзья знали об этом.

+12

14

http://sd.uploads.ru/t/KIaqW.png

Фрагмент 4. Работа № 12

Когда я ее увидела, все мои мускулы сковало, и вся кровь застыла. Только подступающий ком к горлу угрожал подняться и задушить меня. Черт побери, какого черта она здесь делала, на моем рабочем месте и в моем городе? Она не имела права приходить сюда.
Тем не менее, являясь высококвалифицированным профессионалом, я напоминала себе, что это не про меня. Это было о невесте и ее дне, и Хелен, которая потратила кучу денег, чтобы сделать этот день особенным. Я собиралась убедиться, что это случилось. Я посещала уроки драматического искусства в универе, и теперь пришло время вспомнить и применить все эти навыки. Они понадобятся мне, в этом я была уверена.
Я вышла вперед, чтобы поприветствовать их.  “Добро пожаловать, леди!“ Я проверила свои часы, прежде чем снова взглянуть на них, избегая пристального взгляда Мэдди любой ценой. “У Вас есть десять минут, чтобы взять выпечку и кофе, и затем я, надеюсь, Вы готовы заняться кексами!“ Я широко улыбнулась и потерла руки, игнорируя бешеный стук моего сердца в груди.
Вселенная явно была настроена, сыграть со мной шутки сегодня, и я понятия не имела, почему.
Три других новичка прошли мимо меня, широко улыбаясь и демонстрируя длинные блестящие волосы. Плюс, они все благоухали восхитительно. Обычное дело для женщин. Ходить по этому пространству было все равно, что входить в парфюмерный отдел, все свежие и готовые к новому. Я знала, что скоро эти запахи перебьются ароматами выпечки.
Но это был не бисквит, о котором я думала, когда Мэдди подошла ко мне со страдальческим выражением лица. “Мы снова встретились“. У нее хватило достоинства, чтобы выглядеть как минимум неловко. “Я знаю, ты сказала мне, что готовишь выпечку, но я не сразу сообразила“.
“А я не ожидала, что ты придешь на урок выпечки“. Кулинарные навыки Мэдди, когда мы были вместе, распространялись на намазывание маслом тоста.
Она обвела пристальным взглядом комнату, а потом снова повернулась ко мне. “У меня не было большого выбора. Но это впечатляет, Юс. У тебя даже есть фирменные фартуки. Я думаю, что ты недооценивала себя, когда мы в последний раз встречались“.
“Я не пыталась произвести на тебя впечатление“. Я проглотила комок в горле.
“Я знаю“. Мэдди взглянула на меня. Ее скулы все еще были такими же угловатыми, как и прежде. Люди часто думали, что Мэдди имела контуры схожие с демоном. Они не знали того, что знала я: у нее просто были великолепные скулы от природы.
Я глубоко вздохнула. У меня был класс, с которым нужно провести урок и бисквиты, которые нужно испечь. Сегодня Мэдди была просто еще одним учеником. Ничего более.
Губы Мэдди искривились в неловкой улыбке.
Эти губы я пробовала много раз. Эмоции, давно забытые, начали ворошиться. Я моргнула, пытаясь стереть мои мысли.
“Мне лучше подготовиться - у нас есть бисквиты, для выпекания“. Я посмотрела на нее.  “Ты хорошо умеешь печь бисквиты?“
Она изогнула рот в подобии улыбки, которую я любила. Мои колени не дрогнули; это просто вернуло меня в другое время в моей жизни. Время, когда все было намного проще.
“Ты помнишь, что за “кошмаром“ я была на кухне?“
Это был вопрос, на который не нужно было отвечать “С тех пор все могло измениться. Я вряд ли была Мэри Бери“.
“Но ты получала удовольствие от этого, ты всегда была креативной. Давай просто скажем, что я и мое приложение “Просто ешь“, на очень хорошем счету“.
Я положила руку на бедро. “Сделай себе кофе, надень свой фартук и приготовься испачкаться в муке“.
“Это - моя единственная миссия на сегодня“. Она протиснулась мимо так близко, задев меня, в чем совсем не было необходимости. Или это было просто моим воображением? Как бы то ни было, какая-то дрожь пронзила мою спину и расположилась вверху моей диафрагмы, заставляя мой ум замереть, а мое тело трепетать.
Мэдди поймала мой взгляд и слегка улыбнулась, ее щеки покраснели. Она тоже это чувствовала?
Я оглядела комнату. Фишка в том, чтобы суметь сегодня поработать, нужно было держать нас с Мэдди, как можно дальше друг от друга, и не позволить узнать Амише, что я не только переспала с ней, а и провела с ней почти четыре года своей жизни. И это все началось из-за того проклятого рта.
Девичник Брианны не отличался от любого другого: пол все еще был покрыт блестками. Мы только что, прощаясь, помахали невесте и ее тусовке в пабе, и Амиша вышла, чтобы купить поздравительную открытку для своей мамы, прежде чем магазины закроются.
Я вытирала одну из скамеек, когда стук во все еще открытую входную дверь заставил меня поднять глаза.
Мэдди. С изумительной улыбкой выглядела нетронутой. Как будто она не работала с мукой последние несколько часов.
“Привет“. Она подошла ко мне, ее хорошо знакомый длинный шаг заставил что-то в моем животе скрутиться. Было ли странно помнить, как она ходила? Даже через десять лет каждая ее грань все еще была вытатуирована на моей душе. Я улыбнулась, хотя была почти уверена, что это не дошло до моих глаз. После учебного дня усталость разлилась по моему телу.
“Я могу помочь?“
Я перестала вытирать. “Разве ты не должна быть в пабе? Ты на девичнике, если ты вдруг забыла“.
Она пожала плечами. “Они не будут скучать по мне некоторое время. Они в настоящее время заказывают мартини порнозвезде, и я знаю, к чему это ведет. Я позволю им начать, и я могу наверстать упущенное позже. Кроме того, я хотела вернуться и сообщить, что я действительно получила удовольствие от сегодняшнего дня. Ты хороша в этом. Не то чтобы я удивлена. Ты всегда была предприимчивой“. Она взмахнула рукой по воздуху. “И это доказывает, что у тебя есть он. Твой собственный бизнес. Впечатляет“.
Я решила принять ее комплимент за чистую монету. “Спасибо“. Я указала на фартуки, разбросанные вокруг скамейки. “Если ты хочешь помочь, ты можешь собрать все это и положить их в кучу у двери“.
Мэдди кивнула, затем сделала, как ей сказали.
“Как ты нашла класс? Как человек, который не интересуется выпечкой? Мне всегда интересно узнать это“.
Она взглянула вверх, ее серый, пристальный взгляд остановился на моем лице. Это было необычно успокаивающе и знакомо. Как будто прошедших лет никогда не было. “У тебя очень простой стиль, который делает работу с выпечкою легкою даже для такого новичка, как я. Плюс, ты вкладываешь в это юмор, который всегда помогает. Кексы в виде вагины будут жить долго в моей памяти и в моих вкусовых рецепторах. Губы с ванильным вкусом - это мечта лесбиянок“.
Я позволила усмехнуться. “Я просто угождаю толпе”.  Как и предполагалось, кексы в виде вагины с вином Просекко вызвали бури смеха и фотовспышек. Я все еще думала, что поедать кексы, украшенные цветами предпочтительнее, чем есть кексы в виде вагины. Может быть, поэтому я все еще была одинока.
“Если мне нужно делать фаллос для девичников, я решила, что я сделаю вагину для лесбиянок. Кроме того, кто не захочет слизать языком вульву из масляного крема?“
Как только это вылетело из моего рта, я дала себе мысленный пинок в голень. Последнее в чем я хотела, чтобы меня обвинили, это флирт. Я отвела плечи назад и стала выше, словно подтверждая свои первоначальные намерения.  Я надеялась, что это сработало. То, как искрились глаза Мэдди, когда я оглянулась на нее, я уже не была уверен, что это так. Или они все время горели?
“Я не могу придумать лучший вариант провести субботний день“.
Я не могла не улыбнуться. Я гордилась  нашим бизнесом, и Мэдди нащупала слабое место. Моя решительность к Мэдди смягчалось, подобно Президентскому маслу, которое мы использовали в нашем масляном креме для глазури.
Мэдди сгрузила фартуки у двери,  затем встала на противоположной стороне скамейки, которую я вытирала.
“Ты можешь положить эти кексы в холодильник, если хочешь быть полезной“. Я указала на сегодняшние коробки, которые все еще стояли на рабочих поверхностях. “Они все равно вам пригодятся, когда завтра у вас будет сильное похмелье“.
Она покачала головой и подошла к ним. “Я надеюсь, что они не заставят меня пить“.
Я вспомнила все случаи, когда я пыталась сделать выпивку Мэдди в университете. Пить никогда не было ее сильной стороной, и она всегда страдала на следующее утро. Примерно к третьему году она обязалась избегать выпивки, и все ее друзья знали, об этом.

+5

15

http://s9.uploads.ru/t/b5PAm.png

Фрагмент 5. Работа № 13

- Откуда ты знаешь невесту?
   Она закрыла дверь холодильника и встала рядом со мной. Ее близость заставила волосы на затылке встать дыбом.
- Это сложно. Я когда-то думала строить с ней отношения, но это было давно и непродолжительно.
Я подняла тонкую бровь:
- Ты спала с ее невестой?
- Чтобы ты лучше понимала ситуацию, я даже не вспомню, как это было. Знаешь, это были те далекие времена пьяного секса, которые твоя память услужливо стирает из твоих воспоминаний. Так вот Эми была одной из таких воспоминаний.
- Судя по твоим словам, Брианне выпала честь стать женой пьяной шлюшки? – бедная Брианна, она казалась такой милой…
- Уже нет. У Эми реально были проблемы с алкоголем, но теперь она не берет в рот ни капли. Поэтому ее и нет на этом девичнике – не ее стихия. Мне кажется, что Эми потрясающая девушка, когда не пьет, хотя я не особо хочу думать об этом слишком много.
- А ты знакома с другими приглашенными?
Она кивнула:
- Они - огромная часть моего прошлого. Я классно отрывалась с большинством из них когда-то. Со всеми, кроме мамы Бри, конечно. Приятно видеть их, но девичники на самом деле не в моем стиле… - она сделала паузу - Плюс, я больше не такая тусовщица. С тех пор как я обосновалась в Лондоне, я перестала так много тусить, и теперь, живя здесь, с головой ушла в работу. В конце концов, я бы хотела завести собаку и остепениться.
   Я рассматривала черты ее лица, такие знакомые и в то же время чуждые. Когда мы встречаем людей из нашего прошлого, мы часто думаем, что знаем их, потому что мы помним. Но я больше совсем не знала Мэдди. Знаю, что она не любит шоты, но все остальное могло измениться. Вкусы в еде, фильмах, политике, одежде. Люди всегда меняются, и Мэдди теперь была для меня почти чужой. Почти.
- Тебе помочь, пока ты убираешься?
Я подняла голову:
- Если ты действительно хочешь помочь, то можешь снять все лезвия с миксеров и положить их в раковину.
Я указала на раковины из нержавеющей стали промышленного размера на задней стене:
- Только убедись, что насадки отключены. Я бы не хотела нести ответственность за возможные травмы твоих рук.
   Ради всего святого, почему, черт возьми, я не могу подумать, прежде чем заговорить?
   Мэдди с удивлением взглянула на меня. Затем она наклонилась над миксером, чтобы убедиться, что он отключен. Да, отключен. Она посмотрела на меня и улыбнулась:
- Я думала, ты давно перестала заботиться о моих руках.
- О, да. Просто если ты подашь на меня в суд, мои страховые взносы взлетят до небес.
Она откинула голову назад и захохотала:
- Отличная шутка!
Она подошла к следующему миксеру, проверила, что он отключен и вытащила лезвия.
- Ты не обязана это делать, ты знаешь.
Мэдди снова взглянула на меня:
- Я знаю, но сегодня у меня может быть несколько девичников, так что это - долгожданная передышка. Они все говорят о браке и детях, и это реально выносит мне мозг, - она сделала паузу - но мне понравилась твоя вечеринка. Я буду рекомендовать тебя всем лесбиянкам, которые сейчас стоят в очереди, чтобы пожениться. Это похоже на эпидемию.
- А ты не присоединишься к очереди?
Она иронично усмехнулась:
- О, это будет еще не скоро, учитывая, что я свободна.
Меня бросило в приятную дрожь от теплого и вместе с тем настойчивого взгляда Мэдди.
- После нас серьезные отношения не были моей сильной стороной… - мое сердцебиение замедлилось/мое сердце остановилось, когда я поняла ее слова. - Прошли годы с тех пор, как мы были вместе. Я не знаю, чем ты занималась. Все могло измениться.
- Но что-то ведь никогда не меняется? - она бросила взгляд на пол, а потом снова взглянула на меня. - В некотором смысле, да, это так. Но ты все еще ты. Все так же умна и великолепна, - она остановилась - все те же невероятные карие глаза. Я удивлена, что никто не уговаривает тебя устроить девичник, с той целью, чтобы окольцевать тебя.
   Я покачала головой. И как у нее хватило наглости прийти сюда и сказать то, что должно было быть сказано ею много лет назад. Или она забыла это?
- Я пытаюсь сконцентрироваться на правильных вещах. Знаешь, как говорится, невозможно иметь все и сразу. У меня отличный бизнес и квартира. Моя личная жизнь наладится, когда придет время. Я уже давно убедилась, что если постоянно думать о том, чего хочешь больше всего на свете, но не можешь иметь, в итоге ничего не меняется. - я посмотрела ей в глаза - Это был суровый урок. Лучше всего двигаться дальше.
   Стоя прямо здесь, передо мной, Мэдди не знала, как выкрутиться. Реально не знала. Я ждала годы, чтобы увидеть это.
   Она взяла лезвия миксера и бросила их в широкую раковину в задней части комнаты, наполнив ее водой и чистящим средством. Я не упустила из виду, что мы общались довольно любезно, но ведь наше прошлое всегда рядом и на чеку, да? Только и ждет, чтобы застать нас врасплох, когда мы меньше всего этого ожидаем.
- И все же странно, что ты одна. Ты была отличной девушкой… - она подняла руку, остановилась и повернулась ко мне. – Хотя и я некоторое время была прекрасной девушкой, а потом превратилась в самую хреновую на земле. Кстати, тебе не обязательно акцентировать на этом внимание. Я знаю, что у меня была привычка сбегать.
   Внезапно я вспомнила, когда Мэдди сбежала в первый раз, не тогда, когда все закончилось, а еще раньше. Она подалась в бега спустя год, после начала наших отношений. Тогда она сказала, что у нее просто “бзик“, и в конце концов мы снова сошлись. Но, как оказалось, этот побег был пророческим.
Мэдди вздохнула:
- Но под всей этой неприступностью есть крохотная часть меня, которая все еще верит в любовь. Я просто жду подходящей женщины, которая найдет ее.
Ее взгляд остановился на мне. На секунду все стало как прежде, когда нас было только двое: Мэдди и Джастин. Но ведь так больше никогда не будет...
   Я покачала головой и занялась укладкой тортов на девичник, пытаясь игнорировать свой бешенный пульс, и то, как все перевернулось внутри, когда она смотрела на меня. Я ведь не собиралась строить новое будущее, исходя только из взглядов?
- Может быть она придет, когда ты меньше всего этого ждешь. Может быть, ты встретишь ее сегодня вечером. Может быть, это будет мама Брианны, она, кажется, тоже в “теме“.
Мэдди фыркнула на это и, вынув лезвия, прижалась ко мне спиной.
- Даже я бы не опустилась настолько, чтобы спать с Брианной или ее мамой.
   Когда я закончила протирать стол, она вытерла руки и подошла ко мне. Я смотрела, как она отстегнула еще несколько лезвий и отнесла их обратно в раковину:
- Я думала, что ты переспала с ее невестой.
Мэдди смущенно пожала плечами, не оборачиваясь:
- Одна, две, кто считает. Это все было сто лет назад. Сейчас от одной только мысли об этом я устаю.
Я покачала головой:
- Ты же никогда не была ходоком, когда мы были вместе, да и раньше. Что изменилось?
Она откашлялась, и я заметила, что на ее щеках появился смущенный румянец.
- Я немного слетела с катушек, когда ушла от тебя. Несколько сумасшедших лет. - она пожала плечами, вцепившись в раковину позади себя - Такое случается. Они все теперь выводят меня из себя, потому что я уже не та, кем была тогда, когда встретила их. Теперь я намного спокойнее и мудрее.
- Ты была далеко не мудрая, когда оставила меня. Ты разбила мне сердце, да и сердца всех наших друзей тоже. Знаешь, ты бросила тогда не только меня.
   Мы долго смотрели друг на друга, прежде чем Мэдди отвела взгляд. Она подошла, отцепила еще два лезвия и положила в раковину. Металлический звук снова разнесся по комнате. Когда она обернулась, наши взгляды встретились. Все внутри меня сразу же растаяло, как свежее масло на горячем тосте.
- Если это как-то поможет, да, согласна, я была дурой, но я же не могу повернуть время вспять…
Я покачал головой:
- Не можешь. Наши пути окончательно разошлись.
Мэдди уставилась на меня:
- Да, но все же вот, мы здесь, премило беседуем тет-а-тет. Выходит, не так уж и разошлись, да?
Она опустила голову, быстро и уже не так изящно, отрывая лезвия, избегая зрительного контакта.
   Было ли сейчас все иначе? Да, и весьма существенно. Во всяком случае, для меня. Мэдди могла бы вернуться в мою жизнь, но сейчас она точно не была бы на первом месте для меня. Уже нет.
   Обстановка накалялась, и больше всего на свете я бы хотела, чтобы Мэдди ушла. В конце концов, она была единственной, кто посягал на мою новую жизненную установку. Казалось, она сама все поняла, когда мыла последние лезвия, понуро опустив голову. В течение нескольких секунд единственным звуком была вода и стук лезвий в раковине. Затем краны закрылись.
   Я обернулась и увидела, что она держала буклеты с информацией о недвижимости, которые Джемма оставила для меня.
- Ты ищешь новые объекты?
Я кивнула:
- Мы. Здесь стало тесновато для нашего бизнеса. Мы все никак не определимся, открыть ли другой сайт или перейти на более крупный.
- Классная у вас проблема.
Она подошла ко мне и подняла сумку. Ее губы то открывались, то закрывались, а потом она почти незаметно покачала головой.
- Ты хочешь что-то сказать?
Она поставила свою сумку и мягко посмотрела на меня:
- Только то, что мы могли бы встречаться друг с другом чаще, чем беременеет Керри - она сделала паузу – Мы не знаем, что ждет нас дальше. Джеймс и Керри тоже думали, что у них все получилось: пожениться, купить дом, даже забеременеть.
Мое сердце остановилось. Я так старалась забыть, но воспоминания снова и снова возвращались. Керри беременна. Что бы сейчас не происходило у нас с Мэдди, это было ничто по сравнению с Этим.
- Она держалась бодрячком, когда мы были у нее, но она должна была пройти через все круги ада. - я поймала ее взгляд. - Была ли она удивлена, когда узнала?
Мэдди кивнула:
- Думаю, да, хотя она себя к этому готовила. Но думать об этом и знать наверняка - это две разные вещи. Ей нужно немного времени, чтобы прийти в себя. Если что-нибудь случится с этим ребенком ... Это все равно, что снова потерять Джеймса. Одного раза более чем достаточно.
- Согласна. -  я покачала головой. - Любовь - вещь переменчивая, и даже если она у тебя есть, ее в любой момент могут забрать.
   Я говорила о смерти Джеймса, но Мэдди снова уткнулась в пол, затем взглянула на часы. Возможно, она понимала, что где-то ее ждут истории попроще, чем воспоминания со мной

+4

16

http://sd.uploads.ru/t/KIaqW.png

Фрагмент 5. Работа № 14

“Откуда ты знаешь невесту?“
Она закрыла дверцу холодильника и подошла ко мне. Даже кончики волос на моём затылке реагировали на её близость.
“Сложно сказать. Я провела несколько ночей с её будущей женой, но это было давно и неправда“.
Я приподняла тонкую бровь. “Ты спала с чужой невестой?“
“Если от этого станет легче, то я на самом деле не помню. Знаешь, иногда память делает тебе одолжение и стирает из твоего сознания секс, который был давно и по пьяни. Эми - как раз тот случай“.
“То есть, ты хочешь сказать, что невеста Брайанны пьёт, да ещё и гуляет от неё?“ Бедная Брайанна, она милая.
“Всё изменилось. У Эми проблемы с алкоголем, поэтому сейчас она и капли в рот не берёт. Теперь она далека от всего этого. Думаю, с секом у неё и без выпивки всё в порядке, но я предпочитаю не думать об этом“.
“А кого-нибудь из других женщин ты  знаешь?“
Она кивнула. “Они – огромная часть моего прошлого. Я проводила много времени с большинством из них. Кроме мамы Бри, само собой. Здорово увидеть их, но девичники – не моё“.
Она помолчала. “К тому же, я разлюбила тусовки. После переезда в Лондон я редко хожу на вечеринки. Вся в работе. Как по мне, то уж лучше завести собаку и остепениться, наконец“.
Я всматривалась в её черты, такие знакомые и в то же время такие чужие. Когда мы встречаем людей из нашего прошлого, мы часто думаем, что знаем их, а это просто воспоминания. Я больше не знала Мэдди. Всё меняется. Вкусы в еде, кино, политике, одежде. Люди меняются постоянно, и Мэдди была для меня сейчас почти чужой.
Почти.
“Может, ещё что-нибудь сделать, пока ты прибираешься?“
Я подняла голову. “Если ты действительно хочешь помочь, можешь снять все ножи с миксеров и сложить их в мойку вон там“. Я показала рукой в сторону огромных моек из нержавеющей стали у дальней стены. “Только проверь, что миксеры выключены из розеток. Не хочу нести ответственность, если твои руки пострадают“.
Ради всего святого, ну, почему я не могу подумать прежде, чем скажу что-то?
Глаза Мэдди расширились. Потом она наклонила миксер, чтобы убедиться, что он выключен. Посмотрев на меня, она улыбнулась. “Я думала, тебе давно нет дела до моих рук“.
“Так и есть. Просто если ты подашь на меня в суд, мои страховые взносы взлетят до небес“.
Она откинула голову назад и хихикнула. “Хорошо сказано“. Мэдди отошла к следующему миксеру, проверила, выключен ли он, и вытащила ножи.
“Ты вовсе не обязана это делать“.
Она вновь подняла взгляд. “Я знаю. Но столько девичников за один день я вынести не могу. Так что это долгожданная передышка. Они там все говорят о браке и детях. У меня от этого голова идёт кругом“. Она помолчала. “Но мне понравилось то, что ты сделала сегодня. Я бы рекомендовала тебя остальным лесби, которые всё ещё стоят в очереди на свадьбу. Это какая-то эпидемия“.
“А ты не встанешь в эту очередь?“
Она усмехнулась. “Во всяком случае, не скоро. Похоже, я одиночка“.
Дрожь пробежала по мне под тёплым, настойчивым взглядом Мэдди.
“С тех пор, как мы расстались, серьёзные отношения больше не мой конёк“.
Моё сердцебиение замедлилось, когда до меня дошёл смысл её слов. “Прошли годы с тех пор, как мы были вместе. Я и понятия не имею, как ты их провела. Должно быть, всё изменилось“.
“Кое-что нет“. Она опустила глаза, затем снова подняла их. “Вот, к примеру, у тебя этот бизнес. Но ты – это по-прежнему ты. Такая же умная, классная“. Она сделала паузу. “Те же невероятные карие глаза. Я удивлена, что никто не уговорил тебя устроить свой девичник и не надел кольцо на твой палец“.
Я покачала головой. У неё хватило наглости прийти сюда и говорить о том, что годы назад я ждала от неё. Или она забыла об этом?
“Для меня главное бизнес. Правильно говорят: нельзя иметь всё и сразу. У меня отличная работа и дом. Моя личная жизнь сама всё расставит по местам, когда придёт время. Я давно поняла, что если зациклиться на том, что ты очень хочешь, но не можешь получить, это ничего не изменит“. Я смотрела ей прямо в глаза. “Это был суровый урок. Лучше всего идти дальше“.
И тут Мэдди смутилась. По-настоящему смутилась. Понадобились годы, чтобы я увидела это.
Она взяла ножи от миксера и свалила их в широкую мойку в дальнем конце помещения, наполнив её водой и моющим средством. Да, мы довольно непринуждённо болтали, но наше прошлое подстерегало нас повсюду. Оно то и дело нападало на нас, когда мы меньше всего этого ждали.
“Я всё ещё удивлена, что ты одна. Как девушка ты была замечательной“. Она подняла руку и повернулась ко мне. “Замечательной девушкой я была недолго, а потом превратилась в самую дерьмовую на всём земном шаре. Не стоит и говорить об этом. Я  знаю, что постоянно сбегала“.
Мне вдруг вспомнилось одно из исчезновений Мэдди. Но не оно было концом всему. Мэдди сбежала, когда нашим отношениям не было и года. Позже она сказала, что её “заштормило“, и через какое-то время мы сошлись вновь. Но, как оказалось, это был звоночек.
Мэдди вздохнула. “Но под этим каменным фасадом кроется мой крошечный безнадёжный романтик. Я просто жду ту женщину, которая придёт и вытащит его наружу“.
Её взгляд остановился на моём лице. На секунду нас вновь стало двое: Мэдди и Жюстина, такие же, как раньше. За тем исключением, что этого никогда больше не будет.
Я покачала головой и стала составлять тарелки с вечеринки. Я пыталась не замечать свой бешеный пульс и то, как дрожало всё внутри меня, когда она смотрела вот так. Но на одном лишь взгляде будущего не построишь, верно?
“Может, эта женщина появится, когда ты меньше всего будешь ожидать этого. Возможно, ты встретишь её сегодня вечером. А вдруг это будет мама Брайанны? Кажется, она готова ко всему“.
Мэдди фыркнула, продолжая мыть ножи за моей спиной. “Думаю, даже я не опустилась бы до секса с Брайанной и её мамой“.
Я перестала протирать скамейку, когда она закончила с полосканием. Мэдди вытерла руки и подошла к скамье. Я смотрела, как она отсоединяет следующую пару ножей и несёт их в мойку.
“Я думала, ты спала с чужой невестой“.
Не оборачиваясь, Мэдди смущённо пожала плечами. “Раз или два, кто это считает. Всё было так давно. Не хочу даже думать об этом“.
Я покачала головой. “Ты никогда не играла, когда мы были вместе, да и раньше. Что изменилось?“
Она прокашлялась, пока вытирала руки полотенцем. Румянец предательски проступил на её щеках. “Я немного слетела с катушек, когда мы расстались. Пара лет были чокнутыми“. Она пожала плечами, вцепившись в мойку позади себя. “Так бывает. Сейчас они все подкалывают меня, потому что я не та, какой была при встрече с ними. Я успокоилась и поумнела“.
“Тебе явно не хватало этого, когда ты ушла от меня. Ты разбила моё сердце и сердца всех наших друзей. Знаешь, ты ведь не только меня бросила в тот день“.
Мы долго смотрели друг на друга, прежде чем Мэдди отвела взгляд. Она подошла, отсоединила ещё два ножа и сунула их в мойку. Их отзвук вновь наполнил помещение. Когда она повернулась, её взгляд встретился с моим. Всё внутри меня таяло как сливочное масло на горячем хлебе.
“Если это как-то поможет, то признаю: я была дурой. Но я не могу повернуть время вспять“.
Я покачала головой. “Не можешь. Мы обе живём сейчас слишком разными жизнями“.
Мэдди пристально смотрела на меня. “Очень разными, но, тем не менее, мы обе сейчас здесь. Мы вдвоём, мы болтаем. Не такими уж и разными“. Потом она опустила голову и стала быстро выдёргивать ножи из миксера, стараясь не встречаться со мной глазами.
А была ли разница? Да, колоссальная. По крайней мере, для меня. Мэдди могла вернуться в мою жизнь, но она уже не была той, кто значил для меня больше всех. Уже нет.
Воздух в помещении стал более тяжёлым, и мне захотелось, чтобы Мэдди ушла. В конце концов, это же она вторглась в мою жизнь. Кажется, она это поняла и домыла последние ножи, опустив руки и голову. Несколько секунд тишину нарушали только шум воды и стук ножей в мойке. Затем краны закрылись.
Я повернулась и увидела, что она держит в руках проспекты с рекламой недвижимости, которые оставила для меня Джемма.
“Ищешь новые помещения?“
Я кивнула. “Да, ищем. Здесь мало места, и это мешает работе. Мы не можем решить, открыть ещё одну точку или перебраться в помещение побольше“.
“Это приятные хлопоты“. Она подошла ко мне и взяла свою сумку. Её рот приоткрылся и закрылся вновь, затем она едва заметно покачала головой.
“Ты хотела что-то сказать?“
Её мягкий взгляд скользнул по мне. Она поставила сумку. “Только то, что теперь нам придётся сталкиваться друг с другом чаще из-за беременности Керри“. Она помолчала. “Ничто не вечно. Джеймс и Керри думали, что всё спланировали: свадьбу, покупку дома, даже беременность“.
У меня упало сердце. Я пыталась забыть, но это вновь и вновь возвращалось ко мне. Керри была беременна. Что бы мы с Мэдди сейчас ни делали, ничто не могло сравниться с той ситуацией.
“Она казалась довольно бодрой, когда мы были у неё дома, но через сколько же отчаяния она прошла“. Я поймала её взгляд. “Она удивилась, когда узнала?“
Мэдди кивнула. “Да, хотя, думаю, она догадывалась. Но предполагать и знать что-то наверняка – это абсолютно разные вещи. Ей нужно некоторое время, чтобы прийти в себя. Если что-то случится с этим ребёнком… Это будет как потерять Джеймса вновь. Одного раза более, чем достаточно“.
“Согласна“. Я покачала головой. “Любовь непостоянна, и даже, если она у тебя есть, её могут отнять в любой момент“. Я говорила про смерть Джеймса, но Мэдди снова уставилась в пол, прежде чем посмотреть на часы. Возможно, она понимала, что где-то сейчас быть проще, чем бередить воспоминания здесь со мной.

+9

17

http://sh.uploads.ru/t/9Y6Ci.png

Фрагмент 5. Работа № 15

“Откуда ты знаешь невесту?”
Она закрыла дверцу холодильника и шагнула ко мне. От ее приближения волосы на моем затылке зашевелились. 
“Долго рассказывать. Я раньше встречалась с ней, совсем недолго, но это было так давно.”
Я насторожилась. “Ты переспала и с другой невестой?”
“Если тебя это успокоит, то я ничего не помню. Видишь ли, в те далекие времена секс случался в таком пьяном угаре, что память делает тебе одолжение и стирает его из твоей головы. Короче, Эми была одной из них.”
“Т.е. ты хочешь сказать, что Брианна получает супружеский секс только по-пьяни?” Бедная Брианна, она казалась такой милой.
“Уже нет. У Эми были проблемы с алкоголем, но теперь она завязала. Собственно, поэтому ее и нет на этом девичнике; не ее тема. Представляю, какая она фантастическая в постели, когда трезвая... хотя мне и не особо нравится думать об этом.”
“А других ты тоже знаешь?”
Она кивнула. “Они все из моей прошлой жизни. С большинством я активно тусовалась когда-то. Ну, кроме мамы Бри. Приятно их видеть, но девичники не в моем стиле.” Она сделала паузу. “К тому же я больше не тусуюсь. С тех пор как обосновалась в Лондоне, я перестала ходить на вечеринки. Теперь я живу здесь и целиком посвящаю себя работе. Хочу наконец завести собаку и остепениться.”
Я вглядывалась в черты ее лица, такие знакомые и одновременно такие чужие. Когда мы встречаем людей из нашего прошлого, мы часто считаем, что знаем их, потому что помним какие-то вещи. Но я больше не знала Мэдди. Я знала, что она боится уколов, но все остальное могло измениться. Вкусы в еде, фильмах, политике, одежде. Люди постоянно меняются, и Мэдди стала для меня незнакомой.
Совсем.
“Еще чем-то могу быть полезна, пока ты наводишь порядок?”
Я склонила голову набок. “Если ты действительно хочешь помочь, можешь снять все ножи с миксеров и положить их в раковину.” Я указала на промышленные раковины из нержавейки у задней стены. “Только убедись, что миксеры отключены. Я не хочу отвечать, если ты поранишь руки.”
Ну почему, черт возьми, я не подумала, прежде чем произнести это?
Глаза Мэдди округлились. Она наклонилась к миксеру, чтобы убедиться, что он отключен. Подняв голову обратно она улыбнулась. “Я думала, ты давно перестала заботиться о моих руках.”
“Так и есть. Просто, если ты подашь на меня в суд, мои страховые выплаты взлетят до небес.”
Она откинула голову назад и хихикнула. “Классная шутка.” Она подошла к следующему миксеру, проверила, отключен ли он, и вынула ножи.
“Знаешь, тебе не обязательно это делать.”
Она снова подняла глаза. “Знаю, но при таком количестве людей за целый день, это долгожданная передышка. Они все болтают о свадьбах и детях. Это сводит с ума.” Она замолчала. “А мне понравилась твоя работа сегодня. Я буду рекомендовать тебя всем парам, собирающимся пожениться в ближайшее время. Сейчас их целая очередь, это похоже на эпидемию.”
“Ты сама то не собираешься встать в очередь?”
Она иронично засмеялась. “Не в ближайшем будущем, я даже не в отношениях.”
Непонятное волнение охватило меня под теплым пристальным взглядом Мэдди.
“После нашей связи я не сильна в серьезных отношениях.”
Мое сердцебиение замедлилось, когда до меня дошел смысл ее слов. “Столько лет прошло с тех пор, как мы были вместе. Я и понятия не имею, чем ты занимаешься. Все могло измениться.”
“Некоторые вещи неизменны.” Она посмотрела в пол, а затем снова подняла взгляд. “Вот ты, например. Да, у тебя теперь свой бизнес, но ты всё такая же. Восприимчивая, утонченная.” Она сделала паузу. “Все те же невероятные карие глаза. Странно, что никто еще не уговорил тебя организовать девичник и не надел кольцо на пальчик.”
Я покачал головой. У нее хватило наглости заявиться сюда и сказать такое, хотя именно она должна была это сделать много лет назад. Или она забыла об этом?
“Сейчас мне интереснее развивать бизнес. Как говорится: нельзя иметь всё и сразу. У меня прекрасный бизнес и дом. А личная жизнь сама наладится, когда придет время. Я уже проходила когда-то, что, если сосредоточиться на чем-то, что ты действительно хочешь, но не можешь получить, то это ничего не изменит.” Я посмотрела ей прямо в глаза. “Это был жестокий урок. Но надо двигаться дальше.”
Мэдди напряглась. Практически смутилась. Я ждала этого момента столько лет.
Она схватила ножи от миксера и вывалила их в широкую раковину в дальнем конце комнаты, наполнила ее водой и моющим средством. Я вдруг осознала, что мы довольно дружелюбно болтаем, но наше прошлое всегда за нами следило. Оно таилось в засаде, чтобы застать нас врасплох, когда мы меньше всего этого ожидаем. 
“И все-же странно, что ты одна. Ты была прекрасной подругой.”
Она подняла руку, остановилась и повернулась ко мне. «Какое-то время я была прекрасной подругой, а потом превратилась в самую дерьмовую. Кстати, не стоило напоминать. Я и сама знаю о своей привычке сбегать.”
Тут я вспомнила другой случай побега Мэдди. Не тот, после которого всё закончилось. За год до этого Мэдди однажды пропала. Тогда она сказала, что у нее просто случился «бзик», и в конце концов всё стало как раньше. Но это оказалось пророчеством.
Мэдди вздохнула. “Но под этой каменной оболочкой спрятана маленькая частичка меня, все ещё безнадёжного романтика. Я просто жду, когда придет та единственная, которая освободит ее.”
Ее взгляд завис на моем лице. На секунду мы остались вдвоем, как раньше, Мэдди и Жюстин. Но ведь так больше никогда не будет?
Я покачала головой и принялась складывать тарелки для торта. Я старалась игнорировать учащенное сердцебиение и не замечать внутреннюю дрожь от ее взгляда на меня. Я же не собиралась строить новую жизнь ради взгляда?
“Вероятно она появится, когда ты меньше всего ее ожидаешь. Может прямо сегодня. А может это будет мама Брианны, она кажется не против.”
Мэдди фыркнула, отвернулась и продолжила мыть ножи. “Спать с Брианной и ее мамой -  это даже для меня уже перебор.”
Я закончила вытирать столешницу в тот момент когда она прекратила мыть ножи. Она вытерла руки и подошла к столешнице. Я смотрела, как она отсоединила следующие ножи и понесла их обратно в раковину.
“Я думала, ты переспала со второй невестой.”
Не оборачиваясь Мэдди смущённо пожала плечами. “Одна, вторая, да какая разница. Это всё было так давно. Мне лень даже думать об этом.”
Я покачала головой. “Ты же никогда не была распутной, когда мы были вместе или раньше. Что изменилось?”
Она откашлялась, вытирая руки кухонным полотенцем. Предательский румянец пополз по ее щекам. “Я была не в себе после того, как рассталась с тобой. И так провела несколько сумасшедших лет.” Она пожала плечами, вцепившись в раковину. “Такое случается. Теперь они все меня достают, потому что я уже не та, кем была, когда встретила их. Я намного спокойнее и мудрее.”
“Ты была далеко не мудрой, когда бросила меня. Ты разбила сердце мне и всем нашим друзьям тоже. В тот день ты ушла не только от меня.”
Мы долго смотрели друг на друга, прежде чем Мэдди отвела взгляд. Она подошла, сняла  еще два ножа и положила их в раковину. Звук снова прокатился по комнате. Когда она повернулась, ее взгляд встретился с моим. Внутри меня всё таяло, как свежее масло на горячем тосте.
“Если тебе от этого станет легче, я соглашусь. Я была дурой. Но я же не могу повернуть время вспять?”
Я покачала головой. “Не можешь. Мы обе теперь живем разными жизнями.”
Мэдди уставилась на меня. “Очень разными, и все же мы обе находимся здесь, и даже общаемся. Может не такими уж и разными?” Она опустила голову и начала двигаться быстрее, уже не так аккуратно снимая ножи с миксера и избегая зрительного контакта.
Были ли наши жизни разными? Да, существенно разными. По крайней мере, для меня. Мэдди могла бы вернуться в мою жизнь, но она не будет играть в ней главную роль. Уже нет. 
Воздух в комнате стал намного тяжелее, и мне хотелось, чтобы Мэдди ушла. В конце концов, это она вторглась в мою жизнь. Она, казалось, поняла намек, когда домывала последнюю партию, опустив руки и голову. Несколько секунд тишину нарушали только шум льющейся воды и стук ножей в раковине. Затем краны закрылись.
Обернувшись, я увидела, что она держит в руках брошюры, которые мне оставила Джемма.
“Вы ищете новое помещение?”
Я кивнула: “Ищем. Здесь мало места и нам приходится сворачивать бизнес. Мы не можем решить, открыть ли вторую точку или переехать на более крупную площадку.”
“Это приятные хлопоты.” Она подошла ко мне и взяла свою сумку. Ее рот приоткрылся и снова закрылся, а затем она едва заметно покачала головой.
“Ты хотела что-то сказать?”
Она посмотрела на меня, ее глаза были мягкими. Она поставила сумку. “Только то, что мы, возможно, будем сталкиваться чуть чаще из-за беременности Керри.” - Она помолчала. – “Ничто не вечно под луной, не так ли? Джеймс и Керри думали, что у них все получилось: пожениться, купить дом, даже забеременеть.”
Мое сердце сжалось. Я все время забывала. Керри была беременна. Что бы мы с Мэдди сейчас ни делали, это ничто по сравнению со случившимся.
“Она казалась довольно жизнерадостной, когда мы были у нее дома, но она, должно быть была в отчаянии.” Я поймала ее взгляд. “Она удивилась, когда узнала?”
Мэдди кивнула. “Была, хотя я думаю, что она подготовилась. Но думать об этом и знать наверняка - две совершенно разные вещи. Ей нужно время, чтобы отдохнуть. Если что-то случится с этим ребенком... это будет как потерять Джеймса снова. Одного раза более чем достаточно.”
“Согласна.” - Я покачала головой. “Любовь непостоянна, и даже если она у тебя есть, ее можно отнять в любой момент.” - Я говорила о смерти Джеймса, но Мэдди снова опустила глаза в пол, прежде чем посмотреть на часы. Возможно, она хотела бы оказаться сейчас в другом месте, а не предаваться воспоминаниям со мной.

+8

18

http://sd.uploads.ru/t/KIaqW.png

Фрагмент 5. Работа № 16

“Откуда ты знаешь невесту?“ Она закрыла дверь холодильника, подошла и встала позади меня. От ее близости у меня даже волосы на затылке поднялись дыбом.

“Это сложно объяснить... Я встречалась с ее девушкой, но это было давно и недолгое время.“

Я приподняла бровь. “Ты спала со второй невестой?“

“Если тебе станет от этого легче, я предпочитаю не вспоминать об этом. Знаешь, это был один из периодов в моей жизни, когда секс начинался по пьяни... Такое быстро стирается из памяти, тем более, что прошло уже очень много времени. В общем, Эми была одной из этих девушек.“

“А что ты скажешь на то, что Брианна собирается жениться на твоей пьяной партнерше? Бедная Брианна, она выглядит такой счастливой.“

“Хватит. У Эми были проблемы с алкоголем, но сейчас она не берет и капли в рот, поэтому ее нет на этом девичнике. Ей это все уже не интересно. Без сомнения, она хороша в постели трезвая, но я даже не хочу думать об этом.“

“Ты знаешь еще кого-нибудь из девушек?“

Она кивнула. “Здесь большая часть моих бывших, я тусовалась с ними в те времена. Со всеми, кроме мамы Бри конечно. Я рада их всех видеть, но девичники это не мое.“ Она продолжила. “К тому же я больше не тусовщица. Переехав в Лондон, я перестала ходить на вечеринки так часто, как раньше. И сейчас я живу здесь, работаю, я хочу со временем завести собаку и остепениться.“

Я смотрела на черты ее лица, такие знакомые и такие чужие. Когда мы встречаем кого-то из прошлого, мы думаем, что знаем его, только лишь потому что помним какие-то события. Но я не знала Мэдди по-настоящему. Я знала, что она не любила крепкий алкоголь, но все остальное могло стать другим. Любимая еда, фильмы, политические взгляды, одежда. Люди постоянно трансформируются и меняются, так что Мэдди была теперь для меня почти незнакомкой.

Почти.

“Я могу еще чем-нибудь помочь тебе?“

Я покачала головой. “Если ты действительно хочешь помочь, ты можешь вынуть все ножи из миксеров и положить их в раковину вон там.“ Я показала на промышленного типа раковину из нержавеющей стали у дальней стены. “Только убедись, что миксеры выключены. Я не хочу чувствовать себя виноватой если ты повредишь руки.“

Какого черта я сказала это не подумав?

Мэдди посмотрела на меня, широко раскрыв глаза. Когда она наклонилась проверить миксер, тот был выключен. Само собой. Она взглянула на меня с улыбкой. “Я думала ты давно перестала беспокоиться о моих руках.“

“Перестала. Но если ты предъявишь мне иск, мои страховые взносы взлетят до небес.“

Она наклонила голову и усмехнулась. “Хорошая шутка.“

Мэдди подошла к следующему миксеру, убедилась, что он тоже выключен и вынула ножи.

“Знаешь, ты вовсе не должна этого делать.“

Она снова взглянула на меня.

“Я знаю, но для меня это желанная передышка. На девичнике только и разговоров, что о свадьбе, о детях, мне сложно пережить столько всего за один день. У меня мозг взрывается.“ Она помолчала. “Но мне нравится как ты все здесь организовала. Я бы порекомендовала тебя всем лесбийским парам, собирающимся устраивать свадьбу. Это прямо как эпидемия.“

“Ты не хочешь стать следующей?“

“Не так скоро, учитывая то, что я не в паре.“

Какая-то дрожь проскользнула по мне под теплым, настойчивым взглядом Мэдди.

“После тебя серьезные отношения у меня не складывались.“

Мое сердцебиение замедлилось когда я осознала ее слова. “Прошли годы с тех пор как мы были вместе. Я не знаю чем ты занималась все это время. Все могло измениться.“

“Некоторые вещи не меняются, не так ли?“ Она перевела взгляд на пол, затем обратно. “Ты вроде бы стала другой — у тебя есть этот бизнес, но ты это все еще ты, такая же умная и такая прекрасная.“ Она продолжила. “И все те же потрясающие карие глаза. Я удивлена, что никто не уговорил тебя устроить девичник и не надел тебе на нем кольцо на палец.“

Она имела наглость прийти сюда и говорить мне о том, что сама должна была сделать много лет назад. Или она забыла об этом?

“Я сосредоточилась на своем бизнесе. И знаешь, как говорят: невозможно иметь все сразу. У меня прекрасная работа и дом. Моя личная жизнь наладится когда придет время. Я давно поняла, что ничего не меняется если постоянно думать о чем-то, чего ты действительно хочешь, но не можешь иметь.“ Я посмотрела ей прямо в глаза. “Это был жестокий урок. Лучшее, что можно сделать — двигаться дальше.“

Стоя напротив меня, Мэдди скорчилась. Действительно скорчилась. Я ждала много лет чтобы увидеть это.

Она взяла ножи от миксера и бросила их в широкую раковину у дальней стены комнаты, залила водой и средством для мытья посуды. Я заметила, что хоть мы и общались по-дружески, наше прошлое все равно притаилось где-то неподалеку, чтобы застать нас врасплох, когда мы меньше всего этого ожидаем.

“Что же, я удивлена что ты одинока. Ты была отличной девушкой. Она подняла руку когда закончила и повернулась ко мне. “Я тоже была отличной девушкой какое-то время, а потом я стала самой дерьмовой на свете. Не тебе мне об этом рассказывать. Я знаю, у меня есть привычка сбегать.“

Я вдруг вспомнила как Мэдди сбежала. Казалось в  этот момент все закончилось. Мэдди ушла в самоволку приблизительно через год после начала наших отношений. Она сказала, что немного “сомневается“, но в конце концов все уладится и мы снова станем самими собой. Ее слова оказались пророческими.

Мэдди вздохнула. “Но под каменной внешностью все еще скрывается небольшая часть меня - безнадежный романтик. Я жду свою женщину, которая придет и освободит это чувство во мне.“

Она пристально посмотрела на меня. На секунду мне показалось, что мы снова стали прежними Мэдди и Джастин. Но ничего не повторится, не так ли?

Я покачала головой и начала складывать тарелки для торта, пытаясь не обращать внимание на учащающийся пульс и то, как все дрожит у меня внутри под ее взглядом. Я не собиралась снова выстраивать с ней отношения.

“Может она появится тогда, когда ты меньше всего этого ожидаешь. Может ты встретишь ее сегодня. Может это окажется мама Брианны, мне кажется ее было бы легко завоевать.“

Мэдди только фыркнула на это и снова повернулась ко мне спиной, отмывая ножи. “Я думаю спать с Брианной и ее мамой это слишком, даже для меня.“

Я уже протерла скамейку когда она закончила мыть посуду. Мэдди вытерла руки и подошла к ней. А я наблюдала как она отсоединяла оставшиеся ножи и складывала их в раковину.

“Я догадывалась, что ты переспала с другой невестой.“

Мэдди пожала плечами, не поворачиваясь. “Одна, две, какая разница? Это все было очень давно. Я даже вспоминать об этом не хочу.“

“Ты ведь не была такой когда мы были вместе, и до этого тоже. Что изменилось?“

Она откашлялась, вытирая руки полотенцем для чайной посуды. Предательский румянец появился на ее щеках. “Я немного сошла с рельсов после того, как оставила тебя. У меня было несколько сумасшедших лет.“ Она оперлась руками о раковину позади себя. “Так было раньше, а теперь они меня все бесят, и я уже не та, что была при встрече с ними, я стала намного спокойнее и мудрее.“

“Твой поступок мудрым не назовешь. Ты разбила мне сердце и всем нашим друзьям тоже. Знаешь, ты бросила не только меня в тот день.“

Мы долго смотрели друг на друга, потом Мэдди отвела взгляд. Она прошла по комнате, отсоединила еще два ножа и со звоном положила их в раковину.

Когда она обернулась, наши взгляды встретились. Внутри меня все таяло как свежее масло на горячем тосте.

“Если тебе это поможет, соглашусь, я была дурой, но я не могу повернуть время вспять, верно?“

Я покачала головой. “Не можешь. У каждой из нас теперь своя жизнь.“

Мэдди посмотрела на меня. “У каждой своя, но теперь мы разговариваем здесь с тобой и мы не такие уж разные, правда?“ Затем она опустила голову и продолжила вынимать ножи из миксеров, но уже с гораздо меньшим изяществом, избегая зрительного контакта со мной.

Мы изменились? Да, кардинально. Во всяком случае я. Мэдди может возвращаться в мою жизнь, но она уже ничего не значит для меня. Уже нет.

Воздух в комнате стал тяжелее и мне захотелось чтобы Мэдди ушла. Все-таки она была тем человеком, который мог нарушить мою гармонию. Казалось, она все поняла. Мэдди домывала последние ножи, опустив голову и руки, в комнате стоял только звук льющейся воды и звон ножей в раковине. Затем краны закрылись.

Я повернулась и увидела, что она держит брошюры с информацией о недвижимости, которые Гемма оставила для меня.

“Вы ищете новое помещение?“

Я кивнула. “Да, ищем. Это слишком мало, а нам нужно развивать бизнес. Мы пока не решили, снять еще одно помещение или переехать в другое, большей площади.“

“Приятные заботы.“ Она подошла и взяла свою сумку. Ее рот открылся и закрылся, она тряхнула головой почти незаметно.

“Ты хотела что-то сказать?“

Мэдди ласково посмотрела на меня и положила сумку.

“Только то, что мы могли бы встретиться еще раз, потому что Кэрри беременна.“ Она замолчала. “Все меняется, не так ли? Джейс и Кэрри думали, что все распланировали, свадьбу, покупку дома и даже беременность.“

Мое сердце дрогнуло. Я вроде бы забывала о случившемся, но воспоминания каждый раз возвращались вновь. Кэрри беременна. Что бы ни произошло со мной и Мэдди, оно не сравнится с этим.

“Кэрри выглядела довольно бодрой, когда мы были у нее дома, но ей еще предстоит пройти периоды полного отчаяния.“ Я поймала ее взгляд. “Она удивилась когда узнала?“

Мэдди кивнула. “Да, хотя я думаю, она готовилась к этому. Но предполагать возможность и знать наверняка две большие разницы. Ей нужен небольшой перерыв, отдых. Если что-то случится с ребенком, для нее это будет снова как потерять Джеймса. Одного раза более чем достаточно.“

“Согласна. Я покачала головой. “Любовь — непостоянная вещь, даже если она у тебя есть, она может внезапно исчезнуть.“ Я говорила о смерти Джеймса, но Мэдди снова опустила взгляд и посмотрела на часы. Возможно она считала, что есть более приятные дела, чем предаваться воспоминаниям вместе со мной.

+8

19

http://s9.uploads.ru/t/b5PAm.png

Фрагмент 6. Работа № 17

- Я бы лучше принялась за дело прежде, чем они послали поисковый отряд.- Прикусив губу, она помолчала немного.- Не могли бы мы начать сначала?

- Ты хочешь начать брать у меня уроки по выпечке? Они дорого стоят.

Она вздохнула, и в ту же минуту прежняя Мэдди была рядом со мной. Та, которую я когда- то любила. У меня перехватило дыхание.

- Я имею в виду нас. Нас. Болтающих. Если я приглашу тебя как- нибудь, согласишься ли ты выпить чашечку кофе со мной? Или, может, чего покрепче? С тех пор как я вернулась назад, я постоянно проезжаю мимо "Испанской Станции" и вспоминаю то время, которое мы проводили там.

Мы с Мэдди частенько заходили в бар "Испанскую Станцию" перекусить и выпить, когда стали встречаться, и обычно проводили там несколько волшебных часов, болтая, целуясь, смеясь. Наша еда остывала, но нам было плевать на это. С тех пор "Испанская Станция" стала нашим местом, неким предопределенным местом, напоминавшем о прошлом. Поэтому, когда мы расстались, я никогда больше не бывала там. У меня пробежали мурашки по коже. Посещение "Испанской Станции" было наполнено воспоминаниями.

- Не думаю, что нам следует делать это.

- Потому что мы друзья?

- А мы друзья?

Я действительно не была уверена в том, что мы были таковыми.

- У тебя своя жизнь, у меня- своя. Я пеку, готовлю еду и читаю. Ты же продолжаешь скакать по вечеринкам и девичникам, и быть душой компаний.

- Я уже сказала тебе, что это не правда. Вдобавок, ты тоже можешь быть душой компании, когда захочешь.

Я проигнорировала ее слова.

- Я говорю в общем и целом. Как я тебе сказала на похоронах, я рада видеть тебя в компании, но пытаться снова разжечь то, о чем сохранились неясные воспоминания... это не сработает.

- Мои воспоминания не неясные.

- А мои- неясные.

Сказав это, я схватилась ладонями за деревяную скамью, испугавшись, что реакция моего тела покажет что я говорю неправду. Я помнила каждый дюйм тела Мэдди, каждую складочку ее кожи и каждый дюйм (или милю) той лжи, которую она мне говорила когда- то. Вот почему, несмотря на желания своего тела, я была настороже и выставила все свои колючки. Если она хотела вернуться к кому бы то ни было- ради бога! Но возвращаться ко мне я бы ей не позволила. Тем не менее она бросила на меня взгляд- один из тех, от которых я всегда плавилась. Я сглотнула и чуть не свалилась на землю- буквально и метафорически.

- Я не прошу о свидании. Просто чашка кофе- чтобы вспомнить старые времена и узнать, как поживает твоя семья,- сказала она.

- Тебе есть дело до моей семьи?

- Мне есть дело до тебя, и поэтому- да, мне есть дело до твоей семьи.

Она помолчала немного.

- Но я знаю, что все чувства остались в прошлом. Я же не дура.

Она постучала по верстаку и прошла мимо меня. Дойдя до двери, она бросила на меня взгляд через плечо.

- Впрочем, думаю, мне лучше уйти. Могу ли я увидеть тебя еще раз?

- Да, можешь.- кивнула я.

- Доброй ночи.

Я смотрела через стеклянные двери, как она уходит, помахав рукой на прощание. Это напомнило мне, как я уходила когда- то- в точности так же. Но нет, сейчас это было не так же. Потому что сейчас я контролировала свою жизнь, я была сильной и независимой женщиной. Я была во всеоружии теперь, потому что знала, что Мэдди хочет. Она могла бросать мне свои щенячьи взгляды хоть весь день напролет- это больше не работало. Я не собиралась плясать под ее дудку только потому, что она вернулась назад. Я повернулась, и мои глаза остановились на чем- то черном. Сумка Мэдди! Она забыла ее, и, без сомнения, эта сумка была ей нужна.

Я вскочила и побежала к двери. Лучи заходящего солнца осветили улицу, когда я вышла наружу. Мэдди шагала вниз по дорожке, не оглядываясь.

- Мэдди!- мой крик зазвенел в воздухе, и пара людей, выгуливающих собаку неподалеку от моего дома, повернули головы. Мэдди тоже повернулась, недоуменно глядя на меня. Я показала ей сумку, стараясь выглядеть невозмутимой.

- Твоя сумка!

В магазине напротив Роб помахал мне рукой. Его светлая борода викинга сияла в лучах ламп. Она всегда выглядела так, словно выгорела на солнце.

Я убыстрила шаги, идя к Мэдди и одновременно пытаясь помахать рукой Робу. Это было моей ошибкой. Я была хороша в многих вещах, но мультизадачность никогда не была моей сильной стороной. Когда я начала бежать, я наступила на шатающийся камень, может быть, кирпич. Я не уверена в том, что это было. Тревога скользнула по краю моего сознания, когда я попыталась двинуть ногой, но та не шевелилась. В отличие от верхней половины тела, которая двигалась просто превосходно. Прежде, чем я поняла, что происходит, я пролетела по воздуху и неизящно упала на твердый асфальт. Сначала ладони, затем они неестественно изогнулись к локтям. Треск костей- от соприкосновения с асфальтом- зазвучал в моих ушах. Боль пронзила меня, словно кинжал. Я дышала с трудом, пока проводила осмотр себя. Я растянулась на тротуаре, как одна из тех фигур в полицейских криминальных сериалах. Все, что оставалось- это красиво обвести меня мелом. Та- дам! Я лежала там, казалось, целую вечность, стараясь определить где болит сильнее всего. Мои руки, мои колени и мое эго. Узел из трех веревок. Когда я посмотрела вверх, Мэдди стояла надо мной. Ее лицо было бледным, обеспокоенным и прекрасным.

- Интересно,- подумала я,- были ли моменты, когда я считала ее некрасивой?

Я начала думать, что все свидетельствовало против этого.

- Ты в порядке?- она села на корточки около меня, и когда я взглянула наверх, я увидела нечто восхитительное- кусочек нежной кожи чуть пониже ее щеки. Я не замечала этого раньше, но сейчас это было близко, это было все, что я могла видеть. Когда я подняла глаза, я увидела глаза Мэдди, глядящие на меня- мягко, нежно, озабоченно. Когда наши взгляды встретились, я вздрогнула.

Тем не менее мой внутренний сторож не дремал. Я была повержена, я была уязвима. Глаза Мэдди были все такими же гипнотически серыми, ее губы были все такими же манящими, как всегда. Это было мое воображение или мы подвинулись друг к другу, и Мэдди посмотрела на мои губы?

Мэдди резко втянула в себя воздух, я почувствовала возле себя жар чужого тела, и момент был нарушен. Я не знала, почувствовала ли я облегчение или печаль?

- Ты в порядке, Джас?- глубокий голос Роба прозвучал рядом со мной, когда Мэдди отклонилась назад и слегка покраснела.

Роб нахмурился и внимательно посмотрел на меня.

- Я думаю, магазин затрясся, когда ты грохнулась на землю.

- Я думаю, это не самое подходящее время, чтобы говорить мне о лишнем весе.

Я села, застонав от боли. Неужели я порвала свои джинсы? Если да, то я могла бы записать себя в модницы. Я постаралась проигнорировать эмоции, бурлящие в моем теле, ищущие выхода и не находящие его.

- Ты сохранила чувство юмора, это внушает надежду,- он ухмыльнулся мне и затем повернулся к Мэдди.

Мэдди тайком кинула на меня странный взгляд, затем ее лицо приняло свое обычное выражение. Но я видела это. Я медленно подняла руку.

-Будь осторожна, ты могла сломать что- то,- Мэдди прикоснулась к моему запястью.

- Только мою гордость, но я переживу это.

Мэдди села на землю, глядя на Роба.

- Так это тот самый знаменитый магазин, о котором ты говорила на похоронах? Я не думала, что это здесь.

Роб кивнул.

- Прямо напротив Джастин и Джеммы. Что означает, что я могу видеть ее в любой момент, когда она решит упасть на задницу.

Я взглянула на этих двоих, смеясь сквозь боль.

- Если вы оба закончили, не мог бы кто- то из вас помочь мне встать?

Они оба встали, затем Мэдди протянула мне руку и я, кряхтя и охая, поднялась. Хотя я и старалась выглядеть хладнокровной и спокойной рядом с Мэдди, у меня просто крышу сносило.

Она улыбнулась мне и положила руку мне на талию. Ее рука оставалась там, и мое тело почувствовало тепло ее руки и наклонилось к ней. Но потом я вспомнила, кому принадлежала эта рука и почему это все недопустимо. Я отодвинулась от нее и вздрогнула. Боль пронзила мою коленную чашку и у меня подогнулись колени. Рука Мэдди крепко прижала меня к себе, и эндофины счастья выплеснулись в мою кровь. Вместе с болью, разрушавшей их. Образ Мэдди, сидящей в первом ряду на моих похоронах, возник у меня в голове, и я закатила глаза. Этого никогда не случится. А если и случится, то мои романтические фантазии все равно требовали коррекции. Если я представляю свою смерть, то это несомненно требует коррекции. Когда я бросила взгляд назад, Мэдди пристально смотрела на меня, не отводя глаз. Если бы можно было заниматься любовью с помощью взглядов, как утверждала недавно Джемма, мы бы несомненно сделали это.

- Спасибо, что побежала за мной.- Она нагнулась и подняла сумку. Но ее глаза неотрывно смотрели на мои губы.- Я бы никогда не услышала конца этой истории, а кроме того, потеряла бы свой кошелек.

- Рада была помочь.- Если бы кто- то захотел составить мою тепловую карту, то в центре она была бы ярко красной. Наши взгляды опять встретились и возникла тишина, разрушившаяся затем на сотни крохотных осколков. Мэдди надела сумку на плечо. У нее были красивые, сильные плечи. Я отвела глаза.

- Мне не хочется оставлять тебя здесь с этими ушибами,- сказала она.- Но мне действительно нужно идти.

Она поморщилась.

- Все нормально. Тебе еще нужно успеть на девичник.

- Ты позаботишься о ней?- спросила Мэдди Роба.

Он кивнул: "Конечно. Она в надежных руках." Он показал ладони, в доказательство своих слов.

Мэдди глубоко вздохнула, затем кивнула.

- Окей. Постарайся все же не падать больше.

Она взяла мои руки в свои, поворачивая их ладонями вверх.

- Убедись, что с ними все в порядке. Твои руки очень важны.

Она взглянула на меня и наши взгляды еще раз остановились друг на друге. Мое сердце забилось. Все это становилось слишком интенсивным. Затем, легко кивнув и улыбнувшись, она ушла. Оставив мне свою улыбку. И эта улыбка унесла меня прямиком в нашу прежнюю жизнь. Когда мы были выпускницами, и вся жизнь была перед нами, и так много ожидало нас впереди. Пока все это не обратилось в прах. Я стояла и глядела ей вслед, остолбеневшая и смущенная. Какого черта, что она со мной делала?

Отредактировано Вместе (22.04.19 17:16:51)

+8

20

http://sd.uploads.ru/t/KIaqW.png

Фрагмент 6. Работа № 18

Я лучше пойду, пока они не послали поисковую группу. Она замолчала, закусив ее губу. Мы можем сделать это снова?
Ты хочешь  индивидуальный мастер класс по выпечке? Они стоят кучу денег.
Она вздохнула и в ту же секунду старая Мэдди оказалась рядом. Единственная,  которую я любила. И от этого  у меня перехватило дыхание.
Это я серьезно. США. Беседуем. Если я заскочу как-нибудь, выпьешь ты со мной кофе? Или даже может выпьем? С тех пор, как я вернулась, я проезжаю мимо испанского вокзала и вспоминаю все наше время там.
Мэдди  и я пошли на испанский вокзал выпить сразу после того, как мы начали встречаться и провели несколько мечтательных часов  болтая, целуясь и смеясь друг с другом. Наши тапас остыли  и нам было все равно. С тех пор испанский вокзал стал нашим баром, постоянным местом назначения. Поэтому с тех пор, как мы расстались, я не возвращалась. Я нахмурилась. Выпивка на испанском вокзале была полна воспоминаний. Я не знаю, зачем мы это сделали.
“Потому что мы друзья?”
- Мы?- Я не была так уверена в этом, как Мэдди. -  Получается у тебя  своя жизнь и  у меня-своя. Я пеку, готовлю и читаю. Ты  ходишь на девичник по выходным и являешься  душой и жизнью вечеринки.
“Я уже сказала тебе, что это неправда. Кроме того, ты можешь  быть жизнью и душой, когда ты сама захочешь.”
Я проигнорировала это. “Я говорила тебе на похоронах. Я счастлива видеть тебя, когда мы встретимся в группе. Но попытка вернуться и разжечь что-то, о чем у тебя  есть смутные воспоминания, не сработает.”
- Мои воспоминания не расплывчаты.”
“Мои.- Но, говоря это, я держалась за деревянную скамью, боясь, что реакция моего тела на откровенную ложь может просочиться сквозь  мою кожу.
Я помнила каждый дюйм тела Мэдди, каждый клочок ее кожи, каждый дюйм мили лжи, которые она говорила. Вот почему, несмотря на то, что говорило мое тело, я держалась за оружие. Если она хочет снова быть вместе со всеми, она может. Но ей не нужно было делать для меня особенного  случая.
Тем не менее, она смотрела на меня тем взглядом, единственным  который я всегда любила. Я сглотнула и осталась стоять на своем  месте, буквально и метафорически.
“Я не прошу о свидании. Просто кофе, чтобы наверстать упущенное время и посмотреть, как поживает твоя семья.”
- Ты заботишься о моей семье?”
“Я забочусь о тебе, и, следовательно, да, я забочусь о твоей семье.- Она  замолчала. - Но я знаю, что все романтическое в прошлом. Я не дура. Она постучала по верстаку и прошла мимо меня.
Она подошла к двери, она оглянулась через  ее плечо. - В любом случае, мне пора. Я увижу тебя еще раз?
Я кивнула. “Тебе можно.”
- Приятного вечера.”
Я видела, как она уходила, дала мне волну через стеклянные двери, как она ушла. Мое прошлое снова уходит от меня, как и раньше. Только все было не так, как раньше. Потому что теперь я контролировала свою судьбу, и я была сильной, независимой женщиной. Я взяла верх, потому что знала ее, чего хочет Мэдди. Она могла бы целыми днями смотреть на меня, как на собаку, это не сработает. Я не собиралась подыгрывать ей только потому, что она вернулась.
Я обернулась, и мой взгляд наткнулся на что-то черное: сумку Мэдди. Она оставила ее  и я не сомневалась, что она ей понадобится. Я вскочила на ноги и выскочила за дверь, ранние вечерние лучи ударили по улице, когда я вышла. Мэдди уже шагала по тропинке, не оглядываясь.
- Мэдди! Мой крик пронзил воздух и впереди пара, выгуливающая собаку, повернули головы.
Мэдди обернулась, на ее лице отразилось недоумение.
Я подняла ее сумку, стараясь выглядеть беззаботной. - Твоя сумка! В булочной напротив Роб помахал мне рукой, его светлая борода викинга сверкала в свете ламп. Его борода всегда выглядела так, будто он сам ее испек.
Я побежала в сторону Мэдди, пытаясь справиться с несколькими задачами, помахав Робу в ответ. Самая большая ошибка. Я была  умна во многих отношениях, но никогда в многозадачности.  Когда я бежала,  на бегу я споткнулась о камень, может быть, кирпич. Я не была уверена.
Тревога пронзила меня, когда я попыталась пошевелить ногой, но она не поддавалась. В отличие от верхней половины моего тела, которая двигалась просто отлично.
Прежде чем я поняла, что происходит, я пролетела через теплый воздух и бесцеремонно приземлился в кучу. Сначала ладони, потом  мои локти,  в моих  ушах  слышно громкий  хруст моего скелета   о твердый бетон. Боль пронзила меня, как пинбол. Я задыхалась, когда я сделала запас. Я растянулась  на тротуаре, как на одном из полицейских мест преступления. Все что мне нужно было  это кто-то ,чтобы нарисовал вокруг меня с большим куском мела. Та-да!
Я лежала  там, казалось  целую вечность, пытаясь понять, где болит больше всего. Мои руки,  мои колени или мое эго. Это был тройной галстук.
Когда я подняла глаза, Мэдди стояла надо мной, ее лицо было бледным, озабоченным и красивым. Я думаю, что она не красивая? Я уже начала думать, что шансы против этого.
Ты в порядке? Она присела на корточки рядом со мной  и когда я подняла глаза, я увидела гладкую кожу чуть ниже ее шеи. Раньше я этого не замечала, но теперь вблизи, это было все, что я могла видеть. Когда я подняла свои  глаза еще выше, я увидела  что Мэдди смотрит на меня, мягко, нежно, озабоченно. Когда наши взгляды встретились, я вздрогнула.
Внутри я была настороже. Теперь это было ниже,  я была уязвима. Глаза Мэдди были все того же завораживающего серого цветаь и ее  губы по-прежнему, как всегда манили. Это мое воображение  или мы придвинулись ближе и Мэдди тоже смотрела на мои губы?
Мэдди резко вдохнула. Затем я почувствовала рядом тепло другого тела и момент был нарушен. Я конечно не знала, будь то радоваться мне или грустить.
- Ты в порядке, Джус?- Глубокий голос Роба прорвался сквозь меня, когда Мэдди откинулась назад, ее шея слегка порозовела. Морщинистый лоб Роба стал виден отчетливее. Я считаю  ты встряхнула  булочную, когда ты упала на тротуар.”
- Сейчас не время говорить мне, что мне нужно похудеть.” Я села кряхтя, как боль струилась через меня. Я порвала свои джинсы? Если бы у меня было так, я могла бы просто  списать это на моду. Я старалась не обращать внимания на эмоции, которые в данный момент бушевали в моем теле, ища выход, но идти было некуда.
- Твое чувство юмора все еще в порядке, так что это облегчение. Он улыбнулся мне и повернулся к Мэдди.
Незаметная для неопытного глаза, Мэдди украдкой взглянула на меня, затем на его профессиональное лицо. Но я видела. Я медленно подняла свою руку.
- Будь осторожна, ты могла  что-нибудь сломать. Мэдди коснулась моего запястья.
“В основном моя гордость, но я выживу.”
Мэдди присела на корточки и посмотрела на Роба. “Так это и есть знаменитая пекарня, о которой ты мне рассказывал на похоронах. Я не знала, что это здесь.”
Роб кивнул. - Прямо напротив Жюстины и Джеммы. А это значит, что я вижу ее падение, на ее  заднице всякий раз  в любой момент.”
Я посмотрела на них, смеясь над своей болью. “Когда вы двое закончите, один из вас поможет мне встать?”
Они оба встали, затем Мэдди протянула руку, со мной морщась  и застонав во всем. Если я пыталась вести себя спокойно и хладнокровно рядом с Мэдди, я сейчас взорвалась.
Она улыбнулась мне , ее рука обняла меня за талию. Ее рука легла на мою бедренную кость и мое тело согрелось от этого, наклонилось к ней. Пока не вспомнила, кому это принадлежит и почему, это было  разрешено. Я хотела отойти, но поморщилась. Боль пронзила мою коленную чашечку, и я согнулась пополам.
Рука Мэдди сжалась вокруг меня и счастливые эндорфины запульсировали вокруг моего тела, сражаясь с болью, которые в данный момент прорывались сквозь этого. Образ Мэдди, сидящей в первом ряду на моих похоронах, всплыл в моей голове  и я закатила свои глаза. Этого не должно было случиться   и даже если бы и случилось это , мои романтические фантазии действительно нуждались в работе. Если мои фантазии были связаны с моей смертью, мои фантазии нуждались в обновлении.
Когда я снова подняла глаза, взгляд Мэдди был неподвижен. Если б…ть  действительно была вещь, как недавно сказала мне Джемма, мы делали это.
- Спасибо, что побежал за мной. Она наклонилась и подняла ее сумку, но ее взгляд упал на мои губы. - Я бы никогда не узнала, чем все кончилось, если бы пришла без сумки, а значит и без своего бумажника.”
“Рада  быть полезной.- Если бы кто-нибудь провел тепловой картой по моему телу, она была бы красной у меня внутри. Наши взгляды снова встретились  и мгновение замерло, прежде чем разбиться на крошечные, невидимые осколки. Мэдди перекинула сумку через свое плечо. У нее были широкие плечи. Сильная. Я отвела свои глаза.
- Ладно, - сказала она. - Мне не нравится оставлять тебя здесь  раненого. Но мне действительно нужно в паб. Она поморщилась.
“Абсолютно. У тебя девичник.”
“Ты убедишься, что с ней все в порядке?- Мэдди сказала Робу.
Он кивнул. “Конечно. Она в надежных руках.- Он взмахнул своими ладонями, демонстрируя их пригодность.
Мэдди глубоко вздохнула и кивнула. Окей. Постарайся за это время не слишком сильно упасть. Она взяла меня за руку и повернула ее вверх. - Убедись, что убрала их. Твои руки важны. Она
подняла глаза  и наши взгляды встретились еще раз. Мое сердце сильно забилось. Все становилось немного напряженным. Затем с мягким кивком и улыбкой,  танцевавшая в моем образе в течение нескольких секунд, она ушла.
Ее улыбка вернула меня к нашей старой жизни. Мы вместе заканчиваем школу, перед нами целый мир  и нам есть чего ждать.
Прежде чем это все рассыпалось в прах.

Я смотрела  ей вслед, ошеломленной и растерянной. Что блин она со мной сделала?

+4


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Конкурсы и викторины » Конкурс перевода 2.0. Голосование