Тематический форум ВМЕСТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Творческая гостиная » Мечты сбываются (рабочее название)


Мечты сбываются (рабочее название)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Добрый вечер, Леди. Так хочется сказки, что навеяло. Приятного отдыха!

Карпаты, 29 декабря

Наташка сладко потянулась. Хорошо просыпаться и глядеть в окно рано утром. Когда за окном на горах лежат огромные снежные шапки, тихо ложиться снег, и кружится, кружится…
В голове вдруг заиграла песня о том, как снег кружится, летает, летает.. И она тут же подумала о том, как эта самая песня отвечает ее внутреннему состоянию. И еще о том, как ей повезло.
Отдел продаж премировали целой неделей отпуска на горном курорте, и выдали всем путевки. И до нового года еще целых три дня, и они будут кататься на лыжах, пить глинтвейн, радоваться жизни. И, может быть, Наташке повезет еще больше? Хотя куда уж больше, то.
Наташка не работала в отделе продаж, и к уникальной команде не имела никакого отношения. Она была простой медсестрой, а руководство компании решило, что отпускать семь сорвиголов без медика никак нельзя. И Наташке выдали путевку.

Она даже не поверила своим глазам, когда ее увидела! Она то и дело проверяла ее наличие пока ее толкали в транспорте, потом пока шла по асфальту, покрытому коркой льда от того, что шел снег с дождем, и было невероятно скользко, а потом, когда положила к документам. Ей все казалось, что это нереально. И она, медсестра Наташка, которая только два года назад закончила училище, и жила с бабушкой на минимальную зарплату, никогда не сможет поехать в Карпаты.

Но самое важное, самое главное, от чего начинало быстро биться сердце, а белую кожу заливало краской – там будет Она. Наташка мысленно ликовала только от того, что сможет прожить с ней под одной крышей целую неделю. И еще в таком романтичном месте. Где елки со снегом, и горы, и необыкновенная музыка, и лыжи.

Закрывая глаза, она представляла себя прекрасным принцем, который пригласит принцессу на костюмированном балу, и под новый год обязательно сможет ее поцеловать. А потом, она отнесет принцессу в кровать и будет....

От этих мыслей становилось горячо и сладко. Краска заливала ее лицо и шею до самых кончиков рыжих волос. И думать об этом она могла только уединившись ото всех, отвернувшись к стенке и притворившись, что спит.

Конечно, этого не случится. Но думать о запретном было очень приятно.

Часы показывали только семь утра. Солнце с трудом пробивалось сквозь пасмурное небо, и его было почти не видно. Наташка поднялась с широкой кровати, закуталась в одеяло и прилипла к окну. Кровать тихонько скрипнула.

На соседней фыркнули, потом хрюкнули, потом всхлипнули. Наташка замерла – только бы не разбудить. Менеджеры были очень… Яркими, ироничными, за словом в карман не лезли. Наташку попросту не замечали, и ее это вполне устраивало. Ей не хотелось начать общение с того, что она кого-то разбудила. Наташка прислушалась немного – все тихо. Нужно было выползти из-под одеяла, тихо одеться и выйти на улицу. Там она точно никого не разбудит!

***
Все удалось проделать на редкость тихо и незаметно. Она спустилась по высоченным резным ступенькам и вышла в зал. Толстый высоченный мужик с оселедцем (длинный казацкий чуб) на голове, который он то и дело смахивал, чтоб не мешал, повернулся и его лицо расплылось в улыбке. Наташа тоже улыбнулась.

- Що це ви так раненько? В місті теж так встаєте? З першими півнями? ( Что это вы так рано? В городе тоже рано просыпаетесь? С первыми петухами?)
Наташа кивнула.

- Люблю рано вставать, - словно секретом поделилась. – Когда еще никого нет вокруг, кажется, что все твое.

- Та як же нікого нема? Там вже гуляють,( Как это никого нет? Там уже гуляют) -  он кивнул на улицу, где сквозь узоры на окне виднелись два силуэта. Но сколько ни прищуривалась Наташа, так и не разглядела пару.

- Я пойду? – Нерешительно спросила она, натягивая высокие ботинки на лебяжьем меху. Они были тонкие и холодные для такой зимы, но они были лучшие из тех, что она смогла купить. Мужик посмотрел на сапожки, покачал головой, но решил промолчать.

Морозный воздух ударил в нос, и моментально защипал глаза. Но это совершенно не помешало радоваться снегу. В городе его совсем не было. И от этого пропадало ощущение сказки, которое он с собой приносил.

Она прошла по заботливо расчищенной дорожке, дошла до елок, посмотрела вверх. Какая-то птица встряхнулась от того, что ее побеспокоили, взмыла вверх, задев ветку. От этого холодный и свежий снежок посыпался, попадая за воротник. Там он моментально таял, растекался лужицей под свитером, но это было так весело, как в детстве.

Она бы даже засмеялась, но в этот момент за елкой снова зашуршали. И Наташа прислушалась – говорили, что в горах много волков. Она навострила уши – это было больше похоже на ..

- Вик, - голос был совершенно точно знакомый. Наташа напряглась и вспомнила, Юрке! Голос принадлежал Юрке. – Ну, останься…
- Не могу, - тихо произнес объект ее мечтаний. – Юр, все давно закончилось. У тебя жена.
- Причем тут жена, - Юрка разозлился. Потом тут же заскулил – Ну Вик. Жена далеко. А ты..
Наташе стало противно. Женатый Юрка решил развлечься, а Вика..
Она быстро и решительно вылезла из-под елки, и зашагала прочь. Если могла бы, побежала. Но бежать по снегу, даже расчищенному,  было сложно. На душе стало гадко, а внутри разлилась непонятная и неприятная боль. И замечательное утро моментально утратило свое сказочное очарование.

Нужно было найти укромный уголок, спрятаться, все обдумать. И она нашла. С другой стороны дома. В горле вдруг образовался ком, который то и дело подходил к горлу, а потом опускался. И никакой силы его проглотить не было. Наташка знала, он точно выльется слезами.

Чтобы отвлечь себя, она принялась рисовать фигуры на снегу. Палец выводил круги, квадраты, буквы. Она вдруг уставилась на надпись, которую сделала не задумываясь. На нем красовалось большое сердечко, а внутри него было написано «Тори». Наташе нравилось ее так называть. Тори звучало по-особенному, уникально, и она знала – никто ее так не называл. Только она. И то, не в слух.

Она еще полюбовалась немного и решила стереть. Получилось, что вовремя решила. Тонкая тень легла на рисунок, и Наташа дернулась. Предмет обожания стоял рядом, переминаясь с ноги на ногу. Видела или нет? Спина мгновенно вспотела, а страх сковал голо. Только бы не видела.

- Наташа, - Вика, наконец, заговорила. Наташа даже не думала, что она знает, как ее зовут. От этого ком в горле растекся, спустился ниже и застыл. Она посмотрела на девушку. Шапка снегурочки, отороченная белым мехом, великолепно смотрелась на ней. Черные волосы, огромные глаза, тонкие губы – все это было так восхитительно, что Наташка чуть не всхлипнула, задушив вздох у самого зародыша.

- Да, Вика, - даже голос слушается.
Вика помолчала секунду, решаясь на что-то.
- Ты же видела нас? Да?
Наташка кивнула. Она бы с удовольствием об этом забыла.
- Я попрошу тебя… Никто не знает о нас. И никто не должен знать.
О, эта мольба в любимых глазах! Наташка тут же кивнула. Конечно, никому. И ни одна живая душа..
- Мы были давно знакомы. Еще учились вместе. Он был..
Вика отвернулась, посмотрела на горы. Только бы не смотреть на нее, на Наташку, поняла та.
- Он был моей первой любовью. А потом наши пути разошлись. И вот так получилось, что мы снова встретились. Но между нами ничего нет! – Она повысила голос, пытаясь убедить медсестру. Наташу убеждать было не нужно.
- Я никому ничего не скажу, - заверила она тихо.
- Пусть будет этот только наш секрет!
Вот так. Нежданно-негаданно, а у них будет секрет. Один на двоих. Или на троих? Неважно. Да, Наташка была готова прыгать от счастья.
- Хорошо, - и как же тяжело говорить, когда она так смотрит! Глазищи черные, как угольки, и искорки в них, то ли от снега, то ли от мороза. Залюбовалась.
- Ну, что ж, пойдем? А то скоро толпа встанет.
И она повернулась уходить, а Наташка так и стояла, глядя вслед удаляющейся стройной фигурке.
***
- Там упал кто-то! Наташ, бегом!
Наташа стояла на горке, выглядывая лыжников, когда примчался Стас. Он быстро потянул ее за рукав и Наташа кинулась спасать. Бегом, ее этому учили. И она хотела помогать, спасать и..
- Кто упал?
Голос моментально стал деловым. Нотки неуверенности исчезли совершенно. Сейчас дело касалось только ее.
- Не знаю, - Стас даже не обернулся, - кто-то из девчонок.
Внутри похолодело. А в голове как набат: «Только не Тори, только не Тори». И бежать недалеко, а показалось – целую вечность. Она уже добежала, когда поняла – в снегу барахталась Алина. Она была жива, только лыжа лежала рядом, а нога была вывернута.
По Алинкиному лицу градом текли слезы, которые она вытирала, размазывая тушь и помаду.
- Алин, - позвала Наташа. – Алин, ты меня слышишь!

- Эй, - заорал кто-то над ухом, - перестань рыдать, помощь прибыла.

Все моментально расступились, пропуская помощь, то есть Наташу.. Вот за такие минуты она была готова жизнь отдать. Она моментально превратилась из гадкого рыжего утенка в нужного человека, способного помочь. И все взгляды, направленные на нее, пылали надеждой. И Алинка реветь перестала.

- Все в порядке, - Наташа произнесла это тихо и улыбнулась. – Я буду очень аккуратна, я посмотрю. Как же ты так упала? Ты же вроде неплохо с горы катаешься?

Пока говорила, ощупывала ногу. Главной задачей было исключить открытый перелом, потом закрытый, потом наложить шину или тугую повязку. И пока она говорила, Алинка с больной ноги моментально переключилась на лыжи. И на то, что кататься умеет. Вот так, все правильно.

Люди вокруг перестали ее волновать. Наташа ощупывала ногу, пока не дошла до узких лыжных ботинок. Под них она точно не залезет. Снимать его на улице было неудобно.
- Ее нужно перенести внутрь, - проговорила она Стасу. – Ты сними лыжу, а потом нужно команду вызвать. Чтобы они носилки принесли.

- Зачем носилки?

Стас быстро подсунул под девушку руки, поднял легко, как пушинку и пошагал в гору. Сзади захрипели, захлопали, засвистели. Стас моментально превратился в героя дня. Наташа, с трудом переставляя ноги, последовала за ним.
Никакого перелома не было. Было растяжение, и был бинт, наложенный на лодыжку. Но Наташка была счастлива – она быстро и правильно поставила диагноз, оказала помощь, и была..
- Алинка!
Наташа вздрогнула. Тонкая нога, до этого покоившаяся у нее на коленях, дернулась.
- А, черт!
Наташа аккуратно придержала и оглянулась. Тори стояла такая красивая, раскрасневшаяся, запыхавшаяся. И во взгляде было такое беспокойство, что резкая зависть ударила внутрь. Наташа опустила ногу, встала, и отошла в сторону.

- Что случилось?

- Ты представляешь, вот как назло, ногу подвернула! Ты ее видела, какие каблуки я взяла! Что теперь делать! А Стас меня сюда донес! Прям на руках!
Наташа повернулась и вышла. Слушать это щебетание было выше ее сил.
***
- Ты что сидишь одна?
Боже, какой приятный голос! И запах. Наташка могла вечно бы вот так стоять и нюхать его.
- Мне тут хорошо, - призналась она. - Люблю камины.
- Подвинься, - Тори плюхнулась рядом, бесцеремонно подвигая Наташкину попку и мостясь поближе к огню, - фух, как ту жарко.
- Говорят, что человек может бесконечно смотреть на огонь..
- Знаю. Знаю, - перебила Тори. – А я вот больше люблю смотреть на хорошо сделанную работу. И ты молодец, - вдруг похвалила она, повернувшись всем корпусом. Наташку моментально кинуло в жар от такой близости.
- Это же моя работа, - удалось проговорить и не запнуться.
- Ну, да, ну да. Ты танцуешь?
- Что?
- Ну, мы же с Алинкой новогодний танец ставили. А она теперь не сможет танцевать. Заменишь ее?
Наташка округлила глаза. Она бы и рада. Только вот… Только вот как она ее заменит, если никогда, даже в училище, даже на дискотеках – словом, никогда не танцевала?
- Я тебя научу. – Пообещала Тори и снова уставилась на огонь. Сзади шумели, хохотали, пили пиво из местной пивоварни. Но возле камина словно образовалось отдельное ото всех пространство. И было в нем тихо и уютно.

Отредактировано Елена Салтовская (09.12.18 21:29:03)

+5

2

7 лет спустя 31 декабря

Наталья Сергеевна, мы приехали, Витя повернулся к ней и улыбнулся доброй и бессмысленной улыбкой.  Я все спросить хотел - может быть, вы к нам с Катюшей присоединитесь на новый год? Я бы заехал за Вами.
Наташа покачала головой.
-  Спасибо, Вить. Но я лучше одна.
-  Да как же одна? - Удивился Виктор.  Вы же такая, - оно поискал слово и не нашел, - ну, если решите, то звоните. Я за вами заеду с  удовольствием.
- Спасибо, Вить,  Наташа погладила водителя по руке, от чего тот моментально зарделся. Ой, спохватилась, полезла в сумку, нашла и с довольной улыбкой протянула плоскую коробочку.
С наступающим тебя, Виктор. И пусть в новом году у тебя будет все замечательно.
Водитель принял, покрутил, понюхал. Глаза засияли блаженной улыбкой.

- Спасибо, НатальСергеевна, я тут вам тоже сюрприз..   Он замешкался, нагнулся и достал из сумки небольшой сверток, аккуратно завернутый в бумагу с новогодними елками и шарами. - Только вы его не открывайте сейчас. Его надо открыть покуда
куранты звонят. И тогда желание исполнится.
- Спасибо, я пойду?
- Счастливого нового года!
Наталья вышла, примостив сумку на плечо, а подарок, который можно открыть только когда куранты бьют, засунула в карман.
телефон звонил долго и натужно. Наташа услышала его мелодию из сумки в тот момент, когда пыталась раздеться. День выдался сложным, хоть и 31 декабря. И хотелось только одного - залезть в горячую ванную, включить телевизор на полную громкость и слушать знакомые звуки “С легким паром”. Ну, может салатик какой приготовить, а потом можно и в постель. И никакого телефона не хотелось.

Он на миг замолчал, потом опять зазвонил. И Наташа поняла - не отстанет. И придется разговаривать.
- Ты там что? Спишь, что ли?
Бодрый голос Ольги звучал вполне по новогоднему – весело и задиристо.
- Нет, не сплю.
Наташа попыталась стащить через голову свитер, не отнимая телефона от уха. Не получилось. Она быстро отняла телефон, и поняла, что пропустила что-то из длинной тирады.

- Короче, мы решили, что ты нам нужна.
- Оль, я никуда не поеду.
- Еще как поедешь! Ты же не хочешь, чтобы я с толпой за тобой приехала. И вообще, можем у тебя остановиться.
Наташа не хотела толпы. И тем более, чтобы эта самая толпа у нее останавливалась.
- Так, у тебя – Ольга запнулась и Наташа поняла, на часы смотрела – Есть час, чтобы привести себя в порядок. Можешь надеть костюм снегурочки. Ты в нем прекрасна.
- Оль, может не надо?
- Надо, Федя, надо, - пропела подруга и нажала отбой.
Наташа посмотрела на трубку и поплелась в ванную. В этот момент пьяный голос из телевизора проговорил:
- У меня до приема в поликлинике было ночное дежурство..
Как это похоже на ее ситуацию, даже смешно. А что, вдруг она напьется, и подруги посадят ее в самолет. И он улетит в прошлое…
Она включила воду и налила пенки. Почему спустя столько лет воспоминания не ушли? Почему они так тревожат?

Отредактировано Елена Салтовская (09.12.18 22:30:47)

+5

3

Елена Салтовская, думаю, что не одна я жду продолжение)

+1

4

svetik|0011/7a/32/1653-1412019308.gif написал(а):

Елена Салтовская, думаю, что не одна я жду продолжение)

Присоединяюсь. Очень хочется сказки,особенно сегодня.

+2

5

И я жду...

+1

6

Светик. Робин, Дракоша и все, кто ждал. Простите, что понемногу выкладываю.
_______________________________________________________________________
7 лет назад. 30 декабря

- Смотри! Шаг в сторону, два шага вперед, шаг назад…. И.. давай под музыку!
У Наташки никак не получалось. Она старалась, честное слово, старалась. Но ее движения были корявыми, она путала шаги, спотыкалась. В конце концов, Тори вздохнула и покачала головой. Наташа понимала, что подводит. И от понимания на глазах выступили слезы. Только не это! Только не сейчас.
Тори покрутила головой, потом подошла к окну. Там снова летел снег. Наташа подошла и стала рядом. Ей было беспокойно и в тоже время сладко. Слегка касаться плеча, пусть рукавом, но все же.. И в этой большой комнате, возле елки в шарах и гирляндах, они были одни.
- Я знаю! – Вдруг провозгласила Виктория. – Мы сделаем так…
Она стремительно подлетела к ноутбуку и снова запустила музыку. Потом повернулась, от чего волосы взлетели, и, не успевая за поворотом головы, разметались по ветру. Красиво..
- Давай руку!
Наташка ошарашено смотрела на протянутую руку и не знала, что делать. А вдруг! Вдруг она все поймет, если только прикоснется к ней? Вдруг через ладонь она узнает, как Наташа ее любит? Любит?
- Ну, давай, - нетерпеливо потребовала Вика, и Наташке показалось, что сейчас она топнет ножкой. Она быстро протянула руку.
От тепла чужой ладони в ее руке, закружилась голова. Ток пробежал по телу, замер, а потом обратно вверх побежало тепло. Ладошка моментально стала горячей, а пальцы почему-то похолодели.
- Наташ, соберись и повторяй… Раз, два, три.. Молодец, у тебя получается!
То ли от похвалы, то ли от того, что Вика была прекрасным и очень терпеливым учителем, у нее получилось! Получилось!
****
Наталья Сергеевна лежала в ванне и пропускала пену сквозь пальцы. Пена была похожа на те заснеженные горы, которые остались в тех старых и очень личных воспоминаниях. Нужно было вытаскивать свое тело из ванны, но вылазить не хотелось. В воде было уютно. И натруженные за день мышцы болели до невозможности.
И еще очень хотелось спать. На одну секунду она вдруг решила, что отключит телефон. И никуда не пойдет, ни в какие гости. И елка у нее своя есть, своя. Правда искусственная, маленькая, но все же елка! Ни в какое сравнение с теми огромными деревьями, которые росли в горах, она не идет. Но она была собственная, еще та, которую покупали вместе с бабушкой на тот новый год.
<center>***</center>
- Да, ладно тебе! Садись, играть будем!
Наташа не понимала игры в бутылочку. Совершенно. И не собиралась играть с ними. Вообще, в этой компании развеселой молодежи, она чувствовала себя совершенно не комфортно.
Их зарплата позволяла одеваться и обуваться в дорогие вещи. И запахи от них шли невероятные, такие, что хотелось принюхаться. Они обсуждали новые автомобили, смартфоны и планшеты, о которых Наташка не имела никакого представления.
И еще они обсуждали клиентов. И не всегда это касалось работы. Реплики, которые доносились до ее ушей, были оскорбительны, унизительны и противны. Она не собиралась играть с ними в бутылочку.
- Да что ты, прям как маленькая!
- Садись.
Она послушалась. Села. Крутили по очереди. И Наташка вдруг поняла, что ее ждет. И ужаснулась. Но выбираться было стыдно. Они целовались и смеялись. Им было весело. Тори. Она сидела второй. И Наташка с ужасом ждала, что горлышко повернется к Юрке, и она снова, как под елкой, будет с ним целоваться. А у него жена. И Наташкино сердце точно остановится, если она это увидит собственными глазами.
Почему-то она не думала, что горлышко может остановиться напротив нее. Она смотрела заворожено, как медленно останавливается бутылка, как тормозит. И горлышко, больше похожее на черное дуло пистолета, останавливается напротив нее.
Конечно, все засвистели! Она смотрела, как улыбается Виктория. Видела, что храбрость ее напускная, и она совсем не хочет ее целовать. Но таковы правила.
Наташка отшатнулась, когда Вика обошла импровизированный столик, и почти вплотную приблизилась к ней.
- Давай, давай…
Улюлюканье подстегивало и подогревало интерес. Наташка дернулась, когда Викины ладони легли на лицо.
- Не бойся, - кривая улыбка показала, что Тори сама боится. Но не отступать же под этими взглядами, в самом деле!
И тут она перестала боятся. Наташка поднялась на цыпочки, потянулась всем телом, чтобы было легче достать. Губы были так близко.. Легкий запах спиртного… Когда она пила?.. Еще немного…Пожалуйста… Господи!
Губы коснулись ее легко, почти незаметно. Но это было такоооое касание! Наташка чуть не потеряла сознание. Но устояла. Устояла.
- Да, нет же! Девочки, всерьез давайте!
Кто-то крикнул, все поддержали. Руки на лице замерли, напряглись.
- Всерьез?
И тут Наташка поняла, что это означало. Сначала губы прижались сильнее, и от этого стало нечем дышать. А потом, потом язык проник в нее, и гладил, и было так вкусно, что она не удержалась. И подалась вперед. И чуть не застонала. Потому что это было так…
Она оторвалась под громкий смех и хлопающие ладошки. Наташка смотрела, как она шла вперед, с гордо поднятой головой. И как садилась на место, не глядя на нее, на Наташку.
В груди все клокотало. Коленки вдруг затряслись с такой силой, что она поняла – упадет. Быстр, чтобы никто не понял, пока они вопят, она развернулась и убежала. Сапоги, куртка, все было натянуто наспех. Потом разберется.
Снег, холодный, остужающий воспаленный мозг. Она бежала от смеха, который звучал в ушах. А когда устала, прислонилась к холодному стволу.
На губах все еще горел поцелуй. Она прикоснулась пальцами к ним, провела, осторожно пробуя вкус. И, если не думать о том смехе, то она получила почти все, что хотела.
Можно не думать. Можно закрыть глаза и вспоминать, вспоминать.
Она и потом вспоминала, когда куталась под одеяло, и делала вид, что спит. Она всегда так пряталась. Но в тот раз…

Наши дни
- Давно не было снега. И в прошлом году все праздники шли дожди.
- За то, смотри, сейчас какой!
- Да, красиво. Ты курицу в духовку когда поставишь?
- Она же должна быть горячая! Сейчас только восемь. Она же остынет. Да, убери руки! Я сама!
Наташа смотрела, как подруги весело толкаются на кухне, как салаты превращаются в произведение искусства, и тут, прямо на столе появляются шедевры кулинарии.
- Наташ, ты может, в комнату? А то, смотри, уснешь до нового года!
Олька заботливо посмотрела в глаза.
- Нет, спасибо.
- Девочки! – Наташка чуть не закрыла уши, так было громко. Ну, зачем так орать на семиметровой кухне советского образца? Девочки мигом перестали шуметь, собирать свои сказочные салаты и повернули головы.
- Сегодня наша Наташа самостоятельно провела шунтирование! И Подольский ее хвалил!
Новые крики, теперь поздравительные. И так уютно стало. Мало кому из ординаторов первого года доверяют провести самостоятельно такие операции. Но Подольский что-то разглядел в ней. И говорил всем, что она талант.
И за шумом не сразу услышали звонок.
- Наташ, открой, а?
Ольга стояла с тарелкой фруктов, Алина и Аля продолжали резать салаты, открывать было некому. И Наталья Сергеевна пошла.
Ночь 30 декабря, 7 лет назад
- Посмотри, спит?
Кто-то наклонился, проверяя. Наташка сильнее зажмурилась, чтоб никто не узнал.
- Спит, - шепот отодвинулся.
- Ну и?
- Что? Ну и?
- Как тебе целоваться с рыженькой?
- Алин, не гони.
- Да, ладно тебе!
- А тебе бы понравилось?
- Фу, какая гадость, - Алинка засмеялась и Наташка тут же подумала про ее вывихнутую ногу. Вот так, лечи их, ухаживай. Она напряглась, пытаясь услышать второй голос. От этого напряжения даже зубы заболели.
- Ну, вот и ответ на твой вопрос, - пробормотала Тори. – Ложись спать.
Моментально, как по команде, накатили слезы. Наташка быстро закусила край подушки, только бы не расплакаться, только.. Больно, что-то треснуло глубоко, в том месте, где желудок, разлилось. Она постаралась вдохнуть, поглубже. Всхлип задержался в горле. Но слезы полились.
Конечно, ей противно! Но ведь она так целовала! Наташка была почти уверена в том, что этот поцелуй совсем настоящий. Разве может быть такой … ненастоящим?
Всхлип вырвался наружу. Нужно бежать. Она нашарила тапки под кроватью, натянула спортивный и выскочила. Сзади раздались какие-то звуки. Но что звуки, когда все пропало? Когда жизнь вдруг закончилась. И в ушах мгновенно раздался чужой смех и улюлюканье?

+4


Вы здесь » Тематический форум ВМЕСТЕ » #Творческая гостиная » Мечты сбываются (рабочее название)