Тематический форум ВМЕСТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Стань сильней

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Бей!
Закладывай смелей лихие виражи.
Я точно знаю для чего мне жить.
Я стану лишь сильней, я выживу, смотри!
Я точно знаю для чего мне жить. - Черный Обелиск - "Бей"

— Извините… У Вас есть мобильный интернет? Вы не могли бы раздать его? — обратилась ко мне девушка весьма симпатичной наружности. Высокая, с аристократическими чертами лица, черными волосами и синими глазами.
— Да, конечно. — я достаю из кармана телефон, включаю режим модема, диктую пароль и кладу телефон обратно.
— Уф, спасибо Вам. — говорит она одновременно лихорадочно стуча пальцами по телефону.
Я на это лишь усмехаюсь и делаю очередную затяжку.
Ветерок играет с моими волосами, а я смотрю на небо. Хорошо тут. Хоть это и больница, место само по себе малоприятное. Но все же…
— Спасибо. — слышу я. Киваю.
— Да не за что, обращайтесь. Меня кстати Жанна зовут.
— Инна. — мы пожимаем друг другу руки, а затем Инна лезет в карман и достаёт оттуда пачку тонких сигарет с ментолом. Я даю ей прикурить. Сигарету она держит в правой руке, и я замечаю на ней два кольца: одно на большом пальце, второе на мизинце. Интереееесно.
— Почему какому поводу тут? — спрашиваю я
Инна стряхивает пепел.
— Проблемы с ногами. Что-то в позвоночнике или вроде того.
Киваю.
Докурив она ещё раз поблагодарила меня и вернулась в больницу.

***

Мы встретились ещё раз в тот же день, вечером.
Я выходила из корпуса и увидела Инну. Она стояла под деревом и не спеша курила.
— Привет!
Она вздрогнула, посмотрела на меня, а затем улыбнулась.
— Привет.
— Сигареты не найдётся?
— Конечно.
Достав из кармана пальто пачку, она протянула её мне. Достав одну сигарету, я уже было хотела вернуть её Инне, но она лишь отмахнулась.
— Забирай все, я сегодня ещё куплю.
Спорить я не стала. Как говорится «дают — бери».
— Как настроение?
— Такое. — она выдохнула очередное облако дыма. — Достало все, если честно.
Я хмыкнула. Прекрасно тебя понимаю.
— А ты то чего здесь? — спрашивает она.
— Сердце.
— И при этом ты куришь как паровоз. Мдааа.
— Кто бы говорил!
Она засмеялась. Смех у неё был красивый. Тихий, мягкий.
— Тушэ. Ну, пойду я. Надеюсь ещё встретимся. — она улыбнулась.
— Куда денемся. — улыбнулась в ответ я.

***

И так продолжалось всю неделю, что я лежала в больнице. Мы пересекались в курилке, много болтали обо всем подряд.
Инна была интересной женщиной. Психолог по образованию, она 13 лет посвятила карьере, забыв обо всем. Уходила с головой в работу, днями и ночами.
— Я люблю помогать людям, изучать механизмы работы нашего мозга, наших эмоций. Это все жутко интересно!
Она говорила, а я слушала и улыбалась. Мы стояли на улице, падал снег, уже давно стемнело.
Сама не знаю отчего, но вдруг стало так грустно. Водоворот моих невесёлых мыслей снова захватил меня с головой. В голове проносятся картины печального прошлого, я думаю о сером настоящем, и с ужасом ожидаю прихода неясного будущего. И Она. Конечно же, мои мысли занимала Она.
Такое бывает. Тебя словно вырубает из этого мира, ты перестаешь думать о том, что происходит вокруг. Со мной такое случается часто. Даже слишком.
— Ты ведь давно не здесь, я права? — голос Инны доносится до меня как будто бы издалека, хотя вот она, здесь, рядом.
— Прости… — бормочу я. Докуриваю сигарету и выкидываю бычок, собираюсь уже уходить, как вдруг Инна мягко берет меня под локоть.
— Жанн… Я понимаю, что я тебе не друг, но если ты вдруг захочешь поговорить, облегчить душу, я с радостью тебя выслушаю. — и мягко улыбается. И знаете, на душе стало как-то легче. Немного, но все же.
— Спасибо. — я кладу свою руку поверх её.

***
В последнее время Инна вела себя немного странно. Нет, она всё также веселилась, травила шутки. Только вот шутки стали чернее, она все чаще стала говорить о смерти. И вообще, все её поведение стало каким-то… Натянутым. Словно она жила через силу. В один из дней, я попыталась деликатно узнать, в чем же дело, но она лишь отмахнулась. А затем выдала:
— А давай напьемся?!
— Чего? Как ты себе это представляешь? Дорогая, мы в больнице вообще то.
— Об этом не волнуйся, я все устрою. — ответила она и подмигнула.
Черт его знает как Инна умудрилась протащить бутылку виски в отделение, а вот поди ж ты!
Как итог, мы сидим в её (платной, прошу заметить) палате, пьём, иногда позволяем себе курить в окошко, и вообще весело проводим время.
Одного я не учла. Пьянела Инна моментально. Её повело уже со второго шота.
— Что такое любовь? — спрашивает она.
— Ууууу, коллега, я смотрю вы уже в кондиции.
— Я серьёзно. Вот ты Жанн. Ты любила?
Я тут же замолкаю и вытягиваюсь как струна. В горле образуется ком.
Любила ли я? Люблю до сих пор.
— Жаааааан. Ты тут?
— Да. Да, я здесь я… Мне надо выйти… Ммм… В туалет.
Инна пожала плечами и налила себе ещё одну порцию алкоголя.
Зайдя в туалет, я прислонилась лбом к холодному стеклу.
Что же Ты со мной делаешь? Как сильно я тебя люблю, что даже одна мысль о тебе вызывает мне страх и трепет?
Её образ предстаёт перед глазами: средний рост, длинные волосы пепельного цвета, тонкие нос и губы. И синие глаза.
Боже… Лена.
Леночка…
Закусываю губу, до крови. Может хоть так станет легче, может хоть так каждая мысль о Тебе не будет резать моё сердце ножом.
Ты никогда не будешь моей. Я это точно знаю. Ты замужем. И мужа ты своего действительно любишь. И он тебя.
Этот тот редкий случай, когда звезды встали как надо. Вы действительно замечательная пара. И я бы радовалась за Тебя, правда.
Но я не могу.
Не могу видеть как ты целуешь Егора, потому что отчаянно хочу быть на его месте.
Не могу видеть как он обнимет тебя за талию, ухаживает за тобой, дарит цветы. Не могу.
И Ты, словно зная о моих чувствах, часто делаешь это все на моих глазах.
Девочка моя, за что же ты так со мной? Что я тебе сделала? Неужели я тебя чем-то обидела? Тем, что посмела полюбить?
Больно. Жутко больно.
Ладно. Надо возвращаться к Инне. Она наверное уже заждалась.
Вернувшись в палату, я обнаружила психолога стоящей у окна. Она курила в форточку. Спина её была прямой, она была сильно напряжена.
— Инн? — тихо говорю я.
Девушка поворачивается ко мне лицом, в глазах её стоят слезы.
— Боже, Инна, что случилось? — быстро подхожу к ней и пытаюсь приобнять, но она отстраняется. А затем, она произносит одно слово, после которого мне все стало ясно.
И её странное поведение и желание напиться.
«Альцгеймер»

***

Я просидела с ней всю ночь. Голова Инны лежала у меня на коленях. Она безостановочно курила, даже не задумываясь о том, что запах табака могут почуять в коридоре и в любой момент сюда может войти медсестра. И тогда неприятностей нам не избежать. А ещё учитывая, что у нас тут алкоголь…
В общем, мне было не по себе, мягко говоря. Тем не менее, это все отошло на второй план.
— Когда узнала?
— Дня четыре назад.
— И… — Я чувствовала себя полной идиоткой. Было до ужаса неловко, я даже не знала, что сказать. Да и что тут скажешь? Что все будет хорошо? Нет, не будет. С таким диагнозом точно не будет.
— Я не хочу так. — Вдруг со злостью произносит Инна. — Не хочу медленно угасать, терять разум. Не хочу. За что? Вот за что? Где я так провинилась?
После небольшой паузы она добавляет:
— А ведь я мечтала о ребёнке. Мне всего-то 32.
Я продолжала молчать. Некрасиво, знаю. — Спасибо тебе, что ты здесь, со мной.
— Не за что. — Пытаюсь улыбнуться, но получается не особо.
Она подняла на меня взгляд. Я заглянула в её карие глаза. Что я там видела? Тоску. Боль. Океан боли. И отчаяние.
— Ты справишься. — Говорю я и сжимаю её руку. — А если что, я всегда буду рядом. Друзей ведь в беде не бросают.
Инна улыбнулась, на этот раз по настоящему, поднялась и крепко меня обняла.

***

С тех пор прошло полгода. Приближался Новый Год.
Мы с Инной решили, что отпразднуем его вместе. Да, после больницы мы поддерживали связь, можно сказать стали лучшими подругами. Мы часто встретились, гуляли, ходили в кино, в театры.
Я видела, что ей тяжело, как она страдает. Но тем не менее, рук она не опустила. Наоборот, взялась за работу с утроенной силой. Набрала десяток новых пациентов и не вылезала из своего кабинета. Но, даже несмотря на это, она всё равно находила время не только на меня, но и на других своих друзей. Их было трое. Антон, Георгий и Маша.
— Мы со школы вместе. — рассказала Инна. — Прошли огонь, воду и вообще, чего только не прошли.
Хорошие ребята.
Георгий юрист, Антон фрилансер, а Маша также как и Инна психолог, только детский.
Мне нравилось проводить с ними время. Они действительно были самой настоящей семьёй.
Конечно же, Инна рассказала им о своём диагнозе. Это случилось, когда мы были у женщины в гостях.
Ребята поначалу были в шоке, но затем заявили, что сделают все что в их силах чтобы помочь ей, когда болезнь начнёт прогрессировать.
— В любом случае, время у тебя ещё есть. — сказал Георгий.
— Когда ты живёшь в статусе бомбы с часовым механизмом, поверь мне, дорогой, оно утекает как вода.
Все замолчали, не зная, что на это ответить.
Инна как-то странно посмотрела на меня, а затем ушла к себе в спальню.
— Дурак я, блин.
— Ладно уж, поздно уже кулаками махать. — я поднимаюсь. — Пойду проверю как она.
— - Давай лучше я. — Маша также поднялась со своего места.
Подумав секунду другую, я решила уступить. В конце концов, Маша ей куда ближе чем я когда-либо буду. И от чего-то, от этой мысли в груди закололо.

***

Что касаемо Лены, то на этом фронте все было без изменений.
Я была все также безумно влюблена, а Лена…
Она стала меня избегать. Если раньше мы часть проводили время вместе, то теперь, мы виделись от силы пару раз в месяц.
Мне было паршиво. Я совершенно была без понятия, что мне делать. Признаться ей я не могу, это очевидно. Но и вырвать свое это чувство из себя я не в состоянии.
Одиноко.
Больно.
Пусто.

***

Так, со столом закончила. Наготовила, накрыла. Красота.
Стою посреди комнаты и улыбаюсь смотря на творение рук своих. Вот я расстаралась.
Раздался звонок в дверь. А вот и ребята.
Окрыленная подбегаю к двери, открываю её и застываю на месте. Там стояла Она. Стояла и смотрела в упор, прямо в глаза.
— Лена… — тихо произношу я.
— Так и будешь стоять? — она улыбается. Мои внутренности скручивает. Сглатываю.
— Да, конечно, конечно проходи.
Блондинка входит в квартиру и осматривается. Повсюду висели гирлянды, узоры в виде снежинок. Захотелось новогоднего настроения.
Она сбросила с себя пальто и пошла в комнату.
Я лихорадочно думала о том, что Она тут делает. Вряд-ли это дружеский визит.
— А ты неплохо тут все устроила. — слышу я её.
— Я старалась.
Захожу в комнату. Она стоит у стола и смотрит на меня.
— Что ты тут делаешь?
— Ты разве не рада меня видеть?
— Я всегда рада тебя видеть, ты же знаешь. — изо всех сил стараюсь, чтобы мой голос не дрогнул. Не выходит.
— Знаю Жанн. Я все знаю. — Лена начинает медленно приближаться ко мне. А затем берет моё лицо в свои руки и заглядывает прямо в глаза.
— Знаю. — повторяет она и целует меня.
В этот то момент мне и сносит башню.
Все, что было дальше я помню очень смутно.
Помню, что с каким-то остервенением сорвала с неё одежду, что еле еле добрались до спальни.
Помню, что ласкала её как безумная, особенно задерживаясь на её сосках. Она реагировала на каждое моё действие крепко прижимая к себе.
Помню, что когда я добралась её лона блестевшие от смазки, я чуть не сошла с ума. Она была прекрасна, она пахла невероятно.
Я припала своими губами к Ней, на что в ответ Лена громко застонала. Ласкала её долго, растягивая свое и её удовольствие. Я думала… Да ни о чем я в том момент не думала. Мой разум застелила пелена безумия, ведь то о чем я так мечтала наконец сбылось. Она в моих руках, я могу любить Ее, показать Ей, насколько Она мне дорога. Лена все крепче прижимала мою голову к себе, Её стоны становились все громче, дыхание все прерывистей. Наконец, я почувствовала, как она вся напряглась, а затем с громким стоном кончила, оставляя на моей шее царапины.

***

— Надеюсь ты довольна. — говорит Лена одеваясь.
— Что?..
— Ты получила, что хотела. — пожимает плечами она.
— Что?! — я резко, как и была без одежды, вскакиваю с кровати. — Неужели ты думала, что все, что от тебя мне было нужно это только секс?
— Какое это теперь имеет значение?
— Лена. Пожалуйста…
— Мы уезжаем. Далеко, в Европу.
Я смотрю на неё и никак не могу поверить в происходящее. Нет, Лена не могла так поступить со мной. Нет.
Зачем Ты мне все это говоришь? Зачем убиваешь меня?
— У нас будет ребёнок. — тихо добавляет Она.
Это конец. Это мой личный спусковой крючок.
— Прочь. — рычу я. — Вон отсюда.
Лена даже не взглянув на меня уходит. Слышу как закрывается дверь в квартиру.
Тишина. А затем эту тишину разрывает мой крик.

***

Слышу чей-то голос. Он зовёт меня, призывает очнуться.
А зачем? Меня растоптали, уничтожили, унизили. Нет, я конечно понимаю, что и сама виновата. Виновата, что поддалась своей похоти, что не смогла отказаться от того, что Лена предложила себя мне. Я понимаю.
Но все же…
За что она так со мной?
Наверное, это основная моя мысль. За что?
— Жанна! — слышу я сквозь пелену. — Давай дорогая, дыши. Ты сможешь, я знаю.
Какой теперь в этом смысл? Я не хочу. Оставьте меня, молю.
— Может скорую? — говорит Антон.
— Нет, она сильная, она выберется. Давай милая, дыши.
Начинаю постепенно приходить в себя, взгляд проясняется. Передо мной лицо Инны, она сильно обеспокоена.
— Привет. — - Я нахожу в себе силы улыбнуться. — А я вот тут стол накрыла. Еды наготовила.
— Боже, какой к черту стол! Что случилось?
Только сейчас замечаю, что я лежу на полу, абсолютно голая. На мне лишь одеяло.
— Лена случилась. — произношу я тихо. Так тихо, что слышит только Инна.
Она кивнула и просто обняла меня. Я как могла старалась снова не заплакать, но у меня ничего не вышло.

***

Вам знакомо отчаяние? Вам знакома боль которая выжигает вас каленым железом?
Разумеется знакома. Мы все через это проходили.
Некоторые люди после такого встают, отряхиваются и идут дальше. У них есть силы и воля на это.
А я… Я так не могу. Слишком много и часто со мной так поступали.
И Лена меня добила. Стала ультимативной пулей в мое и без того израненное сердце.
Не знаю, как я не наложила на себя руки. Если бы не помощь Инны, кто знает, чтобы со мной было и была бы я вообще.
— Это пройдёт, дай себе время. — говорила она. — Ты сильная, ты справишься. Я в тебя верю.
Однажды я спросила у неё, случалось ли с ней похожее.
— Можно и так сказать, — ответила она. — Был один мужчина. И он тоже сделал мне больно.
— Как?
— Изменил. — просто ответила она. — И знаешь… Я себя же винила во всем. Думала, где я облажалась. Пила, как не знаю кто, чуть работу не потеряла.
А после, я узнала о том, что он тот ещё ходок по женщинам и я просто была ещё одной в его длинном списке.
— И?
— Я пошла дальше. Поняла, что без него я вполне себе проживу и более того, смогу быть счастливой. И была ведь! Так что, дорогая… — она мягко берет меня за руку, а в её глазах столько тепла. — Ты прорвешься. А я буду рядом.
С того разговора минул месяц.
По совету Инны, я начала ходить к психологу, благо что она порекомендовала мне своего коллегу.
И знаете, это дало свои результаты. Не сразу, конечно же нет. Но постепенно я начала карабкаться наверх.
Это было тяжело. Это было больно. Я пролила много слез. Но в самые отчаянные моменты, Инна была рядом.
Именно её присутствие и поддержка не дала мне сорваться в пропасть.

***

Снова знакомая мне картина.
Инна стоит у окна, курит свои любимые сигареты с ментолом. Кольца на её пальцах блестят.
Я пью чай, смотрю на её спину. И думаю о том, почему она мне помогает?
Такой вот уж я человек, привыкла абсолютно все анализировать, искать во всем подвох.
Однако вот что странно. Я не чувствовала подвоха с её стороны.
Зато я чувствовала тепло и заботу. Искреннюю и неподкупную. Она словно огонь согревала меня в ледяную погоду. Всегда рядом, всегда готовая дать руку.
Поднимаюсь и подхожу к ней. Останавливаюсь в паре сантиметрах от неё.
Инна конечно же замечает моё отражение в окне. Улыбается мне. Улыбаюсь в ответ и обнимаю её со спины.
Психолог откидывает голову назад, закрывает глаза и кладёт свою руку поверх моих. Так мы стоим пару минут, в абсолютной тишине.
Сейчас мне так хорошо, так спокойно. На миг я забыла обо всем: о Лене, о своей боли. Я просто растворилась в этом моменте полностью и без остатка. Я чувствовала себя дома. Такое знакомое, но позабытое ощущение, отголоски которого я улавливала сейчас.
Она потушила сигарету и развернулась ко мне лицом.
Я смотрела в её глаза и поняла, что начинаю тонуть. Во мне бушевал целый шквал эмоций, но самое главное это была нежность. Безграничная, теплая и уютная.
О чем она думала в тот момент? Какие эмоции испытывала?
Мои руки опускаются на её талию и слегка её сжимают. Она же кладёт свои руки мне на шею, и начинает мягко её поглаживать.
Я знаю, что сейчас произойдёт. Но я не боюсь. Наоборот, я этого жажду. Осознание этого бьёт резко, словно молния. Но я даже не даю себе удивиться. Потому что где-то глубоко внутри себя, я чувствую, что так надо. Так правильно.
— Ты такая красивая. — шепчет она. — Ты даже не представляешь.
— Спасибо. — также тихо говорю я.
Её ладони все ещё на моей шее, нежно массируют её.
Она перемещает руку мне на щеку, а я в свою очередь беру её ладонь в свою и нежно целую. Все это время, мы продолжаем смотреть друг другу в глаза.
Наконец Инна не выдерживает и притягивает меня к себе, наши губы наконец встречаются.
Взрыв, фейерверк. Меня накрывает с головой.
Инна углубляет поцелуй, я подчиняюсь. Иду следом, ведомая ею.
Наши языки изучают друг друга, борются. Она целовала меня жадно, словно в последний раз.
Я чувствовала, будто по поим венам течёт пламя. Но это был огонь несущий тепло и уют.
Мы отстраняемся друг от друга, дыхание наше прерывистое и тяжёлое.
Она утыкается головой мне в плечо и начинает плакать. Крепче сжимаю её в объятиях.
Не говори ничего дорогая. Я все поняла без слов.

***

Она ушла, а я осталась в глубочайшем смятении.
Что же между нами происходит?
Она любит меня, это я уже поняла. Но как давно? Почему?
А я? Что я к ней чувствую?
От этого всего закружилась голова и я присела на стул.
Мысли.
Их слишком много, они все очень путанные.
Что же между нами происходит?
Она мне кто? Друг? Безусловно.
А дальше? Я не знаю.
Но одно я понимаю точно. Я не хочу её терять. Более того, я безумно боюсь, что она уйдёт. Она словно часть меня, засела слишком глубоко.
Как же все сложно.
Будем ли мы общаться дальше? Каким оно будет, наше общение?
Звонит телефон. Инна.
Думаю минуту, брать или не брать?
Но все же решаю взять.
— Да?
— Жанн… Я… Прости меня пожалуйста.
Только не говори мне, что ты меня покинешь.
— Я завтра приду и мы обо всем поговорим, я тебе все объясню. Хорошо?
— Разумеется. — тихо говорю я.
— Спасибо. Спокойной ночи.
— И тебе.

***

Она пришла вечером, после работы. Вид у неё был усталый.
Инна крепко обняла меня, а после взяв за руку, повела в комнату.
Я следовала за ней, пытаясь понять, что же она хочет мне сказать. Прокручивала в голове варианты, один за одним. Нет, я понимала общий тон беседы, но дьявол же он в деталях.
Мы сели на диван, рука Инны все ещё держала мою.
Она избегала смотреть мне в глаза.
— Ты… — она делает глубокий вдох. — - Ты наверное уже поняла, что у меня к тебе есть определенные чувства… Я долго пыталась с этим бороться, не позволяла себе даже думать об этом. Но как видишь, я с треском провалилась.
Ты не выходишь из моей головы, Жанн.
Она крепче сжимает мою руку.
— Мне нельзя любить. Я больна. Совсем скоро, я стану ничего не соображающей развалиной.
— Не говори так! — умоляю я.
— Но ведь это правда! Мне нельзя… И тем не менее, это случилось.
Она замолкает.
А я перевариваю все сказанное.
Инна, дорогая моя. Я вижу, как тебе больно и если бы я могла, я бы забрала всю твою боль себе, без остатка.
Но я не в силах это сделать.
Однако, на этом пути, ты будешь не одна.
Аккуратно беру Инну за плечи и притягиваю к себе.
— А если просто… Если просто попробовать?
— Что?
— Встречаться. — я запинаюсь. Терпеть не могу это слово.
— Если ты делаешь это из жалости ко мне, то…
— Нет. Конечно же нет. Я бы никогда с тобой так не поступила. Просто…
С тобой мне спокойно. С тобой, как за каменной стеной. Ты всегда рядом, ты вытащила меня, помогла забыть Лену.
Я заглянула ей в глаза.
— Ты часть меня. Важная и неотъемлемая.
В ответ она меня целует. Я отвечаю. Да, пожалуй я приняла верное решение.

10 лет спустя

Так уж вышло, что болезнь Инны начала проявлять себя очень рано. Такое случается крайне редко, однако случается. Она постепенно начала терять память. Участились случаи апатии.
Разумеется ни о какой работе и речи не шло. Тем более, что никакого удовольствия от неё Инна уже не получала.
Она тяжело это переживала. Часто плакала по ночам. Конечно же я была рядом и помогала как могла. Ведь я люблю её.
Да, теперь я с уверенностью могу это сказать. Я долго шла к осознанию этого. Временами я вела себя просто чудовищно, стремилась оттолкнуть Инну, в страхе, что она со мной только из жалости. Но ее упорству можно только позавидовать. Возможно помогло то, что Инна психолог и мои манипуляции считывала на раз два.
В любом случае, все мои хотелки отошли на второй план, когда болезнь начала прогрессировать и посвятила всю себя заботе о ней. Как она когда-то. Потому что в моем понимании это и есть любовь. Это уметь нести ответственность.
Да, временами мне тяжело, признаю. Но я не представляю своей жизни без этой женщины.

***

Мы гуляли.
Инна сидела в инвалидном кресле, а я везла её по улице. В качестве места прогулки мы выбрали парк, недалеко от нашего дома.
дома.
— Тебе не холодно? — спрашиваю я и накрываю её ноги пледом
— Нет. — улыбается она. — Спасибо.
Она смотрит куда-то мне за плечо. Поначалу её взгляд спокойный, но затем её глаза расширяются.
— Что случилось? Ты увидела призрака?
— Лена. — шепчет она.
Я тут же оборачиваюсь.
Лена идёт к нам, держа за руку мальчика лет 10. Он похож на неё.
Все происходит как в замедленной съемке. Вот она подходит к нам, смотрит сначала на меня, затем на Инну.
— Привет. — тихо говорит Лена.
— Здравствуй.
Я думала об этом. Думала о том, что если суждено нам ещё встретиться, то как это будет?
Думала, что будет неловко или что мне будет страшно. А я ничего не чувствовала. Вообще ничего.
Вот Лена. Вот её сын. Вот они здесь. А я ничего не чувствую.
— Как ты? — спрашивает она
— Хорошо. Вот с женой гуляем.
— Жена… — повторяет за мной Лена и что-то в её взгляде меняется.
— А ты? Как Егор?
— Мы развелись 4 года назад.
Вот это новость.
— Скажи, мы можем поговорить наедине? — спрашивает Лена.
— Мне нужно подумать. — немного помедлив отвечаю я.
На самом деле мне не нужно думать, я не хочу с ней разговаривать. Только не после того, что она сделала. Потому что, черт возьми, даже после всех этих лет я все еще зла на Лену.
Но я смотрю на нее, на ее опущенные плечи, глаза в которых нет былого огня и понимаю, что не могу с ней так поступить. Я понимаю, что нам необходимо поговорить. Закрыть этот вопрос наконец. Это будет честно по отношению к нам обоим.
— Хорошо. Вот, — она лезет в сумку, достает блокнот и ручку, быстро пишет и отдает листок мне, — Когда… То есть, если, ты будешь готова, набери меня.
Лена берет своего сына за руку, разворачивается и уходит. А я, смотрю на листок с ее номером в моей руке. У нее все еще прекрасный, почти каллиграфический почерк. Не то что у меня, курица лапой.
— Жанн, — Инна притрагивается в моей руке, — Ты в порядке?
— В полном. Только вот, что делать не знаю, — со вздохом отвечаю я.
— Мне кажется, ты знаешь. Просто боишься почему — то. Поговорите. Хуже не будет.
— Кто-то опять включил психолога? — я улыбаюсь, поворачиваюсь к своей жене и наклоняюсь к ее лицу. Инна тоже улыбается. В ее синих глазах пляшут чертята. Я хочу ее поцеловать. Но не здесь.
— Пошли домой, — шепчу я ей на ухо, а наши пальцы переплетаются.

***

Лена опаздывает. Странно, для неё это не характерно.
Жду её уже 10 минут. Кофе успел немного остыть, а я заскучать. Все еще сомневаюсь в принятом решении. И что уж там, мне немного страшно.
— Прости, пробки
— Всё нормально.
Она садится, заказывает себе кофе.
Мы смотрим друг на друга, прямо в глаза. Все же, что не говори, что бы не произошло, я не смогу отрицать тот факт, что когда — то, это был родной для меня человек, даже более чем. Мы многое пережили и жаль, что все кончилось вот так…
— Я хотела… — вздох. Лена нервно бьет пальцами по столу, — Я думала это будет проще. Жанн…
Я понимаю, что не имею права, что-либо у тебя просить, после того как я… Я облажалась, это мягко говоря, — она усмехается, — я предала тебя. Предала нашу дружбу, поступила с тобой как последняя сволочь. У меня много было времени подумать и…
— Что ты хочешь? — устало произношу я
— Прощения? — Лена пожимает плечами, — Но я вижу, что ты не простишь. Глаза тебя выдают. Я сама не знаю, зачем это все…
— Почему ты со мной так поступила?
Она надолго замолкает. Тянется к чашке кофе, отпивает и отводит взгляд. Я ее не тороплю, пусть соберется с мыслями.
— Любопытство, — наконец говорит она, — Я хотела узнать как это с девушкой. А тут, под рукой была ты, смотрящая на меня влюбленными глазами. Вот я и решила…
— Воспользоваться мною.
— Да, если говорить прямо, то именно так.
Мне хочется рвать и метать, мне хочется стукнуть Лену вот этой самой чашкой, что у меня в руке, но конечно же, я сдерживаюсь.
Больно, обидно.
— Тебе было любопытно Лен, — горько усмехаюсь. — И что дальше? Ты сама сказала, я не могу тебя простить. Не могу понимаешь? То, что ты сделала, это было как минимум подло.
— Я знаю Жанн, знаю. Я и не рассчитываю на прощение, я это знала, когда шла сюда. Просто… Я скучала, Жанн. Правда. Мне не хватает тебя, нашего общения, до того как я все испортила, я и не осознавала какую важную и большую роль ты играешь в моей жизни. А потом… Все полетело к чертям.
— И сейчас ты решила, что можешь вот так вот заявиться и все будет по прежнему? Не будет Лен. Никогда уже не будет. Ты перечеркнула все, что у нас было. И я просто не могу снова общаться с тобой, понимаешь? Не после того, что ты сделала.
Лена ничего не отвечает на это, а лишь сидит, опустив голову. Понимаю, что нет больше смысла это все продолжать и зову официанта. Оплатив счет, я поднимаюсь и в последний раз смотрю на Лену.
— Ты неплохой человек Лен. Правда. Но я тебе не нужна. И ты мне тоже, уж прости.
Живи дальше, забудь меня. Расти сына, сделай его счастливым. Вот, что должно тебя волновать сейчас. Прощай.

***

— Я дома!
— Иди скорее ко мне! — слышу Её голос.
— Сейчас!
Раздеваюсь и захожу в комнату.
Инна сидит на кровати, а в её руках охапка лилий.
— Это тебе. — немного смущаясь говорит она.
Моё сердце пропускает удар. Она такая милая. И такая красивая.
Подбегаю к ней и крепко целую. Инна улыбается сквозь поцелуй, откладывает цветы в сторону и тянет меня за собой, на кровать.
А после, мы забываем обо всем на свете, на долгие 6 часов.

Отредактировано Robert Dent (03.05.19 20:12:12)

+7

2

Немного переделал последнюю главу

0

3

Такая нежная, такая сильная работа! Так больно и за Инну, когда она узнает диагноз, и за Жанну, когда Лена с ней делает Такое.... И так здорово, что есть друзья, которые всегда рядышком, а ещё здорово, что Жанна все таки прозрела, переключилась с Лены и увидела таки что на самом деле важно! Очень понравилась работа!

Отредактировано Декабринка (17.03.20 00:46:08)

+1

4

Хм...зашла почитать стихи. Вижу эпиграф и усердно пытаюсь вспомнить эти слова в романе Ремарка. Потом 1строка, 2ая... и очнулась только когда комментарии пошли. На одном дыхании) Здорово написано, увлекательно!

А продолжение будет?

И да, я погуглила сейчас, не знала, что есть такая группа "Чёрный обелиск")

+1