Тематический форум ВМЕСТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Бог

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

Это не темная вещь, проба пера в прозе, так сказать))
*******************************************************

"Осколки"
Часть 1 "Бог"

                                                                                   Где боги живут?
                                                                                   Где обитают будды?
                                                                                   Ищите их
                                                                                   Только в глубинах сердца
                                                                                   Любого из смертных людей.
                                                                                                 Минамото Санэтомо

   В детстве мальчик часто болел, и родители нашли для него няньку.  Нянька была стара,-   ужасающе, неправдоподобно стара. В памяти мальчика осталось ее лицо,- неясное размытое пятно. Оно было покрыто морщинами, которые начинались от уголков глаз и прятались на висках под седыми редкими волосами.  Эти волосы нянька скручивала на затылке в небольшой узел (а может, у нее была короткая стрижка,- мальчик уже не помнил этого). В его памяти остался лишь запах, сладковатый, приторный запах волос и одежды. Небольшая сухая фигурка (а может, высокая и полная,- мальчик и этого не помнил в точности) сновала из кухни в комнату и обратно. В доме у няньки пахло куличами, свечами и полумраком. Сладковатый запах подушек смешивался с запахом пыли, которая пряталась во всех углах, под коричневым комодом и под кроватью.

   Комната казалась мальчику огромной. У стены стояла железная кровать на которой мальчик часто спал. Её никелированные спинки, сделанные из  поблескивающих изогнутых трубок, на концах которых светились гладкие холодные шарики, составляли два ажурных каркаса: один больше, другой меньше. Так приятно было обхватывать их руками и чувствовать, как холодное железо постепенно нагревается. Когда же оно нагревалось чересчур  сильно, нужно было переставить ладони, чтобы прикоснуться к новому прохладному участку. Между прутьями можно было попытаться просунуть голову. Правда, она не помешалась целиком в узкую щель, но зато сквозь эту щель проходили нос, рот и часть щек. И тогда можно было воображать себя древним рыцарем, посаженным в темницу и тоскующим о свободе. Гладкие никелированные шарики плотно укладывались в ладонь и тоже быстро нагревались. Их, опять же, можно было лизнуть украдкой, и тогда на языке долго оставался кисло-терпкий привкус железа. Словом, мальчик отнюдь не скучал у няньки. Он находил себе множество развлечений,- дозволенных и запретных.

   Иногда нянька сажала мальчика к себе на колени. Ее лицо, казавшееся вблизи большим и старым, смутно белело в полумраке. Крупный нос был усеян множеством черных точек и щербинок. Когда мальчик спрашивал, отчего у няньки на носу черные точки и кто их сделал, она тихо смеялась и отвечала, что это проделки старости. «А что такое старость?» спрашивал мальчик. «Старость- это когда человек долго живет на свете…» отвечала нянька. «Неужели и я  буду старым, и мой нос вот также будет усыпан черными точками?» думал мальчик. Но нет, этого не могло быть, и нянька явно обманывала мальчика, когда говорила, что и она была молодой и красивой. Представить себе няньку молодой, а его, мальчика, старым было невозможно и  мальчик, эта добрая душа, прощал няньке ее ложь, понимая, что каждому человеку необходимо утешение и сказка. А уж сказки мальчик любил. Когда он хорошо себя вел, нянька рассказывала ему волнующие истории, которые мальчик, впрочем, слышал уже не  раз. Но все равно, слушать их было интересно. Глухой, хрипловатый голос няньки сливался с еле слышным звоном гитары, стоявшей в углу. Осторожно трогая струны, можно было извлечь из этого большого и таинственного инструмента красивые звуки. Они вылетали из круглого отверстия, и мальчик, стараясь увидеть место, где они прятались, заглядывал в это окошко. Но внутри гитары было темно и пахло пылью, и разочарованный мальчик принимался за другие, более интересные дела.

   Когда ему надоедало играть в комнате, он выходил в маленькую светлую кухню. Запах пирогов и свечей здесь становился сильнее. Мальчик открывал дверцу кухонного стола и заглядывал внутрь. Там рядами стояли разноцветные миски, тарелки, кружки. Они напоминали солдат, приготовившихся к бою. В углу над столом висела картина, на которой был изображен бородатый человек с грустными глазами и с книжкой в руке. Краски, которые когда-то были яркими, теперь выцвели и своей блеклостью напоминали няньку.

   Однажды мальчик спросил, что это за картина и кто на ней нарисован. Нянька ответила, что картина называется иконой и изображен на ней Бог. Так мальчик впервые услышал это слово.
Бог! Это слово звучало коротко и звучно. Оно напоминало удар камня по стеклу. Что за странное имя… Мальчик никогда не слышал, чтобы человека называли таким именем. "А почему его так зовут?- спросил мальчик,- И кто он такой?" Но тут нянька начала путаться. Она как-то невразумительно ответила, что Бог- это не имя, а зовут человека Иисус Христос, что он знает все на свете, что он самый добрый и умный, и что он создал всех людей, в том числе и мальчика. И вот тут-то мальчик няньке не поверил. Он прекрасно знал, что самый умный человек на свете - его папа, а самый добрый - его мама. И потом, всем ведь известно, что мальчика родила мама, а маму - бабушка, и так далее... А самым первым человеком была обезьяна, которую мальчик видел в зоопарке. У нее были очень грустные глаза. Вероятно, нелегко было родить такую уйму людей. Словом, нянька явно заблуждалась, когда говорила о всемогуществе и доброте этого Бога. Впрочем, нянька была стара, а мальчика учили уважать старость, и поэтому он снисходительно прощал няньке ее невежество. Да и потом, разве можно от этих взрослых получить более или менее вразумительный ответ на свой вопрос? 0ни всегда что-нибудь напутают, а потом тебя же и обвинят в непонятливости. «Нет, со взрослыми лучше не связываться,- думал мальчик,- Надо только своевременно кивать головой, и тогда они решат, что ты все понял, и оставят тебя в покое».

   Терпеливо выслушав все нянькины объяснения, мальчик представил себе Бога, как седого старика с длинной бородой, который только и делает, что сидит на облаке и смотрит на Землю в бинокль (а иначе, как он увидит все, что здесь происходит).  Правда, здесь выходила одна неувязка. Ведь облака состоят из тумана, следовательно, сидеть на них невозможно.  Как же это удавалось делать Богу? «Он, наверное, очень легкий,- понял мальчик,- большой и легкий». Определив так для себя Бога, мальчик перестал о нем думать.

   Иногда родители мальчика задерживались на работе допоздна. В окно заглядывал вечер и грустно улыбался нашему герою. Нянька зажигала перед иконой свечи и становилась на колени, затем она начинала что-то шептать и часто- часто кланялась. Нянька называла это странное и забавное занятие молитвой. Она заставляла мальчика становиться рядом с собой. Мальчик играл в эту нелепую, но увлекательную игру с удовольствием. Вслед за нянькой он бормотал что-то, произносил обрывки фраз, создавая причудливую мешанину из слов. Иногда он начинал просто шевелить языком во рту, одновременно с силой выдыхая воздух. И тогда раздавались звуки, напоминающие ворчание кипящего молока. Это тоже было забавно. Но самым чудесным был момент, когда нянька начинала креститься, а затем  кланяться. Искоса поглядывая на нее широко открытым, блестящим от удовольствия глазом, мальчик громко ударялся лбом о деревянный пол. Раздавался глухой звук, и в голове начиналось приятное гудение и кружение.  «Да,- думал мальчик,- тот, кто придумал эти молитвы, был неглупый человек».

   В один воскресный день, когда родители опять работали, нянька одела на мальчика пальто и пошла с ним в город. Они долго ехали в автобусе, затем вышли из него и очутились в месте, где мальчик никогда не бывал. Войдя во двор красивого здания, они пошли по усыпанной красным песком дорожке и остановились перед большой каменной лестницей. Мальчик с любопытством разглядывал толпившихся вокруг старух в черной одежде. Они что-то бормотали, тихо вздыхали и вытягивали свои шеи, глядя на лестницу. Мальчик протиснулся между ними и встал у самого края дорожки. Внезапно двери над лестницей распахнулись, и из них вышел большой бородатый человек в красивом длинном платье, которое поблескивало и искрилось, как фольга от конфет. В руке у него на трех цепочках висел маленький сосуд, из которого клубами валил дым с удушающе сладким запахом. Мужчина что- то громко запел, и старушки зашевелились, вновь забормотали что- то и стали часто-часто кланяться. Мужчина неторопливо спустился вниз по лестнице и пошел по дорожке. Старушки тянули к нему свои руки, хватали его за одежду и снова кланялись.

   Мальчик в недоумении смотрел на этих странных людей. И вдруг он понял! Это был Бог. Мальчик сразу проникся уважением к бородатому и грузному Богу. Еще бы, ведь тот спустился с облаков. Должно быть, это было нелегко, ведь Бог был такой огромный. Бог приблизился к мальчику и остановился рядом с ним. Мальчик зачарованно глядел на него. У Бога оказались неожиданно веселые глаза и румяные щеки. "Что, сын мой,- прогудел он,- и ты пришел поклониться Господу?"

"Покайся, покайся, поклонись…- зашептала сзади нянька, толкая мальчика в спину,- Расскажи о своих грехах..." Мальчик неловко поклонился и украдкой посмотрел на окружавших его старух. Те с умилением воззрились на него и тоже зашипели:

"Покайся..." О чем это они говорят, о каких таких грехах? Мальчик начал усердно думать, вспоминая, что же он сделал плохого за свою жизнь. Как назло, ничего в голову не приходило. Бог стоял напротив мальчика и раскачивал свой сосуд. Глубоко вздохнув, мальчик закашлялся.  Этот противный дым клубился прямо перед лицом. "Надо же, как обидно,- подумал мальчик,- ни одного греха не могу вспомнить".  И вдруг его осенило!

-Я взял без разрешения пистолет моего друга,- смело выпалил он и запнулся, - Украл, то есть...

-Нехорошо... - покачал головой Бог, - Нельзя брать чужого. Ай-ай-ай, как нехорошо. Но ты ведь больше не будешь так делать?

-Больше не буду,- потупился мальчик.

Бог погладил его по голове, перекрестил и пошел дальше, размахивая своим сосудом. Дым тянулся за ним белой лентой.

-Как это я хорошо придумал,- обрадовался мальчик, - Правда, пистолет мне мой друг подарил, но это неважно. Главное, что я не огорчил этого доброго Бога.

  И довольный своей сообразительностью, мальчик стал дергать няньку за пальто, уговаривая ее идти домой.

   Этот день закончился чрезвычайно приятно. Придя к няньке, мальчик съел целую банку мака и очень удивился, когда пришедшая за ним мама стала охать и браниться. Ведь мальчик себя прекрасно чувствовал. Когда же он сказал маме, что сегодня видел Бога, мама почему-то всплеснула руками и закричала, что не позволит водить ребенка во всякие подозрительные места, ведь там повсюду инфекция. Мальчик рассудительно ответил, что никакой инфекции он там не видел, а видел только Бога. Но тут мама сказала, что это был не Бог, а священник.

   Такого разочарования мальчик еще никогда не испытывал. Выходит, это был не Бог, а обыкновенный человек? А мальчик так старался, выдумывая себе грех. Чуть не плача от обиды, он поплелся вслед за мамой. Вечер был безнадежно испорчен.

-Нет,- угрюмо думал мальчик, шагая по узкому тротуару,- больше я с этими взрослыми не играю. Ничего-то они не понимают в жизни...

Отредактировано Stefanibella (17.09.18 14:48:44)

+15

2

Stefanibella, спасибо за ваш рассказ!
Ужасно люблю читать о детстве, и у вас отлично получилось передать маленький мир маленького героя)
Кстати, моему сыну шесть, и недавно он спросил: "Мама, а где Бог?" Я отвечаю: "Говорят, что везде". Тогда он заглянул под стол и под кровать, а потом покачал головой: "Обманывать нехорошо")))) Теперь тоже, наверное, думает, что он на облаке сидит))

+4

3

Stefanibella, очень интересно  )
  http://s7.uploads.ru/t/fFOph.png
я лично к идее о высших силах пришла намного позже  ))

+2

4

Stefanibella

спасибо Вам за Ваш рассказ! я как будто все это увидела, почувствовала запахи, увидела образы.. окунулась в детские воспоминания... здорово!

а еще почему-то вспомнила, какое у меня было разочарование, когда мне подруга рассказала, что нет никакого деда мороза...))) Три дня с родителями не разговаривала)))

+2

5

Karin Kant
Карабелла
Strekozza
Спасибо вам (и всем, кто поставил плюсики)). Я, честно говоря, думала, что никто и читать не будет мой рассказ)))

Отредактировано Stefanibella (17.09.18 13:31:10)

+3

6

Stefanibella|0011/7a/32/6211-1520694496.jpg написал(а):

думала, что никто и читать не будет

я буду  ))  мне интересно читать и сравнивать
может быть, именно поэтому я столько читаю

+2

7

Stefanibella|0011/7a/32/6211-1520694496.jpg написал(а):

Я, честно говоря, думала, что никто и читать не будет мой рассказ)))

Stefanibella,обычно так и бывает) Талантливым людям свойственно недооценивать гениальность своих произведений)
Прочла утром на одном дыхании...жду продолжения)

+2

8

Karin Kant|0011/7a/32/5523-1532343848.jpg написал(а):

Кстати, моему сыну шесть, и недавно он спросил: "Мама, а где Бог?" Я отвечаю: "Говорят, что везде". Тогда он заглянул под стол и под кровать, а потом покачал головой: "Обманывать нехорошо")))) Теперь тоже, наверное, думает, что он на облаке сидит)

Да, наверное))) Дети же конкретно мыслят, им абстрактными рассуждениями голову не заморочишь. На самом деле, я довольно хорошо помню эти свои теологические размышления и дилеммы. Я действительно в детстве думала, что бог сидит на облаке, и меня довольно сильно волновал вопрос, почему он не падает вниз)))

0

9

Stefanibella, с удовольствием прочитала. Почему-то это напомнило мне сказки Андерсена, которые мне читали в детстве ( взрослой я их не перечитывала) стилем.  А ещё - это напомнило мне мою собственную жизнь среди людей сейчас, будучи взрослой.  Я так и не повзрослела.  Произведение считаю увлекательной сказкой, достойной печатного  издания и множественной   растиражированности в сети.

+2

10

Stefanibella написал(а):

Вероятно, нелегко было родить такую уйму людей.

Позабавила философская фраза)))
Спасибо за маленькое путешествие в детство)

+2

11

NikaVero
Ой, спасибо Вам за такие слова  http://arcanumclub.ru/smiles/smile434.gif 

NikaVero|0011/7a/32/7027-1520606067.jpg написал(а):

Прочла утром на одном дыхании...жду продолжения)

На самом деле, давным- давно я решила написать что- нибудь прозаическое. Но поскольку умений у меня в этом деле было не много, а в прозе надо выстраивать сюжет, создавать героев и т.д., то я решила сделать финт ушами ход конем- написать большую вещь, состоящую из маленьких рассказов. Идея, конечно, не новая, но мне она тогда показалась богатой))) Назвала я сие творение "Осколки". Написала процентов 70- 80, а потом как- то остыла. Не к своему маленькому герою- он славный малыш, познающий мир и себя, а скорее к своему умению создать и воплотить в жизнь его мир. Но раз вам, девочки, понравился рассказ, то тогда я размещу здесь и другие)))

Карабелла
Спасибо. Рада, что Вам интересно)

+5

12

"Осколки"
Часть 2 "Поле"

                                                            Голос летнего соловья!..
                                                            В роще молодого бамбука
                                                            Он о старости плачет своей.
                                                                                                   Басе

   Нестерпимо белый цвет ослепил мальчика. В глазах потемнело, предметы стали расплываться, приобретая не свойственный им жемчужный оттенок. Мальчик закрыл глаза. Но темнота не хотела возвращаться. На черном фоне плясали разноцветные круги и пятна. Медленно открывая глаза, мальчик сквозь ресницы рассматривал распахнувшийся перед ним необычный мир.
   За чертою города начиналось поле. Маленький город, в котором жил мальчик, со всех сторон был окружен полями. Посевы кукурузы, пшеницы, хлопчатника завладели огромными пространствами. Как вампиры, они питались соками этого неприметного городка, который, напрягая все свои силы, поставлял для полей рабочие руки. Солнце, изнуряющее город, не причиняло вреда полям. Напротив, оно было с ними заодно. Объединившись, они словно сговорились извести город. И тот защищался, как мог. Он любовно лелеял посаженные повсюду деревья, которые, разрастаясь, окутывали город покрывалом из тени. Дома здесь были невысокими, улицы узкими, а площади - неуютными и сиротливыми. Жизнь людей здесь текла неторопливой медлительной волной. Она лениво перекатывалась через возникавшие препятствия. На минуту взволновавшись, она затем снова успокаивалась и обретала свойственные  ей снисходительность и доброжелательное равнодушие. Эта жизнь не была расцвечена какими- то особыми происшествиями.  И все- таки случавшиеся события, такие же маленькие, как и сам город, казались жителям весьма значительными и важными. Мальчику же город казался огромным. Открывая для себя новые места, где можно было играть, мальчик всякий  раз поражался тому, как разнообразен и чудесен был мир, в котором он жил. И все же город был знакомым и родным. А нашего героя тянуло в неизведанные места. За чертою города лежало огромное непознанное пространство, куда мальчик давно жаждал попасть. Нет, конечно, он уже бывал там. В воскресные дни вместе с родителями он выходил за город и шел мимо кукурузного поля, направляясь к маленькой речке. Эта речка начиналась от бетонного бассейна, в который поступала вода от находившегося неподалеку химического завода. Говорили, что вода загрязнена промышленными отходами. Однако купаться было негде, и люди приходили сюда, располагались на глинистых берегах, разворачивали газеты, раскладывали на них помидоры, огурцы, хлеб и купались, загорали, ели…  Особо отважные ныряли в бассейн, погружаясь с головой в бурлящую воду. Мальчик всегда с интересом наблюдал за этими подвигами, но повторить их не решался.  Словом, наш герой уже бывал за городом. Но это были разрешенные вылазки, это были путешествия под бдительным присмотром. Сегодня же он впервые вышел за черту города один. Противоречивые чувства охватили его: страх смешался с чувством гордости, ощущение свободы - с жаждой приключений. Перешагнув черту, отделявшую город от полей, мальчик, вступил в неведомый мир. Он шел по узенькой тропинке. Слева от него журчала прозрачная вода, справа огромным полотном расстилалось кукурузное поле. Палящее солнце уже выжгло зелень, листья пожелтели и кое-где осыпались, обнажив спелые янтарные початки. Горячий воздух, поднимавшийся от земли, смешивался с терпким запахом пыли и сухих листьев. Этот опьяняющий, душный запах трав, жары, неизвестности нахлынул на мальчика густой волной. Обострившиеся чувства заставили его сердце забиться гулко и неровно. Оглядевшись, он с наслаждением вдохнул горячий воздух свободы. Струящая свой колдовской жар истома помрачала сознание. Хотелось упасть и зарыться лицом в сухие колючие травы, обнять руками обожженную землю, еще и еще раз вдохнуть этот опьяняющий аромат поля. Мальчик опустился на колени. Его пальцы перебирали сухие растрескавшиеся камни, которые впитали жар солнца. Эти камни были такими непрочными,- стоило толь¬ко нажать посильнее, и они рассыпались, оставляя в ладонях белую горячую пыль. Мальчик прижался лицом к земле. Он услышал биение огромного сердца, находившегося в глубине земли, он почувствовал, как тепло проникает сквозь его кожу и направляется к его маленькому сердцу, бившемуся громко и взволнованно. Эта сила, исходившая из самых недр Земли, обжигала мальчика сладким страхом, через мгновение превращавшимся в восторг. Капли пота стекали по его лицу, струились между пальцев, сжимавших сухие камни, и мгновенно высыхали. Кожа, покрытая кристаллами соли, дышала свободно и легко. Казалось, что она пульсирует в едином ритме с солнечными лучами. Тело мальчика приобрело необычайную легкость, оно стало как бы бесплотным и невесомым. Мальчик встал и, испытывая чувство глубочайшего удовлетворения, огляделся. Огромное поле, раскинувшееся перед ним, звало его к себе. Сотни дорог, путей, тропинок, нехоженных и таинственных, лежали перед ним. С  все возрастающим чувством уверенности и спокойствия, втайне гордый своим бесстрашием, мальчик, вошел в высокие заросли.
   Сухие стебли, заканчивающиеся пушистыми метелками, приветливо зашелестели. Их верхушки легко вздрогнули и, когда мальчик зашел поглубже, скрыли его совершенно. Раздвигая пыльные стволы, острые листья которых больно вонзались в ладони, мальчик пробирался сквозь заросли. Перед лицом его покачивались кукурузные початки, обернутые в грубую зеленую упаковку. Мальчик срывал их, очищал от листьев и складывал голые початки за пазуху. Он двигался вглубь поля, стараясь найти самые большие и самые сочные плоды. Груда их вздулась под рубашкой буграми и при движении тяжело перекатывалась, оттягивая шею. Мелькнувшее неясное опасение заставило было мальчика остановиться. Однако желание нарвать как можно больше початков, это древнее, первобытное желание, издавна известное людям и именуемое алчностью, с внезапной силой овладело им. Задыхаясь от пыли, глотая неподвижный воздух, осевший в зарослях, мальчик рванулся вперед. Он шел прямо, поворачивал направо, налево, с усилием раздвигал стволы, бросался за сверкнувшим вдалеке большим молочным початком.
   Наконец усталость и невыносимая жара заставили его остановиться. Лицо мальчика было исцарапано, одежда испачкана и кое-где разорвана. Белая пыль покрывала его с головы до ног. Лишь глаза его взволнованно блестели и обшаривали окружающие заросли. Початки высовывались из-за ворота рубашки и больно вонзались в шею. Но, несмотря на усталость, мальчик был доволен и горд. Пора было возвращаться. Он повернулся и пошел назад. Не вдохновляемый азартом поиска, он двигался медленно и тяжело. Качавшиеся перед ним стволы были похожи друг на друга, от них пахло пылью и плесенью. Налитые свинцом руки с трудом раздвигали их. Мальчик шел вперед, но заросли никак не кончались. Затем он повернул налево, прошел еще несколько метров, остановился и снова пошел вперед. Сухие стволы глухо шелестели, листья цеплялись за одежду, корни выглядывали из-под земли и путались под ногами. Поле не хотело выпускать мальчика.
   И тут мальчик понял, что заблудился. Он заметался, рванулся вперед, направо, налево, затем побежал назад. Одна и та же картина раскрывалась перед ним, куда бы он ни бежал: пыльные сухие стволы и покачивающиеся на ветру метелки.  Это было ужасно!  В отчаянии мальчик смотрел по сторонам, пытаясь найти хоть какую-то дорогу. Но все его усилия были напрасны. Тогда мальчик сел на землю и заплакал. Слезы струились по его пыльному лицу, прочерчивая светлые дорожки. Облизывая потрескавшиеся губы, мальчик рыдал, уткнувшись лицом в колени. Куда идти? Как найти дорогу, которая помогла бы ему освободиться из этого плена. И поле уже не казалось ему добрым и приветливым. Нет, оно было коварным и страшным, оно заманило мальчика в свои заросли и не хотело его отпускать. Вот так он и умрет здесь, и никто не найдет его тела, ведь ни одна душа не знает, что он самовольно ушел из города. При этих мыслях остановившийся было поток слез хлынул с новой силой. Мальчик шмыгал носом, вытирал слезы рукавом, размазывая по лицу грязные полосы. Невыразимый ужас парализовал его мысли. Ч то ему делать? 0н был маленьким и слабым, а поле- огромным, сильным и жестоким. Наконец, выплакав весь имеющийся у него запас слез, мальчик затих. Ему стало немного легче.

   - Ну,- внезапно услышал он голос,- и долго ты будешь плакать?

Мальчик огляделся. Вокруг никого не было.

   - Да-да, я к тебе обращаюсь. Забавно было наблюдать, как ты здесь рыдал,- снова раздался голос.

Мальчик вскочил, раздвинул заросли справа, слева, сзади... Но нет, вокруг никого не было.

   - Ну что ты оглядываешься по сторонам?- ехидно спросил голос.

   И вдруг мальчик понял, что этот насмешливый голос находился внутри него самого. Это было странное и пугающее ощущение.  Мальчик как будто раздвоился. Одна его половина сидела на земле и всхлипывала. Другая же наблюдала за первой, грязной и жалкой, и отпускала иронические реплики. Неведомая сила расщепила всегда бывшее цельным сознание мальчика на два, не похожих друг на друга, существа. Мальчик задрожал, на глазах его снова показались слезы.

   - Ну вот, опять перепугался,- заметил голос,- И до чего же у тебя жалкий вид, должен сказать. Противно на тебя смотреть.

   - Но я же заблудился,- охрипшим голосом прошептал мальчик.

   - Очень ценное наблюдение. Оно делает честь твоему уму,- подтвердил голос,- а кто в этом виноват?

   - Это поле... -захныкал мальчик,- оно меня заманило...

   - Нет уж, дорогой мой. Не надо меня обманывать и лгать самому себе. Кто заставлял тебя, сломя голову, бросаться за этой кукурузой? Уж, наверное, не поле. Можно подумать, у тебя дома нет таких же початков.  Жадность тебя погубила, дорогой мой,- ехидно заключил голос,- так вот и будешь теперь сидеть здесь. Кстати, где же твоя кукуруза?

   Мальчик глянул за пазуху. Действительно, когда он метался по полю, то растерял всё свое  собранное с таким трудом богатство. Наш герой заправил грязную рубашку в штаны и возмутился. В конце концов, этот наглый голос был лишь частью его самого! По какому праву он вел себя столь развязно?

   - Захочу и найду дорогу назад,- насупившись, ответил мальчик.

   - Да где уж тебе,- насмехался голос,- ты ведь только плакать умеешь  покоритель полей. Возомнил себя всемогущим и бесстрашным, а как наткнулся на препятствие, так и струсил.

   Мальчик нахмурился. Этот наглый голос говорил правду, а ее неприятно слушать не только маленьким мальчикам, но даже и взрослым людям. Наверное, поэтому они никогда не прислушиваются к своему внутреннему голосу. И все же голос был прав,- мальчик сам накликал на себя беду и вместо того, чтобы искать выход из создавшегося положения, расплакался, как девчонка. Это было унизительно.

   - Вот захочу и найду дорогу,- упрямо повторил он.

   - А ты захоти, захоти,- издевательски ответил голос,  - ну что, не можешь?- и он торжествующе рассмеялся.

   - Ты-то чему радуешься?- сердито спросил мальчик, - ведь если я здесь останусь, ты, между прочим, тоже далеко не уйдешь. Чем насмехаться, помог бы лучше. Тоже мне, внутренний голос называется...

   -Да я же просто так,- смутился голос,- я ведь тоже хочу отсюда выбраться.

   -Ну ,вот и давай вместе думать,- заключил мальчик.

   И тут два его голоса, внешний и внутренний, объединились и стали напряженно размышлять. Заросли тихо шелестели, мухи и пчелы, случайно залетевшие в это темное царство, кружились вокруг головы мальчика и жужжали. Мальчик хмурил брови, грыз травинки и чертил на сухой земле какие-то знаки. Два его голоса то ссорились, то мирились. Они обвиняли друг друга в глупости и нерешительности, бранились, затем снова заключали перемирие. И вдруг мальчика осенило. Когда он вошел в поле, солнце находилось у него перед глазами, значит идти надо было, оставляя солнце за спиной. Испытывая облегчение, мальчик вскочил и побежал. И вновь заросли хлестали его по лицу, вновь соблазняли его, предлагая свои роскошные дары. Но мальчик упрямо шел вперед, хмуро поглядывая на спелые, заманчиво мерцающие в полутьме зарослей почат¬ки. Наконец, впереди забрезжил свет. Заросли поредели, сквозь них уже можно было увидеть поблескивающую речку.

   Неохотно поле отпускало мальчика! В последнем всплеске ярости листья вонзались в тело, резали ладони, рвали одежду. Стена пыли старалась закрыть возникший просвет. Но мальчик, обретя новые силы, рванулся вперед и, наконец, преодолел последние метры.

   Поле оборвалось. Перед ним лежала узкая дорожка, а впереди журчала прохладная вода. Наконец-то он свободен! Мальчик шагнул к речке и опустился на колени. Он заглянул в воду и увидел свое отражение, которое приветливо ему улыбнулось. Скинув одежду, мальчик нырнул в речку. Прохладная влага нежно обняла его. Страшное поле осталось позади, он вырвался из его объятий и вновь обрел свободу! Шлепая ладонями по воде, мальчик громко закричал. Свобода была так прекрасна!

   Накупавшись, мальчик выбрался на берег. Солнце светило  ласково и нежно. И вновь перед мальчиком расстилалось поле. Оно приветливо шелестело, вид его был так невинен, так безобиден. Но мальчик уже знал, какие опасности подстерегают здесь неосторожного путешественника. Он загадочно улыбнулся и вдруг заметил, что его внутренний голос замолчал. Более того, этот голос исчез, как будто его и не было. Мальчик вновь обрел былую целостность.

   Насвистывая, мальчик пошел по тропинке, направляясь к городу. Приятная тяжесть, растекавшаяся теплой волной по телу, делала его движения медленными и плавными. Подойдя к домам, он оглянулся. Широко раскинулось желтое поле, приветливо и приглашающе  шумело оно. Возможно, он когда-нибудь снова придет сюда, подумал мальчик. Придет мудрым и знающим, сильным и смелым. Возможно, он придет сюда.  Когда-нибудь... Быть может в своих воспоминаниях?..

+8

13

хорошо то как )) и раз уж я ко всем с песенками, то и Вам нашла одну

+1

14

Карабелла
Спасибо. Помню, пели мы "Машину времени" под гитару в студенческие годы)) Как- то располагает эта группа к распеванию ее песен))

Отредактировано Stefanibella (17.09.18 15:37:15)

+1

15

Stefanibella|0011/7a/32/6211-1520694496.jpg написал(а):

я решила сделать финт ушами ход конем- написать большую вещь, состоящую из маленьких рассказов. Идея, конечно, не новая, но мне она тогда показалась богатой)))

Stefanibella,и получилась очерь увлекательная вещь,судя по второй главе,которая мне отчасти напомнила себя)),опыт самопознания и борьбы со своими внутренними страхами)))
Идея произведения очень сильная,на мой взгляд...и чем сильнее идея,тем сложнее передать слушателю основную мысль заложенную в произведении...интересно будет наблюдать последовательность событий)
Спасибо за следующую главу,не менее интересную чем первая.

+1

16

Об чудесных "Осколках" Stefanibella под общим названием — бог.

Первый шаг — не читая: настороженное любопытство и опасение разочарования.
Второй шаг — глазами по строчкам: постепенное погружение в их образность.
  И вот уже исчезают стены настоящего и растворяется отдельность строк в волшебной магии сюжета и уносится захваченное в полон сознание к истоку жизни каждого - в собственное детство, через так талантливо, с такой покоряющей добротой, рассказанной автором о детском мире мальчика.
Какое поэтическое описание этого мира!
Яркое — наполненное жаром южного солнца; ощутимое — до запаха душных трав и горячего воздуха; пронизанное первыми детскими открытиями в мире взрослых, первыми ощущениями свободы и первыми преодоленными страхами, давшими начало в самоутверждении и в ощущении собственной целостности.
Снимаю шляпу и http://s2.uploads.ru/1EjvD.gif моя благодарность - за полученное удовольствие от чтения.

+1

17

NikaVero
ZakLyu
Спасибо вам большое.

+1

18

"Осколки" часть 3
Враг

                                     Качается, качается
                                     На листе банана
                                     Лягушонок маленький.

                                                   Кикаку

   У мальчика появился враг. Вообще-то мальчик был миролюбив и всегда старался уклониться от драк, частенько вспыхивавших среди ребят.  Отчасти это объяснялось тем, что он испытывал отвращение к насилию, но истинной причиной все же был страх. Этот страх, глубоко засевший где- то внутри и молчавший до поры до времени, в  момент драки оживал и накатывал ледяной волной, парализуя разум и делая руки ватными и непослушными. Мальчик не любил испытывать это неприятное ощущение собственного бессилия и всячески старался избегать его.

   И вот у мальчика появился враг. Мальчик уже и сам не помнил причины ссоры. Скорее всего причина была пустяковая. Враг жил в том же подъезде, что и мальчик, этажом выше. Он был младше мальчика на два года. Щуплый и неказистый, он не вызывал уважения. По правде  говоря, может быть именно эта тщедушность и слабость соседа была причиной внезапно возникшей вражды. С каким-то злорадным удовольствием мальчик, подходя к своему подъезду, думал о том, что, возможно, сейчас он встретит своего врага. Это недозволенное ощущение собственной силы и чужой слабости приятно волновало нашего героя. Преследование врага стало для мальчика целью его, довольно короткой еще, жизни. Неутомимо, с завидным упорством он выслеживал своего противника; он прятался за дверями и внезапно выскакивал, когда тот появлялся, он забавлялся, видя испуг в глазах врага, он играл с ним, как кошка с мышью. Это приятное времяпровождение разгоняло скуку летних дней.

   Однажды, наигравшись во дворе, мальчик зашел в подъезд и стал подниматься по узкой лестнице. Внезапно на площадке между вторым и треть им этажом он увидел своего врага, который спускался вниз. При виде испуганной жалкой фигурки глаза у мальчика торжествующе загорелись.

   -Сейчас я тебе покажу, - удовлетворенно подумал мальчик. Он не испытывал чувства ненависти, напротив, в его сердце было спокойствие и какая-то снисходительная жалость. Враг был в его, мальчика, руках, и мальчик мог сделать с ним все, что угодно. С насмешливой улыбкой мальчик оглядел врага,- от стоптанных сандалий до взъерошенного чубчика. Тот же вжался в угол, стараясь стать как можно меньше, и испуганными глазами затравленного зверька следил за мальчиком. Страх, слепой не рассуждающий страх, жил в этих жалких глазах. Он выплескивался наружу, бился о толстые стены и грязные стекла. Но клетка была заперта, и выйти из нее было невозможно.

   И тут мальчик впервые заметил, какие у врага светлые и мягкие волосы. С удивлением он рассматривал врага, как бы впервые увидев бледное, покрытое веснушками лицо, короткий острый нос и синие, удивительно синие глаза.

   -Ну,- сказал мальчик,- попался?

   Сжав кулаки, он подходил к своему врагу все ближе и ближе. Тот все сильнее вжимался в угол, как бы пытаясь проскользнуть сквозь стены и страстно желая оказаться где-нибудь подальше от этого места. Но мальчик не торопился бить своего врага. Он растягивал удовольствие. Он цедил сквозь зубы насмешливые слова, сплевывал на пол и растирал плевок ногой. Он толкал своего противника и даже пытался похлопать его по щеке. Но враг не отвечал на слова и толчки. Он лишь плотнее прижимался к стене и закрывал лицо руками. Сощурив один глаз, мальчик прицелился и ударил своего врага, стараясь попасть в лицо.

   И тут случилось неожиданное. Подобно тому, как вспыхивают долго тлеющие угли от небольшого ветерка, так и враг, бывший до этого момента жалким и слабым, внезапно почувствовал прилив храбрости. Страх дошедший до предела, до той границы, за которой исчезает боль, превратился в отвагу. Враг выпрямился. Глаза его засверкали, губы превратились в узенькую полоску, кулаки сжались, и рука, описав дугу, больно ударила мальчика прямо по носу. Держась руками за распухший нос, из которого мгновенно закапала кровь, мальчик воззрился на своего врага. Испуганный собственной решимостью, тот шагнул вперед, снова занеся руку для удара.

   И внезапно мальчик струсил. Отступив в сторону, он пропустил своего врага, и тот торжествующе прошел сквозь образовавшийся проем. Молча смотрел мальчик на удалявшегося врага. Щуплая фигурка выпрямилась, она излучала силу и торжество победителя.

   И вдруг мальчику стало невыносимо стыдно. Чувство гадливости и отвращения к самому себе нахлынуло на него и застыло в горле ледяным комком. Мальчик вспомнил злорадное удовольствие, которое охватывало его при мысли о собственной силе, то наслаждение, с которым он мучил беззащитного и слабого соседа. С ужасом мальчик припомнил наглое и трусливое ощущение власти, которое столь приятно тешило его самолюбие. Эти воспоминания были мерзкими, невыносимо мерзкими! Как мог он так долго издеваться над этим тщедушным мальчишкой с синими глазами? Как мог он получать от этого издевательства удовольствие? Опять и опять перед его глазами появлялось бледное, испуганное лицо с расширившимися от страха глазами. Мальчик замотал головой, стараясь отогнать причинявшее ему боль видение. Но оно не исчезало. Напротив, оно становилось все более ярким и отчетливым. Ах, как противно и стыдно было мальчику!  Собственный страх, проснувшийся от столкновения с чужой силой, тоже казался мальчику отвратительным. С ужасом вспоминал мальчик, как нагло он себя вел, как бил по лицу своего бывшего врага. И это жалкое лицо, стоявшее перед глазами мальчика, было отражением его собственного лица. И страх, светившийся в синих глазах, был отражением его собственного лица.  Что послужило причиной вражды? Мальчик не мог этого вспомнить. И вдруг он отчетливо понял, что упоение собственной силой, ощущение вседозволенности и безнаказанности,- лишь это заставляло его истязать худенького белобрысого мальчишку.

   Подавленный чувством собственной ничтожности, мальчик стоял на лестничной площадке и плакал. Слезы смешивались с кровью, капавшей из носа. Мальчик ладонью вытирал их, и на лице его оставались багровые полосы. Он всхлипывал и обещал себе, что никогда больше не испытает этого унизительного мучительного стыда, что никогда больше не ударит никого по лицу, что никогда больше не будет издеваться над человеком или животным.

  И вытерев слезы, мальчик тихо пошел домой, поднимаясь вверх по узкой лестнице и трогая рукой исцарапанную темно-зеленую стену.

Отредактировано Stefanibella (19.09.18 18:18:50)

+6

19

Stefanibella
Замечательно)). Мне очень понравилось.

+1

20

Елена Салтовская
Спасибо.

0