Тематический форум ВМЕСТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Сундукова

Сообщений 1 страница 20 из 122

1

От автора: секса не будет, девочки, но любовь обещаю.

Сундукова

«Эх, была бы у меня татуировка… На спине! Огромный такой орел – воинственный полураскрытый клюв, широкие крылья с острыми перьями, хищные сильные когти… Или нет… На руке! Хитрые сплетения маори, сладострастно опоясывающие предплечье… Или нет… На щиколотке! Паук или скорпион – что-то опасное, очень опасное. И сразу было бы понятно – не подходи, укусит! Девушка с татуировкой скорпиона – что может быть круче?» - прокрутив как будто в замедленной съемке внутренним зрением калейдоскоп собственной потенциальной крутости, приправленной татуировкой-скорпионом, Сундукова длинно вздохнула. С одной стороны, такие мечты приводили ее в прекрасное расположение духа, позволяли на мгновение выпорхнуть из девяностокилограммовой реальности и поднимали на недосягаемую высоту истинной (по мнению Сундуковой, конечно) привлекательности. А с другой - осознание бескрылой действительности вдруг начинало пульсировать где-то в районе солнечного сплетения, отдаваясь во рту послевкусием перезрелой клюквы. Нет, не светит ей татуировка ни-ко-гда, иначе бабку хватит самый настоящий удар… И мысли плавно и привычно поковыляли в сторону авторитарной, обладающей железными яйц… нервами, бабули по прозвищу Стальная Оми…
- Сундукова? Сундукова, я тебя спрашиваю!
- А? А? – Сундукова встрепенулась, вытянула шею и постаралась сделать вид, что задумалась над вопросом, который, по всей видимости, задала ей Зинаида Ювенальевна.
Вообще-то лекцию по русскому императорскому фарфору Сундукова с интересом слушала почти до конца, и вот только сейчас размечталась, увидев в первом ряду аудитории девицу в джемпере, так хитро скроенном, что одно плечо все время оголялось, а на беззащитной коже мерцали то ли стрижи, то ли щеглы, пробитые искусным мастером. Оттуда и понеслись мысли о собственной недостижимой во все времена татуировке.
- Сундукова. – Зинаида Ювенальевна разочарованно понизила голос. – Ты вопрос слышала?
- Да, - зачем-то уверенно заявила Сундукова. И решив вдруг импровизировать (как бы это сделала определенно смелая девушка с татуировкой скорпиона), добавила. – В первую очередь они отличаются орнаментом.
- Кто?
- Андреевский и Екатерининский сервизы.
- Причем здесь сервизы, Сундукова?
Тоскливо промямлив что-то типа «проститезиаидювеналь», девушка покосилась на большой экран с презентацией в надежде найти подсказку, но внушительная надпись слайда: «Спасибо за внимание» предательски отрезала любую вероятность реабилитации.
- Сундукова, тебе два. И я требую от тебя обещания посещать все факультативные лекции по прикладному искусству! Без этих знаний… - и тут Ювенальевна подстегнула свою любимую колченогую лошадку, стремясь втолковать нерадивым сундуковым и иже с ними всю важность и значимость своего предмета перед лицом невежества современной дизайнерской реальности. Звонок пришел на финиш первым, а вот лошадка ковыляла еще минут восемь, пока совсем не выдохлась.

***

- Кукусь, тебе сколько пончиков брать? Пять или шесть? Как три? Всего три? Они по пятнадцать рублей, Кукусь, у меня и на тебя, и на меня хватит. А? Все равно три? Ну… как знаешь… Приходи быстрее, очередь подходит, жду!
Сундукова была расстроена двойкой по фарфору, поэтому справедливо решила, что свежие, пышные, присыпанные сладкой пудрой пончики в компании с подругой Кукусевич как нельзя лучше подрехтуют настроение. В очередь то и дело лезли какие-то наглые хипстеры с факультета по менеджменту, и Сундукова ревниво следила, чтобы пончики не закончились, а то придется ждать следующей партии, и тогда вторая пара ознаменуется грандиозным опозданием и необходимостью на глазах у всей аудитории протискиваться на свое место. А никакой такой вынужденной публичности девушке категорически не хотелось, учитывая вечную неуклюжесть, сопровождаемую вечными же смешками.
- Сундукова! Ты куда столько набрала? С ума сошла? Здесь же тысяча калорий, если не больше… Что у тебя стряслось, рассказывай! – Кукусевич деловито чмокнула подругу в щечку, пристроила худосочную попу на шаткий стул и вгрызлась крупными белыми зубами в жареную пончиковую плоть.
- Да пару мне влепили по фарфору, вот и все приключения, подруга, - грустно вздохнула Сундукова. Но тут же ее глаза вспыхнули нехорошим озорным огоньком. - Слушай! Я тут подумала… А во сколько примерно тугриков обойдется татуировка?
Кукусевич поперхнулась кофе, закашлялась и вытаращила глаза:
- Ты с ума сошла? Да тебя же Стальная Оми вмиг прибьет!
- А если сделать на тайном месте?
- Это на каком, я стесняюсь спросить, тайном? Под трусами что ли?
- Да тише ты. Почему под трусами? Можно на спине, а дома всегда в кофте ходить. А? Как тебе идея?
- Сундукова, ты в своем уме? Вы каждый год в Анапу катаетесь на море. Точно заметит. Да и извини, конечно, но на твою спину…кхм…довольно обширную… никаких денег не хватит!
- Ну, может, хоть на малюсенького скорпиона и хватит… – Сундукова мечтательно закатила глаза, приготовившись рассказать подруге, какой она будет интересной и «не как все», если в районе поясницы появится это членистоногое чудо. Но времени хватило только на то, чтобы воровато оглянувшись по сторонам, послюнявить палец и собрать с тарелки остатки сахарной пудры…

***

- Итак, Иммануил Кант - родоначальник немецкой клаШШической филоШофии, оШнователь транШцендентального идеалиЖма, ШоЖдатель «небулярной» коШмогонической гипотеЖы проиШхождения Шолнечной ШиШтемы из туманноШти… - философичка вместо «с» говорила «ш», а вместо «з» - «ж», и поэтому слушать на полном серьезе ее лекции было практически невозможно. Студенты хихикали и записывали философичку на видео, ну а Сундукова привычно мечтала, но теперь уже не о татуировке, а об африканских косах. На эту мысль натолкнула ее одна неформальная девица с тоннелями в ушах, пирсингом в бровях и с метровыми множественными иссиня-черными косами. Девица в туалете красила губы, а Сундукова мыла руки и завороженно пожирала глазами косы.
«Эх, вот бы и мне такие… Только не черные, а красные! Красные косички, штук триста – до чего же здорово! На голове как будто пламя, как у ведьмы из финских зловещих сказок. И никто бы меня не узнал, даже Кукусевич бы в обморок упала… Но первая упала бы Стальная Оми… Мда, не видать мне косичек, как пить дать… Оми быстренько все повыдергает и сделает бельевые веревки из моих прекрасных волос…» - Сундукова даже всхлипнула от жалости, представив, как на ее зашибенных красных косах сохнут бабкины панталоны…
- Шундукова, раШШкажи-ка нам о понятии отрицательных величин? Ведь именно о них ты так старательно думаешь? – философичка вплотную подошла к сундуковской парте, а за ней подтянулись две-три камеры мобильных телефонов в ожидании новой порции роликов на ютубе с тегами «союз толстухи и Канта». Сундукова уже представила, как над ней ржет весь универ, и поэтому решила предать старика Иммануила глубокомысленным молчанием. И пусть в недрах журнала материализуется очередная двойка, зато перспектива стать звездой ютуба перестанет быть такой реальной.
Хотя… Ей было что сказать – и о понятии отрицательных величин, и о критике чистого разума, и об агностицизме, но Сундукова не умела говорить складно. Все попытки выразить мысли стройными рассуждениями спотыкались о многочисленные «ээээ», «как бы», «как его» и прочее. Стальная Оми с самого раннего сундуковского детства заставляла ее отстаивать свою точку зрения, быть смелой в диалоге, открыто выражать свои взгляды, но тут же критиковала и разбивала в пух и прах все внучкины суждения. Вот и получилось, что думала Сундукова вполне смело и складно, а говорить боялась, опасаясь более авторитарного мнения.
- Что ж, Шундукова, от Канта тебе вШе равно не отвертетьШя, - философичка картинно прикрыла веки и поплыла вместе с камерами обратно к доске. Ну вот, теперь до конца пары можно было мечтать хоть о черте лысом - больше не спросят, но Сундукова уже сбилась с мысли и включилась в лекцию, стараясь всем своим видом доказать философичке, что она внимательно слушает.

***

О черте лысом, равно как и о принце на белом ахалтекинце, в принципе не мечталось. Вот Кукусевич – да, без конца и края влюблялась то в соседского Стасика, то в актера Хабенского, то в видеоблогера Голополосова – ей было все равно, кого любить. Главное – вздыхать, грустить, доканывать Сундукову рассказами из биографии объекта любви, бродить под дождем и рисовать сердечки на запотевших стеклах. Кукусевич слыла натурой романтичной, обладала шикарной фигурой, могла поддержать любой разговор и совершенно непонятно – почему у нее никак не закручивался роман с соседским Стасиком или одногруппником Глебом со сногсшибательной фамилией Бабочкин? У Бабочкина, кстати, есть машина, и Сундукова на правах близкой подруги могла бы сопровождать сладкую парочку в дальних и близких автопрогулках в тайне от Стальной Оми, которая ни за что не разрешила бы внучке самостоятельно покинуть пределы города. Но нет же, Кукусевич до прикладного романа не снисходила, а продолжала бестолково менять, как перчатки, объекты воздыханий.
Сама же Сундукова не понимала, кого и за что ей любить. Ни к мальчишкам в школе, ни к юношам в универе, ни к популярным актерам и певцам не получалось прикипеть. Из шоу-бизнеса ей страшно нравилась Лобода, из актерской среды – Кейт Бланшет, а из реальных людей только старая добрая Кукусевич. К социальным сетям Сундукова была равнодушна, умудрившись дожить до двадцати лет, не создав ни одного аккаунта на ВКонтакте.
Единственное, что ее увлекало – это собственные фантазии. Представлять себя принцессой Монако, Матерью Терезой, Девой Марией, Мерлин Монро и бесконечно так далее; выстраивать и надстраивать другую судьбу, где есть заботливые и любящие мама и папа; мечтать о подвигах Гули Королевой из книги «Четвертая высота» или материализоваться в королеву прыжков с шестом Елену Исинбаеву.... И еще масса чужих судеб увлекали Сундукову. Все что угодно, только не собственная жизнь в однокомнатной квартире со Стальной Оми, где за последние двадцать лет ни на йоту не изменился вид из окна.
Сундукова давно смирилась и со своим весом, и с невозможностью избавиться от бабкиного гнета, и с вечным Бродским в туалете, и с однообразными поездками каждое лето в Анапу, и с необходимостью по воскресениям сопровождать бабушку на старушечий хор, и с отсутствием материальных возможностей, чтобы купить белое кашемировое пальто и сапоги с кисточками. Сундукова в отношении себя не питала иллюзий – никакими талантами она не обладала, училась всегда средненько, амбициями не страдала, старалась не доставлять окружающим неудобств, и вообще стремилась быть незаметной, чтобы не нарваться на злые шутки по поводу полноты, которые сопровождали ее весь пубертатный период. Объективно Сундукову с натяжкой можно было назвать красивой – слишком высокий лоб, слишком полные губы, слишком покатые плечи, чересчур яркий румянец в минуты волнений. Но нужно отдать должное – к вышеперечисленному прилагались красивые темно-серые глаза и густые светлые волосы, от зависти к которым просто умирала Кукусевич. Подруга вообще все время убеждала, что стоит только Сундуковой выпрямить покатую спину, как она преображается в разы, но не слишком-то в это верилось.
Стальная Оми всегда приговаривала: «От осинки не родятся апельсинки, смирись», намекая, что мать девочки тоже не была ни умницей, ни красавицей, хотя, разглядывая мамины фотографии, Сундукова очень старалась зафикисировать любое сходство – мама все же казалась ангелом, а кому не хочется быть похожей на ангела? Родители погибли в автокатострофе, когда малышке исполнилось два года, поэтому Сундукова не особо страдала от их отсутствия – она просто не знала, как жить по-другому. В ее жизни всегда была Стальная Оми – властная строгая женщина, от которой не дождаться ни ласки, ни доброго слова. Любая распущенность выводила Оми из себя, будь то яркая помада или обтягивающие джинсы, не говоря уже о татуировках или африканских косах – даже помыслить об этом было страшно. Бабкин гнев выражался в многочасовых лекциях на предмет порядочности во всех отношениях, и если уж Оми решила провести воспитательную беседу, то отвертеться от этих лекций не было никакой возможности. Так и вышло, что носила Сундукова балахонистую одежду и плотные телесные колготки, категорически не верила в чудеса, и все, что у нее было – это собственные фантазии, где в главной роли фигурировала на авансцене совсем другая Сундукова.

***

- Кукусь, пойдем сегодня в кино?
- Что дают?
- Новый фильм с Кейт Бланшет. Какая-то драма что ли… Я афишу видела, и Кейт там просто улетная! Пойдем, а?
- Ну, я не знаю… Давай хоть отзывы почитаем? Как фильм называется?
- «Кэрол», кажется…

…Продолжение следует…

Отредактировано Karin Kant (05.01.19 00:49:25)

+16

2

Заинтриговали

+1

3

Как всегда замечательно...)

+1

4

Karin Kant, а вы уже финал написали? Если нет, то может я пока ставочки попринимаю, типа похудеет Сундукова или нет, сделает тату или нет, ну и комбо разные? А потом вы напишете "правильный" финал, деньги поделим))))))))) Черт, очень деньги нужны, все думы неизбежно уходят в эту сторону..
А ведь как хочется погрузится в воспоминания про свой универ, про свою Кукусевич, и про сосиски в тесте пончики..
Очень жду продолжения, а пока пойду перечитаю, чтобы всё же погрузиться в теплую улыбательную ностальгию. Если только Кейт отвлекать не будет. Очень настойчиво стучится она в мои мысли.

+2

5

hedgy, а то)))
svetik, спасибо) всегда и сейчас)

Umniza|0011/7a/32/4457-1534150888.jpg написал(а):

Karin Kant, а вы уже финал написали?

Umniza, до финала мне еще как до Земли королевы Мод))) так что я и сама не знаю, похудеет ли моя Сундукова и не влюбится ли ненароком в тату-мастера. Пока что я пересмотрю с ней  Кэрол, а там - посмотрим))

0

6

Продолжение

***

- Кукусь, пойдем сегодня в кино?
- Что дают?
- Новый фильм с Кейт Бланшет. Какая-то драма что ли… Я афишу видела, и Кейт там просто улетная! Пойдем, а?
- Ну, я не знаю… Давай хоть отзывы почитаем? Как фильм называется?
- «Кэрол», кажется…
С Кукусевич всегда так – ее нужно уговаривать, убеждать, доказывать, сунуть под нос море отличных отзывов, если дело касается драмы, триллера или еще какой-то, по ее мнению, мути. Романтические комедии – вот единственное, куда она отправится подскоками, прихватив ведро карамельного попкорна и литр колы.
- Ну смотри, Сундукова, тут пишут сплошные сопли. Какая-то дикая страсть между двумя тетками – оно тебе надо?
- Да какая разница – тетки или дядьки, Кукусь? Это же Кейт Бланшет, как ты не понимаешь?
- Да мало ли этих блондинок на экране?..
Они препирались еще с полчаса, и вредная Кукусевич так и не соблаговолила составить Сундуковой компанию, заявив, что, во-первых, у нее закончились носовые платки, а, во-вторых, ее нежная психика не вынесет испытания наблюдать за какими-то ненормальными, решившими, что весь мир должен понять их любовь. Она такую любовь не понимает и Сундуковой не советует. Также досталось не в чем не повинному Голливуду – совсем измельчали, снимать что ли больше нечего? Пригвоздив таким образом сундуковский энтузиазм к стене позора, Куксевич удалилась в закат, оставив подругу перед входом в кинотеатр «Аврора».
В одиночестве Сундукова ходить в кино жутко не любила по причине тотального стеснения собственной полноты: если входить в зал последней, когда фильм уже начался, то обязательно приходится протискиваться на свое место через вереницу недовольных зрителей – не слишком грациозно, задевая животом другие животы или даже лица, да еще перманентно наступая на ноги; если же наоборот взять билет заранее и прийти первой, то в середине фильма захочется в туалет, и процедура протискивания умножится на два – туда и обратно. С Кукусевич было полегче – она щебетала, весело отвлекала на себя внимание, сама наступала на каждую ногу и душевно извинялась, не переставая улыбаться ни на секунду. Ей как-то все прощали сразу, и на сундуковский живот внимания уже не обращали.
При других обстоятельствах девушка бы поплелась домой, но сегодня Стальная Оми в гостях у своей заклятой подружки – выжившей из ума Георгины Анатольевны, и просидит она там до вечера, учитывая вторник – день игры в кости на советские купюры. Традиция перекинуться в кости по вторникам уходила корнями в мезозойскую эру, соблюдалась неукоснительно даже если бы на Большой Конюшенной высадились марсиане, а значит – есть абсолютно свободные три-четыре часа, чтобы насладиться непостижимой Кейт Бланшет.
И Сундукова купила билет.

***

«По мотивам книги Патриции Хайсмит «Цена соли» - было указано в титрах спустя сто восемнадцать минут, и ноги сами зашагали в сторону зингеровского Дома Книги. Растрёпанная увиденной картиной сундуковская душа хотела дождя и ветра – в настроение, так сказать, но, как назло, Невский затопило яркое вечернее солнце, превратив проспект в пятьдесят оттенков оранжевого. Питер никак не хотел походить на Нью-Йорк 50-ых годов прошлого века, а ведь Сундукова уже представила себя легкой девушкой-тростинкой Терезой в нелепом беретике. И даже, тайком заскочив в дамскую комнату кинотеатра, извлекла из сумочки крошечный пробник алой помады и накрасила бантиком губы. В зеркале отражалась ни разу не Руни Мара, а целых три Руни Мары в одном сундуковском теле, но все равно было здорово хоть на одну секунду превратиться в героиню фильма. Замахнуться на образ Кэрол – нагло и кощунственно, а вот Тереза – вполне себе простушка. Если честно, Сундукова просто необъяснимо ревновала эту продавщицу детских паровозиков к умопомрачительной Бланшет, и даже злилась, вспоминая столь откровенную для неподготовленной психики постельную сцену. «Не подходи к ней!» - скрежетала зубами в финале, когда все указывало на близкий хеппи-энд. Хеппи-энд таки случился назло Сундуковой, но она не поверила и отправилась за книгой, чтобы убедиться, что сценаристы что-то там напутали и Патриция Хайсмит на самом-то деле не могла допустить столь понятного финала – вот в «Талантливом Мистере Рипли», например, очень даже все трагично, так почему бы и здесь этой Терезе не сгинуть где-нибудь под прилавком в окружении миленьких кукол?
Из-за бушующих в грудной клетке страстей Сундукова никак не могла найти отдел, где бы продавалась Хайсмит. «Зарубежный детектив» - не то; «Фэнтези» - в общем-то подходит, но без сказочных мотивов; «Зарубежные классики» - тоже вряд ли…
Продавщица давно приметила мечущуюся среди стеллажей неуклюжую дамочку с ярко-красными губами, но Сундукова стеснялась попросить о помощи – а вдруг про нее подумают, что она из этих? Ну… из этих, которые увлекаются нетрадиционными взглядами, так сказать. В итоге она остановилась у полки с Маргарет Этвуд и ради приличия стала разглядывать новое оформление «Дневников Служанки» - когда-то она прикипела к Маргарет и даже собрала всю коллекцию. Переждав, пока продавщица перестанет пристально следить, Сундукова воровато осмотрела остальные вывески в зале – нигде не было и намека на Хайсмит, и вряд ли она разживется этим добром на других этажах…
Что ж, есть вариант скачать книгу в интернете, а можно заказать на сайте какого-нибудь Буквоеда, только как быть с адресом доставки? Вдруг книгу доставят прямо в руки Стальной Оми? Бабкина цензура книгу не пропустит ни за что, а Сундуковой придется отвечать – с чего это вдруг ее заинтересовала подобная любовь. Решив, что самый безопасный способ – это все же электронный формат, девушка успокоилась – вечером, когда Оми ляжет спать, можно будет добыть книгу в сети прямо на телефон. Слава Богу, телефон не так уж строго контролируется, да и зрение у Оми плохое – не будет она вчитываться в максимально мелкий шрифт.
Решив таким образом дилемму, Сундукова набрала Кукусевич.
- Зря ты не пошла со мной, подруга. Многое потеряла, знаешь ли.
- Тю! Еще скажи, что тебе понравилась эта белиберда. Я из любопытства трейлер посмотрела – ну вот что там может понравиться?
Сундуковой вдруг стало скучно и захотелось просто положить трубку. Кукусевич все-таки поверхностная вертихвостка, ну как с ней делиться сокровенным? А то, что нынешние сундуковские впечатления сокровенны и теперь это как бы маленькая тайна – стало понятно сразу. Ее необъяснимо взволновала эта история двух женщин, а в груди поселилось какое-то щемящее чувство близкой отгадки на вопрос «что такое любовь?» - казалось, протяни руку и возьми ответ. Хотелось испытать что-то подобное – невозможность быть вместе, преодоление, радость присутствия, надежду в конце концов. И впервые этого хотелось самой Сундуковой, а не вымышленной посторонней героине с чужим именем и другим лицом.
- Ладно, Кукусь, до завтра.
- Ты обиделась что ли? Да забей, подумаешь – кино! До завтра, подруга, береги себя.

***

Книгу Сундукова проглотила за одну ночь. Чем глубже погружалась девушка в историю Кэрол и Терезы, тем пронзительнее в ее груди стонало безотчетное беспокойство – это нельзя просто примерить на себя, чтобы понять. Это нужно прожить, прочувствовать, осмыслить – но как? Как? В жизни так не бывает, это все выдумки – не могут два посторонних человека быть двумя частями одного целого – как магнит на линии разлома, как пресловутые пазлы, как склеенная пленка диафильма. Это только в книгах, в головах у гениальных писателей, в легендах и приданиях о людях с горящими сердцами, но не в жизни же! И тут же Сундукова спорила сама с собой: «История знает целые войны из-за женщин, а поэты, скульпторы и художники черпают вдохновение в женщинах… Значит не выдумки все это – про любовь?»…
К утру у Сундуковой поднялась температура тридцать восемь и пять. Ни о каком университете речь не шла, а Стальная Оми вызвала участкового доктора и уже варила картошку, чтобы немедленно начать процесс экзекуции методом ингаляции. Картошка, горчичники и йодная сетка – вот единственные процедуры, которые признавала Стальная Оми, и со свойственным ей энтузиазмом она бросилась на амбразуру из бацилл и вирусов, чтобы как можно скорее поставить внучку на ноги и не допустить прогулы в университете.
Нужно сказать, что Сундукова была рада передышке в виде постельного режима поскольку, во-первых, ей дико хотелось спать, а, во-вторых, при поиске книги в интернете, она набрела на какой-то тематический форум, где эту книгу бурно обсуждали. Теперь, когда стало понятно, что Кукусевич в этом вопросе ей не союзник, надо было хоть куда-то выплеснуть свои эмоции, даже если для этого ей придется зарегистрироваться на форуме. Это были тревожные думы, но отчего-то приятные: маленькая тайна в сундуковской душе стремительно обретала очертания – конкретные цитаты из книги органично вписывались в будущий отзыв, ее личное противоречие относительно финала оформилось в конкретные претензии, а перед глазами неоновым светом маячил будущий непритязательный ник:

Stalnaya Omi

Продолжение следует...

Отредактировано Karin Kant (02.09.18 21:14:14)

+16

7

Karin Kant
Как же мне нра,Как Вы пишите)),я жду от Сундуковой прорыва!я жду продолжения,Karin Kant  http://s7.uploads.ru/t/3f6Rm.png

+1

8

Karin Kant, поймала себя на мысли, что при помывке посуды пою

Сундукова, Сундукова
зови меня так
мне нравится слово

 
нетерпеливо приплясываю под дверями Вашей творческой гостиной  ))

+1

9

ЛегкоКрылая|0011/7a/32/4253-1495449358.gif написал(а):

я жду от Сундуковой прорыва

Среди моих знакомых совершенно разнонаправленные предположения - станет ли Сундукова лесбиянкой или обогнет по краю? Но я не колюсь, так интереснее))

Карабелла|0011/7a/32/5684-1534607331.jpg написал(а):

мне нравится слово

Кара, последние два дня я сама влюблена в это слово) Учитывая, что имени я не знаю))

Спасибо, девочки  http://s3.uploads.ru/t/ocDs8.png

+3

10

Karin Kant|0011/7a/32/5523-1532343848.jpg написал(а):

станет ли Сундукова лесбиянкой

что то мне подсказывает, что станет. со всем пылом неофитки, во все тяжкие  ) 
или это просто я такая порочная и развратная   :-D

+1

11

Karin Kant
Оболденно! с нетерпением жду продолжения!

+1

12

Карабелла|0011/7a/32/5684-1534607331.jpg написал(а):

или это просто я такая порочная и развратная

Вот бы вашу порочность и разврат оформить в литературную вещщщь) я все помню, Карабелла, и продолжаю ждать))

+1

13

Танюшка|0011/7a/32/3652-1461585875.png написал(а):

Оболденно! с нетерпением жду продолжения!

Танюшка, спасибо, что заглянули) Всегда вам рада)

+1

14

Karin Kant, а "Дневники Сундуковой" из издания "Треугольник" не Ваше?

0

15

Alex B.|0011/7a/32/7230-1526028329.jpg написал(а):

а "Дневники Сундуковой" из издания "Треугольник" не Ваше?

Нет, впервые слышу  http://s7.uploads.ru/t/YQA24.png  А что там?

0

16

Karin Kant|0011/7a/32/5523-1532343848.jpg написал(а):

А что там?

юмористический дневник дЕвицы с кошкой, зачитывались, особенно про кошку :)
автор остался неизвестен...

+1

17

Alex B.|0011/7a/32/7230-1526028329.jpg написал(а):

юмористический дневник дЕвицы с кошкой

Ааа, ничего себе))) поищу в инете)) надеюсь, что моя Сундукова не похожа на ту, с кошкой?))

0

18

Alex B.|0011/7a/32/7230-1526028329.jpg написал(а):

"Дневники Сундуковой" из издания "Треугольник"

ссылку в студию (лучше в ЛС), ибо мой поиск сказал "иди нафикк"  )

0

19

Karin Kant|0011/7a/32/5523-1532343848.jpg написал(а):

надеюсь, что моя Сундукова не похожа на ту, с кошкой?)

мне нравятся обе :)

+1

20

Карабелла|0011/7a/32/5684-1534607331.jpg написал(а):

ссылку в студию (лучше в ЛС), ибо мой поиск сказал "иди нафикк"  )

это было сколько-то лет назад, поищу

0